+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Неосторожность, небрежность и виды в уголовном праве

Неосторожность и ее виды

По сравнению с умыслом неосторожность — менее распространенная форма вины. Согласно ст. 26 УК преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности.

Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий. Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

Определение неосторожной вины в уголовном праве России основывается в основном на специфике отношения лица к наступившим общественно опасным последствиям его действий (бездействия). Различаются два вида неосторожности — легкомыслие и небрежность (ч. I ст. 26 УК). Эти виды неосторожности объединены сходным социально-психологическим содержанием. В обоих случаях речь идет о проявлении лицом при осуществлении какой-либо деятельности невнимательности, несоблюдении возложенных на него обязанностей, нарушении им правил предосторожности. Однако в таких ситуациях у лица имеются как объективные, так и субъективные предпосылки к тому, чтобы при надлежащей осмотрительности и внимательности при выполнении своих обязанностей оно могло осознавать общественную опасность своих действий (бездействия) и предотвратить наступление общественно опасных последствий.

Вместе с тем легкомыслие и небрежность характеризуются и определенными различиями.

Специфика легкомыслия заключается в том, что хотя в данном случае лицо предвидит возможность наступления общественно опасных последствий, но не желает их и не допускает, а легкомысленно рассчитывает эти последствия предотвратить. Однако расчет оказывается неосновательным, общественно опасные последствия наступают.

Первый признак сближает легкомыслие с умышленной виной, в частности, с косвенным умыслом. Однако отметим, что если рассматривать предвидение при легкомыслии с точки зрения его предметного содержания, то оно отличается от предвидения при косвенном умысле. При легкомыслии предвидение носит, как правило, менее определенный характер, что и обусловливает легкомысленный расчет на те или иные обстоятельства предотвратить наступление преступных последствий.

Легкомыслие отличается от косвенного умысла и по волевому содержанию. Если при совершении преступления с косвенным умыслом лицо сознательно допускает наступление общественно опасных последствий или относится к ним безразлично, то при легкомыслии решимость реализовать поставленную цель связывается с надеждой предотвратить наступление общественно опасных последствий.

Специфика совершения преступления по небрежности заключается в следующем. Лицо не предвидит, что в результате совершаемых им действий (бездействия) могут наступить общественно опасные последствия. При небрежности действия (бездействие) лица не направлены на причинение вреда каким-либо охраняемым уголовным законом интересам и ценностям. Лицо нередко осознает фактическую сторону совершаемых действий, например то, что нарушает правила предосторожности, однако при этом не осознает, что эти действия (бездействие) могут вызвать общественно опасные последствия. Вместе с тем в таких случаях лицо может и не осознавать, что его действия связаны с нарушением каких-то правил предосторожности. Это может быть в силу усталости, невнимательности, недисциплинированности и т.п. Однако сказанное не означает, что общественно опасное деяние, совершенное по небрежности, не является волевым актом.

При небрежности лицо имеет возможность избрать наиболее осмотрительное поведение, чтобы избежать наступления общественно опасных последствий. Эта возможность обусловливается наличием лежащей на лице обязанности в качестве мотива должного поведения.

Социальная сущность небрежности заключается в том, что при этом поведение лица всегда связано с нарушением им обязанности быть осмотрительным (острожным). Социальный смысл небрежности раскрывается следующей формулой закона: «Лицо не прсдвиде- ло возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия». Термин «должно» подчеркивает, что совершаемые действия связаны с нарушением лицом лежащих на нем обязанностей. При решении вопроса об уголовной ответственности лица за преступление, совершенное по небрежности, в каждом случае необходимо установить, какая обязанность им была нарушена и в чем это нарушение выразилось. Если будет установлено, что совершение тех или иных действий (бездействия) в круг обязанностей этого лица не входило, то наступившие в результате этого общественно опасные последствия не подлежат вменению этому лицу.

Для констатации наличия небрежности необходимо установить, что лицо не только должно было, но и могло в данной ситуации предвидеть обществен но опасные последствия своих действий. В уголовном праве России считается общепризнанным, что при решении этого вопроса следует исходить не из средней меры (объективного критерия — могли эти последствия предвидеть любой средний человек), а из индивидуальных возможностей этого лица, т.е. так называемого субъективного критерия. Уголовная ответственность за преступные последствия, наступившие по небрежности, может быть возложена на лицо лишь тогда, когда оно в данной конкретной ситуации могло предвидеть общественно опасные последствия своих действий (бездействия), а следовательно, имело реальную возможность их не допустить.

Поэтому в ч. 1 ст. 28 УК устанавливается, что деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественно опасный характер своих действий (бездействия) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть.

Деяние признается также совершенным невиновно (ч. 2 ст. 28 УК), если лицо, его совершившее, хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам.

В условиях интенсивного научно-технического прогресса и возникающей в связи с этим проблемой социальной адаптации человека к окружающему повышенные требования предъявляются к его поведению, к дисциплине и организованности людей. Отсутствие должной осмотрительности и внимательности при использовании природных ресурсов и техники, особенно источников повышенной опасности, нередко влечет за собой серьезные негативные последствия. Поэтому проблема уголовной ответственности и ее пределов при неосторожной вине имеет большее практическое значение.

Преступление по неосторожности

Неосторожной форме вины посвящена ст. 26 УК, в ч. 1 которой определено, что преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности. Следовательно, закон выделяет два вида неосторожности: легкомыслие и небрежность.

Согласно ч. 2 ст. 26 УК преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий.

Частью 3 ст. 26 УК преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

Исходя из законодательного определения неосторожности можно усмотреть ее отличие от умышленной формы вины в следующем:

  • в законе не указывается на осознание виновным общественно опасного характера своего деяния;
  • неосторожная форма вины не допускает позитивного отношения лица к последствиям своего деяния. Лицо либо вообще не предвидит общественно опасных последствий своего деяния, либо рассчитывает их предотвратить.

Законодательное определение неосторожности охватывает преступления с материальным составом, поскольку и при легкомыслии и при небрежности речь идет об отношении лица к последствиям. При отсутствии общественно опасных последствий не возникает вопроса об уголовной ответственности лиц, совершивших по неосторожности преступления с материальным составом.

При легкомыслии лицо предвидит последствия своего деяния, но не желает их наступления. Подобная законодательная характеристика сближает легкомыслие с косвенным умыслом и заставляет искать критерии их разграничения. Необходимо отметить, что в правоприменительной деятельности данная проблема очень актуальна (например, при разграничении убийства и неосторожного причинения смерти, когда преступление может быть совершено как с косвенным умыслом, так и в результате преступного легкомыслия).

Понятно, что при квалификации конкретного деяния необходимо обращать самое пристальное внимание на законодательное отличие косвенного умысла и легкомыслия.

Отличие усматривается и в интеллектуальном и в волевом моменте косвенного умысла и легкомыслия, а именно:

1. при легкомыслии лицо не осознает общественной опасности своего деяния, а при косвенном умысле осознает;

2. при совершении преступления по легкомыслию лицо предвидит абстрактную возможность наступления последствий своего деяния, а при косвенном умысле — реальную возможность наступления общественно опасных последствий.

Отличие предвидения абстрактной возможности последствий от реальной заключается в следующем. Предвидение абстрактной возможности последствий своего деяния означает, что лицо предвидит возможность наступления последствий вообще в подобных случаях, но исключает их в результате своего деяния в данном конкретном случае. Например, бросая камень в сторону человека, лицо предвидело, что попадание камня в голову потерпевшего может оказаться смертельным, однако исходило из того, что в данном случае этого не произойдет, поскольку бросает камень выше головы потерпевшего. Расчет оказался несостоятельным: камень попал в голову потерпевшего и причинил ему смертельное ранение.

При косвенном умысле лицо предвидит, что последствия могут наступить не вообще в подобных случаях, а в результате его деяния при наличии имеющихся обстоятельств. Например, виновный предвидит смерть потерпевшего в результате избиения (руками, ногами, твердыми предметами по различным частям тела, в том числе и жизненно важным) в течение продолжительного времени, вместе с тем даже один сильный удар в область головы потерпевшего может оказаться смертельным, не говоря уже об их совокупности;

3. волевое отношение при легкомыслии и косвенном умысле противоположно по своему содержанию. При легкомыслии лицо занимает активную позицию, рассчитывая на предотвращение последствий, а при косвенном умысле — пассивную, поскольку не предпринимает никаких усилий на их предотвращение, допуская их или относясь к ним безразлично.

В совокупности данные критерии и позволяют отличить легкомыслие от косвенного умысла.

Так, гражданин К. был признан виновным и осужден за убийство (по ч. 1 ст. 105 УК) шестилетней девочки, совершенное при следующих обстоятельствах.

В. (осужден по тому же делу) передал К. самодельный пистолет. К. хранил его у себя дома. 13 октября на берегу пруда К. произвел несколько выстрелов, одним из которых была смертельно ранена девочка.

Виновным К. признал себя частично. По его словам, производя выстрелы из пистолета, он не хотел никого убивать, девочку не видел и не предполагал, что пуля может пролететь большое расстояние.

Как видно из материалов дела, в частности из протокола осмотра и схемы места преступления, расстояние между осужденным и потерпевшей в момент выстрела составляло около 205 м и разделяли их пруд, болото с осокой и камышами высотой около двух метров, за которыми вдоль забора шла потерпевшая. Стрелял К. в 18 ч. 30 мин. 13 октября, т. с. было темно.

При таких обстоятельствах К. должен нести ответственность за причинение смерти по неосторожности, поскольку, стреляя вечером в сторону забора, он предвидел возможность наступления общественно опасных последствий своих действий, но легкомысленно рассчитывал на их предотвращение. Эти действия осужденного свидетельствуют о его неосторожной вине и необоснованно расценены судом как умышленные.

При небрежности лицо действует или бездействует, не осознавая общественной опасности своего деяния и не предвидя возможных общественно опасных последствий своего поведения. Оно может смотреть телевизор, читать книгу, даже спать в момент наступления общественно опасных последствий, однако быть виновным в их причинении. При небрежности лицо с точки зрения сознания и воли никак не проявляет себя по отношению к общественно опасным последствиям в момент их наступления. Оно их и не желает, как при прямом умысле, и не допускает, как при косвенном умысле, и не рассчитывает их предотвратить, как при легкомыслии. Сознание и воля лица бездействуют. Однако лицо признается виновным в наступлении общественно опасных последствий, если должно было и могло предвидеть последствия своего поведения. Лицо несет ответственность не вообще за наступление общественно опасных последствий, а лишь за такие последствия, которые явились результатом его неправильного поведения. Иначе говоря, последствия в обязательном порядке должны быть причинно связаны с его конкретным поведением при необходимости и возможности их предвидения им. Субъективно данные последствия для виновного лица являются неожиданными, поэтому ключевыми понятиями небрежности являются слова: «должен был предвидеть последствия» и «мог их предвидеть».

Это интересно:  Лишение права занимать определенные должности или заниматься деятельностью: УК РФ, штраф

Словосочетание «должен был» — это объективный критерий небрежности, определяющий обязанность лица предвидеть последствия своего деяния.

Слово «мог» — это субъективный критерий небрежности, определяющий возможность лица предвидеть последствия своего деяния.

Обязанность лица предвидеть последствия своего деяния всегда вытекает из существующих правил поведения и предосторожности, установленных в обществе, которых субъект должен придерживаться. Такие правила могут вытекать из требований закона, иного нормативного акта, договора, профессии, должности, статуса лица, принятых правил общежития. Эти правила могут касаться любых сфер деятельности. Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя. Принадлежность к определенной социальной группе или выполняемой роли накладывает на человека соответствующие правила поведения и предосторожности. Обязанность лица предвидеть наступление общественно опасных последствий своего деяния должна быть установлена и доказана на основании существующих и обязательных для него правил поведения не вообще, а применительно к данному конкретному случаю. Так, уголовную ответственность за халатность может нести только то должностное лицо, на котором лежала определенная обязанность, и ее невыполнение привело к наступлению общественно опасных последствий, предусмотренных ст. 293 УК.

Таким образом, обязанность лица предвидеть последствия своего деяния проистекает из обязательных для него правил поведения и предосторожности, обусловленных его принадлежностью к какой-либо социальной группе или выполнению им какой-либо социальной роли.

Одной обязанности предвидеть общественно опасные последствия недостаточно для признания лица виновным в их наступлении. Необходимо наличие субъективного критерия небрежности — возможности предвидеть наступление данных общественно опасных последствий. Только совокупность объективного и субъективного критериев небрежности дает основания для признания лица виновным в наступлении инкриминируемых ему общественно опасных последствий.

Возможность предвидения лицом последствий своего деяния в противоположность обязанности их предвидения не может основываться на социальных требованиях, обращенных к любому лицу, на которое они распространяются. Она всегда связана с персональными возможностями лица, с обязательным учетом особенностей ситуации (обстановки), в которой оно находилось. Обязанность предвидения — это нормативный, а возможность предвидения — ситуативно-персональный критерий небрежности. При оценке субъективной возможности лица предвидеть последствия своего деяния имеет значение оценка человека во всех его проявлениях: биологических, социальных, психологических (его возраст, профессия, образование, состояние здоровья и проч.).

Виды неосторожности в уголовном праве

Преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности (ст.26 УК РФ).

Однако необходимо иметь в виду, что, во-первых, неосторожная форма вины — это одна из опасных разновидностей невнимательности, неосмотрительности, а иногда и равнодушия, неуважения к интересам личности и общества в целом. Во-вторых, в условиях научно-технического прогресса число неосторожных преступлений во всех сферах деятельности человека увеличилось. Лица, обязанные по роду своей службы (работы) соблюдать определенные требования, из-за беспечности, легкомыслия, недисциплинированности нарушают их, причиняя огромный ущерб жизни, здоровью людей и окружающей среде.

По ст. 26 УК РФ можно выделить две формы неосторожных преступлений — преступление, совершенное по легкомыслию и преступление по небрежности.

Преступление по легкомыслию

Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий (ст.26 УК РФ).

По своему интеллектуальному критерию преступное легкомыслие состоит из:

1. Осознания виновным общественной опасности совершаемого действия (бездействия);

2. Предвидения абстрактной возможности наступления общественно опасных последствий.

Абстрактное предвидение означает, что лицо осознает неправомерность своих действий, понимает (предвидит), что такие действия вообще, в принципе, могут повлечь за собой общественно опасные последствия, но считает невозможным их наступление в данном конкретном случае.

Волевой критерий этого преступления состоит в том, что лицо не желает наступления последствий, более того, стремиться не допустить их с помощью каких-либо реально существующих факторов (сил). Прежде всего виновный имеет в виду собственные личные качества- опыт, мастерство, силу, ловкость, профессионализм и т.п., а также действия других лиц, механизмов и даже силу природы. Однако его расчеты оказываются легкомысленными, самонадеянными. Виновный либо не знает законов развития причинной связи между деянием и грозящими последствиями, либо не учитывает каких-либо обстоятельств, которые существенно меняют развитие причинной связи (не срабатывает механизм, не включаются силы, на которые рассчитывало лицо). Эта надежда хотя и самонадеянная, необоснованная, существенно отличает преступное легкомыслие от косвенного умысла (при косвенном умысле виновный рассчитывает на удачу, везение, судьбу и т.п., но не на конкретные реальные обстоятельства и силы). По этой причине преступное легкомыслие является менее общественно опасным, чем косвенный умысел.

Вот уголовное дело, рассмотренное в одном из судов Московской области. Инженер Клименко ехал на своей автомашине Москвич» по улице районного центра. В ней сидело еще четыре пассажира — родственники Клименко. Впереди навстречу «Москвичу» двигался маршрутный автобус «Икарус» с пассажирами. Клименко, которому надо было повернуть налево, решил, что успеет это сделать до подъезда автобуса. В этот момент заглох двигатель машины, и она остановилась прямо на пути автобуса, водитель которого не смог повернуть ни налево, так как навстречу шли другие автомашины, ни направо, там был тротуар и стояли люди. Он стал тормозить, но избежать столкновения не удалось. Автобус сильно ударил в правый бок автомашину и несколько метров протащил ее перед собой. В результате один из пассажиров автомашины погиб, а остальные, включая Клименко, получили тяжелые телесные повреждения. Некоторые пассажиры автобуса, упавшие во время столкновения, также получили травмы. Клименко был осужден по ст.263 УК РФ. Его вина состояла в преступном легкомыслии.

Он понимал, что нарушение правил дорожного движения может привести к столкновению автомашины и автобуса (интеллектуальный момент), однако рассчитывал, что умение управлять «Москвичом» и быстрый поворот дадут ему возможность благополучно проехать (волевой момент). Однако расчет Клименко оказался неосновательным из-за неожиданной остановки работы двигателя, в результате чего наступили общественно опасные последствия.

Преступное легкомыслие, как форма вины, представляет опасность тем, что лицо сознательно нарушает правила предосторожности, хотя и не желает вредных последствий.

На сегодняшний день в теории уголовного права нет единой трактовки легкомыслия. Например, А. И. Рарог отмечает, что при легкомыслии лицо всегда осознает отрицательное значение возможных последствий для общества, поэтому оно и стремится к их предотвращению, а, следовательно, сознает потенциальную общественную опасность своего деяния (действия или бездействия). Возможность наступления общественно опасных последствий предвидится как абстрактная: субъект предвидит, что подобные действия могут повлечь за собой общественно опасные последствия, но полагает, что в конкретной ситуации они не наступят. Лицо легкомысленно, несерьезно подходит к оценке обстоятельств, которые, по его мнению, должны были предотвратить наступление общественно опасных последствий, в действительности же данные обстоятельства оказались неспособными противодействовать его наступлению.Сходную позицию занимает И. М. Тяжкова. Она, в частности, отмечает, что лицо, действующее легкомысленно, всегда осознает отрицательное значение возможных последствий и именно поэтому возлагает на определенные обстоятельства надежду на их предотвращение. Отсюда автор приходит к выводу о том, что при легкомыслии виновный осознает потенциальную общественную опасность своего действия или бездействия.

По своей сути, такое понимание легкомыслия совпадает с самонадеянностью — видом неосторожности, выделяемым теоретиками уголовного права до принятия УКРФ.

По мнению некоторых авторов, «легкомыслие имеет место, если лицо, совершившее уголовно противоправное деяние, сознавало признаки совершаемого им действия или бездействия, имело возможность и было обязано сознавать их, предвидело возможность наступления вредных последствий, но без достойных оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий, однако расчет этот был легкомысленным, в силу чего и наступили вредные последствия».

Такое определение легкомыслия вызывает, по меньшей мере, два возражения. Во-первых, включение в понятие легкомыслия, хотя и в его интеллектуальный, а не в волевой момент, как при небрежности, субъективного критерия (наличия возможности осознавать признаки совершаемого действия или бездействия) и объективного (обязанности сознавать их) вряд ли способствует уяснению особенностей данного вида вины, а также затрудняет его разграничение с небрежностью. Законодатель, определяя легкомыслие, не пользуется ни объективным, ни субъективным критериями.

Во-вторых, замена законодательного понятия «достаточные» (основания) на «достойные» придает совершенно новый оттенок легкомыслию, поскольку эти понятия не являются синонимами. Отождествление их ведет к сужению понятия легкомыслия и соответственно к расширению косвенного умысла, что, в конечном счете, может привести к неверной квалификации преступления, назначению несправедливого уголовного наказания и вытекающим отсюда негативным уголовно-правовым последствиям. Кроме того, в ч. 2 ст. 26 УК РФ, в отличие от определения авторов, речь идет об общественно опасных, а не о вредных последствиях. В ч. 1 ст. 14 УК в качестве одного из обязательных признаков преступления также названа общественная опасность, а не вредоносность. Поэтому и теоретическое определение легкомыслия должно базироваться на законодательных положениях. Но вместе с тем не всегда законодательная терминология правильно отражает сущность того или иного понятия. Такая ситуация, думаю, наблюдается и в законодательном определении легкомыслия. В частности, нельзя определять легкомыслие через самонадеянность и наоборот, поскольку это два самостоятельных понятия, имеющих свою специфику. По определению В. Даля, легкомыслие — это необдуманность, опрометчивость, неосновательность в речах и поступках, ветреность. В отличие от легкомыслия самонадеянность — лишнее доверие к силам и способностям своим, к личным качествам; небреженье к чужой опытности, советам и помощи Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. Т.П. М., 1979. С.243; XIV. М., 2000. С. 134. Из законодательного определения легкомыслия термин «самонадеянно» следует исключить. В 1947 г. В. Лифшиц определял легкомыслие как такое отношение человека к преступным последствиям своего деяния, при котором он «предвидел возможность их наступления, но рассчитывал их предотвратить, исходя при этом из конкретных обстоятельств, которые в действительности не были достаточным основанием для такого расчета, но субъект считал их таким основанием, так как не проявил достаточной осмотрительности при их оценке» Лифшиц В. К вопросу об эвентуальном умысле // Советское государство и право. Это определение хорошо отражает сущность легкомыслия, однако не отличается лаконичностью, которая должна быть свойственна законодательному определению. Его целесообразно изложить в следующей редакции: «Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело абстрактную возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований рассчитывало на их предотвращение».

Предвидение виновным абстрактной возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), полагаю, означает предвидение общественно опасных последствий в таких ситуациях, которые являются однотипными с той, в которой находится действующее по легкомыслию лицо. При этом оно рассчитывает на предотвращение общественно опасных последствий своего деяния, для чего и предпринимает достаточные, на его взгляд, усилия. Все это, по мнению виновного, позволит предотвратить общественно опасные последствия. Но такой расчет не оправдался, в реальной действительности достаточных оснований для подобного расчета не было, поэтому последствия наступили. Например, водитель автомашины едет с превышением скорости, надеясь на то, что в случае опасности успеет затормозить. Однако его надежда не оправдалась; перед красным сигналом светофора он не смог вовремя затормозить и сбил пешехода, переходившего улицу на зеленый для него сигнал светофора. Водитель проявил легкомыслие, поскольку рассчитывал на предотвращение общественно опасных последствий без достаточных к тому оснований.

В уголовно-правовой литературе неоднозначно решен вопрос относительно интеллектуального момента легкомыслия. В частности, А. В. Наумов интеллектуальный момент легкомыслия видит в предвидении возможности наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия Наумов А. В. Указ. соч. С. 219.Н. К. Семернева высказала точку зрения, согласно которой интеллектуальный критерий легкомыслия не исчерпывается предвидением абстрактной возможности наступления общественно опасных последствий, а включает и осознание виновным общественной опасности совершаемого действия (бездействия).

Это интересно:  Грабеж: состав и мотив открытого хищения чужого имущества

Отличную от приведенных позицию предложил В. А. Якушин, признав самонадеянный расчет интеллектуальным признаком легкомыслия Якушин В.А. Субъективное вменение и его значение в уголовном праве. Данный вывод автор обосновывает двумя моментами. Во-первых, по его мнению, рассчитывать, сопоставлять, определять достаточность или недостаточность оснований во избежание последствий — это функция интеллекта. Во-вторых, этимология понятия «самонадеянно» означает «понимать, сознавать фактическую и социальную сторону того, что может наступить и с помощью чего можно пресечь наступление чего-то» Там же.

Наиболее правильной представляется позиция тех авторов, которые интеллектуальный момент легкомыслия определяют как осознание лицом общественно опасного характера деяния и предвидение абстрактной возможности наступления общественно опасных последствий Более подробно позиция автора статьи изложена в учебнике Наумова А.В. Российское уголовное право. Общая часть. Лицо, действующее по легкомыслию, сознает потенциальную общественную опасность своего действия или бездействия. Психологический механизм поведенческого акта при неосторожных деяниях не отличается от механизма умышленных преступлений. Различия носят лишь нормативный характер. В неосторожных преступлениях также есть то или иное отношение лица к своим действиям (бездействию) и наступившим последствиям.

Законодатель полностью не игнорирует психическое отношение лица к общественно опасному деянию в неосторожных преступлениях. Попытаемся аргументировать это положение, используя метод от противного. В соответствии с ч. 1 ст. 28 УК деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия). Невиновное причинение вреда этого вида, с позиции законодательного определения, граничит с пониманием небрежности для формальных составов преступлений, хотя реальное существование такой конструкции теоретики уголовного права зачастую отрицают. Вместе с тем на основе этого же законодательного определения можно заключить, что если лицо, совершая деяние, не осознавало, но по обстоятельствам дела могло осознавать общественную опасность своих действий (бездействия), такое психическое отношение к содеянному нельзя признать невиновным причинением вреда.

Эта характеристика не может свидетельствовать ни о прямом и косвенном умыслах, ни о легкомыслии. В данном определении использован субъективный критерий небрежности — наличие у лица возможности осознавать общественную опасность действий (бездействия). Это позволяет высказать суждение о том, что законодатель признает совершенным преступление по небрежности, если лицо, его совершившее, не осознавало общественной опасности своих действий (бездействия), но по обстоятельствам дела могло и должно ее осознавать. Это, в свою очередь, подтверждает то, что законодатель полностью не игнорирует психическое отношение лица к общественно опасному деянию в неосторожных преступлениях.

В теории уголовного права обращалось внимание на то, что при преступном легкомыслии лицо предвидит и осознает две противоположные тенденции: возможность причинения общественно опасных последствий и возможность их предотвращения. При этом он допускает недооценку первой возможности за счет переоценки второй и идет на необоснованный и неправомерный риск. Виновный осознает, что иногда в подобных ситуациях при сходных обстоятельствах наступают общественно опасные последствия, но он убежден, что в данном конкретном случае этого не произойдет, что он в состоянии будет избежать, не допустить наступления вреда. Виновный в целом правильно оценивает данную ситуацию как способную повлечь за собой опасные последствия. Вместе с тем он рассчитывает, что ему удастся предотвратить эти последствия. Он надеется не на случайные обстоятельства, как при косвенном умысле, а на конкретные реальные факторы, которые, по его убеждению, смогут предотвратить опасные последствия. Важно подчеркнуть, что подобное прогнозирование (расчет) должен быть основано не на везении, надежде на удачу, а на достаточно реальных факторах, связанных с профессиональными качествами, опытом и умением самого виновного лица, особенностях используемых им технических средств, орудий, приспособлений, конкретных особенностях обстановки, в которой он действовал, и т.д. В итоге этот расчет оказался самонадеянным, неудачным, когда виновный какие-то обстоятельства недооценил или переоценил, но такое представление у виновного лица было, что и позволяет характеризовать его вину не как умысел, а как легкомыслие.

Так, выезжая на перекресток при красном свете, водитель автомашины осознает, что грубо нарушает правила дорожного движения и предвидит, что в результате этого может произойти столкновение с пересекающим дорогу транспортом и наступление тяжких последствий, в том числе и для себя, но он надеется на мобильность своей машины, ее высокую скорость, внимательность других водителей, прежний успешный опыт таких действий и, наконец, на тормоза своей машины в случае необходимости. Расчет оказывается ошибочным, значит и самонадеянным, так как для него не было достаточных оснований.

В связи с данным обстоятельством при установлении в содеянном признаков преступного легкомыслия довольно таки важно выяснить обстоятельства, на которые рассчитывал виновный. Выявление этих обстоятельств имеет решающее значение при разграничении преступного легкомыслия и косвенного умысла.

Таким образом, различие между косвенным умыслом и преступным легкомыслием следует проводить в основном по волевому элементу: в первом случае лицо сознательно допускает наступление предвиденных последствий преступлений либо безразлично относится к их наступлению, а во втором без достаточных к тому оснований рассчитывает их избежать.

Преступное легкомыслие отграничивается от косвенного умысла по интеллектуальному и волевому критериям.

Интеллектуальный критерий проводит различие по характеру предвидения. При косвенном умысле лицо предвидит реальную возможность наступления преступных последствий, а при легкомыслии — только их абстрактную возможность. По характеру предвидения эти две формы сильно отличаются друг от друга. Однако этого нет в кодексе, но это понимание есть в жизни, в здравом смысле, реальности. И таким образом при косвенном умысле предвидение носит конкретный (реальный) характер, а при преступной самонадеянности абстрактный характер.

Таким образом, отличие от косвенного умысла, при котором лицо предвидит реальную возможность наступления общественно опасных последствий своих действий, при легкомыслии возможность наступления последствий субъект предвидит отвлеченно от конкретной ситуации, то есть абстрактно, применительно не к данной, а к другим сходным ситуациям. Он предвидит, что подобного рода действия вообще могут повлечь за собой общественно опасные последствия, но полагает, что в данном конкретном случае они не наступят.

Волевой момент как косвенного умысла, так и легкомыслия заключается в нежелании наступления последствий, однако при косвенном умысле лицо относится к этому безразлично, либо сознательно их допускает, либо надеется на «авось», тогда как при легкомыслии оно рассчитывает на конкретные жизненные обстоятельства, которые способны предотвратить наступление последствий, но этот расчет оказывается легкомысленным.

Так, например, С. управлял легковым автомобилем в сильной степени опьянения, не имел прав на управление транспортными средствами: по пути следования неоднократно грубо нарушал правила дорожного движения, в результате чего сбил одного пешехода, через некоторое время — другого, а затем автомашина столкнулась со встречной и ударилась о столб электросети. Нескольким гражданам были причинены тяжкие и иные телесные повреждения и нанесен существенный материальный ущерб. Суд квалифицировал действия С. по ст. 263 УК РФ и счел указанное деяние совершенное по неосторожности в форме преступного легкомыслия.

В данном примере суд не исследовал всесторонне все обстоятельства, относящиеся к субъективной стороне преступления, в частности о возможности его совершения с косвенным умыслом, когда лицо не желает причинить общественно опасные последствия, но предвидит и допускает возможность их наступления. Отсутствие желания свидетельствует о безразличном отношении лица к последствиям своего деяния, но оно сознательно допускает их наступления. По данному делу суд первой инстанции не исследовал вопроса о том, что С. был уверен в невозможности наступления общественно опасных последствий, и не обосновал своего вывода об этом. Вышестоящая инстанция обоснованно отметила приговор суда ввиду не исследованности обстоятельств, относящихся к установлению формы вины.

Таким образом, правильное установление формы и вида вины необходимо для квалификации содеянного, определение степени вины при индивидуализации наказания, установления круга обстоятельств, подлежащих доказательству, надлежащего воспитательного воздействия приговора на осужденного и иных лиц.

Неосторожность и её виды

Неосторожность – лицо, совершившее преступление, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своего деяния, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение либо не предвидело наступления таких последствий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть.

– легкомыслие – лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий;

– небрежность – лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

Невиновное причинение вреда

Невиновное причинение вреда, именуемое в науке уголовного права и в практике «случай» или «казус», имеет место тогда, когда с чисто внешней стороны налицо преступное деяние, т.е. совершено общественно опасное деяние, наступили общественно опасные последствия, и между ними имеется причинная связь. Однако лицо не привлекается к уголовной ответственности в силу невиновного причинения вреда, иными словами, отсутствует субъективная сторона преступления, нет умысла или неосторожности.

В УК случай (казус) характеризуется тем, что, совершая деяние, лицо не сознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать его общественной опасности, либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть.

УК предусматривает особую разновидность невиновного причинения вреда. Деяние признается совершенным невиновно и тогда, когда лицо, его совершившее, хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло их предотвратить в силу несоответствия своих психофизических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам. Речь идет о таких ситуациях, когда лицо в силу чрезмерной физической перегрузки и нервного напряжения, находясь в экстремальной ситуации, теряет контроль над своими действиями, что приводит порой к тяжким последствиям. Например, водителю грузовой автомашины, вернувшемуся из длительного рейса, не дают возможности отдохнуть, посылая в новую сложную поездку. В результате водитель попадает в аварию.

Факультативные признаки субъективной стороны: понятие и значение

Субъективная сторона преступления – это внутренняя сторона преступления, определяющая психическое отношение виновного лица к совершенному им общественно опасному деянию и к его наступившим общественно опасным последствиям.

Факультативные признаки субъективной стороны:

1) Мотив преступления – это внутренние побуждения человека, которые вызывают у него решимость совершить общественно опасное деяние и которыми оно руководствуется при его совершении.

2) Цель преступления – это результат, к которому стремится лицо при совершении преступления. Мотив и цель в отношении общественно опасных последствий имеют место только в умышленных преступлениях. В составе неосторожных преступлений мотива и цели нет и быть не может.

3) Эмоции представляют собой особое состояние психики, переживания лица в связи с совершенным преступлением (например, убийство, совершенное в состоянии аффекта).

Мотив, цель и эмоции являются факультативными признаками субъективной стороны. Однако законодатель при описании конкретных составов преступлений может учитывать их и называть в диспозиции статьи. В этом случае они становятся обязательными и влияют на квалификацию. Если мотив, цель и эмоции не указаны в диспозиции уголовно-правовой нормы, то они могут быть учтены судом при оценке общественной опасности деяния и назначении наказания.

Субъективная сторона преступления имеет важное юридическое значение:

– она позволяет отграничить одно преступление от других смежных составов преступлений;

– субъективная сторона преступления позволяет разграничить составы преступлений, сходных по объективным признакам;

– субъективная сторона преступления позволяет определить характер ответственности и размер наказания;

– содержание субъективной стороны преступления в значительной мере влияет на выбор судом конкретной меры наказания виновному;

– факультативные признаки субъективной стороны могут быть обстоятельствами, смягчающими или отягчающими наказание.

Неосторожность и ее виды. Легкомыслие и небрежность: понятие и общая характеристика. Отличие от невиновного причинения вреда.

Неосторожная форма вины менее опасна, чем умышленная. Она определена ст. 26 УК РФ, согласно которой «Преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности. Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий. Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия».

Это интересно:  Ответственность за незаконное проникновение на охраняемый объект

Преступное легкомыслие характеризуется своим интеллектуальным и волевым моментами. Первый – предвидение возможности наступления общественно опасных последствий и самонадеянный расчет на их предотвращение, второй – желание недопущения их наступления.

Законодатель, давая характеристику интеллектуальных моментов, не указывает на осознание виновным общественной опасности его действий (бездействия). Это связано с тем, что при неосторожной форме вины лицо осознает лишь сам факт совершение какого-либо действия (бездействия), но не усматривает в нем какой-либо общественной опасности, поскольку она обнаруживается только при наступлении общественно опасных последствий.

Интеллектуальный момент преступного легкомыслия (предвидение возможности наступления общественно опасных последствий) представлен весьма абстрактно. Лицо понимает, что вообще действие (или бездействие), аналогичное тому, которое он совершает, может привести (и иногда приводит) к общественно опасным последствиям, но полагает, что такие последствия в данном случае не наступят. Предвидение возможности наступления общественно опасных последствий при легкомыслии отличается от предвидения при косвенном умысле: в первом случае предвидится лишь абстрактная возможность наступления общественно опасных последствий, во втором – конкретная.

Интеллектуальный момент преступного легкомыслия состоит в том, что лицо, учитывая конкретные обстоятельства сложившейся ситуации, прогнозирует их недопущение, причем расчет на указанные обстоятельства стоится без достаточных к тому оснований (т.е. неточно, самонадеянно, поверхностно).

При косвенном умысле виновный, предвидя наступление общественно опасных последствий, не рассчитывает ни на какие обстоятельства их недопущения, в отличие от этого при легкомыслии такого рода обстоятельства идут в расчет.

Желание не допустить наступления общественно опасных последствий (волевой момент преступного легкомыслия) выражается в психических усилиях (стремлении) лица направить свою деятельность на их предотвращение. В отличие от легкомыслия, при косвенном умысле виновный относится безразлично к наступлению общественно опасных последствий, т.е. не принимает никаких мер к их предотвращению.

Примером преступного легкомыслия является причинение смерти водителем автомобиля, который, развив высокую скорость и полагая, что в любой момент сможет затормозить и избежать аварии, в решающий момент обнаруживает неисправность тормозной системы и сбивает пешехода. В данном случае лицо, желая недопущения общественно опасных последствий, предвидит абстрактную возможность их наступления, но рассчитывает на исправное состояние своего автомобиля, полагая, что последнее конкретное обстоятельство обеспечит, на его взгляд, исключение указанных последствий. Однако с учетом указанных обстоятельств этот расчет оказывается неточным.

Преступная небрежность кардинально отличается от других видов вины – прямого и косвенного умысла, а также преступного легкомыслия. Главное отличие состоит в том, что при небрежности отсутствуют интеллектуальный и волевой моменты, т.е. они выражены отрицательно.

При преступной небрежности лицо не только не желает и не допускает наступления общественно опасных последствий своего действия (бездействия), но и не предвидит возможности их наступления. Одновременно с этим лицо действует (бездействует) виновно, поскольку на нем лежит обязанность быть внимательным и предусмотрительным в отношении вероятных последствий при наличии возможности их предусмотреть.

Преступная небрежность содержит в себе два критерия – объективный и субъективный. Первый состоит в обязанности лица предвидеть вероятность наступления общественно опасных последствий, второй – в наличии у него возможности предвидеть это. Суть объективного критерия заключается в том, что на человека (вследствие его должностного статуса, профессии и т.д.) возложена обязанность предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий того или иного действия (бездействия). Субъективный критерий преступной небрежности состоит в возможности лица предвидеть наступление общественно опасных последствий. Например, водитель, управляющий транспортным средством, должен предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий в случае нарушения им правил безопасности движения и эксплуатации транспорта. Степень предвидения зависит от физических или интеллектуальных данных человека в конкретной ситуации, причем имеют значение как его индивидуальные особенности, так и специфика окружающей обстановки. Так, водитель автомобиля, нарушивший правила дорожного движения, проехав на запрещающий знак и причинивший в результате вред здоровью пешехода, виновен в преступлении только тогда, когда мог видеть этот знак (например, когда ночью тот был освещен).

Закон, при определении объективного и субъективного критериев преступной небрежности, требует установления того факта, что лицо не проявило должную внимательность и предусмотрительность как к выполнению возложенной на него обязанности, так и к возможности предвидеть общественно опасные последствия.

Для того чтобы установить наличие преступной небрежности, необходима совокупность объективного и субъективного критериев, отсутствие хотя бы одного из них исключает вину, а значит и уголовную ответственность. В таких случаях имеет место случай (казус), например, двое мужчин сидели у края глубокого оврага и распивали спиртные напитки, поспорили, у них завязалась борьба и, не заметив края обрыва, они оба упали в овраг, в результате чего один из них погиб. Лицо, оставшееся в живых, не предвидело, не должно были и не могло предвидеть наступления указанных общественно опасных последствий, которые было признано судом несчастным случаем, что исключило его уголовную ответственность.

В уголовном праве существует сходное с небрежностью понятие – невиновное причинение вреда. Оно регламентировано ст. 28 УК РФ, согласно которой «Деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий, и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть. Деяние признается также совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психологическим перегрузкам».

В случае невиновного причинения вреда интеллектуальный и волевой моменты совпадают с соответствующими моментами, присущими легкомыслию. Однако в отличие от легкомыслия предусмотрены критерии, которые исключают и его и вину в целом.

Для того чтобы установить факт невиновного причинения вреда необходима совокупность субъективного и одного из двух объективных критериев.

Субъективный критерий – это фактические психофизиологические качества конкретного лица, уровень его интеллектуального развития, волевые качества, состояние здоровья, физическая подготовка и т.д.

Первый альтернативный объективный критерий – экстремальные условия, которые выходят за рамки обычных для какой-либо и осложняют или обостряют её, в связи с чем требуют повышенного внимания и немедленного реагирования.

Второй альтернативный объективный критерий – нервно-психические перегрузки лица, которые выражаются в особом нервно-психологическом состоянии организма человека (например, переутомление).

Для признания невиновного причинения вреда нужно, чтобы субъективный критерий не соответствовал любому из указанных объективных критериев (т.е. чтобы психофизиологические качества лица не были подготовлены к экстремальным условиям или нервно-психологическим перегрузкам).

Неосторожность, небрежность и виды в уголовном праве

AJAX — EU e-Privacy Directive
This plugin provides the AJAX support for the EU e-Privacy Directive package.»>Cайт JURKOM74.RU использует файлы cookie и схожие технологии для удобства пользователей, а также предоставления персонализированной информации (в т.ч. рекламной). При использовании данного сайта вы подтверждаете свое согласие на использование файлов cookie в соответствии с настоящим уведомлением и Соглашением об использовании файлов cookie. AJAX — EU e-Privacy Directive
This plugin provides the AJAX support for the EU e-Privacy Directive package.»> Если вы не согласны с тем, чтобы мы использовали данный тип файлов, то вы должны соответствующим образом установить настройки вашего браузера или не использовать Сайт.

Неосторожность и ее виды

УК РФ РФ предусматривает два вида неосторожности:

  • легко­мыслие;
  • небрежность.

Легкомыслие

Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своего действия (или бездей­ствия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рас­считывало на их предотвращение (ч. 2 ст. 26 УК РФ).

Предвидение возможности наступления общественно опас­ных последствий своего действия или бездействия составляет ин­теллектуальный элемент легкомыслия, а самонадеянный расчет на их предотвращение — его волевой элемент.

Характеризуя интеллектуальный элемент легкомыслия, зако­нодатель указывает только на возможность предвидения общест­венно опасных последствий, но опускает психическое отношение к действию или бездействию. Легкомыслие, как правило, связано с сознательным нарушением определенных правил предосторож­ности, установленных для предотвращения вреда, поэтому осоз­нанность поведения делает этот вид неосторожной вины более опасным по сравнению с небрежностью.

По своему интеллектуальному элементу легкомыслие имеет некоторое сходство с косвенным умыслом. Но если при косвен­ном умысле виновный предвидит реальную (т.е. для данного кон­кретного случая) возможность наступления общественно опас­ных последствий, то при легкомыслии эта возможность предви­дится как абстрактная: субъект предвидит, что подобного рода действия вообще могут повлечь за собой общественно опасные последствия, но полагает, что в данном конкретном случае они не наступят.

Основное, главное отличие легкомыслия от косвенного умыс­ла заключается в содержании волевого элемента. Если при косвен­ном умысле виновный сознательно допускает наступление обще­ственно опасных последствий, т.е. одобрительно относится к ним, то при легкомыслии отсутствует не только желание, но и сознательное допущение этих последствий, и, наоборот, субъ­ект стремится не допустить их наступления, относится к ним от­рицательно.

Закон характеризует волевое содержание легкомыслия не просто как надежду, а именно как расчет на предотвращение об­щественно опасных последствий, имеющий под собой вполне ре­альные, хотя и недостаточные основания. При этом виновный рассчитывает на конкретные, реальные обстоятельства, способные, по его мнению, противодействовать наступлению преступного результата: на собственные личные качества (силу, ловкость, опыт, мастерство), а также на иные обстоятельства, значение ко­торых он оценивает неправильно, вследствие чего расчет на предотвращение преступного результата оказывается неоснователь­ным, самонадеянным, не имеющим достаточных к тому оснований.

Небрежность

Преступление признается совершенным по небрежности, ес­ли лицо, его совершившее, не предвидело возможности наступле­ния общественно опасных последствий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть (ч. 3 ст. 26 УК РФ).

Небрежность характеризуется двумя признаками: отрицатель­ным и положительным.

Отрицательный признак — непредвидение лицом возможности наступления общественно опасных послед­ствий — включает:

  • отсутствие осознания обществен­ной опасности совершаемого деяния;
  • отсутствие предвидения преступных последствий.

Положительный признак состоит в том, что виновный должен был и мог проявить необходи­мую внимательность и предусмотрительность и предвидеть насту­пление фактически причиненных общественно опасных послед­ствий. Этот признак устанавливается с помощью двух критериев: долженствование означает объективный критерий, а возмож­ность предвидения — субъективный критерий небрежности.

Объективный критерий небрежности носит нормативный ха­рактер и означает обязанность лица предвидеть возможность на­ступления общественно опасных последствий с соблюдением требований необходимой внимательности и предусмотрительно­сти. Эта обязанность может основываться на законе, на должно­стном статусе виновного, на профессиональных функциях или на правилах общежития и т. д.

Субъективный критерий небрежности означает персональную способность лица в конкретной ситуации и с учетом его индиви­дуальных качеств предвидеть возможность наступления общест­венно опасных последствий . Это означает, что возможность пред­видения последствия определяется, во-первых, особенностями ситуации, в которой совершается деяние, а во-вторых, индиви­дуальными качествами виновного. Ситуация не должна быть чрезмерно сложной, чтобы задача предвидеть последствия бы­ла в принципе разрешимой. А индивидуальные качества винов­ного (его физические данные, уровень развития, образование, профессиональный и жизненный опыт, состояние здоровья, степень восприимчивости и т. д.) должны позволять правильно воспринять информацию, вытекающую из обстановки совер­шения деяния, и сделать обоснованные выводы и правильные оценки. Наличие этих двух предпосылок делает для виновного реально возможным предвидение общественно опасных по­следствий.

Психологическое содержание обоих видов умысла и обоих ви­дов неосторожности представлено в таблице.

Статья написана по материалам сайтов: www.grandars.ru, vuzlit.ru, studfiles.net, russian-laws.ru, jurkom74.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector