+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Допрос свидетеля и потерпевшего: тактика и особенности

Свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, вызванное для дачи показаний (ч. 1 ст. 56 УПК). Допросы свидетелей — наиболее распространенное следственное действие. Нередко с их помощью удается установить факты, которые невозможно доказать другими следственными действиями. Предметом допроса свидетеля могут быть любые обстоятельства, относящие к уголовному делу, которые он воспринимал лично или о которых слышал от других лиц, а также сведения, относящиеся к личности потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, своим отношениям с ними, а также с другими лицами.

Потерпевший — физическое лицо, которому преступлением причинен моральный, имущественный или физический вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. Решение о признании потерпевшим физического лица оформляется постановлением следователя, дознавателя или суда. Потерпевший может быть допрошен об обстоятельствах, которые лично воспринимал или же слышал о них от иных лиц, а также и о взаимоотношениях с обвиняемым, подозреваемым, свидетелями и другими лицами.

Показания потерпевшего и свидетеля не могут основываться на догадках, предположениях, слухах; свидетель должен указать источник своей осведомленности, иначе его показания в соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК будут признаны недопустимыми.

Показания потерпевшего во многих ситуациях могут представлять повышенное доказательственное и поисковое значение, поскольку ему становятся известны данные, которые невозможно или крайне затруднительно получить из других источников.

В процессе допросов свидетелей и потерпевших могут возникнуть различные ситуации. К наиболее типичным из них относятся следующие:

1) обстоятельства происшедшего события действительно известны свидетелю (потерпевшему), и он о них рассказывает;

2) свидетель (потерпевший) заявляет, что ему ничего не известно об обстоятельствах, о которых его допрашивают, хотя в деле имеются достоверные данные, что они ему известны;

3) обстоятельства, которые выясняются на допросе, воспринимались допрашиваемым лично, но он не дает о них подробных показаний в связи с тем, что забыл их либо недостаточно четко воспринял;

4) допрашиваемый дает ложные показания в результате заблуждения (неблагоприятные условия восприятия, влияние субъективных факторов и т.д.);

5) показания на допросе являются правдивыми, но противоречат материалам дела, которые следователь ошибочно считает бесспорными;

6) сведения, которые сообщает допрашиваемый, являются заведомо ложными.

Свидетели и потерпевшие, как правило, дают правдивые показания, но нередки случаи, когда они умышленно искажают действительные факты, пытаются запутать следствие, отказываются от ранее данных показаний. Мотивы и причины при этом могут быть самые различные: влияние на свидетелей со стороны подозреваемых, обвиняемых, их знакомых, родственников; боязнь мести преступников или лиц, которые связаны с ними; стремление, в силу различных обстоятельств оправдать виновного или смягчить его вину; стремление потерпевшего преувеличить причиненный ему ущерб, скрыть виктимность своего поведения и т.д.

Допрос свидетеля (потерпевшего) целесообразно проводить в кабинете следователя. Официальная обстановка обычно способствует установлению деловых отношений с допрашиваемым. Приступая к допросу свидетеля (потерпевшего), следует установить не только анкетные данные, по и другие сведения, например: о сто окружении, друзьях, условиях жизни, работы, интересах и т.п. Выяснение этой информации облегчает установление психологического контакта и создает благоприятные условия для свидетельствования.

Дача показаний является обязанностью свидетеля (потерпевшего), и за отказ или уклонение от дачи показаний, сообщение заведомо ложных показаний он несет ответственность. Перед допросом свидетеля (потерпевшего) следует предупредить об этом, что он и должен удостоверить своей подписью. Сделать это необходимо спокойно и корректно. Тем не менее если допрашиваемый упорно не желает давать показания или предпринимает попытки дать заведомо ложные показания, то следует в более строгой форме повторно предупредить его об ответственности, разъяснив серьезные последствия подобного негативного поведения, в соответствии ст. 307 и 308 УК.

Следователь обязан разъяснить, что свидетель или потерпевший вправе отказаться от дачи показаний, уличающих в совершении преступления их самих или их близких родственников. Если же они не воспользовались этим правом, то их предупреждают об уголовной ответственности за дачу ложных показаний (в этом случае они несут ответственность за любые ложные сообщения).

Если следователь по определенным соображениям решил начать допрос со стадии свободного рассказа», то необходимо тактически верно предложить свидетелю (потерпевшему) подробно рассказать все, что ему известно об обстоятельствах, которые он наблюдал лично или о которых слышал (и от кого именно). Следователь должен внимательно выслушать допрашиваемого. Вместе с тем нельзя признать правильным распространенное мнение, что во время свободного рассказа не следует задавать вопросы, поскольку подобная позиция «полного невмешательства» может привести к тому, что некоторые свидетели ничего или почти ничего не расскажут. Вопросы на этой стадии могут быть заданы для того, чтобы допрашиваемый более подробно и последовательно изложил известные ему обстоятельства. Если он отвлекается от предмета допроса, то необходимо в тактичной форме предложить свидетелю (потерпевшему) вернуться к изложению известных ему фактов.

Во время свободного рассказа свидетели и потерпевшие нередко излагают то, что им известно, только в общих чертах, а отдельные детали упускают, считая, что они не имеют значения, или же допускают ошибки и неточности. Эти погрешности устраняются на следующей стадии допроса, когда следователь задает допрашиваемому вопросы и получает на них ответы. Действия следователя на данной стадии рассмотрены в общих положениях тактики допроса. Отметим лишь некоторые особенности. Прежде всего следует придерживаться определенного порядка и последовательности постановки вопросов. Вначале, как правило, ставятся основные вопросы, а если возникает необходимость, то следователь задает дополнительные вопросы, стремясь полностью раскрыть содержание предмета допроса. Уточняющие вопросы задают в том случае, если допрашиваемый давал нечеткие, неясные показания по каким-то обстоятельствам, допускал противоречивые суждения. Напоминающие вопросы следователь задает с целью помочь свидетелю (потерпевшему) вспомнить какие-то факты, детали, оживить его ассоциативные связи. Контрольные вопросы обычно ставятся в конце допроса, так как их цель — проверить достоверность свидетельских показаний.

Как отмечалось выше, свидетели и потерпевшие в большинстве случаев являются добросовестными участниками уголовного процесса и дают правдивые показания. В таких случаях на допросе складываются бесконфликтные ситуации. Наиболее распространенные из них следующие: свидетель (потерпевший) добросовестно дает правдивые показания; свидетель (потерпевший) неумышленно заблуждается и в связи с этим ненамеренно сообщает ложные сведения. Тактические приемы в таких ситуациях применяются в целях выяснения и уточнения обстоятельств, составляющих предмет допроса. Необходимо поддерживать с допрашиваемым надлежащий психологический контакт, обеспечить благоприятную обстановку для свидетельствования и применять оптимальные тактические приемы.

Эффективными могут быть, например, следующие приемы допроса: стимулирование положительных качеств свидетеля (потерпевшего); оживление его ассоциативных связей; создание обстановки доверия; постановка вопросов, побуждающих к подробному изложению обстоятельств, известных допрашиваемому, и позволяющих избежать неточностей и пробелов и др. В частности, с целью восстановления в памяти фактических обстоятельств целесообразны: предъявление рисунков, фотографий, схожих предметов, которые могли бы стимулировать воспоминание об обстановке и действительной картине происшедшего события; восстановление хронологической цепочки событий; постановка уточняющих и напоминающих вопросов; проведение проверки и уточнения показаний потерпевшего (свидетеля) на месте и т.д. Чтобы установить действительные причины добросовестного заблуждения, необходимо тщательно и детально изучить личность допрашиваемого, его психофизические свойства, выяснить объективные и субъективные факторы, которые могли повлиять па восприятие и запоминание.

Иногда первый допрос лишь дает толчок к припоминанию фактов, тогда свидетелю нужно дать время подумать, а затем провести повторный допрос.

Однако нередки и конфликтные ситуации, которые возникают в процессе допросов свидетелей и потерпевших. Основные варианты конфликтных ситуаций следующие: свидетель (потерпевший) отказывается давать показания, либо скрывает известные ему обстоятельства, либо дает умышленно (частично или полностью) ложные показания. Для преодоления таких конфликтных ситуаций необходимо сначала нейтрализовать негативную установку лжесвидетеля и противодействие с его стороны. Действия следователя должны быть направлены прежде всего на то, чтобы убедиться, что показания действительно являются ложными, а затем необходимо установить мотивы лжесвидетельства. Следует иметь в виду, что ложь легче предупредить, чем устранить. Поэтому на допросе нужно ориентироваться не на последующее разоблачение во лжи, а на ее предупреждение и превентивное изобличение лжесвидетеля. В отдельных случаях эффект может быть достигнут при обращении к положительным качествам личности свидетеля, призывах к совести, честности, ссылках на безупречное поведение в прошлом. Иногда положительный результат может быть достигнут, когда в процессе допроса анализируются внутренние противоречия в показаниях, а также противоречия в показаниях допрашиваемого с показаниями иных лиц или с другими доказательствами. Убеждаясь в наличии противоречий, свидетель затрудняется правдоподобно объяснить их и часто приходит к выводу, что лгать бессмысленно. Если эти действия, в том числе и предъявление доказательств, не дают результатов, то следует еще раз напомнить свидетелю об уголовной ответственности за дачу ложных показаний и провести серию очных ставок.

§ 2. Особенности тактики допроса свидетеля и потерпевшего

Допросы свидетелей и потерпевших — это наиболее часто встречающиеся следственные действия, проводимые по уголовным делам. Согласно ст. 56 УПК РФ свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, вызванное для дачи показаний.

При производстве допроса свидетель должен указать источник, из которого ему стали известны излагаемые факты. В целом закон не устанавливает в отношении свидетелей каких-либо возрастных ограничений. Данным участником расследования могут быть взрослые, несовершеннолетние и даже малолетние лица. Однако оценка полученной информации должна зависеть от их способности реально воспринимать происходящее. В большинстве случаев свидетель является не заинтересованным в расследовании уголовного дела лицом.

Потерпевшим согласно ст. 42 УПК РФ является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. В отличие от свидетеля потерпевший заинтересован в расследовании и его конечном итоге. Данное обстоятельство, а также знание материалов уголовного дела, психологическое состояние в момент преступления оказывают определенное влияние на его показания, что обязательно надо учитывать при их оценке.

Кроме того, и свидетель, и потерпевший, как правило, являются добросовестными участниками предварительного следствия, при их допросах редко возникают конфликтные ситуации. За исключением изложенных процессуальных и психологических отличий, тактика допроса свидетелей и потерпевших довольна схожа.

Успешность допроса свидетелей и потерпевших заключается в получении от них достоверных показаний обо всех известных фактах, имеющих значение для дела. Для этого следователю необходимо хорошо подготовиться к производству допроса указанных лиц. Прежде всего на основе изучения всех материалов уголовного дела он должен наметить круг лиц, подлежащих вызову в качестве свидетелей, поскольку они способны осветить те или иные обстоятельства, имеющие существенное значение для дела. Одновременно с этим необходимо избегать вызова лиц, чьи показания ничего не могут добавить к уже собранным фактам.

Как показывает практика, вызов в судебное заседание меньшего количества свидетелей по сравнению с числом допрошенных в стадии предварительного следствия — почти обычное явление. Однако большая разница в числе свидетелей, допрошенных в ходе следствия и в судебном заседании, свидетельствует о том, что следователь осуществлял данное следственное действие без должной подготовки, не продумав, насколько действительно необходим вызов того или иного лица. В идеальном случае каждый допрос свидетеля должен продвигать следствие вперед.

Тщательно определив круг свидетелей, следователь намечает очередность их допроса и порядок вызова. Правильное разрешение этих на первый взгляд технических вопросов часто имеет важное значение для получения наиболее ценных и достоверных свидетельских показаний. В одной ситуации следователь может наметить вызов свидетелей с определенной диктуемой интересами расследования очередностью, в другой — считать более целесообразным одновременный вызов нескольких свидетелей. В этом случае, естественно, одновременно вызванные свидетели должны быть изолированы друг от друга, чтобы они не могли общаться между собой как до производства допроса, так и после него.

Готовясь к допросу свидетеля или потерпевшего, следователь должен подробно изучить имеющиеся материалы дела. Это позволит ему заранее наметить круг вопросов, подлежащих выяснению. Часто встречающиеся повторные допросы этих лиц в основном объясняются именно тем, что следователь предварительно не исследовал уже известные факты и в результате забыл задать важные для дела вопросы. Продумывается также последовательность задаваемых вопросов.

При вызове для допроса свидетелей и потерпевших всегда целесообразно собрать данные о допрашиваемых, чтобы иметь возможность должным образом вести допрос и получить наиболее ценные и достоверные показания. Нередко рекомендуется иметь объективные (а не полученные со слов самого допрашиваемого) сведения о его отношении к обвиняемому, подозреваемому, об их взаимоотношениях, что позволит следователю составить определенное представление о свидетеле или потерпевшем.

Закон не устанавливает определенного места производства допроса свидетеля или потерпевшего. В зависимости от обстоятельств дела и имеющихся условий следователь может провести допросы этих лиц как по месту проведения расследования, так и по месту нахождения этих лиц. Предоставление следователю выбора места производства допроса служит достижению цели обеспечить получение достоверных показаний и наиболее эффективное производство допроса.

Непосредственное производство допроса начинается, как уже было отмечено, с общего этапа, в ходе которого согласно закону следователь должен: удостовериться в личности свидетеля или потерпевшего; установить их отношение к сторонам; предупредить об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, сделав в протоколе необходимые отметки.

Удостоверение личности свидетеля и потерпевшего заключается не только в их опросе и фиксации анкетных сведений в протоколе. Следователь должен проверить паспорт или иные документы, удостоверяющие личность вызванных лиц. Это объясняется тем, что далеко не всегда расследование проводит следователь, возбудивший данное уголовное дело, выезжавший на место происшествия и уже знакомый со свидетелями и потерпевшими. Кроме того, в следственной практике встречаются случаи, когда вместо вызванного свидетеля является иное лицо, выдающее себя за очевидца преступления. Проверка документов вызванных лиц устранит возможность дачи показаний подставными свидетелями.

Достаточно важным является требование к следователю установить отношение свидетеля и потерпевшего к сторонам. Это необходимо сделать прежде всего для последующей правильной оценки показаний этих лиц.

В следственной практике нередки случаи умышленной дачи свидетелем или потерпевшим заведомо ложных показаний на почве враждебных или, наоборот, дружеских, близких отношений с обвиняемым или подозреваемым. Такими свидетелями и потерпевшими обычно руководят чувство мести, желание нанести вред своему недругу либо чувство жалости. Но даже выяснив наличие особых отношений между указанными лицами, следователь не должен приходить к однозначному выводу о недостоверности их показаний. Он обязан более внимательно и тщательно проверить полученные показания, оценить их достоверность в сравнении с другими материалами дела.

Это интересно:  Обналичивание денег через ИП или ООО: последствия, ответственность, схема

Не меньшее значение имеет и третье требование закона, заключающееся в предупреждении свидетеля и потерпевшего об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. Такое предупреждение служит определенной гарантией того, что свидетель и потерпевший дадут наиболее достоверные показания, постараются поточнее воспроизвести в них все воспринятое и сохранившееся в памяти, заставит с ответственностью отнестись к излагаемым обстоятельствам.

Далее на этапе свободного рассказа следователь предлагает свидетелю или потерпевшему изложить все им известное по делу самостоятельно. При изложении показаний допрашиваемое лицо имеет возможность лучше сосредоточиться, вспомнить все виденное или слышанное, более правильно и точно воспроизвести детали описываемых событий. Кроме того, во время свободного рассказа свидетель или потерпевший могут сообщить о таких фактах, которые не были известны следствию.

По окончании свободного рассказа в случае надобности следователь задает допрашиваемому вопросы, направленные на конкретизацию и уточнение полученных показаний, а также на выяснение данных, о которых не упомянуто в свободном рассказе.

В ряде случаев уточняющие и дополнительные вопросы могут быть необходимы для помощи свидетелю или потерпевшему в актуализации забытых обстоятельств. Такие напоминающие вопросы не должны быть наводящими. Например, нельзя спрашивать: «Человек, которого Вы видели, был в сером пальто?» Правильная формулировка вопроса в этом случае будет такой: «Какого цвета пальто было на человеке, которого Вы видели?»

Если свидетель не ссылается на источники своей осведомленности, то необходимо задать вопросы, направленные на выявление этих источников или данных, которыми его показания могут быть подтверждены.

В целях разоблачения возможной или предполагаемой лжи в показаниях свидетелей, заинтересованных в исходе дела, следователь формулирует вопросы таким образом, чтобы с исчерпывающей полнотой и в мельчайших деталях выяснить исследуемые обстоятельства. Как показывает практика, свидетель, дающий ложные показания, не в состоянии заранее подготовиться к детальному допросу, предусмотреть все подробности события, о которых может спросить следователь. Если внимательно проанализировать такие свидетельские показания и сопоставить их с другими доказательствами, то не составит сложности разоблачить ложь. Показания окажутся противоречивыми, будут содержать ряд существенных ошибок в описании деталей события, фактов, лиц и предметов.

При расследовании уголовных дел в некоторых случаях может произойти подкуп свидетеля или потерпевшего с целью дачи ими недостоверных показаний. Обычно подобное инициируется родственниками подозреваемого или обвиняемого и другими заинтересованными лицами (оставшиеся на свободе члены ОПГ, соучастники и т.д.). В подобной ситуации не всегда удается выявить существование особых отношений между указанными субъектами. Однако и в этом случае следователь должен сопоставить полученные показания с материалами уголовного дела, выяснить причину изменения показаний свидетелем или потерпевшим и принять меры по устранению воздействия на них с противостоящей стороны.

В некоторых случаях в целях установления истины следователь может подробно изложить в протоколе допроса показания свидетеля, которые противоречат иным доказательствам, а после подписания протокола предъявить ему доказательства, опровергающие данные ранее показания, и задать вопросы, требующие от свидетеля детального объяснения возникших противоречий. Эти вопросы и ответы по возможности дословно заносятся в протокол.

Помимо надлежащей подготовки к допросу, знания психологии показаний свидетеля и потерпевшего, изучения их личности и отношения к исследуемому преступлению, рекомендуется наблюдать за допрашиваемыми. При этом следователь замечает те или иные изменения в их поведении (грубость, резкость, предупредительность), настроении (угнетенное, радостное) и внешних проявлениях (побледнел, покраснел, волнуется) и, учитывая психологию допрашиваемого, находит им правильное объяснение, делая необходимые выводы и соответственно корректируя тактику допроса.

Результаты наблюдения следователя за допрашиваемыми лицами, естественно, не заносятся в протокол, поскольку не являются доказательствами. Следователь учитывает их лишь для того, чтобы вникнуть в психологию допрашиваемого, правильно оценивать даваемые показания и в результате обеспечить их правдивость.

Показания свидетеля и потерпевшего должны быть полными. В некоторых случаях свидетели или потерпевшие, не зная, что именно имеет значение для дела, могут не рассказать о самом существенном, если следователь прямо не спросит их об этом. Такие участники следствия не преследуют цели обмануть следователя или утаить от него известные им факты. Они просто не знают, что эти факты важны для дела, а иногда не предполагают наличия какой-либо связи между известными обстоятельствами и расследуемым преступлением. В таких случаях выяснение всего известного свидетелю или потерпевшему зависит исключительно от умелой подготовки к допросу и от правильной его тактики.

Успешность допроса свидетеля и потерпевшего зависит от умения следователя направить внимание и усилия памяти указанных лиц на правильное освещение обстоятельств, известных им и являющихся существенными по делу, помочь свидетелю вспомнить и правдиво изложить забытые им подробности, правильно сформулировать контрольные вопросы, а в результате всего этого получить достоверные показания.

Некоторые особенности имеет допрос несовершеннолетних свидетелей, которые обусловлены свойствами и степенью их развития. Довольно распространенная ошибка многих следователей заключается в том, что они не видят особой разницы между допросом взрослых и несовершеннолетних, а тем более малолетних свидетелей. Их показания излагаются языком взрослого человека, а вопросы задаются без учета психологии ребенка. Нередко следователи считают показания детей более искренними и правдивыми, что также является ошибкой. У детей большая наблюдательность, но нельзя упускать из виду склонности детей, особенно малолетних, к фантазированию, их внушаемость.

Нельзя не учитывать и того, что несовершеннолетние нередко недостоверно воспринимают окружающую обстановку. Они часто бессознательно восполняют услышанными рассказами пробелы в своей памяти. Кроме того, дети легко возбудимы, иногда в непривычной для них обстановке допроса от волнения неправильно воспроизводят в своих показаниях слышанное или виденное ими. В ряде случаев даваемые ими недостоверные показания являются результатом желания несовершеннолетнего поскорее избавиться от вопросов следователя, а нередко — желания похвастать своей осведомленностью.

К допросу несовершеннолетних свидетелей следует прибегать только при отсутствии других возможностей установления искомых фактов. Признав необходимым допрос несовершеннолетнего свидетеля, следователь должен тщательно подготовиться к этому следственному действию. Он изучает личность несовершеннолетнего, круг его общения, решает вопрос о том, в чьем присутствии (педагога, врача-психолога) следует провести допрос, выбирает место и способ вызова для допроса.

Следователь выясняет степень развития несовершеннолетнего или малолетнего, их особенности (впечатлительность, наблюдательность, застенчивость, робость и т.д.), интересы, у кого, в какой обстановке и среде он жил, с кем общался в последний период времени, не мог ли он подвергнуться воздействию и внушению со стороны заинтересованных лиц. Все это крайне необходимо для тактически правильного производства допроса несовершеннолетнего свидетеля или потерпевшего, обеспечения последующей оценки их показаний.

Разрешая вопрос, в чьем присутствии производить допрос несовершеннолетнего, следователь учитывает, что его наиболее целесообразно допрашивать в присутствии и с участием родного или близкого, хорошо относящегося к нему человека, которому ребенок доверяет. Нередко застенчивые дети не желают разговаривать с совершенно незнакомым им следователем и отвечать на его вопросы. В таких случаях присутствие близких лиц оказывает следствию неоценимую услугу, поскольку успокаивает несовершеннолетних, и они, слушаясь этих лиц, рассказывают следователю все известное им по уголовному делу.

Однако следователь также должен учитывать, что иногда родители или близкие лица бывают заинтересованы в исходе дела, а значит, в определенном содержании и характере показаний несовершеннолетнего. В таких случаях указанные лица, присутствуя при допросе, мимикой, жестами, отдельными замечаниями, тоном разговора могут оказать влияние на допрашиваемого, добиться дачи несовершеннолетним ложных показаний. Поэтому, если у следователя нет полной уверенности в отсутствии заинтересованности в исходе дела у родителей или близких несовершеннолетнего, они не могут участвовать в производстве этого следственного действия. Тогда целесообразно пригласить педагога или детского психолога. Присутствие этого специалиста необходимо во всех случаях, когда у следователя возникают сомнения в способности несовершеннолетнего давать свидетельские показания. Психолог впоследствии даст заключение о возможности допрашиваемого правильно оценивать сложившуюся картину.

Не менее важным вопросом является и выбор места допроса несовершеннолетнего или малолетнего свидетеля. Надо учитывать, что для допроса малолетнего должна быть создана особая атмосфера. Нерационально проведение этого следственного действия в официальной обстановке. В зависимости от обстоятельств дела целесообразно допросить несовершеннолетнего или малолетнего свидетеля в школе, детском саду, по месту его жительства, т.е. в обстановке, хорошо знакомой и привычной для ребенка. Кроме того, важно заранее продумать формулировки вопросов, подлежащих выяснению, с учетом развития и индивидуальных особенностей допрашиваемого.

Вызов несовершеннолетнего свидетеля в отдельных случаях можно произвести повесткой, что не относится к малолетнему допрашиваемому, который приглашается через педагога, воспитателя, родителей. В другом случае следователь без предупреждения является в школу, детский сад и т.д. для производства допроса и на месте приглашает взрослых. Но во всех случаях, исходя из интересов дела, следователь должен предотвратить возможность негативного воздействия на несовершеннолетнего со стороны взрослых.

Учитывая повышенную восприимчивость и впечатлительность несовершеннолетних, большое значение имеет тон следователя во время допроса. Совершенно недопустим официоз, который может лишь напугать несовершеннолетнего, заставить его насторожиться и замкнуться в себе. Формулируемые вопросы должны быть простыми и понятными допрашиваемому. Зная, например, что несовершеннолетний робок и застенчив, следователь стремится разговорить его, беседуя на интересующие подростка темы. В целом весь допрос несовершеннолетнего должен проходить в режиме разговора.

Правильно организованный и проведенный допрос несовершеннолетнего или малолетнего свидетеля (потерпевшего) заключается в умелом подходе следователя к допрашиваемому, в получении в результате откровенного и правдивого изложения фактов, имеющих значение для дела. Никакие тактические приемы допроса не могут заменить творческой инициативы следователя, вдумчивого и чуткого отношения к допрашиваемому, установления с ним психологического контакта.

Присутствующие при допросе педагог, психолог, родители могут оказать помощь следователю в его проведении. В частности, они могут переформулировать вопросы, подлежащие выяснению, сделать их более доступными для восприятия несовершеннолетним. При выявлении странностей в поведении несовершеннолетнего, например чрезмерной замкнутости, явного фантазирования, внезапной агрессии, следователь может назначить судебно-психиатрическую или психологическую экспертизу, обеспечив присутствие врача-специалиста при допросе, который впоследствии даст заключение о способности несовершеннолетнего или малолетнего быть свидетелем.

Тактические особенности допроса потерпевших и свидетелей

Потерпевший и свидетель в уголовном процессе незаменимы; значение их показаний зависит от полноты и достоверности отраженных в них обстоя­тельств, подлежащих доказыванию по делу. Показания лиц данной категории самым непосредственным образом влияют на судьбу уголовного дела и спо­собны в корне изменить перспективу его рассмотрения и суде.

К основным тактическим приемам допроса свидетеля (потерпевшего) следу­ет отнести: умелое выслушивание свободного рассказа допрашиваемого; пра­вильную постановку уточняющих, поясняющих, дополняющих и контрольных вопросов, направленных на конкретизацию и детализацию показании и препят­ствующих их изменению на ложные; выяснение данных для проверки уже из­вестных фактов; получение новых сведений1.

Ведущая роль в допросе, несомненно, принадлежит следователю, который, используя психологическое взаимодействие с допрашиваемым, активно на­правляет допрос, задавая соответствующий тон беседе. Допрос желательно проводить наедине с участником уголовного процесса, если иное не преду­смотрено законом, исключая присутствие посторонних лиц, которые могут не только отвлекать как допрашивающего, так н допрашиваемого, но и стеснять по­следнего в суждениях.

Перед допросом следователь удостоверяется в личности свидетеля (потер­певшего) и сообщает, по какому делу он вызван. При этом данному участнику уголовного процесса разъясняются его права и обязанности, после чего он официально предупреждается об ответственности за отказ от дачи показаний н за дачу заведомо ложных показаний.

Допрос начинается, как правило, со свободного рассказа свидетеля (потер­певшего): следователь предлагает рассказать допрашиваемому все известное о расследуемом событии, связанных с ним обстоятельствах, лицах. Желательно перед началом свободного рассказа рекомендовать допрашиваемому, чтобы он излагал известные ему факты в той последовательности, в какой их наблюдал. Это позволит лучше вспомнить детали события, а сам свободный рассказ будет более полным н связным.

Как показывает анализ практики, существенным недостатком в работе сле­дователя является частое, необоснованное прерывание допрашиваемого при описании им происшедшего, в результате чего нарушается четкость и последовательность изложения. Однако по ходу допроса следователь может задавать вопросы, свидетельствующие о его внимании к рассказчику если допрашивае­мый отклонился от интересующих следствие обстоятельств, следователь соот­ветствующими вопросами направляет ход изложения.

По окончании свободного рассказа в случае необходимости уточнения не­достаточно ясных моментов или дополнения того, что было упущено допраши­ваемым, следователь залает вопросы. От того, как сформулированы вопросы, как поставлены и в какой последовательности заданы, во многом зависит правильность и полнота ответов.

Порой даже в наиболее желательной для допроса ситуации необходимая информация остается невостребованной, особенно когда допрос проводится в форме прямых лаконичных вопросов, что предполагает довольно односложные ответы («да», «нет», «конечно» и т.п.). Несомненно, это позволяет следователю получить немало полезной информации и заставить допрашиваемого не отвле­кался от конкретных фактов, сведения о которых допрашивающий получил в ходе предыдущих следственных действии. В то же время такая манера ведения допроса создает у допрашиваемого впечатление, что весь объем информации, которой он располагает, для следователя не представляет интереса, кроме пе­речня вопросов, на которые он ждет конкретные ответы. Участники процесса, отвечая на подобные вопросы, практически не концентрируют свое внимание па воспроизведении картины происшедшею, а следовательно, важная инфор­мация может быть упущена, гак как соответствующий вопрос не задан.

Именно прямые лаконичные вопросы, порой даже неуловимо для допрашиваемого и допрашивающего, нередко переходят в вопросы наводящие. Вопро­сы, задаваемые на этой стадии допроса, могут носить уточняющий, конкретизирующий, сопоставляющий, контрольный характер.

Следует иметь в виду,что бесконфликтная ситуация на допросе не может гарантирован объективности и полноты показаний участника процесса. Сте­чением времени человеку свойственно забывание определенных моментов, что во многом зависит от индивидуальных особенностей его памяти.

Доказано, что память человека содержит значительно больше информации, чем он способен вспомнить а какой-либо определенный момент времени, а воспроизведение забытой информации можно стимулировать с помощью соот­ветствующих условных сигналов, открывающих доступ к закрытым уровням памяти. Следователь должен уметь определять и находить тот «условный сиг­нал», который поможет вспомнить допрашиваемому недостающий факт.

В подобных случаях следователь предлагает допрашиваемому мысленно восстановить подробности происшедшего, задавая вопросы, относящиеся не только к искомому, но и к смежным с ним фактам, событиям, предшествовав­шим преступлению, акцентируя внимание на особо ярком моменте, обстоя­тельствах, которые невозможно забыть.

Это интересно:  Факт вымогательства: куда обратиться и как доказать?

Распространенным приемом восстановления забытого факта является до­прос на месте происшествия или воспроизведение обстановки места происшествия допрашиваемому с помощью фотографий, зарисовок, видеозаписей. Ока­зывая помощь в припоминании забытого, следователю иногда целесообразно предъявлять допрашиваемому вещественные доказательства, документы, зна­комить его с показаниями других лиц. Во избежание внушения эти показания должны касаться не интересующею следствие факта, а лишь определенных мо­ментов, при которых данный факт имел место. Заметного успеха следователь добивается при логическом согласовании порядка следования вопросов с мыс­лительными представлениями допрашиваемого о происшедшем событии.

При обнаружении противоречий между показаниями свидетеля (потерпевшего) и иными материалами, собранными по делу, следователь стремится к устра­нению возникших противоречий. Одним из способов решения данной проблемы является ознакомление свидетеля (потерпевшего) с этими материалами.

Если имеются основания полагать, что свидетель (потерпевший) преднаме­ренно умалчивает об известных ему фактах по делу или умышленно их искажа­ет, следователь должен прежде всего выявить мотивы, причины, которые побу­дили допрашиваемого занять позицию, идущую вразрез с требованиями закона. Выявление лжи в показаниях конкретного участника уголовного процесса и изобличение его отчасти решает задачу установлении истины по делу.

§ 4. Особенности тактики допроса подозреваемого (обвиняемого)

Допрос обвиняемою (подозреваемого) является одним из наиболее важных и сложных следственных действии, где процесс установления истины не ограни­чивается получением признательных показании допрашиваемого, выяснением обстоятельств по делу, но и преследует другую, не менее важную цель — ока­зание положительного воспитательного воздействия на подследственного.

В тактическом плане допросы подозреваемого и обвиняемого не имеют ко­ренных различий, хотя при всей незначительности их нельзя не принимать во внимание.

В частности, при допросе подозреваемого следователь обладает определен­ными преимуществами в процессе получения полных и достоверных показании от лица, которое располагает ограниченными сведениями об объеме доказа­тельств его виновности у следователя, а фактор внезапности и неожиданности лишает подозреваемого возможности продумать ту или иную версию, вырабо­тать определенную линию поведения. (Надо заметить, что и следователь испы­тывает дефицит необходимой информации).

Обвиняемый находится в более «выгодном» положении, обладая более полной информацией о материалах дела, имея возможность подготовиться к пред­стоящему допросу.

В сущности, в лице подозреваемого и обвиняемого в большинстве случаев следователь встречает субъекта, который, будучи заинтересован в исходе дела. Имеет намерения представить свои противоправные действия и поведение н выгодном для него свете, а порой и выдвигает заранее подготовленное ложное алиби.

В основном у данной категории участников уголовного процесса довольно от­четливо прослеживается защитная доминанта в виде отрицания и опровержения имеющиеся в отношении их улик. Противодействие следователю в установлении истины по делу, исходящее от обвиняемого, выражается в виде активных и пассивных действий: допрашиваемый иди сообщает заведомо недостоверную информацию, или вообще открывается отвечать на поставленные вопросы.

В криминалистической литературе нашли отражение тактические приемы, наиболее часто применяемые следователями в целях получения достоверных показаний.

Побуждение допрашиваемого к раскаянию путем формирования у него внутреннего протеста против совершенных действий происходит, как прави­ло, посредством обращении следователя к положительным качествам личности правонарушителя (его порядочности, прежним заслугам, положительным отзывам), разъяснения противоправности содеянного, его последствий для жертвы и общества. Приводя конкретные примеры из следственной практики, жела­тельно, чтобы фигурантами выступали липа, ранее знакомые или известные допрашиваемому.

Акцентирование внимания на первых же ложных сведениях создает у обви­няемого впечатление, что следователь располагает довольно обширной и дос­товерной информацией по делу, и запирательство и введение его в заблуждение бесполезны. Необходимо помнить, что ложная информация, исходя тая от подследственною, будучи им полностью изложена и официально зафиксиро­вана следователем, создаст у допрашиваемого трудно преодолимый в после­дующем психологический барьер на пути к правдивым показаниям. Обвиняе­мый обычно считает, что если он будет неоднократно менять свои показания, даже в сторону их достоверности, то этим только ухудшит свое положение. Поэтому следует давать возможность обвиняемому вовремя отказаться от лож­ной информации.

Убеждении обвиняемого в необходимости сообщении правдивых сведении находит свое выражение в виде ознакомления его с перечнем прав и обязанно­стей, где дача показаний является неотъемлемым правом подследственного, имеющим не только информационное значение как источник доказательств, но и являющимся необходимым средством его защиты. Следователю необходимо разъяснить, что правдивые показания обвиняемого, его деятельное способство­вание раскрытию преступления выступают обстоятельствами, смягчающими ответственность, которые могут быть учтены судом при определении меры на­казания.

Использование звуко- и видеозаписи оказывает непосредственное психологи­ческое влияние на недобросовестного допрашиваемого, имеющего намерение дать ложные показания или в дальнейшем изменить ранее данные им правди­вые показания.

Понимая убедительность предстоящего способа фиксации исходящей от не­го информации, допрашиваемый более строго подходит к выбору линии поведения на допросе, как правило стремясь избежать конфликта. В подобной ситуации он реально осознает, что реакция суда на воспроизведение недостоверных показаний при рассмотрении дела будет явно не в его пользу.

Оставление допрашиваемого в неведении относительно объема доказательств, которыми располагает следователь, обычно применимо в случаях, когда в системе доказательственной информации имеются существенные проб­елы. Тактически правильными будут действия следователи, если он примет все меры к «зашифровке» дефицита информации по делу, создаст преувеличенное представление у подследственного о своей осведомленности. Со стороны дон­ашивающего приемлемы, в частности, «следственные хитрости», исключая любые формы обмана.

При использовании данного приема следователю необходимо помнить, что некоторые обвиняемые, в силу присущих им индивидуальных качеств, являются прекрасными знатоками людей, умеющими выискивать слабые места в позиции следователя. Подчас даже по непроизвольным жестам или выражению лица следователя обвиняемому удается установить, какие доказательства его виновности имеются в наличии у допрашивающего, а какой информацией по делу последний не обладает.

Детализация показаний с целью выявления противоречий в показаниях обвиняемого имеет место и момент окончания свободного рассказа допрашивае­мого в виде дополнительных, детализирующих и конкретизирующих вопросов. Как правило, лицо, дающее недостоверные показания, не в состоянии их лега­лизировать, а если обвиняемый заполняет свои показании вымышленными све­дениями, повторные допросы об одних и тех же фактах позволяют выявить не­соответствие одних показаний другим. Особенно часто данный тактический прием находит применение при заявлении подследственным алиби и в случае самооговора.

Проверка алиби обвиняемого обязательна. При этом следователь фиксирует все основные факты, касающиеся подследственного и его действий в момент совершения преступления: где он был, с кем, о чем вел речь, вид деятельности, которой занимался, точное время, описание одежды его и окружающих, кто может подтвердить заявленное им алиби и иные детали. Если заявленное алиби ложное, то обвиняемый па допросе, как правило, избегает детализации своих показаний, в информации, получаемой от него, возникают противоречия.

На практике встречаются случаи, когда определенные лица утверждают о совершении преступления, которое они не совершали (самооговор). Лицо, представляющее себя в качестве субъекта преступления, которое оно не со­вершало, не может быть осведомлено в мельчайших деталях об обстоятельст­вах происшедшего. Ответы допрашиваемого на детализирующие вопросы не могут соответствовать фактам и указывают на то, что расследуемое преступле­ние совершено не подследственным, а другим лицом. В данном случае основа­нием для вывода об объективности показаний допрашиваемого является наличие подробной информации о происшедшем, которой располагает следователь.

Выяснение контрольных сведений, позволяющих проверить показания обви­няемого. Наличие большого количества деталей и подробностей в отношении расследуемого факта создает реальную базу для сравнения показаний подслед­ственного с другими материалами дела, которые дают основания для вывода о правдивости или ложности его показаний.

Использование выявленных противоречий с целью получения правдивых по­казаний. Независимо от степени подготовленности обвиняемого к допросу, продумывания н выработки линии поведения, он помимо воли путает вымыш­ленные факты с достоверными, порой раскрывая перед следователем обстоя­тельства, представлять которые не был намерен. Фиксируя такие сведения, следователь имеет реальную возможность использовать их в процессе допроса, предлагая подследственному уточнить ряд затронутых им моментов.

Изложение допрашиваемому вероятного хода событий должно выражаться в виде высказывания соображений, изложения неполных, второстепенных фак­тов, которые, по мнению следователя, имели или могли иметь место в опреде­ленный период времени, интересующий его. Происходит нечто вроде передачи мыслей вслух, приглашение заполнить изложенное недостающими фактами. Для использования этого тактического приема следователь должен обладать необходимым объемом проверенной информации.

Разъяснение значения предъявленных доказательств, их процессуальной силы во взаимосвязи с иными материалами по делу предопределяет порой дальнейшую позицию обвиняемого как на допросе, так и в ходе всего рассле­дования по делу; данная деятельность следователя может осуществляться в тесном контакте с защитником подследственного. Как правило, основные по­ложения закона остаются за пределами познаний обвиняемого, что определяет­ся слабой подготовкой в области права и его применения, когда при наличии неоспоримых доказательств виновности допрашиваемый пытается отрицать достоверность предъявляемых материалов, считая, что виновность его может быть доказана лишь в случае собственного признания. Со стороны следователя целесообразно предоставлять возможность обвиняемому знакомиться с соот­ветствующими нормами закона, комментируя их требования.

Тактика предъявления доказательств обнимаемому определяется целью планируемого допроса, обстоятельствами по делу, личностными особенностями допрашиваемого. Принято различать следующие способы предъявления дока­зательств:

предъявление доказательств по их нарастающей силе;

предъявление вначале самого веского доказательства, более серьезных
улик;

предъявление одновременно всех имеющихся доказательств виновности в
их совокупности.

К использованию данного тактического приема при допросе следователю нужно подходить весьма осторожно: предъявлять следует доказательства, кото­рые проверены, представляют собой замкнутую цепь улик, а их точность и достоверность не вызывает сомнении. В противном случае обвиняемый как лицо, непосредственно имеющее отношение к преступлению и хорошо знающее под­линную картину его совершения, сразу сможет сориентироваться в недостаточ­ности улик у следователя, возникнет сомнение в их достоверности.

Косвенный допрос применим тогда, когда следователь знает, что на интере­сующий его вопрос не получит от обвиняемого достоверной информации. В этом случае последнему задается ряд побочных, второстепенных вопросов, ко­торые подследственным воспринимаются как менее опасные. Данный тактиче­ский прием рассчитан на проговорку допрашиваемого, когда незаметно для не­го следователь переводит допрос из одной сферы интересов в другую.

Тактика допроса свидетелей, потерпевшего

Подготовка к допросу свидетелей и потерпевших

Показания свидетелей и потерпевших являются одним из наиболее распространенных источников получения данных, имеющих значение для дела. Свидетелем является любое лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний (ч. 1 ст. 56 УПК РФ). Исключение составляют следующие лица:

  1. судья, присяжный заседатель — об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу;
  2. адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого — об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием;
  3. адвокат — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи;
  4. священнослужитель — об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди;
  5. член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий (ч. 3 ст. 56 УПК РФ).

Свидетель и потерпевший может быть допрошен о любых обстоятельствах, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу (ст. 78, 79 УПК РФ). Не являются доказательствами фактические данные, сообщаемые свидетелями и потерпевшими, если они основанные на догадке, предположении, слухе, а также, если свидетель не может указать источник своей осведомленности (п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ).

Согласно ч. 1 ст. 187 УПК РФ по общему правилу допрос проводится по месту производства предварительного следствия. В кабинете следователя не должно быть ничего лишнего, что могло бы отвлечь внимание допрашиваемого. Небезразлично для свидетеля и потерпевшего, где он будет сидеть по отношению к следователю. Наиболее удачное расположение при допросе свидетелей и потерпевших – у стола напротив. Во время допроса необходимо предотвратить нахождение в кабинете посторонних лиц, отвлекающие телефонные звонки и т. д., все это не способствует доверительному общению и мешает установлению психологического контакта с допрашиваемым. Рекомендуется закрепить на двери кабинета табличку с надписью: «Тихо, идет допрос. Не входить».

Решение произвести допрос в другом месте следователь принимает самостоятельно в связи со следственной ситуацией, причем это решение обусловливается в первую очередь объективной необходимостью (нахождение потерпевшего в медицинском учреждении, удаленность места жительства допрашиваемого и т. д.), а во-вторых, тактической необходимостью (например, допрос малолетнего потерпевшего по месту жительства в наиболее привычной для него обстановке).

Эффективность и качество проведения допроса во многом определяется хорошо продуманными подготовительными мероприятиями следователя. Проведение допроса без подготовки приводит к нежелательным последствиям: не обеспечивает возможности получения от свидетелей и потерпевших полной и достоверной информации.

Подготовка к допросу свидетеля и потерпевшего состоит из совокупности заблаговременно продуманных и применяемых следователем организационных тактических приемов и решения конкретного круга вопросов в целях достижения результативного проведения данного следственного действия. В целях обеспечения результатов допроса следователю необходимо использовать следующие организационные действия: тщательное, всестороннее изучение материалов дела имеющихся к моменту проведения допроса; определение цели, предмета, задач допроса; установление конкретного времени, места проведения этого следственного действия, а также способа вызова свидетеля и потерпевшего; изучение личности допрашиваемого; подготовка вещественных и иных доказательств, которые необходимо предъявить в ходе допроса; решение вопроса о приглашении специалиста (например, педагога (психолога) при допросе несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля); получение консультации (в случае необходимости) специалистов по вопросам их профиля, являющимся предметом допроса; подготовка научно-технических средств и приглашение специалиста-техника при предполагаемом использовании звукозаписи, видеозаписи в ходе допроса; установление взаимодействия с органами дознания в целях использования оперативных сведений (в случае необходимости); выбор и возможность использования тактических приемов в отношении конкретного свидетеля и потерпевшего; составление письменного плана предстоящего допроса.

Особенности формирования показаний свидетелей и потерпевших

Важную роль в тактике допроса свидетелей и потерпевших играет понимание процесса формирования их показаний.

Отражение в сознании человека события преступления и иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, а также последующее воспроизведение их на допросе – процесс формирования показаний. Процесс формирования показаний у свидетелей и потерпевших подчинен общему правилу порядка формирования показаний и имеет три стадии: восприятие информации; запоминание и сохранение информации; воспроизведение информации.

На каждой стадии на свидетелей и потерпевших воздействуют объективные и субъективные факторы, влияющие на протекание этих стадий. Воздействие этих факторов определяет качество показаний, так как каждая из них содержит возможность утраты и искажения информации.

Это интересно:  Причинение вреда при задержании лица совершившего преступление (ст. 38 УК РФ) в 2019 году

Восприятие – это психический процесс отражения предметов и явлений окружающего мира во всей совокупности их свойств и признаков, действующих на органы чувств в данный момент.

К объективным факторам, влияющим на полноту и качество восприятия, можно отнести: неожиданность и кратковременность воспринимаемого явления; неблагоприятные погодные условия, препятствующие восприятию события преступления (дождь, туман, снег, метель и т. д.); особенности освещения, сильный шум; обстановку помещения или местности, в которой происходит воспринимаемое событие (нормальному восприятию мешают какие-либо предметы; четкость восприятия речи зависит от акустических особенностей помещений и т. д.); слишком большой объем воспринимаемой информации; применение преступником маскирующих средств происходящего.

Полноте восприятия способствуют следующие субъективные факторы: нормальное психофизиологическое состояние органов чувств; сосредоточенность и направленность внимания на определенный объект или явление (целенаправленное произвольное организованное восприятие позволяет отразить событие наиболее полно и качественно); навыки по организованному восприятию, которые имеются у потерпевшего или свидетеля (формируются в результате жизненного опыта и профессиональной деятельности).

К субъективным факторам, которые препятствуют качественному восприятию, относятся: дефекты органов чувств либо их болезненное состояние (дальтонизм, монохромное зрение, глухота и т. д.); индивидуальные особенности восприятия конкретного человека, сформированные на основе общих свойств и закономерностей процесса восприятия, таких как предметность, целостность, осмысленность, избирательность, константность восприятия и иллюзии; неудовлетворительное физиологическое состояние (состояние алкогольного или наркотического опьянения, соматическое заболевание и т. д.); эмоциональное состояние потерпевшего и свидетеля. Состояние страха, испытываемое потерпевшим в момент преступления, сужает сознание и снижает полноту и точность восприятия реальности.

Следующий этап формирования показаний – запоминание и сохранение информации. Память – это познавательный психический процесс, посредством которого происходит накопление, сохранение и последующее воспроизведение человеком информации, в том и числе и показаний.

На качество запоминания влияют следующие факторы: время, истекшее с момента восприятия (чем ближе восприятие и запоминание к припоминанию, тем, по общему правилу, точнее и полнее воспринятое может быть воспроизведено); сила впечатления (чем ярче оно было, тем лучше оно запомнится); состояние организма (человек уставший, поглощенный своими мыслями, больной хуже запоминает, чем здоровый, так как хуже может сосредоточиться на происходящем); темперамент человека (лучше запоминают люди медлительные, спокойные); возраст (пожилые люди быстро забывают происходящее с ними в настоящее время, дети же быстро забывают в силу не развитости мыслительных процессов).

Следующий этап формирования воспроизведение информации. Вызов свидетеля и потерпевшего к следователю обычно способствует припоминанию определенных обстоятельств еще до допроса. Субъект мысленно обращается к событиям прошлого, перебирает их в памяти, пытаясь, если ему известна причина вызова, определить, какие конкретно факты интересуют следователя. На этой стадии формирования показаний так же, как и при восприятии, возможно неосознанное восполнение некоторой части пробелов в воспоминаниях, что создает серьезную угрозу достоверности показаний. Недостающие пробелы памяти заполняются образами представления о предметах, объектах, явлениях.

Воспроизведению показаний на допросе может помешать волнение, вызванное необычной для допрашиваемого обстановкой и процедурой допроса. При допросе нужно иметь в виду, что слишком сильное желание припомнить воспринятое может затруднить воспроизведение вследствие появляющегося процесса торможения, вызванного переутомлением нервных клеток коры головного мозга. В этих случаях желательно перейти к выяснению других обстоятельств, побеседовать на нейтральные темы. Отвлечение внимания помогает снять торможение и тогда то, что надо припомнить, как бы само всплывет в памяти.

Существенные искажения информации возможны также при передаче, приеме, переработке и ее процессуальном закреплении. Словесное описание явлений и само явление не могут полностью совпадать: одни и те же слова, фразы в устах различных людей могут иметь различный смысл. Особенно это характерно для малолетних свидетелей и потерпевших, у которых понятийный аппарат еще не сформирован. Поспешность, невнимательность следователя может помешать ему правильно уяснить, запомнить и передать в протоколе сообщенные на допросе сведения.

Таким образом, на стадиях восприятия, запоминания и сохранения и воспроизведения показаний на свидетеля и потерпевшего воздействуют объективные и субъективные факторы, которые влияют на их качество, обусловливая утрату информации о событии. Данное явление получило название добросовестного заблуждения допрашиваемого, т. е. неумышленного сообщения на допросе информации, не соответствующей действительности. Преодолению добросовестного заблуждения способствует знание следователем закономерностей процесса формирования показаний, учет индивидуальных особенностей личности допрашиваемого и владение приемами по его преодолению.

Тактика допроса свидетелей и потерпевших

Допрос свидетелей и потерпевших чаще всего проходит в бесконфликтной ситуации (так как интересы следователя и допрашиваемого совпадают, т. е. нет сопротивления, противодействия).

Следовательно, основная тактическая задача следователя заключается в том, чтобы выяснить и зафиксировать показания свидетеля и потерпевшего в полном объеме с последующей возможностью их конкретизации и проверки с помощью доказательств, полученных из других источников.

Применение тактических приемов связано непосредственно со стадиями допроса.

На первой, вводной части допроса, следователь узнает от допрашиваемого анкетные данные (фамилию, имя, отчество, год рождения, состав семьи и т. д.) и разъяснеет свидетелю и потерпевшему их права и обязанности. Разъяснение необходимо проводить доброжелательным тоном, в конце объяснения необходимо переспросить допрашиваемого, понятна ли ему суть сказанного. За отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний свидетель и потерпевший несут ответственность в соответствии со статьями 307 и 308 Уголовного кодекса Российской Федерации (ст. 42, 56 УПК РФ).

Безусловно, всесторонне изучить перед допросом интеллект, особенности характера, морально-волевые качества всех свидетелей и потерпевших следователь не может. Во-первых, это физически невозможно, так как в производстве следователя находится несколько десятков уголовных дел, а, следовательно, количество потерпевших и свидетелей довольно велико. Во-вторых, качественное изучение личности предполагает личное общение, а следователь зачастую встречается с потерпевшим и свидетелем впервые именно на допросе. Поэтому дополнительные данные о психике свидетелей и потерпевших следователь получает на этом этапе допроса. И только тогда он окончательно определяется с тактикой производства допроса.

Перед тем, как приступить к допросу, следователь должен суметь разъяснить всю серьезность предстоящего допроса, а также обязательно сообщить допрашиваемому, будут ли применяться средства видео- или звукозаписи.

Вторая стадия допроса – установление психологического контакта, т. е. создание условий, которые способствуют общению следователя с допрашиваемым. Обычно на этой стадии задаются незначительные для существа дела вопросы. Речь идет об учебе, труде, жизни допрашиваемого, на этой стадии допустимы разговоры даже о погоде, спорте и любых иных вещах, интересных допрашиваемому. На этом этапе, в ходе простого обмена информацией определяются такие параметры беседы, как ее темп, ритм, уровень напряженности и т.д.

Часто следователю приходится выводить людей из состояния глубокой депрессии и только после этого приступать к допросу. Это в первую очередь относится к потерпевшим, которые пережили физическое насилие и могут находиться в угнетенном состоянии. Следователь обязан уметь увидеть такое состояние допрашиваемого, определить его причины и устранить их. Если потерпевший находится в шоковом состоянии и не способен давать показания, допрос необходимо отложить пока его психическое состояние не нормализуется.

После установления психологического контакта следует перейти к стадии свободного рассказа. Свободный рассказ происходит в хронологическом порядке.

Допрашиваемый должен дать подробные показания по всем обстоятельствам, подлежащим доказыванию по делу. Следователь должен определить последовательность изложения потерпевшим и свидетелем обстоятельств дела во время свободного рассказа. Без необходимости не прерывает допрашиваемого, не торопит его, не высказывает свое мнение о показаниях.

Тактические приемы, используемые при допросе, должны быть логичны, увязаны между собой, служить достижению одной цели. В бесконфликтных ситуациях, тактических приемов, применяемых непосредственно на допросе свидетелей и потерпевших, обычно немного, ведь допрашиваемый не препятствует установлению истины, и основное их предназначение – помочь допрашиваемому в припоминании, детализации тех или иных сведений об освещаемом им событии.

К числу приемов допроса свидетеля и потерпевшего в бесконфликтной ситуации можно отнести:

1) повторный допрос потерпевших по ограниченному кругу обстоятельств. При повторном воспроизведении показаний допрашиваемый может вспомнить упущенные или забытые им при первом допросе факты. Психологически это объясняется явлением реминисценции. Реминисценция в психологии (лат. reminiscentia – воспоминание) – отсроченное воспроизведение ранее воспринятого, казавшегося забытым;

2) детализация показаний позволяет шаг за шагом проследить ход события, проверить, как они происходили. Данный прием исключает опасность пропустить обстоятельства, имеющие значение для дела, помогает выявить наличие у допрашиваемого добросовестного заблуждения;

3) тактические приемы, направленные на оказание помощи допрашиваемому, для восстановления в памяти забытого и уточнение показаний.

Следователю необходимо убедиться, что потерпевший и свидетель твердо уверены в существовании определенного обстоятельства. С этой целью возможно проведение подробного допроса с применением тактических приемов, основанных на оживлении ассоциативных связей по смежности, сходности, контрастности и каузальности.

Под ассоциациями по смежности имеются в виду смежность по времени, если человеку надо вспомнить, например, как он провел один из прошлых вечеров, то он старается припомнить, что он делал каждым вечером в определенный промежуток времени. Ассоциации в пространстве помогают припомнить забытое при виде какого-либо предмета, связанного с забытым. Например, вид обстановки места происшествия напоминает о событиях, происходивших в ней.

Благодаря ассоциации по сходству припоминаются похожие события или объекты, если возникает или человеку становится известна аналогичная ситуация. Так вспоминаются нужные предметы, фамилии, названия, особенности внешности преступника.

Ассоциации по контрасту помогают припоминанию благодаря противопоставлению. Так, вид человека очень высокого роста напоминает человека очень низкого роста, темный цвет напоминает о светлом и т. д.

Также припоминанию способствуют причинно-следственные ассоциации (каузальные), когда какое-то явление, предмет вспоминаются как следствие определенных причин или причина определенных следствий.

Однако ассоциациями надо пользоваться умело и очень осторожно, чтобы невольно не внести изменения в содержания показаний. Для этого вопрос вместе с включаемой в него информацией должны приобретать для допрашиваемого характер своего рода логической задачи, необходимые данные для ее решения находятся за пределами информирующих элементов вопроса, только тогда ключом к решению такой задачи может явиться лишь действительное знание допрашиваемым определенных, важных для дела обстоятельств.

Для бесконфликтного допроса также характерна вопросно-ответная стадия, которая будет состоять из вопросов следователя и ответов на них потерпевшего и свидетеля.

Бесконфликтная ситуация допроса не гарантирует полной откровенности, так как свидетель и потерпевший могут добросовестно заблуждаться, стремиться скрыть свои неблаговидные поступки и поведение. Поэтому следователю необходимо в ходе вопросно-ответной стадии задать потерпевшему и свидетелю вопросы:

  1. дополняющие, направленные на выяснение обстоятельств, не освещенных в ходе свободного рассказа;
  2. уточняющие, задачей которых является уточнение отдельных фактов или событий, интересующих следователя, и которые направлены на конкретизацию тех или иных обстоятельств;
  3. детализирующие (конкретизирующие), целью которых является детализация сообщаемых сведений, что впоследствии облегчает проверку и оценку;
  4. напоминающие, в задачу которых входит выяснение фактов или событий, по той или иной причине забытых или упущенных;
  5. контрольные вопросы, которые позволят проверить и убедиться в правдивости данных показаний потерпевших и свидетелей.

После составления протокола тактической целью следователя является закрепление психологического контакта с допрашиваемым, для того чтобы использовать его при дальнейших встречах с ними, при производстве других следственных действий.

Таким образом, в ходе допроса свидетелей и потерпевших (на всех стадиях) необходимо использовать следующие приемы:

  • установление психологического контакта, устранение эмоционального и смыслового барьера, проявление сопереживания и понимания психического состояния допрашиваемого.
  • постановка личностно значимых вопросов, вовлекающих в беседу, снятие эмоциональной напряженности, формирование мыслительной задачи.
  • раскрытие гражданской значимости добросовестной позиции в ситуации нерешительности допрашиваемого.
  • оказание мнемической помощи: возбуждение ассоциаций по каузальности (причинно-следственных), временной и пространственной смежности, сходству и контрасту.

Следует помнить, что свидетели и потерпевшие могут давать и ложные показания. Ложные показания свидетелей и потерпевших – это умышленное искажение сведений об обстоятельствах, устанавливаемых в ходе допроса. Принято выделять следующие виды ложных показаний: 1) показания, полностью состоящие из вымысла; 2) показания, частично содержащие ложные утверждения, которые прикрывают правду, скрываемую допрашиваемым, либо являются дополнением к ней; 3) пассивная ложь (умалчивание) – не сообщение, сокрытие интересующих следователя обстоятельств).

Мотивами ложных показаний свидетелей и потерпевших являются:

1) желание скрыть интимные стороны своей жизни (чувство стыда) (например, при совершении половых преступлений);

2) боязнь оказаться разоблаченным в совершении каких-либо неблаговидных поступков и получить за это моральное наказание, нравственное осуждение. Способы нейтрализации: а) установление психологического контакта; б) устранение эмоционального и смыслового барьера, проявление сопереживания и понимания психического состояния допрашиваемого; в) снятие эмоциональной напряженности (во время первых контактов следует проявлять сдержанность в моральной оценке поведения свидетеля и потерпевшего); г) раскрытие гражданской значимости добросовестной позиции в ситуации нерешительности допрашиваемого (использование метода убеждения);

3) опасение быть отвергнутым личностно значимой для него группой (человеком) из-за допущенного по отношению к кому-либо из ее членов «предательства»;

4) явная или скрытая неприязнь к следователю, правоохранительным органам. Способы нейтрализации: следует учитывать, что таким лицам присущ низкий уровень правосознания, обусловленный недостатками направленности личности. С ними тщетно говорить о гражданской значимости добросовестной позиции. Преодолеть эти мотивы можно только путем раскрытия личностного смысла правдивых показаний, используя близкие для мировоззрения таких лиц аргументы;

5) оговор других граждан из мести, зависти и т. д.;

6) материальная заинтересованность. Способы нейтрализации: основной упор следует делать на то, что эти действия образуют состав преступления, и лица, их совершающие, подлежат уголовной ответственности.

7) боязнь мести со стороны подозреваемого (обвиняемого) и их соучастников, оставшихся на свободе. Способы нейтрализации: предложить допрашиваемому дать показания под псевдонимом. При согласии на это присвоить ему определенный псевдоним, составить соответствующий акт в присутствии допрашиваемого и двух понятых, у которых отобрать подписки о неразглашении данного обстоятельства.

Статья написана по материалам сайтов: studme.org, studfiles.net, lektsii.org, be5.biz.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector