+7 (499) 938-69-47  Москва

+7 (812) 467-45-73  Санкт-Петербург

8 (800) 511-49-68  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Новый год в тюрьме: фото, как отмечают и встречают праздник в колонии строгого режима

Содержание

Новый год в тюрьме

Россия, наверное, единственная страна в мире, где праздник лихорадит народ почти два месяца. В декабре мы к нему готовимся, потом усиленно отмечаем и уже в январе долго приходим в себя. Места лишения свободы не исключение. Только там эти мероприятия имеют свою специфику. Плюс накладывается фанатичное суеверие арестантов. Типа как Новый год встретишь, так его и проведешь. Большинство мужчин почему-то считают «отметить» и «нажраться» синонимами.

Обычная колония неважно какого режима. Ноябрь еще не кончился, но осужденные думают на месяц вперед. На первом месте, как всегда, разговоры о неминуемой масштабной амнистии. В наступающем году обязательно будет много круглых дат, к которым удачно объявить «скачуху». Находится немало фантазеров, уверяющих, что они собственными глазами видели указ или, на худой конец, его проект. Многие арестанты делают вид, что не верят им.

На самом же деле они выражают несогласие в надежде услышать опровержения. Но в эти беседы все чаще закрадывается тема о том, как достойно встретить праздник, чтобы потом было счастье. Самые предусмотрительные начинают добывать и прятать спиртное. Кто победнее, ставит брагу или гонит самогон. Более зажиточные покупают водку, коньяк и шампанское у специальных зеков-барыг, принимают перебросы через забор от знакомых и родственников, подкупают сотрудников, чтобы они занесли пойло через вахту или завезли на машине с продуктами. Перед самими праздниками это будет сделать труднее и дороже.

Силы воли хватает не у всех. Мужики, обвиняя в своей слабости стресс, извлекают пойло из тайников и начинают бухать на буднях. Блатные, «активисты», сотрудники (смотря кто рулит в зоне) постоянно напоминают, что алкашей-дебоширов ждет суровая расплата. По понятиям, если ты нетрезвый затеял скандал, даже если ты прав, все равно поломают. Утихомирят сразу. А после того как протрезвеешь, потянут на сходняк, где приговорят к избиению или калеченью. Это если при кипише за нож, палку хватался или ударил кого. «Козлы» могут поступить еще более жестко. Их понятия не связывают. Всем рулит беспредел. Сотрудники, если остаканился и завелся в отношении их, кинут в ШИЗО. Потом отобьют все седалище дубиналом. Зеки об этом знают и боятся, когда трезвые. Но, когда бухнут, ретивое берет свое. Так что скандалы и разборки в декабре учащаются.

Как следствие, накануне праздника начальник вводит усиление. Начинаются частые обыски, вплоть до вскрывания полов в бараках и перерывания всех сугробов колонии.

Числа с пятнадцатого декабря свою лепту в общий бедлам вносят родственники сидельцев. Все вспоминают о своих сыновьях, мужьях, братьях, друзьях, шлют им посылки, бандероли и привозят передачи. Ближайшая почта и так перегружена, а тут еще зона добавляет хлопот. «Хозяин» не каждый день выделяет транспорт для доставки посылок арестантов. Они скапливаются на почте. Потом в огромном количестве ящики и пакеты привозят в колонию. Комната передач работает допоздна, но не успевает все выдать. Каждую «дачку» надо тщательно прошмонать при получателе. Именно перед Новым годом учащаются попытки переслать запрет. В варенье, конфетах, сухом молоке, зубной пасте находят анашу, героин и психотропные таблетки. Спирт вливают в арбузы и мандарины. Пропитывают маковым отваром носовые платки, носки, трусы. В общем, выдающие передачи прощупывают все вещи, мелко режут все продукты просеивают каждую крупинку. Потому но редки случаи, когда посылку, отправленную в начале декабря, осужденный получает через месяц или полтора. К тому времени все продукты протухнут.

Чтобы не остаться без праздничного угощения, не получившие «дачку» берут в долг у более зажиточных сидельцев. В январе пополняются ряды «фуфлыжников» (не вернувших долг), в том числе и из за того, что посылки приходят с запозданием и испорченные.

Наконец наступает 31 декабря. С самого утра в отрядах начинается активное движение. Зеки стряпают закусь, готовят торт. Потом выносят его замерзнуть в снег. Прибегают инспектора и перерывают прикопанные пакеты, тыкают их щупами, пробуют на зуб кондитерское изделие — не пропитано ли оно алкоголем.

У зажиточных и оборотистых уголовников ассортимент закусок не отличается от вольного. Присутствует салат оливье, селедка «под шубой», мандарины. Плохо тем, кто спит на втором ярусе, над блатными и наглыми. Им не посидеть в спальном проходе. Если таких не пригласят к простым «мужикам» в гости, одна дорога — в комнату воспитательной работы. Попросту — в телевизионку. Там неимущим с «общака» выделяют чай и конфеты, чтобы чифирнули по-человечески.

На поверке начальник вылезает на трибуну, поздравляет спецконтингент, желает скорейшего освобождения. Если в декабре по пьяни никто из зеков не убил и не покалечил сотрудников, разрешает пить спиртное. Только не до поросячего визга. Еще раз предупреждает, что скандалистов будут жестоко карать, чтоб не мешали отдыхать осужденным и работать сотрудникам. Последние тоже люди.

Зеки стоят по пятеркам. Их тщательно считают. Еще на утренней поверке выявляют несколько поддатых. Раз рано начали, к ночи вообще упьются. Нарушителей отводят в нулевку — холодную, грязную камеру для алкашей.

После разрешения начальника можно спокойно извлечь припрятанное спиртное. Все удивляются, как столько декалитров пойла уберегли от многочисленных обысков в таком ограниченном пространстве!

В спальных проходах и каптерках накрывают столики и табуретки. Все запасы жратвы вываливают на стол. В телевизионке все прилипли к ящику. Концертные номера давно заезжены, отечественные звезды тоже, но смотреть больше нечего. В клубе крутят видео. На выбор. Можно даже порнуху посмотреть или диснеевские мультики. Видак будут показывать всю ночь. Кому негде праздновать, посмотрят кино.

Драка на двести персон

Ближе к полуночи начинается движение. Зона напоминает вертеп. Трезвых почти не остается. Зажиточные упиваются и на халяву угощают неимущих. У сотрудников припасено море пойла, изъятого на шмонах. Им еще наливают в отрядах. В спальных секциях танцуют педики, переодетые в снегурочек. В одном углу радуются и орут от счастья. В другом бьют гостя за то, что некрасиво себя ведет, чавкает и всех посылает.

К сушилке стоит очередь из сексуальных страдальцев. Среди сохнущей обуви, носков и стиранного белья смазливый педик делает минет и подставляет зад. Нетрезвые мужчины не могут быстро кончить, очередь негодует и волнуется. Здесь тоже вспыхивают ссоры и драки. Блатные устали успокаивать народ. Да они сами не всегда себя контролировать могут. Запрещенные сотовые телефоны раскалились. Зеки звонят родственникам и знакомым, мешают им праздновать.

Потом все слушают и смотрят обращение Президента, вопят «Ура!» и «С Новым годом!» Поднимают кружки, чокаются.

Зеки затащили в зону много пиротехники. Они начинают ее взрывать. Вольный поселок не так освещен салютами и фейерверками, как наше учреждение. На небольшом пространстве тусуются полторы тысячи пьяных мужчин с тяжелым прошлым. Большинство психически неуравновешенны, почти все рецидивисты.

Беда этой колонии в том, что в ней сохранилось вредное производство. На промке делают локера для машин, для чего используют отвердитель. Алкаши бодяжат его с водой и принимают внутрь. В другой цех завозят двухсотлитровые бочки клея БФ. Если в баночку с таким клеем засунуть вращающееся сверло, оно соберет на себя всю гадость. Останется дурно пахнущий спирт. Но любой спирт противно воняет. Народ его потребляет с удовольствием. Из-за такого производства пьяных очень много.

Постепенно начинает заполняться санчасть. Диагнозы пострадавших похожи: переломы челюсти, носа, разбитые головы. Редко — ножевые ранения. В неволе редко удается помахать кулаками. Все споры решаются через «смотрящих». Если ударить человека и не обосновать, что ты прав, сам пострадаешь на сходняке.

После драки в секции переломаны все тумбочки и табуретки. Нары железные, но они тоже покорежены. Вторые ярусы упали, некоторые погнулись. Стекла выбиты, двери сорваны. Кот, попавший под ноги, затоптан. Его особенно жалко.

Драка сходит на нет сама собой. Слишком многие не могут встать. В колонии хватает спортсменов. Они в меньшинстве отметелили массу мужичков. Мы с другом решаем пойти в гости в другой барак — в этом даже присесть не на что. Да и закуска с пойлом вся на полу, вперемежку с кровью и раздавленным котом. Санчасть забита.

К двум ночи сотрудники запираются в дежурке. Все равно они уже ничего не контролируют. Локалки открыты, промзона тоже. Уголовники ходят по гостям, по пути подбирая упавших на улице, если они одной масти.

Самые упорные не ложатся всю ночь. Надоевших своими движениями успокаивают товарищи. Кому не доходит через голову, стучат в печень. Тишина наступает часам к шести. Спальные секции напоминают Ледовое побоище после его окончания. У блатных еще ничего — элита себя всегда контролирует. У «мужиков» и «чертей» все намного запущенней.

А поутру они проснулись…

Первого января подъем не объявляют. Но десятичасовая поверка обязательна. Ну и рожи на нее выползают! Все опухшие, в том числе и сотрудники. Зеки в синяках, в рваной одежде, пьяные, злые на весь мир.

Инспектора сверяют счет. Нарядчик знает — сколько лежит в стационаре. Но все равно многих не хватает. Народ не может встать со шконок — перепили. В виде исключения их считают в отрядах. Хмельной ответственный от руководства выслушивает дежурного, что-то прикидывает. С облегчением узнает, что убитых нет. Значит, не придется отписываться — при каких обстоятельствах зек «нечаянно поскользнулся». Довольный ответственный вылезает на трибуну. Еще раз поздравляет всех с Новым годом и напоминает о приличном поведении.

После поверки некоторые арестанты находят шнапс для опохмелки и продолжают отмечать праздник. Зона всегда была пьяной, а народ привычный. Их одна ночь разгула не утомит. Те, кто бухают только по торжественным дням, страдают сильнее. Лагерь похож на сонное царство. В этот день отрываются нехватчики. Масса мужчин не идет в столовую, и все пайки достаются обжорам. Есть уникумы, способные запросто проглотить пятилитровый бачок каши или супа (в честь праздника они наваристые) и сдобрить это буханкой хлеба.

К вечеру всплывает другая напасть. В колонии -петушиная забастовка. Как потом выяснилось, все началось из-за любовных переживаний, да таких, что Шекспир отдыхает. Когда осужденные не поголовно пьяные, то они в основном соблюдает понятия и немного
дружат с головой. По этим понятиям нельзя сексуально домогаться «обиженного» — только по договоренности и за плату. Потому многие «петухи» не оказывают секс-услуг или оказывают избранным по дружбе. То, что гомики могут иметь друг к другу сильную привязанность — ни для кого не секрет. В колонии некоторые из «опущенных- жили как настоящие муж и жена. Такую пару образовал и «главпетух», которого опасались даже смотрящие, потому, что «птичий куратор» нашел общий язык с начальством. Он собирал для оперов нужную информацию, получая ее от своих подопечных Плюс он был контуженный на всю башку В прошлом именитый спортсмен, лидер мощной ОПГ, на следствии он проявил слабинку (или менты так обернули), но так или иначе, он сдал подельников, которые «опустили» стукача прямо в автозаке. Тут у любого крышу сорвет. А может, он от природы был бисексуален. Вот и втюрился в другого «петушару» — трансвестита Лолу. Лола, пользуясь защитой «главпетуха», ходил по зоне в женском прикиде. Отрастил волосы, следил за собой. На него (нее) заглядывались многие, но ухажер берег своего избранника как зеницу ока. Ему терять нечего: разозлишь — пошлет своих «пернатых», те поцелуют хоть «смотрящего» за зоной, и угодит он в «петушатник». Исполнителей жестоко накажут, но они не сдадут своего пахана.

Это интересно:  Отложение и приостановление судебного разбирательства в уголовном процессе

Так что любой блатной рисковал оказаться под началом «опущенного» Ромео. Это я, конечно, как крайность привел.

В новогоднюю ночь зеки себя не контролировали. Ну и Лола позволил себе лишнего. Достал он хороший костюм Снегурочки, нарядился, накрасился и, если член отрезать, хоть на конкурс «Мисс мира» его посылай. Такая красавица получилась. Ну у многих либидо и взыграло. Они и до ареста насильниками были, а тут такая краля! Плюс ухажер ее перепил и отключился. В общем, Лолу снасильничали многократно, до нерабочего состояния. Другим смазливым «петушкам» тоже досталось. Про понятия забыли, с ними не договаривались, били и имели кто хотел и сколько хотели.

«Главпетух», когда очухался, чуть от ревности не отдуплился. Но всей зоне не отомстишь. И он нашел, как сделать подлянку. Заручился негласным разрешением «хозяина» и закрылся с «петухами» в бараке, где их считала дежурная смена. «Мужикам» и блатным в тот отряд не войти, в падлу. «Обиженные» сами не выходят. Зона и так в запустении, а при такой постановке в клоаку превращаться начала. Мусор никто не выносит, туалеты не убирают, привычных секс-услуг не оказывают Хоть жребий кидай и «опускай» друг друга. Пару дней так продолжалось Потом блатные пришли в себя. Посмотрели на отчаянное положение и передали «гпавпетуху», что приговорят его. И начальник не спасет.

«Птичий пахан» на переговоры вышел. Он гоже имеет право за защитой к «смотрящим» обратиться. Чтобы в отношении «обиженных» беспредела не было, особенно сексуального.

«Смотрящим» и так заседать не перезаседать, чтобы накосорезивших в новогоднюю ночь наказать, а тут еще иски «опущенных» добавились. Некоторые из них с серьезными обвинениями, типа, их не просто имели в зад в позе прачки, а еще ласкали и целовали по пьяни. Если очевидцы найдутся, таких насильников самих переведут к «пернатым». Подобные дела не терпят отлагательств. Потому как «опустившиеся» не должны среди «мужиков» и братвы жить, чтобы их не форшмачить. Да и «главпетуху» надо угодить, чтобы окончательно забастовку снял. После правиловки человек пять скручивают «рубероид» (матрасы) и переезжают в «птичий» барак. Перед этим их бьют уцелевшими табуретками — руками и ногами касаться «обиженных» в падлу.

На следующие два надели колония впадает в спячку. Передач и свиданок нет. Но вовсю в ней идут разборки над нарушившими понятия. Находят крайних, бьют их, кого как полагается по масти. «Крыс» — палками или ногами. «Мужиков» — руками. Блатным — если сильно не накосорезили — пощечину дают или ставят на вид.

В зоне наступают времена всеобщего дефицита. Баландой сыт не будешь, а все вольные продукты сожрали и перепортили за одну ночь. Курево и то пропало. У барыг не купить ничего путевого. Хорошие вольные шмотки падают в цене. Никто не хочет наличные — всем нужна еда, сигареты, чай.

Такое происходит каждый год, но почему-то осужденные не делают запасы. Нет, перед Новым годом их пытаются делать, но потом за час транжирят. Гулять так гулять! Начинают пропадать вещи — их воруют взявшие в долг и не могущие его вовремя вернуть.
Если попадаются, их объявляют «крысами», ломают им правую руку и отселяют к низким мастям. Кто просто не может вернуть долг вовремя, попадают в разряд «фуфлометов» (непорядочных). С ними никто не будет играть в карты или доверять секреты. Путь в блатные таким закрыт. В порядочные «мужики» тоже.

Эти «косяки» еще ничего. Многие держат себя в руках одиннадцать месяцев, примерным поведением зарабатывают условно-досрочное освобождение, снимают ранее наложенные взыскания, покупают за взятки завхозу и отряднику поощрения. Но в главный праздник они слетают с катушек. Это надо сильно начудить, чтобы пьяная дежурная смена тебя в ШИЗО водворила. Но некоторые чудят. УДО накрывается медным тазом. Вместо освобождения в самое ближайшее время придется сидеть еще год, пока нарушения не снимут. А там опять праздник. Замкнутый круг получается, до самого «звонка».

После новогодних праздников наступает Рождество, Старый Новый год. Поводов для выпивки хватает до февраля. Зато можно долго предаваться воспоминаниям.

Это описана одна пьянаю зона. В других колониях не так отмечают. Гуляют по-разному. Где-то совсем тихо и пристойно. Или, наоборот, превосходят мой рассказ по количеству нарушений и кипишей. Но осужденные здесь не при делах. Это поверие всему виной — не встречать Новый год нельзя, а что за встреча без выпивки и драк?

Как отпраздновали Новый год в тюрьмах — было все, даже алкоголь (ФОТО)

Празднования в камерах следственного изолятора мало чем отличаются от застолий на свободе. Существует даже своеобразный шик в том, чтобы получить с воли самые неожиданные атрибуты новогодних праздников — елку или шампанское. И знаете, ведь получают да еще фотографируются за шикарно накрытыми столами, отправляя снимки семье, друзьям или в социальные сети. Ну, за Новый год!

Проблемы передачи

На вопрос бывшим сотрудникам СИЗО, что у зеков на столах в Новый год, ответ получен однозначный: «Все!» Хотя проблем с подготовкой праздников немало и большая их часть решается аккурат в самые последние часы перед боем курантов. С закусками вопросов меньше всего — из перечня запрещенных продуктов исчез майонез, бывший ранее настоящей головной болью: чья-то умная голова решила, что соус скоропортящийся и передаче не подлежит.

Но отечественный производитель быстро решил эту проблему, добавив в него массу консервантов и увеличив сроки хранения до полугода. Теперь «долгоиграющий» майонез в СИЗО принимают. Не дефицит здесь и икра лососевая, и шпроты, и колбаска дорогая, сыровяленая. Главное, чтобы не была «реквизирована» из зековской «дачки» персоналом. Ведь, как известно, в праздники дежурящий на корпусе сотрудник будет питаться так же хорошо, как и «подведомственный» спецконтингент.

Симферопольский СИЗО не зря называют самой «черной» тюрьмой в стране. Дело в том, что, согласно уголовной терминологии, «красными» называют тюрьмы и зоны, где правит бал администрация, «черными» — где руководят заключенные.

Официальные передачи сидельцам отнюдь не составляют основной ассортимент продуктов для накрытия праздничного стола, поскольку имеют целый ряд запретов, крайне обидных для «правильных» пацанов. Например, передавать консервы в жестяных или стеклянных банках запрещено: чтобы эта упаковка от съеденного не использовалась в качестве «колюще-режущих» предметов.

И поэтому запрещенные к передаче продукты передаются с воли любыми путями: их заносят или сами сотрудники учреждения, или другие граждане, которым разрешены встречи с арестантами, или расконвойная хозобслуга. Перебросы в СИЗО в таких случаях не слишком популярны — ладно наркоты пакетик забросить, но не пол поросенка же!

Вы уйдете — нам загонят

Насчет основного блюда — тут у кого какие возможности. Если зек уважаемый и «в авторитете», ему передадут чудесный шашлычок еще горячим в самые последние минуты уходящего года. Кто победнее — тому «загоняют» сырое мясо, которое нужно еще: а) замариновать, б) приготовить. А маринад — это всегда запах, что привлечет внимание сотрудника изолятора. Тем более что «шмоны» в праздники часты, но безрезультатны — креативные сидельцы всегда найдут тайное местечко.

Построенная еще в 1803 году симферопольская тюрьма с тех пор сменила лишь статус — стала изолятором после создания колонии №102. Но заключенные до сих пор сидят в дореволюционном корпусе, решетки на окнах остались с царских времен, а плитку, по которой шагают зэки и конвоиры, выложили еще немецкие военнопленные. Первый этаж старой тюрьмы ушел под землю и сейчас затоплен водой. Знатоки истории изолятора рассказывают новичкам, что там водятся привидения, и показывают несколько окон в центральной части здания. Их своды отличаются от других и напоминают церковные окна. Когда-то здесь был храм для заключенных. В советские времена его крепкие несущие стены не стали сносить, а просто достроили здание над ними.

Жарят же мясо на… спирали запрещенного же в изоляторе обогревателя. Говорят, это особое искусство, которым владеет далеко не каждый арестант. Зато получается практически настоящий шашлычок, весьма достойного вкуса.

Обитатели СИЗО по ночам пируют за столом, а блюда и спиртное передают со свободы. Фото: «Сегодня»

А теперь, собственно, о напитках. Конечно, особый шик — шампанское на тюремном столе. Попадает оно далеко не в каждую «хату», считается дефицитом в связи со сложностью передачи — бутылку не спрячешь, а перелитое теряет всякий смысл вместе с игристостью. Коньяки здесь популярностью не пользуются, разве что у персонала учреждения, а вот водка попадает в любых количествах. Впрочем, особо одаренные передают спирт — его можно разбавить, а следовательно, удвоить «литраж».

Зеки победнее готовят бражку и гонят самогон. Бражку ставят заранее — в ведрах или тазах для стирки белья. А теперь о запахе: к мясному аромату добавляется еще и бражный. Мрак!

Рассказывают, что после проведенного «шмона» за десять минут до праздника сотрудники ничего не находят. Мучаются вопросом: ну где спрятан алкоголь? Зеки с достоинством отвечают, мол, вы уйдете, нам загонят.

А ведь загоняют. После новогодней ночи внутренний дворик СИЗО напоминает свалку стеклотары — весь завален бутылками из-под спиртного, их там обычно валяется не один и не два десятка.

Новый год в тюрьме

Новый год — любимый праздник не только на воле, но и на «киче». Несмотря на многие запреты‚ заключенные веселятся от души, что порой приводит к различным комедийным и не очень ситуациям. Для начала, собственно, про сам праздничный стол. Сначала о том, какой он должен быть по распорядку. Заключенным выдают большую порцию мяса, картофель, сами зэки делают торт (печенье промакивается сгущенным молоком), соки еще полагаются.

Это интересно:  Ст 25 УПК РФ: примирение сторон в уголовном процессе

В некоторых спецучреждениях даже мороженое. Понятное дело, спиртного не положено, даже шампанского. В принципе, на «красных» зонах такое меню вполне в порядке вещей в
праздник, хотя, конечно, там есть, кто «ровнее» перед законом, — это «активисты». На «черных» и «коммерческих» зонах новогодний стол заключенного зависит исключительно от содержимого его кошелька и авторитета.

Цены в тюрьмах

Вот воспоминания бывшего сидельца знаменитого изолятора «Бутырка»: «Бутырка», если у тебя есть деньги, мало напоминает тюрьму. Мне мое проживание обходилось в 1,5 тысячи долларов в месяц. За эти деньги меня перевели в маленькую камеру, где сидело еще четыре человека — все по экономическим статьям. В оплату входили дополнительные прогулки, свидания, усиленное питание в буфете для персонала «Уют». На Новый год в меню была утка с яблоками, поросенок с хреном и гречневой кашей. Конечно, можно было и выпить. Не до поросячьего визга, но одну бутылку коньяка и шампанского на человека вполне дозволялись. Надо только платить».

Спиртное, конечно, — ключевой вопрос для новогоднего стола. Зоновская беднота, которая на выдумку хитра, к празднику из немыслимых ингредиентов гонит бражку и самогон, солидные же люди закупаются через вертухаев. Чаще всего к новогоднему столу заказываются шампанское и коньяк.

О ценах. Естественно, они накручены. В обычное время — почти вдвое, в праздничное — втрое. Поэтому тюремщики перед Новым годом реально приподнимаются по деньгам.

Новый год в тюрьме

Опять-таки, если взять официальные развлечения, то на Новый год бывают выступления самодеятельности, КВНы, елки. Обязательно приходят Деды Морозы — и свои, и приглашенные. Отбой не в 22 часа, а в 3:00. Но зачастую в этот праздник зэков тянет на подвиги. Именно 31 декабря как-то в одной из питерских колоний сбежал целый отряд, естественно пьяный. Сбежал через канализационное отверстие. Да не простой отряд сбежал, кстати, а «петушатник». Поймали всех быстро, практически моментально. И эти товарищи даже протрезвев, не могли дать внятного комментария, зачем им это понадобилось — бежать никто не думал в тот день, но выпили и решили, а чего б не посмотреть на вольную жизнь в новогоднюю ночь.

Впрочем, сейчас на зонах у «петухов» действительно появилось в новогоднюю ночь свободное время, а вот раньше, когда зоны были почти сплошь «черными», «обиженные» были активно задействованы в праздничных мероприятиях. Во многих колониях было принято (есть такое и сейчас, но меньше) проводить среди «петухов»… конкурс красоты. Выбиралась
«королева» вечера. «Петухи» дефилируют по импровизированному подиуму, а «правильные» зэки выставляют им оценки, баллы. При этом комически соблюдаются все правила настоящих подобных мероприятий: зэки модельной походкой идут сначала в одежде, а потом и, скажем так, в «купальнике». «Королевой» зоны становится самый смазливый «петух». Он в итоге на новогоднюю ночь получает почетный статус «Снегурочки».

По неписаным понятиям с «опущенными» в новогоднюю ночь все очень вежливы и культурны. Их, как настоящих дам, одаривают мандаринами и шоколадом. Развлекают в новогоднюю ночь «нормальных» зэков и различные «черти» (по тюремному рангу — чуть выше «петухов»). Они могут «играть театр», быть «официантами» при блатном столе и тому подобное в том же духе. Сейчас, когда на зонах формальный режим значительно усилен, вся такая «самодеятельность» потихоньку отмирает. Но на «черных» зонах такие традиции еще сохраняются.

Побег с колонии поселения

А вот где режим совсем не строгий, так это в колониях-поселениях, на «химии». Чем и пользуются в Новый год осужденные к этому режиму. Анекдотческая история приключилось в новогоднюю ночь несколько лет назад, после того как из колонии в Ленобласти сбежало двое «химиков». При помощи банального подкопа, который они сделали заблаговременно. У
«химиков» есть гражданская одежда, поэтому с этим у них проблем не возникло. Задачу же для себя зэки поставили такую — добраться до местного райцентра, завалиться в кабак и подцепить там дам. Денег у осужденных было на руках немало, и они смело рассчитывали оттянуться по полной программе. Около 23 часов «химики», одетые в джинсы и куртки, уже прибыли в небольшой городок и выбрали кафе для встречи праздника.

Сели, выпили, встретили Новый год. Около часа ночи в кафе зашли две девушки. Осужденные оживились. И пошли на приступ. Завязался оживленный разговор, все шло вроде бы нормально, мужчины пили коньяк, дамы мартини. Около 4 часов утра одной из девушек кто-то позвонил, поздравил и сказал кое-что еще. Минут через пятнадцать девушка вышла «попудрить носик». А еще минут через десять к веселой компании, которая знай себе расслабляяась, подошли несколько крупных мужчин в штатском и показали удостоверения сотрудников милиции. «Химики» разочарованно переглянулись… Побег для них впоследствии дорого сказался — их перевели на общий режим.

Что же произошло? Девушки, которых подцепили осужденные, оказались сотрудниками милиции. Так получилось, случайность. Одной из них позвонили коллеги и, в частности, рассказали про побег и приметы побегушников. Они совпали с «ухажерами», на руке одного из которых была определенная татуировка, ее девушка быстро заметила. Из туалета она вызвала милицию.

Байка из тюрьмы

На последок байка от известного режиссера Сергея Параджанова, которому тоже довелось встретить Новый год за решеткой. Он был осужден на 5 лет за мужеложство. На имя заключенного регулярно приходили междунароцные телеграммы со словами поддержки от некоего Ф. Феллини. Накануне Нового года, получив очередную депешу — «Поздравляю с наступающим, надеюсь на скорую встречу», начальник тюрьмы вызвал Параджанова к себе и поинтересовался: кто такой этот Феллини и какое отношение он имеет к советскому зэку?

Сергей Иосифович тут же выдал экспромт: «А-а, Федор! Так это мой родной брат. Да, в Италии живет, вышло так. Бабушка наша была итальянской революционеркой. Еще октябренком. Попал Федор к ней, да так и остался на воспитание: старушка родню упросила. И фамилия у Феди в честь бабушки — Феллини, это по-итальянски значит «несломленная». Хочет Федор приехать — с Новым годом меня поздравить, ведь сколько лет с братом не виделись, а заодно прочитать заключенным лекции о праздновании Нового года итальянским пролетариатом. Так что думайте: нужна вам лекция от братской Италии, которая позволит нашей тюрьме прославиться как наиболее грамотно построившей празднование Нового года‚ или не нужна?!»

Тюремное начальство доложило о заманчивом предложении наверх. Вопрос о «приезде итальянского просветработника Федора Феллини, родного брата заключенного Параджанова» долго согласовывался с вышестоящими инстанциями, пока в Москве наконец не заподозрили подвох… В итоге Новый год Параджанов встречал без Феллини.

Новый Год в тюрьме. Как встречают Новый Год в местах лишения свободы? Блюда праздничного стола, украшение помещений и елки, особенности празднования

Праздничное настроение, подарки, вкусный стол, красиво наряженные люди. Все эти праздничные атрибуты вполне естественны для жизни обычных людей. Но как же отмечают праздники в местах лишения свободы? Там, где, казалось бы, мрачная безрадостная жизнь, в которой невозможно даже представить себе улыбку или смех? Однако и в тюрьме есть жизнь, и там хотят отмечать Новый Год и Рождество, получать подарки и верить в чудо.

Праздничный стол К Новому Году в тюрьме начинают готовиться заранее, просят родных передавать сладости, конфеты, лимонад, майонез. В канун праздника заключенные сами нарезают салаты (ну какой Новый Год без оливье!), готовят другие угощения. Например, готовые бисквитные коржи промазывают масляным кремом и украшают дольками мандаринов — вот и готовы торты. Также популярна такая сладость: песочное печенье разламывается на мелкие кусочки, смешивается со сгущенным молоком, затем формируются лепешки из этой массы и, когда подсохнут, получается сладкое и вкусное печенье.

Конечно, алкоголь в тюрьме запрещен, потому вместо него заключенные пьют лимонад (любимый — «Дюшес»), крепкий чай. Не обходится в этом плане и без эксцессов: очень часто перед любыми праздниками в тюрьму учащаются так называемые «вбросы»: когда родственники и друзья заключенных кидают через забор тюрьмы пластиковые бутылки со спиртом или самогоном, пакеты с наркотиками и другие запрещенные вещества. Все это старательно пресекается администрацией, поскольку употребление наркотических средств и алкоголя в тюрьме категорически запрещено. Потому даже на Новый Год заключенные вместо шампанского пьют лимонад.

Украшение помещений и елки

Заключенные, как и все люди на воле, к празднику всегда стараются украсить все помещения тюрьмы: в отрядах вырезают дивные по красоте бумажные гирлянды и развешивают их по всему помещению, окна украшают бумажными снежинками, световыми гирляндами. В том случае, если на территории учреждения растет ель, ее обязательно наряжают и украшают: елочными игрушками, которые в большом количестве накапливаются в каждой тюрьме, мишурой и поделками.

Принято среди заключенных и дарить друг другу подарки на праздники. В основном это то, что они делают своими руками: деревянные шкатулки или четки, фигурки, рамки для фотографий и так далее.

Рождество

Как известно, практически в каждом исправительном учреждении существует церковь или специально отведенное помещение, где по праздникам проводятся службы, где можно креститься или помолиться. В канун Христова Рождества тюрьму обязательно посещает священник (в том случае, если он приходящий), приходит он с служителями церкви. Всем заключенным в этот день они дарят небольшие подарки (в основном сладости), поют песни, бывают танцы. Если говорить кратко, устраивают заключенным небольшой праздник. В Крещение в тюрьме ставится или делается купель, где каждый желающий может окунуться в святую воду, быть крещеным и попросить благословения у священника.

Запреты в праздничные дни

Однако, нельзя сказать, что все так радужно в тюрьме во время зимних праздников. Так, например, не всем разрешено в Новый Год отмечать праздник и встретить его в 12 ночи — ведь по режиму отбой уже в 22 часа. Все те, кто отличился хорошим поведением, у кого нет нареканий, — им праздновать разрешено, а вот тем, кто провинился, находится в ШИЗО (штрафной изолятор) или на СУС (строгие условия содержания) приходится обходиться без новогодней атрибутики и хорошего настроения. Днем их приходит поздравлять начальник, на этом праздники для провинившихся заканчиваются. Также в новогодние праздники в колонии ни в коем случае не разрешается возводить любые, пусть даже развлекательного характера, сооружения (типа снеговиков и снежных крепостей), запрещено играть в снежки. Не все зимние забавы доступны для заключенных.

Конечно, проведение новогодних праздников в разных колониях могут отличаться, во многих, например, проводятся великолепные концерты и спектакли, на которые приглашаются родные и друзья. Однако общие тенденции проведения праздников сохраняются.

Это интересно:  Ответственность за нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими

«Арестанты стучали по стоякам во всем СИЗО – традиция». Как отмечают Новый год за решеткой

Андрей Барабанов. Фигурант «Болотного дела», отсидел 3 года и 7 месяцев по статьям 212 часть 2 (массовые беспорядки) и 318 часть (применение насилия в отношении представителя власти). Под следствием сидел в «Матросской тишине» и в «Бутырке», срок отбывал в ИК-6 в Рязанской области

К Новому году в тюрьме готовятся заранее, начинают, наверное, недели за две-три. Создать предновогоднее настроение в СИЗО не так уж просто. Новогодний стол, у кого есть такая возможность, заказывается через родственников. Заказывают продукты для салатов: рыбу для селедки под шубой — пытаются приготовить те вещи, которые принято готовить к столу у себя дома. Кто-то украшает перед Новым годом камеру, не мишурой, конечно, но открытки какие-то красивые вешают, вырезанные гирлянды. На Новый год администрация приносит ёлку или еловые веточки. Праздничная баланда, конечно, отличается от обычной. На Новый год дают гречку с мясом или капусту квашеную, или даже вполне приличную картошку. В ночь с 31 на 1 собрались с сокамерниками. Включили новогодние передачи, поздравляли друг друга, слушали бой курантов.

Денис Луцкевич. Фигурант «Болотного дела», отсидел 3 года по статьям 212 часть 2 (массовые беспорядки) и 318 часть 1 (применение насилия в отношении представителя власти). Срок отбывал в ИК-2 в Тульской области

Заранее нужно было накопить побольше хлеба и высушить его. Потом разломать на кусочки и плотно закрыть в пакет, чтоб хлеб забродил. Пакет клали в тепло, через два дня хлеб покрывался плесенью. А за три дня до Нового года приходили сотрудники колонии, проводили «шмон», находили бражку и забирали её себе (якобы на утилизацию). Но мы не переживали, у нас еще оставались «сухари», их не забирали. Быстренько с них снова плесень получали и ставили на бражку. Затем заливали сухари забродившим кефиром (молочные бактерии способствуют ускоренному брожению), и через 3-4 часа получали готовую бражку. Дальше выливали полученную смесь в ведро, клали туда два кипятильника, накрывали полиэтиленовым пакетом, с его стенок стекал через колбу готовый продукт. За бражку кто-нибудь должен был грузиться в карцер. Один узбек всё на себя взял.

На закуску шли всякие салатики. Передачку перед новым годом получил от мамы и Комитета 6 мая. Мы даже камеру украсили. Окна снежинками украсили, на дверь снегурочку полуобнаженную повесили. Сотрудники ФСИНа хотели её сорвать, но мы её отстояли: мужская солидарность. В телевизоре музыка во всю орала, а ровно в 12 вся тюрьма гремит – зэки по дверям камер стучат.

Артем Шабалов. Провел 4 месяца в СИЗО-1 в Уфе, в итоге после апелляции был приговорен к году условно по статье 115 (умышленное причинение легкого вреда здоровью)

Заехать на «Централ» с приговором в 3 года общего режима из зала суда за 12 дней до Нового года – удовольствие то еще. В то время, как по всему городу люди уже наводили предновогоднюю суету, создавая толпы в магазинах, подготовка к Новому году в хате, куда я попал, шла совсем в ином режиме.

Несмотря на всю непредсказуемость поворота судьбы арестанта в СИЗО, подготовка к новому году начинается заблаговременно. В нашей хате сотовой связи с волей не было, в то время и при том режиме сотовый был в принципе редкостью. Те из арестантов, кого греют (поддерживают с воли), заранее информируют родных и близких о составе передачки в письмах, на краткосрочных свиданиях или через адвокатов. Внутри «семейки» (группа арестантов от двух до пяти человек, сидящих в одной камере, объединяются для совместного ведения хозяйства) распределяется, кто что «затягивает»: в каких объемах, и к какому времени. У всех разные возможности для получения продовольствия. В нашей хате сидели люди, обвиняемые в совершении тяжких преступлений. Это был их первый срок. На момент моего попадания в тюрьму, большинство из них уже отсидело более двух лет. Только трое из нас встречали новый год впервые в таких условиях.

Тюремный магазин, который никогда особо не отличался ассортиментом, но все равно приносил отличную прибыль администрации, в период новогодних праздников радовал арестантов и выметал купюры из кошельков желающих облегчить судьбу зэка. В продаже появились откровенно непригодные для длительного хранения продукты: копченые куры, вареная колбаса, красная рыба в герметичной упаковке, сыры. Копченые куриные окорока мы ели до 9 января. Ими был завален подоконник окна, так как это самое холодное место в хате. Они были уже не первой свежести, но такое добро не выбрасывается, а пережаривается и употребляется в пищу.

На домашние передачки новый год особо не влиял: разрешили коржи для тортов, а так набор был стандартный.

Затягивать алкоголь с воли имели возможность немногие. Я знал, что камеры с вич-инфицированными арестантами каким-то образом доставали через «баландеров» (заключенных, работающих в хозотряде).

На пятом и седьмом корпусах парни ставили брагу на сахаре и яблоках, в некоторых случаях её умудрялись перегонять в самогон. У нас новый год прошел без алкоголя. У всех было меланхоличное настроение. Настолько, что даже чифир не варили. Каждый хотел минимизировать ощущение того, что мы находимся на на воле.

Питались мы обычно в три «семейки», но 31 числа за «общак» сели все вместе. Приготовили селедку под шубой, салат из кукурузы и крабовых палочек. Ребята через «баландеров» достали отварные куриные яйца. Копченое мясо разных видов, курица, печеная картошка, попавшая в камеру через передачку, свежие овощи, сало — все это было на нашем столе, — даже сварили борщ. У нас была одна радость: пожрать. Ужин, как обычно, был в полвосьмого, чтобы закончить до вечерней поверки. На сладкое было два торта: один из коржей с кремом из сгущенного молока, украшенный дольками консервированных персиков и ананасов (получены были через тюремный ларек), второй – подобие «муравейника» из вареной сгущенки и крошенного печенья.

Послабление режима заключалось в том, что на ночь с 31 на 1 (и с 1 на 2 января) оставляли в хате телевизор. Наша немудреная телевизионная антенна ловила ОРТ, НТВ, ТНТ и Культуру. В новый год мы смотрели ТНТ Названия новогоднего шоу я вспомнить не могу: что-то связанное с джунглями. Решение смотреть именно эту передачу было связано с тем, что в кадре мелькали обнаженные девицы, и не было Киркорова. Речь главы государства не помню, кажется всем было плевать на него. Новогоднее обращение смотрели только для того, чтобы не пропустить бой курантов. В полночь поздравили друг друга, без подарков, но с шутками и напускным оптимизмом. На пару часов все сели за написание «маляв» и поздравлений товарищам, подельникам и знакомым, кто так же, как и мы, катался по централу. Мне, кроме подельника, поздравлять было некого, поэтому я быстро погрузился в грустные думки и начал «гон» (ужасный коктейль из рефлексии, тоски и щемящего чувства в груди), свойственный «первоходам», которые только заехали. Осознание бессмысленности своих действий быстро взяло верх и я «залип» до утра за книжкой, благо еще не все прочитал из того, что было в хате.

Часа в три-четыре ночи прошелся корпусной, постучался в каждый робот (дверь камеры), поздравил арестантов с Новым годом. Руслан, «смотрящий хаты», перекинулся с ним парой фраз у кормушки, и корпусной приглушил свет в хате. Руслан сказал, что от корпусного сильно пахло спиртным. Первого января нас не выгоняли на прогулку.

Андрей. Отсидел 15 лет по статьям 111 (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью), 159 (мошенничество) и 313 (побег)

Повидал я всякого в этой жизни: 15 лет отсидел и был много где. За Уралом сидел, и в Коми, и в Харпе, и в Воркуте, и в Тюменской области.

Празднование Нового года зависит от зоны: «красная» (контролируется администрацией) она или же «черная» (под контролем блатных) – какой там режим, и что он позволяет. На «красной» зоне компота не выпьешь, и в десять часов отбой. Там о Новом годе речи не идет, хорошо если котлетку дадут или масла лишний кусок в кашу положат. На «черной» зоне все опять же зависит от режима.

Вообще, конечно, все готовятся к Новому году, ждут личные передачи, просят чего-нибудь повкуснее, например, маминых пирожков. Либо загоняется “общак” под новый год: сигареты, чай, продукты. Кто-то ставит бражку, кто-то водку в стекле заказывает, кто-то косяк (самокрутка с анашой) «мутит». Из украшений можно было веточку еловую на тумбочку себе поставить.

На нормальных зонах не так серьезно соблюдается отбой и подъем. Все «забивают» на ментов и празднуют. В 12 часов никто не обнимается, не кричит «ура», только шутят: « А я в этом году освобожусь». Надо отметить, что Новый год в колонии празднуется не так ярко, как день рождения какого-нибудь местного главного вора.

Подарки никто никому не дарит, разве что только «опущенного» подогнать могут (смеется) (заключенного, который занимает низшую ступень в тюремной иерархии, он может постирать, к примеру, носки). Никаких развлечений особо нет. Помню, как иногда «опущенных» наряжали в платки, а они под гармошки танцевали и песни пели. Ну это так, зона была с нормальным режимом. Повеселиться тоже хочется. Истории смешные за столом друг другу рассказывали, земляки вместе в бараках собирались. На «красных» зонах все иначе: отбой по расписанию и никаких послаблений.

Владимир Акименков. Фигурант «Болотного дела», отсидел полтора года по стать е 212 часть 2 (массовые беспорядки). Под следствием сидел в СИЗО-5 «Водник»

Четырехместная камера «Водника», спецблок. Особого празднования не было. Телевизора у нас тогда не было, телефона в том корпусе в принципе не могло завестись. Зато из соседней камеры, где сидел вор в законе Зарандия, доносился ор из включенного «зомбоящика». Арестанты стучали по стоякам во всем СИЗО – традиция. С улицы были слышны фейерверки. В ту ночь меня обрадовала мысль, что сидеть-то осталось меньше.

Статья написана по материалам сайтов: www.tyurma.com, www.24daily.net, www.mzk1.ru, www.ruavtor.ru, zekovnet.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector