Явка с повинной в уголовном судопроизводстве России: ст 142 УПК РФ

Явка с повинной как доказательство в уголовном судопроизводстве

В подавляющем количестве уголовных дел, рассматриваемых судами (более 70%), фигурируют явки с повинной или чистосердечные признания. Вместе с тем как у следователей, государственных обвинителей, адвокатов, так и у судей в ходе производства по делу возникают сложности при оценке указанных сообщений о преступлении в качестве доказательства. Первостепенными являются вопросы: следует ли признавать явку с повинной доказательством или она относится к обстоятельствам, смягчающим наказание, согласно ст. 61, 62 УК РФ? Если явка с повинной — доказательство, то можно ли ее считать показаниями лица, причастного к преступлению? Как разрешить вопрос о допустимости данного доказательства? В каких случаях явку с повинной можно исследовать в суде с участием присяжных заседателей?

Согласно уголовно-процессуальному закону, явка с повинной — это добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении, сделанное как в письменном, так и в устном виде (ст. 142 УПКРФ). Следовательно, по своему содержанию явка с повинной представляет собой информацию об обстоятельствах совершенного преступления, содеянного лицом, сообщившим эти сведения.

Согласно ч. 1 ст. 74 УПК РФ, доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

В п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11.01.2007 № 2 О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» указывается, что «если сообщение лица о совершенном с его участием преступлении в совокупности с другими доказательствами положено судом в основу обвинительного приговора, то данное сообщение может рассматриваться как явка с повинной и в том случае, когда лицо в ходе предварительного расследования или в судебном заседании изменило свои показания».

Следовательно, Пленум Верховного Суда РФ допускает позицию о том, что явка с повинной обоснованно признается судом доказательством в совокупности с другими доказательствами2. Таким образом, закономерен ответ: явка с повинной является доказательством, которое используется в уголовном судопроизводстве.

Однако в ч. 2 ст. 74 УК РФ отсутствует указание на явку с повинной как источник доказательств.

Это порождает на практике определенные разногласия, которые обусловлены следующей сложившейся ситуацией. В ч. 2 ст. 74 УПК РФ регламентировано: В качестве доказательств допускаются:

1) показания подозреваемого, обвиняемого;

2) показания потерпевшего, свидетеля;

3) заключение и показания эксперта;

3.1 ) заключение и показания специалиста;

4) вещественные доказательства;

5) протоколы следственных и судебных действий;

6) иные документы.

Поэтому одни юристы считают, что по сути своей явка с повинной — это показания подозреваемого или обвиняемого3, другие полагают, что получение явки с повинной — это не показания подозреваемого или обвиняемого, а иное следственное действие, так как устное заявление о явке с повинной заносится в протокол, согласно ст. 141 УК РФ.

Как всякое доказательство, явка с повинной должна отвечать критерию допустимости. Данный постулат нашел свое отражение в Постановлении Пленума ВС РФ от 31.10.95 № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» 5 .

В нем обращается внимание судов на необходимость выполнения требований ч. 2 ст. 50 Конституции РФ о том, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона, а также предписаний ст. 75 УПК РФ, в силу которой доказательства, полученные с нарушением уголовно-процессуального законодательства, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения.

Косвенно по данному вопросу высказался и Конституционный Суд РФ. Как указано в Определении от 14.10.2004 № 326-О 6 , ст. 142 УПК РФ раскрывает понятие явки с повинной как повода для возбуждения уголовного дела и не касается регламентации порядка и условий использования ее судом в качестве доказательства. Данная норма не содержит положений, которые противоречили бы нормам уголовно-процессуального закона, устанавливающим порядок доказывания по уголовным делам, в том числе ст. 75 Кодекса, и отменяли бы обязательность их соблюдения при оглашении в ходе судебного следствия заявления о явке с повинной, сделанного подсудимым или другим лицом, привлекаемым либо не привлекаемым в качестве обвиняемого по данному уголовному делу.

В специальной литературе ведется активная научная полемика о допустимости доказательств 7 . В этой связи следует выделить критерии, без рассмотрения которых, по мнению автора, вопрос о допустимости доказательств, в том числе явки с повинной, останется нераскрытым. К таковым относится соблюдение:

— гарантированных Конституцией РФ и международно-правовыми актами прав человека и гражданина;

— установленного уголовно-процессуальным законодательством порядка собирания и закрепления доказательств (что подразумевает осуществление соответствующих полномочий надлежащим лицом или органом посредством производства действий, предусмотренных процессуальными нормами).

Среди прав человека и гражданина следует особо выделить закрепленное в ч. 1 ст. 51 Конституции РФ установление, согласно которому никто не обязан свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

Раскрывая понятие «свидетельствовать или давать свидетельство» Конституционный Суд РФ отметил, что в этимологическом и процессуальном смыслах оно означает подтверждать или удостоверять факт какого-либо события, очевидцем которого является свидетельствующий субъект, с предоставлением доказательственной информации об обстоятельствах и фактах, которой он (субъект. — Прим. авт.) обладает, а также указанием источника этой информации. Само свидетельство выступает при этом как удостоверение, доказательство, улика.

Право не свидетельствовать против самого себя включает также право хранить молчание, т. е. не давать свидетельства о любых фактах, содержащих не только инкриминирующую, но и оправдательную и иную информацию, которая могла бы быть использована для уголовного преследования или в поддержку обвинения.

Эти положения полностью корреспондируют принципу презумпции невиновности, закрепленному в ст. 49 Конституции РФ, и, в частности, запрету обязывать обвиняемого доказывать свою невиновность (ч. 2 ст. 49). Из этого же принципа с очевидностью вытекает, что под принуждением или под угрозой ответственности лицо не может быть обязано к явке с повинной или предоставлению какой-либо информации о фактах и обстоятельствах, на основании которых в отношении него может быть возбуждено уголовное преследование.

Согласно позиции Конституционного Суда РФ, опирающейся на практику Европейского Суда по правам человека и выраженной в Постановлении от 27.06.2000 № 11-П, «понятие обвинения не обязательно связано с формальными признаками, закрепленными процессуальным законом. Оно содержательно включает и иные меры, связанные с подозрением в совершении преступления, которые влекут серьезные последствия или существенным образом сказываются на положении подозреваемого» 9 . Отсюда следует, что право не свидетельствовать против самого себя и презумпция невиновности, включающие невозможность принуждения к даче объяснений, показаний или иной уличающей данное лицо информации, действуют как на стадии доследственной проверки, так и в ситуации, когда такая информация собирается компетентными органами в целях уголовного преследования лица.

Данный вывод находит свое подтверждение в практике Европейского Суда по правам человека. Так, в толковании права на молчание как составной части права не давать показания против самого себя ЕСПЧ исходит из того, что эти положения являются общепризнанными международными нормами, которые лежат в основе понятия справедливой судебной процедуры (ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод). Они применяются в уголовном процессе в отношении всех без исключения деяний. Их назначение заключается в защите обвиняемого от злонамеренного принуждения со стороны властей, что помогает избежать судебных ошибок и добиться целей, поставленных ст. 6 Конвенции. В частности, рассматриваемое право препятствует использованию обвинением доказательств, добытым вопреки воле обвиняемого с помощью принуждения или давления. Оно тесно связано также с презумпцией невиновности (п. 2 ст. 6 Конвенции).

По мнению Европейского Суда по правам человека, право не свидетельствовать против себя не может быть ограничено лишь признанием в совершении правонарушения или показаниями, прямо носящими инкриминирующий характер. Данное право также должно включать возможность сообщить любую иную информацию о фактах, поскольку она может быть в последующем уголовном процессе использована в поддержку обвинения. Нельзя ссылаться на общественный интерес в оправдание использования в целях обвинения сведений, добытых принудительным путем в ходе внесудебного расследования.

Анализ уголовных дел показывает, что лицам, обратившимся с заявлением о явке с повинной, право, предусмотренное ст. 51 Конституции РФ, не разъяснялось ни в одном случае.

Между тем право на молчание, будучи материальным, должно распространяться на всех участников уголовного судопроизводства, включая лицо, подавшее явку с повинной 11 .

Следует согласиться с позицией ученых, по мнению которых положения ст. 51 Конституции РФ необходимо разъяснять, в том числе при получении объяснений (особенно у граждан, чья причастность к преступлению проверяется), а также при составлении протокола явки с повинной.

Явка с повинной может быть признана допустимым доказательством только в случае, когда она дана добровольно и свободно.

При этом подразумевается отсутствие психологического и физического воздействия или угроз со стороны должностных лиц органов следствия. Не может идти речи о добровольном признании при нахождении лица в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, поскольку рассуждения о волевом моменте в данном случае теряют всякий смысл.

Свобода предполагает наличие нормальных условий, когда явка с повинной не выглядит как единственно возможный выход из положения, в котором оказалось лицо (например, лишение или ограничение его естественных потребностей и т. п.). Это относится также к осужденным, дающим явки с повинной в целях получения режима наибольшего благоприятствования при отбывании наказания.

Поскольку в рамках данной статьи не представляется возможным дать развернутую характеристику заявленной проблемы, автор хотел бы обозначить лишь некоторые из выявленных им в практике Европейского Суда по правам человека аспектов, подлежащих применению при рассмотрении вопроса о допустимости явки с повинной в качестве доказательства по уголовному делу.

Если лицо на момент заключения под стражу находится в хорошем состоянии здоровья, но на момент освобождения у него имеются телесные повреждения, государство обязано предоставить исчерпывающие объяснения в отношении их происхождения. В противном случае возникает очевидный вопрос о соблюдении ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Применение физической силы в отношении лиц, лишенных свободы, не являющееся крайне необходимым в связи с их поведением, унижает человеческое достоинство и нарушает права, закрепленные в ст. 3 указанной Конвенции.

В случае подозрительной смерти или жестокого обращения, учитывая основные права, закрепленные в ст. 2 и 3, ст. 13 требует проведения тщательного и эффективного расследования, в ходе которого будут установлены и наказаны лица, ответственные за нарушения.

Не каждое расследование (имеется в виду расследование по факту нарушения прав заявителя. — Прим. авт.) может быть успешным или привести к результату, совпадающему с изложением фактов заявителем; оно должно в принципе способствовать установлению обстоятельств дела и в случае обоснованности жалобы заявителя — установлению личности и наказанию виновных.

Приведенные положения находят свое подтверждение в практике высших судебных органов.

Президиум Верховного Суда РФ, рассмотрев уголовное дело по надзорной жалобе осужденного И. о пересмотре приговора Тамбовского областного суда от 31.10.2002, и последующих судебных решений, пришел к выводу о необоснованности признания явки с повинной допустимым доказательством.

В обоснование своего мнения президиум указал следующее.

Согласно протоколу явки с повинной И., подойдя к торговому павильону, через окошко открыл входную дверь, взял около кассы нож, подошел к продавцу, разбудил ее и стал требовать деньги. Получив отказ, И. порезал продавцу шею, ударил ножом в живот, потом выбежал на улицу, выбросил нож. Подъехавшие сотрудники милиции доставили И. в РОВД.

Это интересно:  Возражения на апелляционное представление прокурора в УПК РФ

Данные, содержащиеся в протоколе явки с повинной, признаны допустимыми, достоверными доказательствами. Доводы осужденного о том, что явка с повинной получена в результате недозволенных мер воздействия, являются несостоятельными. Эти утверждения стали предметом исследования и оценки судов первой и кассационной инстанций и обоснованно были отвергнуты.

В связи с заявлениями И. о применении к нему насилия со стороны работников милиции прокуратурой Октябрьского района г. Тамбова проводились проверки, по результатам которых вынесены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. По данным следственного изолятора, у И. не имелось телесных повреждений, которые могли бы свидетельствовать о применении недозволенных мер воздействия.

При осмотре места происшествия, проводившемся с участием понятых, адвоката, И. по существу подтвердил данные, содержащиеся в явке с повинной. При последующих допросах с участием адвоката на вопрос о том, применялись ли к нему какие-либо недозволенные меры воздействия, И. отвечал отрицательно.

Как видно из материалов дела, протокол явки с повинной был составлен в день задержания И., изложенные в нем данные согласуются с другими доказательствами.

Вместе с тем президиум пришел к выводу об изменении судебных решений по следующим основаниям.

В соответствии с п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ одним из смягчающих наказание обстоятельств является явка с повинной. В материалах дела имеется протокол явки с повинной И., где изложено сообщение о совершенном им преступлении.

В приговоре суд привел содержащиеся в протоколе явки с повинной данные в качестве доказательства виновности И., тем самым признав, что добровольное сообщение о совершенном преступлении имело место.

Как один из поводов для возбуждения уголовного дела явка с повинной И. указана в постановлении о возбуждении уголовного дела. Однако, несмотря на это, она не признана обстоятельством, смягчающим наказание, каких-либо суждений по этому поводу в приговоре и кассационном определении не приведено. Обстоятельств, отягчающих наказание И., не имеется.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассмотрев кассационные жалобы осужденных П., С., Б., Т., их адвокатов на приговор Нижегородского областного суда от 15.06.2006 пришла к выводу, что судом первой инстанции обоснованно дана критическая оценка доводам осужденных о применении к ним на предварительном следствии незаконных методов ведения следствия в виде физического и психологического воздействия.

По материалам дела установлено, что осужденные допрашивались с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, с разъяснением их процессуальных прав, в присутствии адвокатов. Следственный эксперимент с участием Т. проводился в присутствии понятых, что исключало применение какого-либо незаконного воздействия.

Также в судебном заседании П. сообщил, что оговорил других осужденных, надеясь, что ему назначат меньший срок наказания. Т. пояснил, что давал неправдивые показания, поскольку при задержании П. предложил ему оговорить С. Сам С. утверждал, что его ложные показания в отношении своих сообщников обусловлены желанием отомстить им, так как ему показывали их заявления, в которых они оговаривали его.

Таким образом, выяснилось, что показания осужденных о применении к ним недозволенных методов ведения следствия, в связи с чем они оговорили друг друга, носят непоследовательный и противоречивый характер.

Кроме того, данные доводы осужденных были предметом проверки органов прокуратуры и также не нашли своего подтверждения. При этом установлено, что ссадина лица была получена Б. в ходе оказания сопротивления при его задержании.

Коллегия не нашла оснований считать данные осужденными на предварительном следствии показания, которые являлись предметом исследования в судебном заседании и приведены в приговоре, недопустимыми доказательствами.

Можно констатировать, что при оценке судом допустимости явки с повинной в качестве доказательства по уголовному делу (тем более при ее оспаривании) обязательной проверке подлежат следующие обстоятельства:

— были ли применены к лицу недозволенные меры воздействия;

— осуществлена ли уполномоченными на то лицами проверка заявления лица о применении недозволенных мер воздействия при даче явки с повинной и каковы ее результаты;

— подтверждается ли явка с повинной последующим поведением лица, например согласованности обстоятельств, указанных в явке с повинной, с иными его показаниями, другими доказательствами по уголовному делу.

Представляется правильной точка зрения, согласно которой в случае, если в ходе судебного следствия той или иной стороной не доказано, что явка с повинной или объяснения были получены с грубым нарушением процессуальной формы или прав и интересов граждан либо их оформление и приобщение к материалам дела не соответствует требованиям закона и подзаконных нормативных актов, суд обязан признать подобные материалы в качестве иных документов по делу и при необходимости непосредственно исследовать их содержание. На обоснованность данной позиции указывает также двойственность высказываний авторов, отказывающихся признавать доказательственное значение этих материалов, если они представлены стороной обвинения, и кардинально меняющих свои взгляды, когда на их исследовании настаивает защита.

Как представляется, явка с повинной, как и каждое доказательство, должна быть подтверждена обстоятельствами дела.

По данным обобщения, проведенного президиумом Нижегородского областного суда в 2007 г., рассмотрено 37 уголовных дел, вынесенных на обсуждение по такому основанию, как неправильное применение уголовного закона (п. 3 ч. 1 ст. 379 УК РФ), а именно нарушение требований общей части УК РФ (п. 1 ст. 382 УПК РФ) в части п. «и» ст. 61 УК РФ.

В качестве оснований изменения приговоров выступают различные нарушения, допущенные судами первой и второй инстанций.

При этом обобщение показало, что вопрос о допустимости явки с повинной в качестве доказательства по уголовному делу и признании ее в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, ставился как стороной защиты (25 жалоб), так и стороной обвинения (6 жалоб).

Напротив, обжалование явки с повинной, положенной в основу обвинительного приговора, на предмет ее недопустимости оспаривалось исключительно стороной защиты (6 жалоб), однако в каждом случае доводы заявителя были признаны необоснованными. Представляется правильной позиция В. А. Давыдова, полагающего, что отсутствие в приговоре мотивов, по которым явка с повинной не признана в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, является основанием для возбуждения надзорного производства и передачи надзорной жалобы осужденного на рассмотрение суда надзорной инстанции.

Между тем в отсутствие надзорной жалобы осужденного, в которой в качестве доводов смягчения наказания приведено мнение о необходимости учета явки с повинной, следует особо осторожно и внимательно относиться к обсуждению именно этого основания в порядке ч. 1 ст. 410 УПК РФ.

Действительно, предусмотренное ч. 1 и 2 названной статьи право суда надзорной инстанции проверить все производство по уголовному делу и в отношении всех осужденных обязывает суд устранить все выявленные в судебном заседании нарушения материального и процессуального закона, если это влечет улучшение положения осужденного (осужденных). Иное противоречило бы положениям ст. 6 УПК РФ.

Вместе с тем, принимая решение о проверке производства по уголовному делу в соответствии с положениями ч. 2 ст. 410 УПК РФ, судам следует иметь в виду, что такая проверка сопряжена с ограничением права осужденного на внесение надзорной жалобы в эту же надзорную инстанцию и права довести до суда свою позицию по делу.

Также необходимо отметить следующую закономерность.

По смыслу п. 22 ст. 5, п. 4, 5 ч. 2 ст. 171 и ч. 1 ст. 220 Кодекса применительно к особому порядку судебного разбирательства под обвинением, с которым соглашается обвиняемый, заявляя ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке, следует понимать фактические обстоятельства содеянного, форму вины, мотивы совершения деяния, юридическую оценку содеянного, а также характер и размер вреда, причиненного деянием.

Однако следует учитывать, что в соответствии со ст. 316 УПК РФ по делу, рассматриваемому в особом порядке, в ходе судебного заседания могут быть исследованы обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, а также смягчающие и отягчающие наказание.

Поскольку порядок такого исследования главой 40 Кодекса не ограничен, оно может проводиться всеми предусмотренными уголовно-процессуальным законом способами, в том числе путем исследования дополнительно представленных материалов, а также допросов свидетелей по этим обстоятельства.

Статья 142 УПК РФ. Явка с повинной (действующая редакция)

1. Заявление о явке с повинной — добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении.

2. Заявление о явке с повинной может быть сделано как в письменном, так и в устном виде. Устное заявление принимается и заносится в протокол в порядке, установленном частью третьей статьи 141 настоящего Кодекса.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 142 УПК РФ

1. Явка с повинной имеет место, если лицо в устном или письменном виде добровольно сообщило органу, осуществляющему уголовное преследование, о совершенном им или с его участием преступлении. Добровольность сообщения означает, что явка с повинной сделана лицом по собственной инициативе и до того момента, когда ему стало известно о его изобличении в совершении преступления посредством других уже имеющихся в деле доказательств. Добровольность, прежде всего, обеспечивается реализацией права на защиту, в том числе с помощью защитника, разъяснением права не свидетельствовать против себя. Явка с повинной как повод для возбуждения дела имеет смысл только тогда, когда она является первичной информацией о преступлении и, соответственно, влечет начало процессуальных действий. Если уже зарегистрирован другой повод для возбуждения дела (заявление очевидца, рапорт) или, тем более, возбуждено дело, то явка с повинной поводом в смысле ст. ст. 140 и 142 УПК не является.

2. Явка с повинной — это не только повод для возбуждения дела. Кроме того, это обстоятельство: 1) смягчающее наказание (п. «и» ч. 1 ст. 61 УК); 2) освобождающее от уголовной ответственности в специально предусмотренных УК случаях (например, явка с повинной взяткодателя — см. примечание к ст. 291 УК); 3) учитываемое в пользу избрания более легкой меры пресечения (ст. 99 УПК); 4) свидетельствующее о деятельном раскаянии как основании освобождения от уголовной ответственности (ст. 75 УК; ст. 28 УПК); 5) свидетельствующее о признании своей вины, т.е. обвинительное доказательство. В связи с большим (в том числе уголовно-правовым) значением явки с повинной она должна приниматься и после начала производства по уголовному делу. Признание в совершении преступления, сделанное лицом уже после его задержания, может рассматриваться в качестве смягчающего наказание обстоятельства.

3. Недобровольное сообщение о своем преступлении не является ни явкой с повинной, ни заявлением в смысле ст. 141 УПК. Оно может быть оформлено рапортом в порядке п. 3 ч. 1 ст. 140 и ст. 143 УПК.

4. Явка с повинной оценивается как отдельное доказательство. Уголовно-правовое и процессуальное значение явки с повинной не утрачивается при последующем отказе от нее подозреваемого или обвиняемого. Это обстоятельство неоднократно подтверждено судебной практикой. Вместе с тем Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что статья 142 УПК РФ, обозначающая явку с повинной как повод к возбуждению уголовного дела и не регламентирующая порядок и условия использования ее судом в качестве доказательства, не содержит положений, которые ограничивали бы действие норм уголовно-процессуального закона, в том числе статьи 75 УПК, устанавливающих порядок доказывания по уголовным делам, и отменяли бы обязательность их соблюдения при решении вопроса об оглашении в судебном заседании сделанного в ходе досудебного производства заявления о явке с повинной. Согласно же п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК к недопустимым доказательствам относятся, в частности, показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде. Отсюда, по-видимому, следует вывод, что протокол явки с повинной может быть приравнен к протоколу допроса по аналогии закона. Это соответствует общей позиции Конституционного Суда, по которой при определении конституционных прав и свобод (в данном случае это право, указанное в ч. 2 ст. 50 Конституции РФ) во внимание следует принимать не формальные моменты, а наличие определенных сущностных признаков, характеризующих фактическое положение этого лица как нуждающегося в обеспечении соответствующего его права. В самом деле, абсурдно было бы предположить, что законодатель, устанавливая запрет на использование протоколов допросов подозреваемого без участия защитника, в случае отказа от данных показаний подразумевал бы исключение в подобной ситуации для протоколов явки с повинной, что делало бы первый из названных запретов практически бесполезным.

Это интересно:  Досудебное соглашение о сотрудничестве в уголовном процессе

В то же время представляется, что письменная явка с повинной может оглашаться в судебном заседании, так как является иным документом (ст. 84). В этом есть свой смысл, поскольку, как правило, она пишется в условиях, когда на заявителя не может оказываться непосредственное воздействие со стороны силовых государственных структур.

5. Явка с повинной в письменном виде должна отвечать тем же требованиям, что и письменное заявление о преступлении (см. ком. к ч. 2 ст. 141). Однако в судебной практике при оценке явки с повинной основное значение придается не ее оформлению, а признаку добровольности. Как отмечает ВС РФ, к добровольному сообщению о собственном преступлении не применяются правила составления процессуальных документов по уголовному делу, в том числе не требуются присутствие защитника и разъяснение правил ст. 51 Конституции РФ. Установление признака добровольности предполагает допустимость доказательства, названного «чистосердечное признание». Судебная практика признает значение явки с повинной, смягчающей ответственность, даже тогда, когда будущий подозреваемый добровольно сообщает о совершенном им преступлении на допросе в качестве свидетеля (БВС РФ. 2003. N 4).

Комментарий к СТ 142 УПК РФ

Статья 142 УПК РФ. Явка с повинной

Комментарий к статье 142 УПК РФ:

1. Явка с повинной имеет место, если лицо в устном или письменном виде добровольно сообщило органу, осуществляющему уголовное преследование, о совершенном им или с его участием преступлении. Добровольность сообщения означает, что явка с повинной сделана лицом по собственной инициативе и до того момента, когда ему стало известно о его изобличении в совершении преступления посредством других уже имеющихся в деле доказательств. Добровольность, прежде всего, обеспечивается реализацией права на защиту, в том числе с помощью защитника, разъяснением права не свидетельствовать против себя. Явка с повинной как повод для возбуждения дела имеет смысл только тогда, когда она является первичной информацией о преступлении и, соответственно, влечет начало процессуальных действий. Если уже зарегистрирован другой повод для возбуждения дела (заявление очевидца, рапорт) или, тем более, возбуждено дело, то явка с повинной поводом в смысле ст. ст. 140 и 142 УПК не является.

2. Явка с повинной — это не только повод для возбуждения дела. Кроме того, это обстоятельство: 1) смягчающее наказание (п. «и» ч. 1 ст. 61 УК); 2) освобождающее от уголовной ответственности в специально предусмотренных УК случаях (например, явка с повинной взяткодателя — см. примечание к ст. 291 УК); 3) учитываемое в пользу избрания более легкой меры пресечения (ст. 99 УПК); 4) свидетельствующее о деятельном раскаянии как основании освобождения от уголовной ответственности (ст. 75 УК; ст. 28 УПК); 5) свидетельствующее о признании своей вины, т.е. обвинительное доказательство. В связи с большим (в том числе уголовно-правовым) значением явки с повинной она должна приниматься и после начала производства по уголовному делу . Признание в совершении преступления, сделанное лицом уже после его задержания, может рассматриваться в качестве смягчающего наказание обстоятельства .

См.: пункт 7 Постановления ПВС РФ от 11.01.2007 N 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания».

3. Недобровольное сообщение о своем преступлении не является ни явкой с повинной, ни заявлением в смысле ст. 141 УПК. Оно может быть оформлено рапортом в порядке п. 3 ч. 1 ст. 140 и ст. 143 УПК.

4. Явка с повинной оценивается как отдельное доказательство. Уголовно-правовое и процессуальное значение явки с повинной не утрачивается при последующем отказе от нее подозреваемого или обвиняемого. Это обстоятельство неоднократно подтверждено судебной практикой . Вместе с тем Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что статья 142 УПК РФ, обозначающая явку с повинной как повод к возбуждению уголовного дела и не регламентирующая порядок и условия использования ее судом в качестве доказательства, не содержит положений, которые ограничивали бы действие норм уголовно-процессуального закона, в том числе статьи 75 УПК, устанавливающих порядок доказывания по уголовным делам, и отменяли бы обязательность их соблюдения при решении вопроса об оглашении в судебном заседании сделанного в ходе досудебного производства заявления о явке с повинной . Согласно же п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК к недопустимым доказательствам относятся, в частности, показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде. Отсюда, по-видимому, следует вывод, что протокол явки с повинной может быть приравнен к протоколу допроса по аналогии закона. Это соответствует общей позиции Конституционного Суда, по которой при определении конституционных прав и свобод (в данном случае это право, указанное в ч. 2 ст. 50 Конституции РФ) во внимание следует принимать не формальные моменты, а наличие определенных сущностных признаков, характеризующих фактическое положение этого лица как нуждающегося в обеспечении соответствующего его права . В самом деле, абсурдно было бы предположить, что законодатель, устанавливая запрет на использование протоколов допросов подозреваемого без участия защитника, в случае отказа от данных показаний подразумевал бы исключение в подобной ситуации для протоколов явки с повинной, что делало бы первый из названных запретов практически бесполезным.

См.: Определение КС РФ от 20 октября 2005 г. N 391-О.

Постановления КС РФ от 02.07.1998 N 20-П, от 23.03.1999 N 5-П, от 27.06.2000 N 11-П, от 17.07.2002 N 13-П и от 8 декабря 2003 г. N 18-П, Определения от 22.01.2004 N 62-О, от 5 ноября 2004 г. N 350-O, от 21 декабря 2004 г. N 465-О, от 1 ноября 2007 г. N 949-О-П.

В то же время представляется, что письменная явка с повинной может оглашаться в судебном заседании, так как является иным документом (ст. 84). В этом есть свой смысл, поскольку, как правило, она пишется в условиях, когда на заявителя не может оказываться непосредственное воздействие со стороны силовых государственных структур.

5. Явка с повинной в письменном виде должна отвечать тем же требованиям, что и письменное заявление о преступлении (см. ком. к ч. 2 ст. 141). Однако в судебной практике при оценке явки с повинной основное значение придается не ее оформлению, а признаку добровольности. Как отмечает ВС РФ, к добровольному сообщению о собственном преступлении не применяются правила составления процессуальных документов по уголовному делу, в том числе не требуются присутствие защитника и разъяснение правил ст. 51 Конституции РФ . Установление признака добровольности предполагает допустимость доказательства, названного «чистосердечное признание» . Судебная практика признает значение явки с повинной, смягчающей ответственность, даже тогда, когда будущий подозреваемый добровольно сообщает о совершенном им преступлении на допросе в качестве свидетеля (БВС РФ. 2003. N 4).

См.: Кассационное определение СК по УД ВС РФ от 30 декабря 2004 г. N 53-о04-64.

ЯВКА С ПОВИННОЙ КАК ПОВОД К ВОЗБУЖДЕНИЮ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

Добровольная подача заявления о содеянном преступлении самим лицом, его совершившим, в уголовном процессе называется явкой с повинной. По сути, это разновидность заявления.

«Явиться» означает, прежде всего, признаться, сделать явным, раскрытым, известным факт лично или в соучастии совершенного преступления. Главное в явке с повинной, конечно, не личное прибытие куда-то, а прекращение определенного деяния и доведение до сведения компетентных ведомств признания своего участия в нем. Следует отметить, что заявление о явке с повинной не обязательно связано с желанием передать себя в руки правосудия. Кодекс об этом умалчивает. Поэтому в качестве явки с повинной в смысле ст.142 УПК РФ следует рассматривать даже признание собственной вины в письме, переданном в правоохранительные органы по почте.

Явка с повинной отнесена законом к числу поводов для возбуждения уголовного дела. Заявление о явке с повинной может быть подано до возбуждения уголовного дела либо после этого, если органам предварительного следствия не было известно, что преступление совершило данное лицо.

Вместе с тем полученное признание подлежит тщательной проверке и критической оценке, поскольку оно может быть в действительности вынужденным, ложным и даже спровоцированным. Сидоров А.П.Реабилитирован посмертно. М., Юридическое издательство,1999.-с.333.

Не может рассматриваться в качестве явки с повинной признание, сделанное на допросе подозреваемым или обвиняемым. Однако, если допрашиваемый сообщает сведения о преступлении, о котором не было известно следователю, то такое заявление следует рассматривать как явку с повинной.

Явка с повинной — акт одномоментный, а не длящийся, в отличие от способствования расследованию преступления. Поэтому последующий отказ от данных показаний не является основанием для отрицания совершения явки с повинной.

Сделанное после возбуждения уголовного дела во время допроса заявление с признанием своей вины может учитываться в качестве объективного проявления деятельного раскаяния и в этой связи анализироваться с учетом положений ст.28 УПК РФ и соответствующих положений УК РФ РФ (ст.75 УК РФ и некоторые нормы Особенной части). В этом случае составление протокола явки не обязательно, но необходимо зафиксировать показания, например в протоколе допроса. Сделанное после начала расследования заявление о признании вины в расследуемом преступлении может рассматриваться в любых ипостасях, но не как повод для возбуждения дела. В то же время сделанное в процессе расследования заявление о признании вины в совершении другого уголовно-наказуемого деяния удовлетворяет требованиям ст. 142 УПК РФ.

Для явки с повинной как повода к возбуждению уголовного дела имеют немаловажное значение соблюдение формы и порядка процессуального закрепления. Часть 2 ст.142 УПК РФ определяет, что заявление может быть сделано как в письменной, так и в устной форме. Наличие письменного заявления у лица, явившегося в правоохранительные органы, не исключает возможности составления соответствующего протокола, хотя в обязательном порядке такой протокол требуется в случае устного заявления.

Правила приема заявления о явке с повинной аналогичны предусмотренным ст. 141 УПК РФ.

Любая информация о совершенном или готовящемся преступлении может рассматриваться в качестве повода для возбуждения уголовного дела с того момента, как будет получена компетентным должностным лицом. Кодексом предусмотрена форма, в которую должна быть облечена такая информация, чтобы считаться законным поводом. Это заявление о преступлении ( ст.141 УПК РФ), явка с повинной (ст.142 УПК РФ) и рапорт об обнаружении признаков преступления (ст.143 УПК РФ).

Статья 143 УПК РФ не конкретизирует лиц, полномочных составлять рапорт об обнаружении признаков преступления. Очевидно, что к таковым относятся помимо дознавателя, следователя и прокурора сотрудники органа дознания, наделенные определенными полномочиями по приему и регистрации информации, по осуществлению оперативных или розыскных мер и др.

Так, органам дознания при проведении оперативно-розыскных мероприятий становятся известны факты преступных действий. Прокурор, проводя проверку соблюдения законов в учреждении, организации вскрывает случаи нарушений, носящие преступный характер. Следователю, расследующему уголовное дело, становится известно о совершении другими лицами преступных деяний, не связанных с расследуемым им делом.

При определенных условиях (ч.3 ст.40 УПК РФ) функции дознания возлагаются также на:

1) капитанов морских и речных судов, находящихся в дальнем плавании, — по уголовным делам о преступлениях, совершенных на данных судах;

2) руководителей геологоразведочных партий и зимовок, удаленных от мест расположения органов дознания, указанных в части первой настоящей статьи, — по уголовным делам о преступлениях, совершенных по месту нахождения данных партий и зимовок;

Это интересно:  Обстоятельства, исключающие участие в уголовном судопроизводстве: глава 9 УПК РФ

3) глав дипломатических представительств и консульских учреждений Российской Федерации — по уголовным делам о преступлениях, совершенных в пределах территорий данных представительств и учреждений.

Эти лица при необходимости возбуждают уголовное дело, поводом для чего может послужить рапорт кого-либо из подчиненных. Однако при обнаружении признаков преступления и наличии возможности передать материалы по подследственности указанные субъекты составляют рапорт, адресуемый руководителю соответствующего органа предварительного следствия или дознания.

Перечень источников поступления информации законом не ограничен(коммент. к ст.140 УПК РФ). Соответственно, компетентному лицу о преступлении становится известно в результате принятия соответствующего сообщения, которое может быть передано любым способом, например по телефону, в почтовой корреспонденции. Допустимо получение информации при анализе сообщений СМИ. Федеральным законом регламентирован порядок получения соответствующей информации оперативным путем.

В процессе работы по проверке такой информации возможно возникновение иных (т.е. кроме рапорта) предусмотренных ч.1 ст.140 УПК РФ поводов для возбуждения уголовного дела. Так, если информация о преступлении поступила от конкретного лица и имеется возможность обеспечить его участие в составлении необходимых документов, то в материалах проверки появляется (наряду с рапортом) предусмотренное ст.141 УПК РФ заявление о преступлении.

Рапорт, как форма, в которую облекается сообщение о преступлении, составляется не по каждому полученному компетентным ведомством сообщению. Рапорт составляют лишь об обнаруженных, то есть найденных, установленных или ставших явными, видимыми признаках преступления. Поэтому составлению рапорта может, а в некоторых случаях должна предшествовать определенная проверочная работа (см. ст.144 УПК РФ). Содержащуюся в ст.143 УПК РФ формулировку о том, что рапорт об обнаружении признаков преступления составляется на основании сообщения о совершенном или готовящемся преступлении, полученного из иных источников информации, чем указанные в ст.141 и 142 УПК РФ, следует понимать именно с учетом ст.144 УПК РФ. Таким образом, не всякий рапорт, составляемый в соответствии с ведомственными правилами лицами, получающими сообщения и заявления, можно рассматривать как повод для возбуждения уголовного дела.

Наличие одного законного повода для возбуждения уголовного дела еще не достаточно для принятия решения о возбуждении уголовного дела. Для возбуждения дела необходимо и такое условие, как основание к возбуждению уголовного дела.

В законе сказано, что дело может быть возбуждено только в тех случаях, когда имеются достаточные данные, указывающие на признаки преступления (ч.2 ст.108 УПК РФ ). Эти данные в уголовно-процессуальном законе именуются основаниями к возбуждению уголовного дела (ч.1 ст. ст. 112;113; ч.2 ст.116 УПК РФ ), наличие которых обуславливает обоснованность вынесения акта о возбуждении уголовного дела.

Из этого следует то, что основанием к возбуждению уголовного дела являются данные о том, что:

Во-первых, деяние, о котором поступило заявление или сообщение вообще имело место в действительности.

Во-вторых, это деяние действительно содержит признаки преступления. Неизвестность лица, совершившего преступление, неясность тех или иных обстоятельств совершения преступления ни в коей мере не должны препятствовать возбуждению уголовного дела; все эти обстоятельства будут установлены в стадии предварительного расследования. Но как бы то ни было, материалы, по которым решается вопрос о возбуждении уголовного дела, должны содержать серьезные данные для предположения о том, что в действительности было совершено преступление. Уголовное дело не может быть возбуждено на основании лишь одних догадок и предположений.

Большое значение имеет вопрос, каков должен быть объем фактических данных, обосновывающих вывод о наличии преступного деяния. В каждой стадии уголовного процесса все фактические данные оцениваются по внутреннему убеждению соответствующих должностных лиц. Поэтому, вопрос о достаточности данных для вывода о наличии готовящегося или совершенного преступления, в каждом конкретном случае решается тем лицом, которое рассматривает вопрос о возбуждении уголовного дела. Но во всех случаях эти данные должны быть подвергнуты всесторонней оценке. Для этого в соответствии с ч.2 ст. 109 УПК РФ должна быть проведена предварительная проверка: истребованы необходимые материалы, получены объяснения, однако без производства следственных действий. То есть проверка не должна сводится только лишь к собиранию доказательств, изобличающих конкретное лицо.

Законодатель указывает на две стороны основания к возбуждению уголовного дела — фактическую и юридическую. Фактическая сторона — наличие объективно существующих фактических данных, указывающих на признаки общественно-опасного деяния. Юридическая сторона основания к возбуждению дела есть наличие признаков преступления. В данном случае речь идет только о преступном деянии, о его противоправности и общественной опасности.

Закон в основания к возбуждению уголовного дела не включает отсутствие обязательств, исключающих производство по делу (ст.5 УПК РФ ). Этим понятием придается самостоятельное значение. В ст.113 УПК РФ сказано, что в случае отсутствия оснований к возбуждению уголовного дела, а равно при наличии обстоятельств, исключающих производство по делу, прокурор, следователь, орган дознания и судья отказывают в возбуждении уголовного дела.

А.Р. Михайленко считает, что несмотря на разный смысл этих понятий, между ними существует тесная взаимосвязь. Само отсутствие оснований, к примеру, не может порождать вопрос об обстоятельствах, исключающих производство по делу, ввиду его беспредметности. В свою очередь, очень многие из обстоятельств указанные в ст.5 УПК РФ , вообще не имеют отношения к фактической стороне основания к возбуждению дела и в некоторых случаях могут устанавливаться после решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Например, акт амнистии или помилования может быть издан, когда уже возбуждено уголовное дело и ведется расследование или судебное производство. А.Р. Михайленко «Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе»- Саратов, 2003г.-С. 63

Некоторые авторы понимают под основаниями весь первичный материал И.Б. Каганович «Некоторые вопросы в деятельности следователя»- М., 2002г.-С. 93, т.е. не только жалобы, сообщения и другие поводы, но и акты ревизий С.А. Голунский «Возбуждение уголовного дела»- М,, 2000г.-С. 112, Материалы проверок. В.С. Бурданова «Следственная практика»- М. 2001г., выпуск 82, статья «Обмен опытом повышает качество расследования преступлений.»Но такое понимание основания для возбуждения уголовного дела сводит на нет отличие оснований от поводов к возбуждению дела и от источников получения фактических данных.

Чтобы разобраться в содержании оснований в, — важно рассматривать их в непосредственной связи друг с другом. В этом случае сравнительный анализ процессуальных норм с учетом последних достижений теории законности и обоснованности решений в уголовном судопроизводстве может привести к определенным выводам.

Определение основания дала Лупинская П.А.: «Основанием любого процессуального решения является такая совокупность доказательств, которая устанавливает факты, необходимые по закону для принятия данного решения, с необходимой по закону же точностью, то есть как истину или определенную степень вероятности их существования или возможности в будущем». П.А. Лупинская «Законность и обоснованность решений в уголовном судопроизводстве»- М,, 2002г.-С. 38

3. Явка с повинной

Явка с повинной в узком смысле — как повод для возбуждения дела — имеет значение только тогда, когда она является первичной информацией о преступлении.

В широком смысле явка с повинной — это не только повод для возбуждения дела. Кроме того, она может рассматриваться как обстоятельство: а) смягчающее наказание (п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ); б) освобождающее от уголовной ответственно­сти в специально предусмотренных уголовным законом случаях (например, явка с повинной взяткодателя — примечание к ст. 291 УК РФ); в) учитываемое в пользу избрания более легкой меры пресечения (ст. 99 УПК); г) свидетельствующее о дея­тельном раскаянии как основании освобождения от уголовной ответственности (ст. 75 УК РФ; ст. 28 УПК); д) свидетельствующее о признании своей вины, т.е. обвинитель­ное доказательство. В связи с большим (в том числе уголовно-правовым) значением явки с повинной она должна приниматься и после начала производства по уголовно­му делу. В отличие от заявления явка с повинной в широком смысле сохраняет свое значение и при отсутствии удостоверительной подписи явившегося с повинной. Зна­чение смягчающего обстоятельства за явкой с повинной должно сохраниться и в том случае, если протокол или сообщение не обладают необходимыми реквизитами. На­пример, гражданин по телефону сообщает о совершенном им преступлении. При этом называет полные данные о себе и о преступлении (например: «Я, такой-то, прожива­ющий там-то, незаконно храню такое-то огнестрельное оружие и намерен его сдать властям»). Это сообщение не является поводом к возбуждению дела в смысле ст. 140 УПК, однако должно рассматриваться как явка с повинной в смысле ст. 61, 75 УК РФ. При этом непосредственным поводом к возбуждению дела будет рапорт, составлен­ный в порядке ст. 143 УПК.

Главное условие явки с повинной и в узком, и в широком смысле — это добро­вольность. Данное условие означает, что сообщение о собственном преступлении сделано по инициативе самого лица и при отсутствии для него реальной угрозы уго­ловного преследования за совершение тех преступлений, о которых он сообщает. Доб­ровольность явки с повинной может иметь место и после возбуждения уголовного дела, если лицо обоснованно предполагало о том, что органам уголовного преследо­вания не известно об одном из следующих обстоятельств: а) о совершенном им пре­ступлении; б) о его участии в совершении преступления; в) о его месте нахождения.

Добровольность сообщения отсутствует, если оно сделано после задержания или заключения под стражу и предъявления доказательств подозрения или обвинения по тому же преступлению, в котором лицо сознается. «Недобровольное» сообщение о своем преступлении не может быть ни явкой с повинной, ни заявлением и оформля­ется рапортом сотрудника правоохранительного органа (п. 3 ч. 1 ст. 140 и ст. 143 УПК).

В то же время условие добровольности соблюдается, если содержащийся под стра­жей подозреваемый или обвиняемый заявляет о своей явке с повинной по другим преступлениям, когда он обоснованно предполагает о том, что органам уголовного преследования еще не известно его участие в совершении этих преступлений. Добро­вольность явки с повинной прежде всего обеспечивается реализацией права на защи­ту, в том числе помощью защитника, разъяснением права не свидетельствовать про­тив себя. Признание задержанного в совершении других преступлений может быть явкой с повинной, только если оно дано не вследствие незаконных мер принуждения. При этом разъяснения уголовно-правовых обязанностей и юридических последствий признания сами по себе не являются незаконными мерами принуждения.

Явка с повинной является уголовно-процессуальным доказательством в виде иного документа (ст. 84) или протокола (ст. 83, 166). Одним из требований к содержанию явки с повинной является указание на конкретное преступление (время, место, опре­деленное деяние, потерпевшие и др.). Уголовно-правовое и процессуальное значение явки с повинной не утрачивается при последующем отказе от нее подозреваемого или обвиняемого. Эта позиция неоднократно подтверждена судебной практикой[166].

Действующий процессуальный закон (ч. 2 ст. 142 УПК РФ) предусматривает две формы явки с повинной: письменную и устную. Явка с повинной в письменном виде должна отвечать тем же требованиям, что и письменное заявление о преступлении (ст. 141)[167]. Она может быть отправлена по почте, передана нарочным или лично.

Явка с повинной в устном виде оформляется протоколом по правилам ч. 3 ст. 141 (приложение 3 к ст. 476). Особое внимание уделяется установлению личности лица, явившегося с повинной.

Лицо, явившееся с повинной, имеет такие же процессуальные права, как и заявитель.

Статья написана по материалам сайтов: studbooks.net, www.zakonrf.info, upkod.ru, vuzlit.ru, textbook.news.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий