+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Геноцид: состав, причины и ответственность за это преступление

Отграничение геноцида от преступлений экстремистской направленности

При анализе отграничения такого преступления как геноцид от состава других особо тяжких преступлений исключительное внимание уделяется его отличию от преступлений экстремистского направления, о которых говорится в Примечании 2 к ст. 282.1 УК РФ. Необходимость такого разграничения схожих деяний связана, прежде всего, с тем, что преступления экстремистской направленности имеют подобный с геноцидом состав преступления, а именно объективные и субъективные признаки.

Различные действия, в частности убийство и причинение тяжкого вреда здоровью составляют объективную сторону геноцида. По этой причине, а также в связи со сходством содержания признаков преступлений изначально необходимо отграничить геноцид от убийства и причинения тяжкого вреда здоровью, совершенных по экстремистским побуждениям, которые регламентирует п. «л» ч. 2 ст. 105, п. «е» ч. 2 ст. 111 УК РФ.

Жизнь человека является главным объектом убийства, совершенного по экстремистским убеждениям. А в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью — здоровье человека. Что касается геноцида, то совершение данного преступления возможно и без причинения смерти или тяжкого вреда здоровью, поэтому для него данные объекты будут являться факультативными. Данный факт может рассматриваться при совершении геноцида средством насильной передачи детей из одной социальной группы в другую.

Мотив преступления против личности экстремистской направленности выражается в расовой, политической, идеологической, национальной или религиозной ненавистью или враждой. Что позволяет говорить о наличии факультативного объекта — равенства прав и свобод человека и гражданина независимо от их расовой, национальной или религиозной принадлежности. Для геноцида безопасность национальных, этнических, расовых и религиозных групп является основным непосредственным объектом. Совершение преступлений, рассмотренных выше и предусмотренных п. «л» ч. 2 ст. 105, п. «е» ч. 2 ст. 111 УК РФ, исключает посягательство на указанный объект.

Разграничение этих деяний нужно осуществить и по кругу потерпевших. При осуществлении актов геноцида потерпевшими будут признаваться этнические, национальные, расовые или религиозные группы населения. А потерпевшими от преступлений, предусмотренных п. «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ и п. «е» ч. 2 ст. 111 УК РФ могут быть представители любой социальной группы, а потерпевшими от геноцида могут быть только расовые, национальные, этнические и религиозные группы.

Отграничить объекты геноцида и убийства по экстремистским убеждениям можно исходя из направленности умысла. Преступления, предусмотренные п. «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ и п. «е» ч. 2 ст. 111 УК РФ, характеризуется прямым или косвенным умыслом. А сам геноцид совершается только с прямым умыслом и с целью частичного или полного устранения представителей национальной, расовой, этнической или религиозной групп. Обвиняемый, совершая геноцид, рассчитывает на частичное или полное уничтожение указанных групп, умысел виновного направлен на достижение вышеуказанных последствий.

Причины, внутренние порывы и убеждения, на основании которых лицо совершает деяние и является мотивом совершения преступления. Мотивами совершения преступлений экстремистской направленности и геноцида являются ненависть и вражда. Однако значимым является тот факт, что умысел не направлен на полное или частичное уничтожение национальной, этнической, расовой или религиозной группы в случаях причинения тяжкого вреда здоровью и совершения убийства по экстремистским мотивам. В этом и заключается главное отличие указанных преступлений от геноцида.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 357 УК РФ характеризуется только прямым умыслом и специальной целью, в отличие от субъективной стороны убийства и причинения тяжелого вреда здоровью, совершенных по экстремистским убеждениям.

Геноцид отличается по признакам объективной стороны от преступлений, предусмотренных п. «л» ч. 2 ст. 105 и п. «е» ч. 2 ст. 111 УК РФ. Для того, что бы геноцид как преступление признать оконченным, необходимо наличие убийства двух и более лиц или причинение тяжкого вреда здоровью двум и более лицам. Преступления против жизни и здоровья считаются оконченными в момент наступления смерти потерпевшего или в момент причинения тяжкого вреда его здоровью. В случае, если же пострадал только один человек, то разграничение будет проводиться между убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, совершенными по экстремистским мотивам.

Рассмотрим вопрос о соотношении субъектов убийства и причинения тяжкого вреда здоровью по экстремистским мотивам с актами геноцида. Лицо, достигшее возраста 16 лет является субъектом преступления, предусмотренного ст. 357 УК РФ. В связи с тем, что лица в возрасте от 14 до 16 лет не понимают всю опасность преступления, то покушение на данный объект со стороны таких лиц считается невозможным. Но в то же время, жизнь человека и его здоровье как объекты преступления осознаются лицами уже с 14 лет. Поэтому лица, не достигшие возраста 16 лет, совершившее действия, подпадающие под признаки геноцида, должны нести ответственность по соответствующим частям и пунктам ст. 105 или ст. 111 УК РФ.

При решении вопроса о разграничении геноцида и преступлений экстремистской направленности так же следует обратить внимание на преступление, предусмотренное ст. 282 УК РФ и так же отграничить его актов геноцида.

Высказывания, утверждающие необходимость геноцида, в соответствии с российским законодательством, являются действиями, направленными на возбуждение ненависти и вражды. Поэтому и возникает необходимость отграничить геноцид от преступления, предусмотренного в ст. 282 УК РФ. Уголовное право России. Часть общая: Учебник // Под ред. А.Н. Тарбагаева. — М., 2012. -228с.

Как уже упоминалось ранее, что Конвенция запрещает геноцид и устанавливает ответственность за публичное склонение к совершению актов геноцида. В связи, с чем необходимо рассмотреть такой термин, как «прямое и публичное склонение к актам геноцида» более подробно. Содержание понятия «публичность» рассмотрено в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ, под которым понимается осуществленное в любом виде обращение к другим людям с умыслом склонить их к совершению преступления. Термин «прямое» склонение к совершению конкретного преступления — геноцида, и призыв к его совершению должен осуществляться четко и определенно. В Уголовном кодексе РФ прямо не предусмотрено ответственности за публичные призывы к совершению геноцида. Информационно-правовой интернет портал Вestpravo // URL: http://www.bestpravo.ru (дата обращения 20.01.2015) Но в то же время, в соответствии с уголовным законодательством ответственность наступает за подготовку к совершению только тяжкого или особо тяжкого преступления. А геноцид и является преступлением особо тяжким. Таким образом, есть возможность полагать, что уголовная ответственность за приготовление к геноциду, совершенное в форме публичных призывов к его совершению рассмотрена ч. 1 ст. 30 УК РФ. С другой стороны, в литературе указывается на то, побуждать к совершению преступления при приготовлении к его совершению возможно только у конкретных лиц. В данном же случае призыв направлен не к конкретным лицам, а к неопределенному их кругу. В рассматриваемом нами случае невозможно сделать однозначное заключение о том, собирается ли лицо в последующем совершить геноцид или ждет его осуществления со стороны других лиц. Только в первом варианте есть возможность понимать публичные призывы к совершению геноцида как стадию приготовления. Во втором же, такие действия больше близки к организации совершения преступления. Организатор преступления обычно сам не намерен совершать деяния, предусмотренные уголовным законодательством, но он организует совершение преступления другими лицами.

Проведем разграничение публичных призывов к совершению геноцида, которые пока не закреплены в статье УК РФ, и преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ. Как уже говорилось выше, основным объектом геноцида является безопасность этнических, национальных, расовых и религиозных групп населения. Для преступления же, предусмотренного ст. 282 УК РФ, основным объектом выступает принцип недопущения экстремизма как преступления, направленного на зарождение ненависти или вражды по признакам пола, расы, национальности, языка и т.д.

Анализируемая форма преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ, характеризуется действиями, направленными на возбуждение ненависти либо вражды, совершенных публично или с использованием средств массовой информации (высказывания, обосновывающие или утверждающие необходимость геноцида).

Исходя из текста Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2011 г. № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности» можно сказать об огромной разнице указанных ранее преступлений. Хотя, четких указаний, касаемо разграничения этих деяний не установлено. Таким образом, деятельность виновных, осуществляющих данные деяния, должны быть нацелены на достижение поставленных задач перед данным преступлением. Исходя из вышеизложенного можно подвести итог, частичное или полное истребление расовой, национальной, этнической или религиозной группы людей является главной целью публичного склонения к геноциду. И как уже говорилось ранее, деяние, предусмотренное ст. 282 УК РФ совершается с целью возбудить ненависть либо вражду. ПРОЗА.РУС. СТАТЬЯ Белашова «Верховный суд признал высказывание действием» //URL: http://www. proza.ru (дата посещения 21.02.2015)

Подведем итог всему вышеизложенному. В случае конкуренции норм о специальном и общем признаке квалификация осуществляется по норме о специальном признаке. Если рассматривать норму геноцида, то она будет специальной по отношению к остальным ст. 105, 111, 126, 1271, 131, 132, 153 УК РФ. Главный объект вышеуказанных составов преступлений выходит в качестве дополнительного при совершении геноцида. То есть, можно рассмотреть с этой позиции общественные отношения, охраняющие жизнь и здоровье человека (ст. 105 и 111 УК РФ), половую неприкосновенность личности (ст. 131 и 132 УК РФ), свободу личности (ст. 126 и 1271 УК РФ), семью и детей (ст. 153 УК РФ).

Одними из главных и наиболее важных признаков геноцида, отличающих его от схожих составов, являются:

-объект преступления, т.е. это общественные отношения, организующие безопасность проживания этнических, национальных, расовых групп;

-потерпевшие, т.е. те, на кого направлено преступление из уже ранее перечисленных;

-объективная сторона преступления;

-цель, т.е. истребление частично или полностью населения, связанных одним признаком.

В соответствии с ч. 2 ст. 42 УК РФ, виновный, который совершил акт геноцида не может быть освобожден от уголовной ответственности, даже в случаях если его действия были выполнением приказа, обязательного для исполнения.

В уже ранее указанной Конвенции рассматриваются такие преступления, которые непосредственно связаны с геноцидом, а именно, это заговор, который направлен на совершения геноцида, соучастие, подстрекательство к его совершению, покушение на совершение геноцида. Вся проблема заключается в том, что при рассмотрении наказания за подстрекательство или покушение на геноцид можно подойти с разных точек зрения и полагаясь либо на международное право, либо на российское законодательство. Интерпретация данных деяний происходит по разному в УК РФ и «Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него». В Конвенции закрепляется индивидуальная отдельная ответственность за подстрекательство к геноциду или заговор, покушение. В российском уголовном законодательстве данные виды преступления квалифицируются по ст. 357 УК РФ. В связи с тем, что состав геноцида усеченный, то все виды преступлений, уже ранее указанные, рассматриваются в ст. 357 УК РФ. Если же говорить о таком понятии как заговор в рамках преступления геноцида, то в данном случае его квалифицируют по ст. 210 УК РФ, т.е. организация преступной группы. В связи с чем, следует сделать вывод, что нет оснований полагать о совершенстве международного права и Конвенции в частности, пересматривая нормы о геноциде.

В то же время, в уголовном законодательстве не предусмотрена уголовная ответственность юридических лиц (государственных и муниципальных) за совершение такого особо общественно опасного преступления. Что касается государства, то к нему, как субъекту международного права могут быть применены разного рода санкции (разрыв экономических и дипломатических связей), что непосредственно и будет являться мерой международной ответственности.

На привлечение к уголовной ответственности за совершение преступления в качестве геноцида может повлиять множество различных факторов (к примеру, политический фактор, экономический). Что и оказывает влияние на отсутствие практики по вменению ст. 357 УК РФ, что, безусловно является подтверждением того, что международные трибуналы являются самыми эффективными органами в борьбе с геноцидом.

Это интересно:  Конфискация имущества как мера уголовно правового характера

Можно сказать о том, что на сегодня в РФ существует проблема применения статьи уголовного кодекса за совершение такого преступления как геноцид.

Решение проблемы может быть лишь в объединении законодательных актов и отчасти заимствования у Международного уголовного суда практики при решении подобных дел. Так же на сегодняшний день до сих пор не ратифицирован Римский статут Международного уголовного суда, что позволит при его ратификации, принять поправки в УК РФ, конкретизировать еще более четко многие понятия в уголовном законодательстве, толковать иначе нормы, уже ранее установленные, применять практику международных судов при принятии решения об ответственности за геноцид.

В России нормы международного права применяются только в тех случаях, когда есть установка в уголовном законодательстве на возможность или необходимость применения международных норм ратифицированного международного договора. Применение которых является непосредственно основой для совершенствования российского законодательства.

Предупреждение геноцида — вот что должно являться основной целью борьбы с данными видом преступления. Пресечение провокаций, призывов, убеждений к совершению данного преступления является залогом его недопущения. Необходимо совершенствовать международное законодательство, а параллельно ему законодательство РФ для устранения всех пробелов, упущений и недоработки в нормах о геноциде, ужесточить ответственность не только за совершение данного преступления, но и за призывы, подстрекательства и убеждения в его совершении. Притом ни в коем случае не позволять допускать политические компромиссы, лояльность в привлечении к ответственности виновных лиц.

Особенности состава преступления геноцида

ДОКЛАД ЭКСПЕРТА

МОДЕЛИ КОМИССИИ ПО ПРЕДУПРЕЖДЕНИЮ ПРЕСТУПНОСТИ И УГОЛОВНОМУ ПРАВОСУДИЮ – 2015

Повестка дня: «Геноцид: определение юрисдикции»

Подготовила: Блинова Полина Валерьевна,

студентка 6 ак.группы

4 курса Международно-правового факультета

СОДЕРЖАНИЕ

Глава I. Понятие «геноцид» в современном международном праве и его соответствие международно-правовой реальности. 3

1. Определение понятия «геноцид». 3

2. Особенности состава преступления геноцида. 7

3. Формы геноцида. 13

Глава II. Превенция геноцида. 16

2. Признаки и развитие геноцида. 17

3. Роль органов ООН в предупреждении геноцида. 21

Глава III. Проблема определения юрисдикции по преступлениям геноцида. 24

1. Обзор способов определения юрисдикции по преступлениям геноцида. 24

2. Практика применения различных способов определения юрисдикции по преступлениям геноцида. 26

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ. 31

Глава I. Понятие «геноцид» в современном международном праве и его соответствие международно-правовой реальности

1. Определение понятия «геноцид»

Понятие «геноцид» было впервые использовано Рафаэлем Лемке как комбинация греческого слова genos (раса или род, племя) и латинского –cide (убийство). Хотя термин «геноцид» был предложен польским юристом д-ром Рафаэлем Лемкиным после того, как был завершен процесс прямого физического уничтожения армянского населения во всей Западной и на части Восточной Армении, на самом деле, как сам термин, так и определение состава этого преступления тесно связаны именно с геноцидом армян.

Очевидно, что д-р Лемкин не открыл нового состава преступления, а лишь подобрал наиболее точный термин для обозначения существовавшего уже понятия о преступном нарушении норм международного права, направленном на уничтожение целых национальных групп людей как таковых. Как отмечается в специальном исследовании ООН по этому вопросу, «слово геноцид появилось сравнительно недавно как неологизм, обозначающий старое преступление»[1].

Единственным крупномасштабным актом, который д-р Лемкин мог в 1933г. взять за основу предложенного им определения и который содержал состав преступления геноцида, было уничтожение армянского населения порабощенной Турцией части Армении. Приход фашистов к власти заставил вспомнить кровавые дела их предтеч — младотурок. Стало очевидно, что если человечество не сделает должных выводов и не примет необходимых мер пресечения, за геноцидом армян последуют новые акты геноцида[3].

Сам термин «геноцид» был впервые употреблён д-ром Лемкиным позднее — в 1944 году, т.е. спустя почти десять лет после описания состава этого преступления[4].

Задолго до изобретения специального термина мировое сообщество квалифицировало действия турецкого правительства в отношении армян как преднамеренное «убийство целой нации», как «истребление целого народа», как «разрушение», «уничтожение» армянского народа. Такие определения действий турецкого правительства по отношению к армянам содержатся в многочисленных источниках — самых различных по характеру и по национальной принадлежности.

Так, например, уже в 1915г. официальный историк Великобритании и один из наиболее авторитетных представителей западной историографии Арнольд Тойнби, описал происходившие при нем события в Армении на основе документальных первоисточников в книге с выразительным и исчерпывающим названием «Убийство нации»[5]. Лорд Брайс, выступая в Палате лордов, сказал: «Почти что целая нация была уничтожена, и я думаю, что истории не известны подобные случаи со времен Тамерлана»[6].

В Уставе Нюрнбергского трибунала не содержалось указания на понятие «геноцид», оно появилось лишь в обвинительном акте и время от времени использовалось обвинением.

Конвенция о предупреждении геноцида и наказании за него 1948 г. стала первым договором по вопросам прав человека, заключённом в рамках ООН. Конвенция была принята 8 декабря 1948 г. Генеральной Ассамблеей ООН и вступила в силу в 1951 г. На сегодняшний день насчитывает 147 государств-участников. Конвенция даёт определение преступление геноцида. Объявление геноцида преступлением, как определено в Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него от 1948 года, стало частью обычного международного права и нормой jus cogens (императивной нормой международного права). Статья 2 Конвенции о геноциде устанавливает, что геноцид обозначает:

«следующие действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую:

а) убийство членов такой группы;

b) причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы;

с) предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее;

d) меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы;

е) насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую.»

Данное положение воспроизведено в Статье 4 (2) Статута Международного уголовного Трибунала по бывшей Югославии, Статье 2 (2) Статута Международного уголовного Трибунала по Руанде и Статье 6 Статута Международного уголовного суда. Данная норма воспроизведена в Статье 4(2) Устава Международного трибунала для судебного преследования лиц, ответственных за серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории бывшей Югославии с 1991 года, Статье 2(2) Устава Международного уголовного трибунала для судебного преследования лиц, ответственных за геноцид и другие серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории Руанды, и граждан Руанды, ответственных за геноцид и другие подобные нарушения, совершенные на территории соседних государств, в период с 1 января 1994 года по 31 декабря 1994 года и Статье 6 Римского Статута Международного уголовного суда.

Конвенция о предупреждении геноцида 1948 г. содержит обязательство государств предупреждать и уголовно наказывать за совершение преступления геноцида, а также криминализует деяния, связанные с геноцидом.

Международный Суд ООН в Консультативном заключение 1951 г., а также деле Barcelona Traction 1970 г. установил, что Конвенция о предупреждении геноцида содержит обязательство государств erga omnes (обязательствовсех государств по отношению друг к другу и к неопределённому кругу лиц) по предупреждению геноцида, криминализации геноцида и наказанию за него. Эту позицию подтвердил и Международный Уголовный Суд в своем решении от 2007 г. по делу о применении Конвенции 1948 г.о предупреждении преступления геноцида и наказании за него (Genocide Case 2007).

Примечателен тот факт, что все международные акты, введшие термин «геноцид» в оборот, прямо указали, что это определение применимо и ко всем случаям разрушения и уничтожения национальных групп, имевшим место до принятия соответствующей международно-правовой нормативной базы. Так, Генеральная Ассамблея ООН уже в резолюции 96(I), принятой на первой сессии 11 декабря 1946г., отметив, что «геноцид означает отказ в признании права на существование целых человеческих групп подобно тому, как человекоубийство означает отказ в признании права на жизнь отдельных человеческих существ» и подтвердив, что «геноцид, с точки зрения международного права, является преступлением, которое осуждается цивилизованным миром, и за совершение которого главные виновники и соучастники подлежат наказанию независимо от того, являются ли они частными лицами, государственными должностными лицами или государственными деятелями, и независимо от того, совершено ли преступление по религиозным, расовым, политическим или каким-либо другим мотивам», прямо и определенно относит к этой категории международных преступлений все предшествовавшие случаи: «Можно указать на многочисленные преступления геноцида, когда полному или частичному уничтожению подверглись расовые, религиозные, политические и прочие группы»[7]. Сама Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него, отмечая в преамбуле, что «на протяжении всей истории геноцид приносил большие потери человечеству», подтверждает правомерность квалификации в качестве геноцида всех действий, подпадающих под описанный ею состав этого преступления. То, что и до ее принятия и вступления в силу геноцид рассматривался как преступление по международному праву со всеми вытекающими из этого последствиями, следует из ясно выраженных слов этой конвенции, в статье I которой стороны (в том числе и сама Турция) «подтверждают», а не устанавливают, что геноцид «является преступлением, которое нарушает нормы международного права и против которого они обязуются принимать меры предупреждения и карать за его совершение».

Согласно Консультативному Заключению Международного Суда ООН от 28.05.1951 «Оговорки к Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него», принципы Конвенции являются обязательными и для государств, не присоединившихся к ней. Несмотря на это, приходится с сожалением отметить, что геноцид далеко не во всех государствах является преступлением по национальному праву (даже среди государств, ратифицировавших Конвенцию 1948 г.).

Особенности состава преступления геноцида

Геноцид, являясь одним из «самых серьёзных преступлений, вызывающих озабоченность всего международного сообщества» включен в юрисдикцию Международного Уголовного Суда наряду с преступлениями против человечности и военными преступлениями, а также преступлением агрессии (ст. 5 Статута Международного Уголовного Суда). На преступление геноцида распространяется также юрисдикция международных уголовных трибуналов ad hoc по бывшей Югославии (ст. 4) и Руанде (ст. 2). В практике обоих трибуналов рассматривались дела по обвинению в геноциде, сыгравшие важную роль в понимании основных элементов состава данного преступления.

Объективная сторона преступления геноцида включает в себя любой из следующих актов:

a) убийство членов группы;

b) причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам группы;

c) предумышленное создание для группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее;

d) меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде группы;

e) насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую.

Объективная сторона преступления геноцида имеет усечённый характер и включает в себя меры, объективно направленные на физическое полное или частичное уничтожение группы.Геноцид признается оконченным как с момента наступления указанных в Конвенции последствий, так и с момента совершения действий, направленных на достижение указанных целей, даже если они не были достигнуты. Это обусловлено тем, что согласно статье III Конвенции наказуем как геноцид, так и «заговор с целью совершения геноцида, прямое и публичное подстрекательство к совершению геноцида, покушение на совершение геноцида, соучастие в геноциде». Так, например, подготовкой геноцида было признано вещание национального радио Руанды с целью возбудить ненависть к народу тутси (tutsi) и нацелить представителей народа хуту (hutu) на массо­вые убийства тутси. 53

Следует обратить внимание, что понятием преступления геноцидане охватывается т.н. «культурный геноцид» (уничтожение культуры и системы ценностей народа).

Контекстуальный элемент геноцида

(Элементы преступлений МУС):

а) «политический элемент»

б) потенциальная способность действий привести к уничтожению группы

Это интересно:  Колония-поселение: условия содержания, особенности режима, нормы УК РФ

Одним из ключевых моментов в отправлении правосудия по делам о геноциде является влияние конвенционного режима на иммунитет главы государства и других лиц:правосудие по этим делам в национальных судах государств затруднено ввиду признания за высшими должностными лицами государств иммунитета от международной уголовной юрисдикции.

Общественная опасность геноцида состоит в том, что в результате соответствующих действий полностью или частично прекращает или может прекратить существование определенная демографическая группа людей (национальная, этническая, расовая или религиозная), характеризующаяся самобытностью образа жизни и культуры, традиций и обычаев, иными особенностями, что влечет обеднение разнообразия человеческого сообщества.

Объект геноцида– жизнь, здоровье, права и свободы человека, безопасные условия его жизни, а также безопасность человеческого сообщества как состояние защищенности жизни и здоровья людей определенных демографических групп.

Объективная сторона геноцида характеризуется действиями, совершенными одним из способов, указанных в статье II Конвенции. Преступным последствием Г. является лишение жизни членов названных групп, причинение вреда их здоровью, лишение родителей возможности воспитывать своих детей в духе традиций и обычаев своего народа, а равно насильственное лишение мужчин и женщин способности к деторождению, создание условий обитания или жизни, ведущих к вымиранию людей таких групп.

Субъект геноцида– лицо, занимающее должности государственной службы, а также частное лицо, достигшее возраста наступления уголовной ответственности, вменяемое.

Субъективная сторона геноцидахарактеризуется прямым умыслом. Мотивом геноцида могут быть национальная или религиозная вражда и нетерпимость, иные побуждения; цельюполное или частичное уничтожение соответствующей демографической группы. Наличие такой цели — фундаментальный признак, отличающий геноцид от иных преступлений.Цель геноцида может проявляться двояко: с одной стороны — в стремлении уничтожить как можно большее количество членов соответствующей демографической группы, или, с другой — в стремлении уничтожить избранных ее представителей (политическую, религиозную, интеллектуальную элиты). Каждый акт геноцида ставит под вопрос само существование конкретной демографической группы как таковой.

Как представляется, одним из примеров рационального подхода к отграничению состава геноцида от составов иных преступлений являются результаты расследования т.н. «Катынского дела».

Несмотря на внешнюю схожесть с деяниями, в совокупности составляющими преступление геноцида, объективный анализ материально-правовых аспектов дела влечет однозначный вывод о том, что факты расстрелов в 1940 году польских граждан органами НКВД СССР не являются геноцидом польского народа[8]. Данный вывод основан на том, что в содеянном отсутствует ключевой признак одного из элементов состава преступления геноцида, как его определяет упомянутая Конвенция, а именно – особая цель действий виновных лиц — стремление уничтожить полностью или частично определенную Конвенцией демографическую группу.

Наличие такой цели означает, что:

во-первых, при совершении преступления геноцида лицо должно осознавать общественную опасность действий, направленных на полное или частичное уничтожение национальной, этнической, расовой или религиозной группы путем убийства членов этой группы, причинения тяжкого вреда их здоровью, насильственного воспрепятствования деторождению, принудительной передачи детей, насильственного переселения либо иного создания жизненных условий, рассчитанных на физическое уничтожение членов этой группы, и

во-вторых, такое лицо должно желать совершения этих действий.

Субъективная сторона геноцида, наряду с прямым умыслом, включает цель виновного — стремление к полному или частичному уничтожению национальной, этнической, расовой или религиозной группы.

Названная цель — фундаментальный признак состава геноцида, отличающий его от общеуголовных преступлений и преступлений против международного гуманитарного права[9]. Иначе говоря, каждый акт геноцида должен ставить под вопрос само существование национальной, этнической, расовой или религиозной группы как таковой[10]. Отсутствие указанной цели лишает возможности квалифицировать содеянное как геноцид. И правоприменительная практика, в том числе действующих в настоящее время международных уголовных трибуналов, подтверждает этот вывод.

Об отсутствии особой цели уничтожить полностью или частично определенную Конвенцией демографическую группу, при принятии решения о расстреле польских граждан в 1940 г. и его реализации свидетельствуют собранные по делу доказательства, сущность которых в этой части может быть сведена к следующему:

1) Прежде всего, высшими органами государственной власти Советского Союза, определенными ст.ст. 30 и 64 действовавшей Конституции СССР 1936 года, никаких решений, направленных на геноцид польского народа, не принималось, что свидетельствует об отсутствии у руководителей Советского Союза, стремления проводить политику геноцида.

2) Лишь незначительная часть польских граждан, задержанных в период вхождения частей Красной Армии в сентябре 1939 года на территорию Западной Украины и Западной Белоруссии, была мотивированно ограничена в правах и свободах[11]. В лагерях остались только те офицеры, жандармы, пограничники и другие лица, в отношении которых были возбуждены уголовные дела о совершении преступлений, предусмотренных Уголовным кодексом РСФСР 1926 г. Польские военнопленные имели прямое отношение к воинским формированиям Польши (армия, полиция и т.п.). Многие из них до ареста принимали участие в боевых действиях против советских войск и выражали агрессивные намерения в адрес СССР[12]. Таким образом, данная группа польских граждан определялась не признаками национальности, этноса, расы или религиозной принадлежности, а по иным, социальным, признакам.

3) Условия содержания польских граждан в лагерях соответствовали международным нормам обращения с военнопленными, закрепленным Конвенцией о законах и обычаях сухопутной войны (Гаага, 18 октября 1907 г.).

4) В отношении каждого из граждан Польши, оставленных в лагерях на территории СССР, в 1939 – 1940 гг. осуществлялось расследование уголовных дел в соответствии с действовавшим в то время законодательством (по ст. 108 УПК РСФСР (1923 г.) и Постановлению ЦИК СССР от 10.07.34 предварительное расследование по делам о государственных преступлениях относилось к компетенции органов НКВД СССР).

Кроме того, вопрос о юридической оценке содеянного как геноцид не подлежит положительному решению потому, что ответственность за преступление геноцида в международном праве впервые установлена Конвенцией о предупреждении преступления геноцида и наказании за него от 9.12.48, вступившей в силу для СССР, государством — продолжателем которого является Россия, с 1 октября 1954 г.

Геноцид (ст. 160 УК)

Преступления против человечности

Геноцид (в переводе с греческого genos — род, племя и латинского caedo — уби­ваю) — преступление против человечества, как вид международных преступлений состоит в физическом истреблении целых групп населения по расовым, нацио­нальным, этническим и религиозным признаками.

Уголовная ответственность за геноцид предусмотрена ст. 160 УК. Сформулирован данный состав преступления на основании Уставов Нюрнбергского и То­кийского военных трибуналов и Конвенции 1948 года « О предупреждении преступления геноцида и наказании за него».

В понимании Нюрнбергского Международного Военного трибунала геноцид-это система преступных действий, направленных на физическое уничтожение групп населения Геноцид включает не только действия, непосредственно направленные на физическое уничтожение преследуемых групп, но и действия, создающие систему репрессии и ограничении существования, развития культуры преследуемых групп, направленные, в конечном счете, на их уничтожение.

В 1948 году Генеральной Ассамблеей ООН была одобрена Конвенция «О предупреждении преступления геноцида и наказании за него».

В статье 2 данной Конвенции перечислены акты геноцида и предусматривает­ся, что они являются таковыми при условии «намерения уничтожить полностью или частично какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую. К таким актам относятся:

а) убийство членов такой группы;

б) причинение телесных повреждений членам такой группы;

в) умышленное создание условий, рассчитанных на полное или частичное уничтожение членов такой группы:

г) насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую;

д.) меры по предупреждению деторождения в таких группах.

Во время второй мировой войны широко прибегала к геноциду гитлеровская Германия, вела планомерное массовое истребление гражданского населения цело­го ряда стран. Преступления геноцида против кампучийского народа совершила в период своего правления правящая группировка Пол Пота и Иенг Сари.

Общественная опасность геноцида заключается в том, что в результате совершения составляющих это преступление действий (убийств, причинение тяжкого вреда здоровью и т д. ). полностью или частично прекращает или может прекра­тить существование определенная национальная, этническая, расовая или религи­озная группа людей.

Непосредственным объектом геноцида являются общественные отношения, обеспечивающие безопасные условия жизни национальных, этнических, расовых или религиозных групп.

Потерпевшими от геноцида выступают не отдельные лица, члены таких групп, а сами названные группы (национальная, этническая, расовая или религиозная) в целом, на уничтожение которых направлено это преступление.

Объективная сторона геноцида характеризуется совершением одного из следующих деяний:

— убийства членов этой группы;

— причинение тяжкого вреда их здоровью:

— насильственное воспрепятствование деторождению;

— принудительная передача детей;

— создание иных жизненных условий, рассчитанных на физическое уничтоже­ние членов этой группы.

Убийством признается умышленное причинение смерти другому человеку (ч. 1 ст.96 УК).

Понятие тяжкого вреда здоровью характеризуется множеством признаков, указанных в диспозиции ч. 1 ст. 103 УК. К насильственному воспрепятствованию деторождения относятся как противозаконная кастрация (проведение операции по удалению половых желез) или стерилизация людей в репродуктивном возрасте (особая операция на половых органах, которая приводит к неспособности воспроизведения потомства), так и проведение против воли женщины искусственного прерывания беременности, а также иные действия насильственного характера, направленные на недопущение деторождения в такого рода группах людей.

Принудительная передача детей выражается в насильственном отбирании де­тей у родителей или лиц, их заменяющих, соответствующей национальной, этни­ческой или иной группы и передачей их представителям другой национальной, этнической и тому подобной группы людей.

Под насильственным переселением людей указанных в законе групп следует понимать перемещение их из мест постоянного проживания в другие специально предназначенные территории (например, резервации) с непривычными для них климатическими и иными природными условиями, которые ведут к вымиранию соответствующей группы людей.

Под созданием иных жизненных условий, рассчитанных на физическое уничтожение членов таких групп, понимается умышленное осуществление различных мероприятий, делающих неизбежной гибель людей в силу тех или иных обстоятельств (например, заражение природной среды обитания соответствующей груп­пы радиоактивными, химическими или биологическими токсинами и веществами, запрет заниматься традиционной для них деятельностью, являющейся основным источником существования такой группы людей, отказ в медицинской, продоволь­ственной и иной подобной помощи лицам такой группы, которые пострадали в результате стихийного бедствия или военных действий и т.п.).

Состав анализируемого преступления является формальным. Оно признается оконченным в момент совершения действий, свидетельствующих о намерении уничтожить полностью или частично какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу, даже если при этом цели не были достигнуты и последствия в виде уничтожения данной группы людей, прекращения деторождения в результате не наступили.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Лицо сознает, что совершаем действия, образующие геноцид, и желает совершить эти действия. В состав субъективной стороны геноцида законодатель включил в качестве обяза­тельного признака специальную цель — полное или частичное уничтожение наци­ональной, этнической, религиозной пли расовой группы. При отсутствии такой цели действия, объективно соответствующие составу геноцида, не могу квалифи­цироваться по ст. 160 УК. Наличие цели полного или частичного уничтожения человеческой группы отличает геноцид от некоторых форм применения запрещен­ных средств и методов ведения войны (ст. 159 УК), а также от некоторых общеуго­ловных преступлений (убийство, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью и т.п.) Однако следует иметь в виду, что от применения запрещенных средств и методов ведения войны геноцид отличается еще и тем, что его совершение нео­бязательно должно быть связано с существованием военного конфликта. Это пре­ступление может совершаться и в мирное время. Если геноцид совершается во вре­мя ведения воины, то действия виновных лиц необходимо квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных статьями 159 и 160 УК, так как ге­ноцид является запрещенным методом ведения войны.

Субъект— любое вменяемое лицо, достигшее 16 лет. Лица в возрасте от 14 до 1 6 лет несут ответственность не за геноцид, а за конкретно совершенные преступле­ния — умышленное убийство, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью и иные преступления, за которые установлена наказуемость с 14 лет.

Это интересно:  Прекращение уголовного преследования — что об этом нужно знать?

Современной истории известны случаи осуждения за геноцид, так в 1979 году в Пномпене был создан Народно-революционный трибунал для рассмотрения преступлений геноцида, совершенных кликой Пол Пота и Иен Сари в Камбод­же. Подсудимые заочно были приговорены к смертной казни с конфискацией имущества.

обзорная лекция УП Особенная часть

Применительно к первой и второй формам совершения наемничества предусмотрены квалифицирующие признаки: а) с использованием лицом своего служебного положения; б) в отношении несовершеннолетнего.

Третья форма совершения преступления (ч.3) — участие наемника в вооруженном конфликте или военных действиях заключается в выполнении им поставленных задач по его использованию.

Рассматриваемое преступление является оконченным с момента осуществления лицом одного из указанных в диспозиции ст. 359 УК действия.

В случаях, когда участие наемника выражается в совершении действий, содержащих иной состав преступления, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений. В таких случаях по совокупности преступлений со ссылкой на ст. 33 (соучастие) квалифицируются и действия лиц, использовавших наемника, если совершение ими этих преступлений охватывалось их умыслом.

Субъект наемничества в первой и второй формах — общий, в третьей форме — только наемник.

Понятие наемника определено в примечании к ст. 359 УК.

Наемник — это лицо, действующее в целях получения материального вознаграждения и не являющееся гражданином ни одного из государств, участвующих в вооруженном конфликте. Такое определение понятия наемник» в уголовном праве РФ соответствует ст. 47 Дополнительного протокола I к Женевским конвенциям 1949 г. и Конвенции о запрещении вербовки, использования, финансирования и обучения наемников 1989 г.

Он не должен быть и постоянным жителем на территории любой из сторон вооруженного конфликта (речь идет об иностранных гражданах и лицах без гражданства). Не могут также считаться наемниками лица, направленные третьими странами для исполнения официальных обязанностей (советники, инструкторы и др.). Однако они могут отвечать по ч. 1 или 2 ст. 359 УК, если вербовали, обучали или снабжали наемников либо руководили их действиями.

В соответствии с нормами международного права наемник не имеет права на статус комбатанта или военнопленного. Комбатант (от фр. Combatant — сражающийся) — лицо, принимающее непосредственное участие в боевых действиях в составе вооруженных сил одной из сторон военного конфликта, и имеющее в этом качестве особый юридический статус.

С субъективной стороны наемничество совершается только умышленно и при наличии прямого умысла. Мотивами этого преступления могут быть корыстные побуждения, побуждения патриотизма и т.п.

Объектом преступления является безопасность человечества.

Общественная опасность геноцида состоит в том, что в результате совершения действий, входящих в содержание его объективной стороны, полностью может исчезнуть, прекратить свое существование определенная группа людей, отличающаяся от других групп своей культурой, языком, обычаями, традициями, расой и иными признаками, обусловливающими ее самобытность.

Подобная группа при геноциде может быть уничтожена и частично, но и в этом случае причиненный вред носит трудновосполнимый или вообще невосполнимый характер. Таким образом, геноцид создает реальную опасность, которая может быть воплощена и в жизни для существования отдельных или нескольких групп населения.

В ст. 1 Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него от 9 декабря 1948 г. говорится, что геноцид независимо от того, совершается он в мирное или военное время, является преступлением, которое нарушает нормы международного права и против которого Договаривающиеся Стороны обязуются принимать меры предупреждения и карать за его совершение. В преамбуле к этой же Конвенции отмечается, что весь цивилизованный мир осуждает геноцид.

Право человека на жизнь закреплено во многих декларациях (например, Всеобщая декларация прав и свобод человека от 10 декабря 1948 г., Декларация прав и свобод человека и гражданина от 22 ноября 1991 г., Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г.). Международное сообщество стоит на страже этой и других человеческих ценностей. Тем более оно защищает право на жизнь, существование целых наций, народов и народностей.

Исчезновение с лица земли самобытных групп людей или их существенное сокращение не только обедняет все человечество, но и может служить фактором, провоцирующим применение геноцида к другим народам и народностям, ведущим к нарушению установленных основ правопорядка взаимоотношений наций и государств. Поэтому геноцид причиняет вред всему человечеству, а его объектом признается безопасность человечества.

Объективная сторона геноцида определена в диспозиции ст. 357 УК РФ. Следует обратить внимание на то обстоятельство, что в ст. 3 Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него устанавливается наказуемость за следующие деяния:

геноцид; заговор с целью совершения геноцида; прямое и публичное подстрекательство к совершению геноцида; покушение на совершение геноцида; соучастие в геноциде.

Статья 2 Конвенции дает непосредственное определение понятия геноцида, который заключается в следующих действиях, совершаемых с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую: a) убийство членов такой группы;

b) причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы;

c) предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее;

d) меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы;

e) насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую.

В российском уголовном законодательстве объективная сторона геноцида определена практически тождественно:

— убийство членов национальной, этнической, расовой или религиозной группы;

— причинение тяжкого вреда их здоровью;

— насильственное воспрепятствование деторождению среди членов названных групп;

— принудительная передача детей членов этих групп людям другой национальности, этнической, расовой группы или другого вероисповедания;

— насильственное переселение национальной, этнической, расовой или религиозной группы;

— иное создание жизненных условий, рассчитанных на физическое уничтожение национальной, этнической, расовой или религиозной группы.

Геноцид следует считать оконченным преступлением с момента совершения хотя бы одного из запрещенных уголовным законом действий. При этом для наличия оконченного состава преступления не имеет значения, наступило ли реальное полное или частичное уничтожение национальной, этнической, расовой или религиозной группы.

В связи с тем что действия, составляющие геноцид, по своему характеру могут быть весьма различны, также различен может быть и характер ущерба, наносимый дополнительным объектам рассматриваемого состава преступления.

Так, при геноциде ущерб может быть причинен жизни, здоровью человека. Он может быть выражен в моральных и физических страданиях, например при насильственном переселении. Ущерб может быть причинен не только людям, но и природе в результате создания жизненных условий, рассчитанных на физическое уничтожение членов определенных групп, и т.п.

Под нацией понимается историческая общность людей, которая сложилась в процессе формирования общей территории, экономики, языка, культуры, обычаев и традиций.

Соответственно национальная группа представляет собой группу людей, принадлежащих к определенной нации. При этом не имеет правового значения, проживает эта национальная группа на своей исторической родине или вне ее.

Этническая общность — это исторически возникшая социальная группа, состоящая из людей определенного народа, народности, нации, племени. Поэтому к этнической группе следует отнести лиц, их представляющих.

Разделение человечества на расы проводится в зависимости от внешних признаков, отличающих одну расу от другой. Это может быть цвет кожи, волос, разрез глаз, пропорции черепа и иные. Совокупность подобных признаков позволяет выделить различные расы человечества. К расовой группе будет относиться группа людей, характеризующихся подобными, свойственными их расе признаками.

Под религиозной группой понимается определенная совокупность людей, исповедующих веру, которая не является господствующей в обществе, где они проживают. При этом одна и та же религия в одном обществе может носить доминирующий характер, а в другом обществе ее последователи могут составлять религиозное меньшинство.

Убийство членов национальной, этнической, расовой или национальной группы заключается в умышленном причинении им смерти. При этом геноцид в данной форме отличается от убийства целевой направленностью деяния, а именно наличием направленности на полное или частичное уничтожение определенной совокупности людей.

Аналогично должен решаться вопрос и в тех случаях, когда геноцид проявляется в форме причинения тяжкого вреда здоровью членов указанных выше групп.

Насильственное воспрепятствование деторождению может заключаться в различных по своему характеру действиях, направленных на недопущение деторождения среди людей определенной группы.

Среди таких действий могут быть выделены насильственные: стерилизация женщин, прерывание беременности, кастрация.

Принудительная передача детей — это деяние, состоящее из двух действий. Во-первых, это изъятие детей у родителей, относящихся к той или иной национальной, этнической, расовой или религиозной группы, и, во-вторых, это передача детей людям иных групп. При этом для наличия состава преступления не имеет значения, происходила передача на бескорыстной или платной основе. И в том, и в другом случае будет иметь место состав геноцида.

Насильственное переселение людей представляет собой их перемещение с места проживания на другую территорию с непривычными для них климатическими условиями или другими природными условиями, что может повлечь за собой вымирание указанных в законе групп людей.

Иное создание жизненных условий, рассчитанных на физическое уничтожение членов национальных, расовых, этнических или религиозных групп, может выражаться в различных деяниях, ведущих к гибели людей. Прежде всего к ним следует отнести уничтожение или заражение природной среды, в результате которых проживание людей на занимаемой ими территории будет сопряжено с опасностью для жизни и здоровья. Это, например, радиоактивное, химическое или биологическое заражение местности. Но создание жизненных условий, рассчитанных на физическое уничтожение людей определенных групп, может быть выражено и в иных действиях: установление запретов на занятия деятельностью, которая является основным источником существования, на медицинское обслуживание отдельных групп населения, уничтожение жилищ и т.д.

С позиции объективной стороны состава преступления геноцид, как видно из вышеизложенного, может быть совершен и путем действия, и путем бездействия. В зависимости от формы его проявления геноцид может носить и формальный, и материальный характер.

Так, убийство, причинение тяжкого вреда здоровью относятся к преступлениям с материальным составом. Принудительная передача детей, насильственное переселение — преступления с формальным составом.

Субъективная сторона рассматриваемого преступления выражается в прямом умысле. При этом для наличия геноцида необходимым элементом субъективной стороны является наличие цели полного или частичного уничтожения национальной, этнической, расовой или религиозной группы.

Мотивы совершения геноцида для определения наличия состава и квалификации преступления значения не имеют.

Субъектом геноцида является любое вменяемое лицо, достигшее шестнадцати лет. Субъект общий. Вместе с тем, учитывая масштабность геноцида, следует признать, что возможность совершения этого преступления наиболее вероятна не со стороны частных лиц, а со стороны лиц, занимающих государственные или иные высокие должности, обладающих широкими властными полномочиями.

Относительно субъекта преступления в Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него (ст. 4) подчеркивается, что лица, совершающие геноцид, подлежат наказанию независимо от того, являются ли они ответственными по конституции правителями, должностными или частными лицами. Этим положением еще раз подчеркивается, что ответственность за геноцид должна наступать вне зависимости от социального статуса виновного.

Статья написана по материалам сайтов: studwood.ru, mylektsii.ru, studopedia.ru, studfiles.net.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector