Обоснованный риск как обстоятельство, исключающее преступность деяния

Как обстоятельство, исключающее преступность деяния, обоснованный риск — это причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам личности, общества или государства лицом, которое действует для достижения общественно полезной цели и при этом не выходит за пределы общепринятых мер предосторожности.

Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам при обоснованном риске для достижения общественно полезной цели. Обоснованность риска, означающая, что лицо, причинившее вред охраняемым законом интересам, действовало правомерно, имеется при наличии следующих условий: а) общественно полезной направленности (цели) действий; б) вынужденности действий; в) достаточности мер, принятых для предотвращения вреда охраняемым законом интересам.

Рискованные действия не могут считаться обоснованными, если цель действий рискующего лица не является общественно полезной, т. е. значимой с точки зрения общественного правосознания. Это означает, что путем отступления от установленных правил поведения (чаще — в профессиональной сфере деятельности), в том числе повлекшего причинение вреда правоохраняемым интересам, лицо, действующее в условиях риска, стремится обеспечить благо отдельного человека или многих людей либо отстоять интересы общества или государства. Если цель, которой руководствуется лицо, носит иной характер (скажем, изначально противоправна, отражает эгоистический интерес рискующего лица), ответственность за причиненный вред наступает на общих основаниях.

В некоторых случаях действия рискующего лица могут состоять в открытом нарушении правового запрета, однако тем не менее признаваться совершенными для достижения общественно полезной цели. Так, работник милиции может пренебречь правовым запретом применять огнестрельное оружие в местах скопления людей, пресекая преступные действия лица, ведущего беспорядочную стрельбу в толпе; медицинский работник, стремясь спасти больного, может нарушить запрет использовать методику экстренной помощи, не прошедшую экспериментальной проверки на людях; пилот самолета может прибегнуть к запрещенному способу посадки самолета во время технических испытаний.

Если лицо осознавало, что преследуемая им общественно полезная цель может быть достигнута действиями, не связанными с риском, однако избрало рискованный способ ее достижения и причинило существенный ущерб охраняемым уголовным законом интересам, то оно подлежит уголовной ответственности за содеянное на общих основаниях. Допустим, один из участников технологического эксперимента начинает его, не дождавшись помощника, и тем самым явно рискует, заведомо усложнив себе задачу управления ходом эксперимента. Если в результате этих действий будет причинен вред (например, будет разрушена экспериментальная установка), то экспериментатор понесет ответственность за неосторожное уничтожение чужого имущества.

Достаточность мер для предотвращения вреда должно осознавать само рискующее лицо. Следовательно, важна внутренняя, субъективная оценка ситуации, в которой совершаются рискованные действия, в том числе осознание лицом степени вероятности наступления вредных последствий. При этом для предотвращения вреда лицо должно предпринять те меры, которые в данной ситуации зависят именно от него. Вовсе не требуется, чтобы рискующее лицо предприняло все возможные (объективно достаточные) в сложившейся ситуации меры для недопущения вредных последствий рискованных действий: если бы это было так, то всякое понятие риска утратило бы свой смысл.

Содержание

Обоснованный риск. Обоснованный риск как обстоятельство, исключающее преступность деяния, предусмотрено в ст

Обоснованный риск как обстоятельство, исключающее преступность деяния, предусмотрено в ст. 41 УК РФ. Признаками правомерности обоснованного риска являются: причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам; достижение общественно полезной цели; невозможность достигнуть цели не связанными с риском действиями (бездействием); обязательность принятия лицом, допускающим риск достаточных мер для предотвращения вреда охраняемым уголовным законом интересам. Риск, заведомо сопряженный с угрозой для жизни многих людей, с угрозой экологической катастрофы или общественного бедствия, признается необоснованным.

Как и все иные обстоятельства, исключающие преступность деяния, обоснованный риск связан с причинением вреда охраняемым уголовным правом интересам. Такой риск может быть связан с причинением вреда личности (жизни, здоровью, иным правам и интересам человека), имуществу, общественной безопасности, производственной деятельности, природе. Оправданный риск может быть отнесен к различным сферам: производству, научному эксперименту, правоохранительной деятельности, природоохранительной деятельности, работе спасателей, военной службе и др. Риск в ряде случаев обеспечивает технический прогресс, научные достижения, развитие производства, помогает эффективно бороться с преступностью. Риск всегда связан с возможностью причинения вреда. Такой вред будет считаться правомерным при соблюдении следующих условий. Обоснованный риск должен преследовать общественно полезные цели, т.е. направлен на общественное благо, цели, которые приносят в конечном счете положительные результаты для социального, технического или иного прогрессивного (поступательного) развития, создают условия для нормальной жизни общества и государства. Например, развитие космонавтики, полеты в космос, трудно представить без риска. Развитие медицины предполагает в настоящее время проведение сложных операций по трансплантации органов, что также связано с риском для пациента. При задержании вооруженных преступников невозможно также полностью исключить риск.

Следующее условие правомерности — это невозможность достичь поставленную цель действиями, не связанными с риском. Риск выступает единственным средством в данных условиях для достижения общественно полезной цели. Если имеются иные, не связанные с риском причинения вреда охраняемым уголовным законом интересы, то должны быть использованы именно эти средства. Например, когда есть возможность задержать вооруженных преступников в безлюдном месте, не следует производить задержание в людном месте или когда есть возможность обезвредить взрывное устройство с помощью робота, не следует этим заниматься взрывотехникам, саперам и т.п. Можно или нельзя достигнуть общественно полезной цели, определяет то лицо, которое допускает риск. Бремя нередко лежит на руководителях, их профессиональная готовность к действиям в экстремальных условиях, знание ими уголовного законодательства являются предпосылкой принятия законных решений.

Недаром условия правомерности обоснованного риска отнесены законодателем к действиям лица, допустившего риск. Оно должно предпринять достаточные (исчерпывающие) меры для предотвращения вреда охраняемым уголовным законам интересам. Вред в этом случае наступает не по воле, а вопреки воле лица, допустившего риск. Речь может идти о вреде, который выходит за рамки прогнозируемого при развитии ситуации или когда современными средствами такой вред невозможно предотвратить, хотя допускающий риск осознает состояние опасности и предвидит возможность наступления общественно опасного последствия, поскольку остаются элементы непрогнозируемой случайности или неизвестности.

Риск не признается обоснованным, если он заведомо (обязательно) сопряжен с угрозой для жизни многих людей, с угрозой экологической катастрофы или общественного бедствия. Риск, приведший к указанным последствиям, не может быть признан правомерным, а, значит, лицо, допустившее такой риск, как и не предпринявшее всех необходимых и исчерпывающих средств к его предотвращению, подлежит ответственности за причиненный вред. Примером необоснованного риска был эксперимент на третьем реакторе атомной электростанции, приведший к Чернобыльской трагедии. В данном случае лица, проводившие эксперимент, не только не предусмотрели возможность аварии и действия в этих условиях, но даже не осознавали тяжкие последствия своих действий, хотя и могли и должны были предвидеть развитие событий не по задуманной схеме.

Обоснованный риск является правомерным лишь при наличии всех перечисленных условий. При несоблюдении одного из них риск не может быть признан обоснованным, и виновный привлекается к уголовной ответственности на общих основаниях за причиненный вред.

Обоснованный риск как обстоятельство,исключающее преступность деяния

Обоснованный риск как обстоятельство, исключающее преступность деяния, впервые был включен в Основы уголовного законодательства 1991 г., а затем и в проекты УК Вопрос о необходимости включения в уголовное законодательство условий, регламентирующих обоснованный риск, давно обсуждается в юридической литературе. И хотя в практике деятельности правоприменительных органов обоснованный риск в некоторых случаях рассматривался по правилам крайней необходимости, потребность в такой самостоятельной статье ощущалась очень остро. Это было обусловлено тем, что в современных условиях интенсивного ускорения общественного развития, дальнейшего совершенствования науки и техники выполнение профессиональных функций зачастую бывает связано с риском причинения вреда правоохраняемым интересам и особенно в чрезвычайных экстремальных ситуациях. Уголовный закон в этом отношении должен быть таким, чтобы он, с одной стороны, не превращался в тормоз прогресса, а с другой стороны, при наличии вины экспериментатора, в рамках общих оснований уголовной ответственности не исключал бы его личной ответственности».

В ч. 1 ст. 41 УК РФ излагается общее положение, согласно которому не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам при обоснованном риске для достижения общественно полезной цели.

Понятие же обоснованного риска дается в ч. 2 ст. 41: риск признается обоснованным, если указанная цель не могла быть достигнута не связанными с риском действиями (бездействием), и лицо, допустившее риск, предприняло достаточные меры для предотвращения вреда охраняемым уголовным законом интересам.

В юридической литературе выделяется несколько видов обоснованного риска. Это прежде всего производственный риск, т.е. стремление достичь общественно полезную цель или предотвратить вредный результат производственной деятельности путем поставления в опасность правоохраняемые интересы. Во-вторых, хозяйственный риск, т.е. стремление получить экономическую выгоду путем постановки в опасность правоохраняемые материальные интересы. В-третьих, коммерческий риск, т.е. стремление получить выгоду в результате использования конъюнктуры рынка в банковской, биржевой, инвестиционной и других видах предпринимательской деятельности. В-четвертых, научно-технический риск, т.е. стремление внедрить в практику новые методики, разработки, исследования (например, внедрение новой методики лечения, не оправдавшей себя, и пр.). В-пятых, организационно-управленческий риск, т.е. стремление перейти, например, к новой системе государственного управления, что может повлечь непредвиденные последствия. Этот перечень можно было продолжить, так как сфера правомерного риска охватывает любую профессиональную деятельность, в том числе и правоохранительную.

В теории уголовного права подчеркивается, что обоснованный риск является риском профессиональным, так как возможен в любой сфере профессиональной деятельности и «охватывает поведение не любого человека, а только такого, кто профессионально занимается той или иной деятельностью». Во многих других работах этот признак не отмечается, что представляется вполне справедливым. Буквальное толкование ст. 41 УК не дает оснований ограничивать обоснованный риск только сферой профессиональной деятельности. Такое решение вопроса было бы оправданным, если ст. 41 была бы сформулирована так же, как ст. 54 Теоретической модели Уголовного кодекса (Общая часть), озаглавленная: «Правомерный профессиональный риск».

Это интересно:  Допрос подозреваемого УПК РФ: порядок

Очевидно, что обоснованный риск чаще имеет место в профессиональной сфере. Однако даже отдельные весьма немногочисленные случаи обоснованного риска могут встретиться также в бытовых условиях, и их исключение из сферы действия ст. 41 не является обоснованным.

Рискованные действия могут быть весьма многообразны. Однако, чтобы в этих случаях исключалась ответственность за причиненный вред, риск должен быть, как указывает законодатель, обоснованным.

Основными признаками обоснованного, а следовательно, и правомерного риска являются:

1) направленность действий (бездействия) на достижение общественно полезных целей;

2) общественно полезная цель не может быть достигнута действиями, не связанными с риском;

3) лицо должно предпринять все достаточные меры для предотвращения вреда правоохраняемым интересам;

4) риск не должен быть заведомо сопряжен с угрозой для жизни многих людей, с угрозой экологической катастрофы или общественного бедствия (ч. 3 ст. 41 УК РФ).

Достижение общественно полезной цели означает стремление к результату, одобряемому моралью и правом. Это могут быть спасение жизни людей, научные открытия, значительная прибыль предприятия, существенная экономия средств, необходимых на неотложные нужды и т.п. Цель не может быть достигнута иными, не связанными с риском действиями. По поводу этого признака высказывались различные мнения. Так, некоторые ученые считают, что в данном случае закон позволяет выделить критерий необходимости, что означает отсутствие обоснованного риска, если цель может быть достигнута и иными действиями

Другие ученые полагают, что риск будет оправданным, если «общественно полезную цель можно достичь и не связанными с риском действиями, но это потребует слишком много времени, сил и средств. При риске же есть возможность достичь цели быстрее и эффективнее, т.е. с меньшей затратой сил и средств».

Представляется, что такое решение вопроса не вытекает из буквального толкования ч. 2 ст. 41 УК, в которой прямо говорится о невозможности достижения цели не связанными с риском действиями.

Следовательно, вторым признаком обоснованного риска является невозможность достижения общественно полезной цели иным, не связанным с риском путем.

Принятие достаточных мер для предотвращения вреда означает, что совершаемые действия должны основываться на современных научно-технических достижениях, профессиональных знаниях, навыках, опыте и пр., позволяющих лицу, совершающему рискованные действия, надеяться на получение положительного результата.

Достаточны или недостаточны принятые меры для предотвращения вреда, прежде всего решает лицо, совершающее рискованные действия. Следовательно, в данном случае мы имеем дело с оценочной категорией. Объективная же оценка достаточности или недостаточности принятых мер дается правоприменительными органами.

В тех случаях, когда риск был заведомо сопряжен с угрозой для жизни многих людей, с угрозой экологической катастрофы или общественного бедствия, он признается необоснованным (ч. 3 ст. 41 УК РФ).

Угроза для жизни многих людей имеет место в случаях, когда в результате совершения рискованных действий возникает возможность причинения смерти значительному количеству людей. Вопрос о том, какое количество людей, поставленных в опасное для жизни состояние, можно считать значительным, решается правоприменительными органами. В литературе высказывалось мнение, что речь может идти о многих десятках и даже сотнях людей.

Угроза экологической катастрофы предполагает создание опасности массовой гибели животных, рыб, растительности, значительные отравления атмосферы или водных запасов, что делает возможным отнесение определенных территорий к зонам экологического бедствия и чрезвычайной экологической ситуации.

Зонами экологического бедствия и чрезвычайной экологической ситуации являются территории, на которых происходят глубокие и устойчивые неблагоприятные изменения окружающей среды, угрожающие жизни и здоровью людей, состоянию естественных экологических систем.

Угроза общественного бедствия заключается в появлении опасности нарушения состояния защищенности жизненно важных интересов общества (пожары, эпидемии, обвалы, наводнения и пр.).

Таким образом, риск признается обоснованным при наличии трех первых условий и отсутствии четвертого.

В уголовно-правовой литературе делались попытки разработать критерии наличия состояния обоснованного риска (условия правомерности риска), разделив их на 2 группы: критерии, относящиеся к совершению действий, сопровождающихся возможной опасностью, и критерии, относящиеся к содержанию создаваемой такими действиями (бездействием) опасности.

К критериям первой группы предлагалось отнести: а) направленность действий (бездействия) на достижение общественно полезной цели; б) необходимость совершения таких действий (бездействия), вытекающая из содержания данной общественно полезной цели; в) предвидение лицом, совершающим такие действия (бездействующим лицом), лишь возможности, а не неизбежности наступления вреда правоохраняемым интересам и г) заблаговременное принятие достаточных мер для предотвращения вреда правоохраняемым интересам.

К критериям второй группы предлагается отнести: а) вероятностный характер наступления вреда и б) недопустимость создания угрозы для жизни многих людей, угрозы экологической катастрофы или угрозы общественного бедствия.

Таким образом, условия правомерности рискованных действий (бездействия) предлагается дополнить указанием на предвидение возможности наступления вреда и вероятностный характер наступления вреда. Представляется, что указание на эти два условия является излишним. Первое условие относится к субъективной стороне умышленного (при предвидении неизбежности вреда) или неосторожного (при отсутствии одного из названных ранее четырех условий правомерности) преступления. Обоснованный же риск является обстоятельством, исключающим преступность деяния, и, следовательно, вопрос о субъективной стороне находится за пределами этого понятия. Что же касается второго условия, то вероятность причинения вреда подразумевается (так же, как вероятность причинения вреда обороняющемуся при необходимой обороне), и именно поэтому законодатель четко указывает на признаки обоснованного риска.

Весьма подробное определение правомерности риска предлагается в Теоретической модели Уголовного кодекса (Общая часть). Прежде всего, в кодексе, как уже отмечалось, определяются условия правомерности профессионального риска, который является более узким понятием, нежели обоснованный риск. Далее отмечается, что риск является правомерным, если совершенные действия не нарушают прямого запрета, установленного законом или нормативным актом. Это условие не было включено в ст. 41 УК РФ 1996 г., ибо, как показывает практика, в экстремальной ситуации возможны случаи нарушения запрета для достижения общественно полезной цели. И если все остальные признаки обоснованного риска будут налицо, то рискнувший освобождается от ответственности на основании ст. 41. Не вошло в УК и указание в ст. 54 Модельного кодекса на то, что действия должны соответствовать научно-техническим знаниям и опыту, так как принятие такой формулировки означало бы сужение понятия обоснованного риска. Наконец, если в действующем УК говорится о принятии лицом именно достаточных мер, то в Модельном УК требовалось принятие всех необходимых мер. Однако человек, совершающий рискованные действия (бездействие), вряд ли может предусмотреть все необходимые меры. Именно поэтому рискованные действия (бездействие) и заключают в себе опасность причинения вреда охраняемым уголовным законом интересам.

Отнеся обоснованный риск к обстоятельствам, исключающим преступность деяния, законодатель тем самым исключил возможность привлечения к ответственности за причиненный правоохраняемым интересам вред при наличии изложенных выше условий правомерности. Однако отсутствие хотя бы одного из этих условий выдвигает на первый план вопрос об уголовной ответственности за причиненный вред. В литературе отмечалось, что недостатком статьи об обоснованном риске является отсутствие в ней четкой регламентации пределов уголовной ответственности за причинение вреда при необоснованном риске. В теории уголовного права высказывалось мнение, что предвидение наступления неизбежности вредных последствий должно влечь ответственность при их наступлении за умышленные преступления. Наличие же осознанности возможных вредных последствий при отсутствии хотя бы одного из условий правомерности предлагается считать неосторожным преступлением, а факт рискованных действий (бездействия) рассматривать в соответствии с п. «ж» ч. 1 ст. 61 УК РФ как обстоятельство, смягчающее наказание.

Отсутствие в прежнем уголовном законодательстве статьи, регламентирующей условия правомерности обоснованного риска, повлекло за собой практику подведения под признаки крайней необходимости отдельных случаев обоснованного риска. Однако крайняя необходимость и обоснованный риск — это разные обстоятельства, исключающие преступность деяния. Их различие заключается в следующем:

1) при крайней необходимости причиненный вред является необходимым и неизбежным для предотвращения опасности, тогда как при обоснованном риске он лишь вероятен, возможен;

2) при крайней необходимости больший вред должен быть предотвращен путем причинения меньшего вреда. При обоснованном риске грозящая опасность может быть не предотвращена;

3) превышение пределов крайней необходимости влечет за собой уголовную ответственность лишь в случаях умышленного причинения вреда. При отсутствии хотя бы одного из условий правомерности обоснованного риска возможна ответственность и за неосторожное причинение вреда.

Вместе с тем крайняя необходимость и обоснованный риск имеют и сходные черты: это, во-первых, наличие полезной цели (при крайней необходимости она выражается в стремлении предотвратить больший вред), и, во-вторых, как при крайней необходимости причинение вреда является единственной возможностью предотвращения большего вреда, так и при обоснованном риске поставленная цель не может быть достигнута иным путем.

В некоторых случаях может возникнуть необходимость разграничения обоснованного риска и неосторожного преступления, совершаемого по легкомыслию. И в том, и в другом случае лицо осознает возможность наступления общественно опасных последствий, и в том и в другом случае надеется, что они не наступят. Различия в данном случае определяются наличием при обоснованном риске общественно полезной цели (при неосторожном преступлении она отсутствует) и необоснованностью расчета на предотвращение последствий при легкомыслии (при оправданном риске — расчет обоснован).

В уголовном законодательстве досоветского периода статьи об условиях правомерности обоснованного риска отсутствовали. Возникающие в связи с совершением рискованных действий уголовно-правовые вопросы решались в соответствии с правилами, регламентирующими освобождение от уголовной ответственности в случаях крайней необходимости.

Отсутствуют статьи об обоснованном риске и в УК многих зарубежных стран. Исключение составляют страны СНГ. Так, в УК Узбекистана в ст. 40 «Оправданный риск» уточняется, что «при оправданном профессиональном или хозяйственном риске ответственность за причинение вреда не наступает и в том случае, если желаемый общественно полезный результат не был достигнут и вред оказался более значительным, чем преследуемая общественно полезная цель».

Статьи об обоснованном риске имеются также в УК Белоруссии, Казахстана, Кыргызстана и некоторых других стран СНГ.

Это интересно:  Как оформлять закладную по ипотеке с 1 июля 2019 года?

Весьма подробно регламентированы условия правомерности обоснованного риска в УК Польши. В соответствии со ст. 27 не привлекается к ответственности тот, кто действует с целью проведения познавательного, медицинского, технического или экономического эксперимента, если ожидаемый результат имеет существенное познавательное, медицинское или хозяйственное значение, а надежда на его достижение, целесообразность и способ проведения эксперимента обоснованы в свете современного уровня знаний.

Оправданным профессиональным риском является согласно Уголовному закону Латвии причинение вреда профессиональной деятельностью, имеющей признаки состава преступного деяния, если эта деятельность осуществлялась для достижения социально полезной цели, которую невозможно было достичь иным образом.

Связанный с этой деятельностью профессиональный риск признается оправданным, если лицо, допустившее риск, сделало все возможное для предотвращения причинения вреда интересам, охраняемым законом (ст. 33).

В тех странах, в УК которых отсутствуют статьи об оправданном риске, вопрос в каждом конкретном случае решается с учетом условий правомерности крайней необходимости.

Обоснованный риск как обстоятельство, исключающее преступность деяния, при исполнении профессиональных функций Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Мирошниченко Надежда Викторовна

Статья посвящена анализу обоснованного риска как обстоятельства , исключающего преступность причинения вреда при исполнении профессиональных функций . Доказывается, что субъектом такого риска всегда должно признаваться лицо, обладающее соответствующими профессиональными знаниями и опытом; определяется, что при риске лицо всегда выходит за нормативные пределы профессиональной деятельности; предлагается формула конкретизации условий правомерности профессионального риска в уголовном законе.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Мирошниченко Надежда Викторовна,

Reasonable risk as a circumstance excluding the criminality of the act in the performance of professional functions

The article is devoted to the analysis of a reasonable risk as circumstances excluding criminality of harm in the performance of professional functions. It is proved that the subject of this risk should always admit a person with the appropriate skills and experience; is determined that the at risk person always goes beyond regulatory limits of professional activities; proposed formula clarifying the requirements of the legality of occupational risk in the criminal law.

Текст научной работы на тему «Обоснованный риск как обстоятельство, исключающее преступность деяния, при исполнении профессиональных функций»

Мирошниченко Надежда Викторовна

кандидат юридических наук, доцент, заведующая кафедрой права

Обоснованный риск как обстоятельство, исключающее преступность деяния, при исполнении профессиональных функций

Статья посвящена анализу обоснованного риска как обстоятельства, исключающего преступность причинения вреда при исполнении профессиональных функций. Доказывается, что субъектом такого риска всегда должно признаваться лицо, обладающее соответствующими профессиональными знаниями и опытом; определяется, что при риске лицо всегда выходит за нормативные пределы профессиональной деятельности; предлагается формула конкретизации условий правомерности профессионального риска в уголовном законе.

Ключевые слова: исполнение профессиональных функций, обстоятельства, исключающие преступность деяния, обоснованный профессиональный риск.

Reasonable risk as a circumstance excluding the criminality of the act in the performance of professional functions

The article is devoted to the analysis of a reasonable risk as circumstances excluding criminality of harm in the performance of professional functions. It is proved that the subject of this risk should always admit a person with the appropriate skills and experience; is determined that the at risk person always goes beyond regulatory limits of professional activities; proposed formula clarifying the requirements of the legality of occupational risk in the criminal law.

Key words: performance of professional functions, circumstances excluding criminality, justified professional risk.

Строгое исполнение требований закона и иных нормативных актов исключает преступность причинения вреда в так называемой ординарной профессиональной ситуации, которая разворачивается и протекает в соответствии с известными прогнозами, является типичной, в целом привычной для деятеля или хотя бы теоретически известной. Однако в ряде случаев в процессе осуществления профессиональной деятельности возникают ситуации, не вписывающиеся в традиционные рамки и требующие нестандартных решений, не предписанных нормативными установлениями. Выход за нормативные рамки профессии чреват причинением вреда охраняемым уголовным законом отношениям. Однако преступность такого вреда может быть исключена в соответствии с положениями об обоснованном риске как обстоятельстве, исключающем уголовную ответственность (ст. 41 УК РФ).

Стоит заметить, что для некоторых профессий риск является неотъемлемой характеристикой повседневной практики: рискует врач при проведении операции, летчик при испытании нового самолета, сапер и т.д. Однако необходимо различать риск как нормативно предписанное действие и риск как действие, не согласующееся с предписаниями нормативных стандартов профессии. В первом случае правомерность причинения вреда определяется именно соблюдением правовых норм, которые разработаны с учетом типовых характеристик рискованной ситуации и направлены как раз на минимизацию возможных негативных последствий. Риск в этом аспекте составляет часть профессиональной деятельности, а оценка рискованных действий должна осуществляться с позиций рассмотренного выше исполнения закона. О риске как о самостоятельном обстоятельстве, исключающем преступность деяния, следует рассуждать, на наш взгляд, в той ситуации, когда вред причинен

действиями, не предписанными прямо в нормативных стандартах или запрещенными ими.

Эти нюансы не учитывают специалисты, которые при обсуждении проблемы обоснованного риска в уголовном праве обращаются к правовой оценке собственно рискованных действий. Некоторые авторы указывают, что деяния, совершенные в состоянии риска, не должны нарушать нормативного или законодательного запрета [1, с. 156; 2, с. 33; 3, с. 39]; другие допускают, что при обоснованном риске есть возможность нарушения лишь устаревших нормативов и правовых норм [4, с. 14; 5, с. 87]; третьи полагают допустимым при совершении рискованных действий относительно свободный выход за рамки каких-либо нормативных актов [6, с. 92; 7, с. 697]. На наш взгляд, включение в систему обстоятельств, исключающих преступность деяния, исполнения закона может снять данную дискуссию: риск в пределах нормативных стандартов будет рассматриваться с точки зрения параметров исполнения закона, риск за пределами этих стандартов — с позиций самостоятельного оправдывающего обстоятельства.

Проблематика риска в праве весьма обширна и включает в себя множество аспектов [8]. Их детальный анализ выходит за границы предмета нашего анализа. А потому позволим себе ограничиться лишь одной, но в свете рассматриваемых нами вопросов крайне важной проблемой.

Речь идет о характеристике субъекта, совершающего рискованные действия. Уголовный закон в ст. 41 не конкретизирует адресатов соответствующей уголовно-правовой нормы. В соответствии с этим В.И. Самороков, В.В. Орехов, В.В. Бабурин, Н.Ш. Козаев признают право на причинение вреда в состоянии риска за любым человеком, независимо от его статуса и сферы деятельности [9, с. 73; 10, с. 429; 11, с. 146; 12, с. 111]. В то же время такой подход встречает активную критику со стороны специалистов, утверждающих, что право на совершение рискованных действий принадлежит лишь лицам, профессионально занимающимся определенным видом деятельности, которые обладают необходимыми познаниями для того, чтобы минимизировать возможные негативные последствия рискованных деяний [13, с. 509; 14, с. 264; 15, с. 117].

Этот спор в известной степени отражает эволюцию научных взглядов на риск как на обстоятельство, исключающее преступность деяния. Возникшие изначально представления о производственном риске трансформировались, как известно, в более широкое учение о профессиональном риске и, наконец, нашли отражение

в законе как положения о риске обоснованном, в равной мере применимом ко всем областям человеческой деятельности [16, с. 257].

С формальной точки зрения закон не ограничивает сферу рискованных действий исключительно профессиональной деятельностью, позволяя рисковать, в том числе, и в быту. Однако по существу подобное дозволение представляется необоснованным. Как известно, риск — это всегда выход за пределы определенности, это использование имеющихся знаний и опыта для достижения полезной цели, это учет современных достижений науки и техники. В бытовой ситуации некоторые важные параметры риска не соблюдаются. В частности, бытовой риск осуществляется, как правило, не в общественно полезных, а в личных целях; при совершении деяния лицо использует по большей части личный, житейский опыт, а не специальные знания; бытовой риск по определению не может быть направлен на получение нового знания или результата. Лицо, не имеющее достаточных специальных знаний и опыта, не имеет объективной возможности провести обоснованный расчет обстоятельств, способных предотвратить наступление общественно опасных последствий. Вероятно, с учетом этих обстоятельств практика не склонна оценивать ситуации бытового риска с точки зрения положений ст. 41 УК РФ. Как показывают специальные исследования, рискованные вредоносные деяния общих субъектов получают правовую оценку по ст. 39 УК РФ и рассматриваются по преимуществу с позиций крайней необходимости [14, с. 264].

Представляется, что профессиональный статус субъекта рискованных действий придает им качественное своеобразие, существенно отличающее сами рискованные действия от потенциально опасного поведения «частных лиц» в бытовых ситуациях. «Риск как уголовно-правовое понятие охватывает поведение не любого человека, а только такого, кто профессионально занимается той или иной деятельностью и потому способен обеспечить соблюдение необходимых условий ее правомерности (безопасности для окружающих). Это отличает обоснованный риск от других обстоятельств, исключающих преступность деяния (в первую очередь, от крайней необходимости), и придает ему самостоятельное значение» [17, с. 68].

Признание обоснованного риска деятельностью, осуществляемой в процессе исполнения профессиональных функций, ставит на повестку дня еще один вопрос — о наличии или отсутствии специфических условий правомерности риска в различающихся сферах профессиональной

деятельности. В отечественной науке он, к сожалению, зачастую подменяется рассуждениями о классификации риска. Но, как верно отмечает В.В. Бабурин, основной вопрос, ради которого собственно и нужно проводить классификацию разновидностей обоснованного риска, — имеют ли разновидности риска свои специфические условия правомерности, остается нерешенным [9, с. 46].

Заметим, что в последнее время было высказано суждение, согласно которому понятия «виды обоснованного риска» не существует. Подобная классификация, по мнению А.С. Шум-кова, не имеет значения для уголовно-правовой оценки содеянного в контексте нормативного материала об обоснованном риске. «Ключевой момент при юридической оценке деяния, связанного с риском, — пишет автор, — это его обоснованность, которая определяется уголовным законом в ст. 41 УК РФ с позиции соблюдения лицом условий правомерности его совершения» [18, с. 9]. Если смотреть на проблему исключительно с точки зрения соблюдения догмы уголовного закона, то приведенное мнение является бесспорным. Однако по существу с ним сложно согласиться. Каждая сфера профессиональной деятельности характеризуется уникальным, специфичным сочетанием условий, содержания и целей труда, которые объективно привносят свои особенности в рискованные действия, определяя, в первую очередь, цель риска и средства ее достижения (где-то это материальная выгода и финансы компании, где-то жизнь человека и имущество, а где-то жизнь как цель и здоровье как средство). Кроме того, некоторые виды профессиональной деятельности предполагают сознательное моделирование рискованных ситуаций (например, научные эксперименты), а в иных — рискованные ситуации возникают внезапно, вызывая среди прочего нервно-психические перегрузки и стрессы. Игнорировать все эти тонкости вряд ли возможно. А потому согласимся с М.С. Гринбергом в том, что необходимым предварительным условием правовой оценки риска должно стать определение его видов, т.е. классификация [19, с. 40-71].

Это интересно:  Фирмы однодневки: уголовная ответственность в 2019 году, признаки и борьба

Г.В. Овчинникова, поддерживая эту концептуальную идею, пишет, что типичными видами деятельности, где возникают ситуации риска, где необходим выбор между традиционными и нестандартными путями достижения поставленных целей и где соответственно встает вопрос об общественной полезности, оправданности риска или его общественной опасности, являются сферы взаимодействия человека и техники (технико-эксплуатационный риск), медицины

(медицинский риск), научных исследований (научно-экспериментальный, новаторский риск), экономики и хозяйственной деятельности (хозяйственный риск). И далее: «Наполнить указанные критерии реальным содержанием можно лишь применительно к особенностям конкретной сферы общественной деятельности человека. Каждое направление ее имеет свой уровень развития и соответствующие ему собственные цели, правила, запреты, уровень правового регулирования. Можно сделать вывод, что определение объективных критериев правомерности тесно связано с видами риска» [20, с. 60-66].

В определенной мере отзываясь на призыв о разработке специализированных критериев правомерности различных видов профессионального риска, отечественная наука сформулировала понятие экологического риска [21, с. 12, 24], медицинского риска [22, с. 160, 164], научного эксперимента [9, с. 99], спортивного риска [10, с. 463].

Полагаем, что это оправданная и необходимая тенденция. Полностью ее поддерживая, мы, тем не менее, не можем на страницах этой публикации включиться в содержательную дискуссию относительно специфических параметров правомерности каждого из возможных видов профессионального риска. Это требует глубокого и содержательного анализа, желательно комплексного и междисциплинарного, включающего и собственно профессиональные, и правовые, и технические, и иные аспекты проблемы риска, что выходит далеко за пределы исследования.

В свете рассматриваемых в настоящей работе проблем нас в большей степени интересует другой вопрос — о возможности закрепления всех этих (а возможно, и иных) видов риска непосредственно в тексте уголовного закона.

В науке нет единого мнения на этот счет. Часть специалистов предлагают разработанные ими понятия риска отразить в УК РФ, другие выступают за то, чтобы зафиксировать эти понятия в законах иноотраслевой принадлежности, регулирующих те или иные виды профессиональной деятельности. Несмотря на всю значимость юридически точных формулировок, представляется, что конкретизация нормативного материала относительно видов обоснованного профессионального риска в уголовном законе не является оптимальным решением. В уголовном законе достаточно одной нормы, посвященной обоснованному профессиональному риску.

В качестве возможного образца (берем во внимание суть написанного, а не тонкости

формулировок) сошлемся на ст. 33 Уголовного кодекса Латвийской Республики. Статья называется «Оправданный профессиональный риск». Согласно ч. 1 ст. 33 «уголовная ответственность не наступает за причинение вреда профессиональной деятельностью, имеющей признаки состава преступного деяния, если эта деятельность осуществлялась для достижения социально полезной цели, которую невозможно было достичь иным образом. Связанный с этой деятельностью профессиональный риск признается оправданным, если лицо, допустившее риск, сделало все возможное для предотвращения причинения вреда интересам, охраняемым законом».

Важнейшее условие правомерности риска -«если лицо, допустившее риск, сделало все возможное для предотвращения причинения вреда» — имеет свои нюансы в различных сферах профессиональной деятельности, а потому не может быть определено исчерпывающим

образом в уголовном законе. Сочетать же лаконичность уголовного закона и детализацию условий правомерности рискованных действий вполне возможно, используя технологии бланкетного конструирования правовых норм. Полагаем, что при описании условий правомерности профессионального риска можно предусмотреть отсылку к иным нормативным актам, установив, что их положения не могут противоречить некоторым ключевым условиям правомерности рискованных действий. В то же время в иноотрасле-вом законодательстве разумно предусмотреть конкретизацию условий правомерности того или иного вида профессионального риска с учетом специфики соответствующего вида деятельности. Такое решение, как представляется, будет максимально удовлетворять и лаконичности уголовно-правовых требований, и детализации условий профессионального риска с учетом вида осуществляемой деятельности.

1. Альгин А. П. Риск и его роль в общественной жизни. М., 1989.

2. Кадников Н.Г. Обстоятельства, исключающие преступность деяния. М., 1998.

3. Кибальник А. Г. Обстоятельства, исключающие преступность деяния. М., 2009.

4. Берестовой А.Н. Обоснованный риск как обстоятельство, исключающее преступность деяния: автореф. дис. . канд. юрид. наук. СПб., 1999.

5. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под общ. ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М., 1996.

6. Пудовочкин Ю.Е. Учение о преступлении: избр. лекции. 2-е изд., испр. и доп. М., 2010.

7. Уголовное право России. Общая часть: учеб. / под ред. Н.М. Кропачева, Б. В. Волжен-кина, В.В. Орехова. СПб., 2007.

8. Арямов А. А. Общая теория риска: юридический, экономический и психологический анализ. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2010.

9. Бабурин В. В. Понятие и виды риска в уголовном праве. Омск, 2006.

10. Козаев Н.Ш. Обоснованный риск как обстоятельство, исключающее преступность деяния //Энциклопедия уголовного права: в 35 т. Т. 7: Обстоятельства, исключающие преступность деяния / под ред. В.Б. Малинина. СПб., 2007.

11. Орехов В. В. Необходимая оборона и иные обстоятельства, исключающие преступность деяния. СПб., 2003.

12. Самороков В. И. Риск в уголовном праве // Государство и право. 1993. № 5.

1. Algin A. P. Risk and its role in public life. Moscow, 1989.

2. Kadnikov N.G. Circumstances excluding criminality of act. Moscow, 1998.

3. Kibalnik A.G. Circumstances excluding criminality of act. Moscow, 2009.

4. Berestovoy A.N. Reasonable risk as a circumstance excluding criminality of act: auth. abstr. . Master of Law. St. Petersburg, 1999.

5. Commentary to the Criminal code of the Russian Federation / gen. ed. by Yu.I. Skuratov, V.M. Lebedev. Moscow, 1996.

6. Pudovochkin Yu.E. Teaching about the crime: sel. lectures. 2nd ed., corr. and add. Moscow, 2010.

7. Criminal law of Russia. The General part: textbook/ed. by N.M. Kropachev, B.V. Volzhenkin, V. V. Orekhov. St. Petersburg, 2007.

8. Aryamov A.A. General theory of risk: legal, economic and psychological analysis. 2nd ed., rev. and add. Moscow, 2010.

9. Baburin V. V. Concept and types of risk in criminal law. Omsk, 2006.

10. Kozaev N.Sh. Reasonable risk as a circumstance excluding criminality // Encyclopedia of criminal law: in 35 vol. Vol. 7: Circumstances excluding criminality / ed. by V.B. Malinin. St. Petersburg, 2007.

11. Orekhov V.V. Necessary defense and other circumstances excluding criminality of act. St. Petersburg, 2003.

12. Samorokov V.I. Risk in criminal law // State and law. 1993. № 5.

13. Наумов А. В. Российское уголовное право: курс лекций: в 3 т. Т. 1: Общая часть. 4-е изд., перераб. и доп. М., 2007.

14. Пархоменко С. В. Деяния, преступность которых исключается в силу социальной полезности и необходимости. СПб., 2004.

15. Сахаров А. Б. Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность // Сов. государство и право. 1987. № 11.

16. Судоргин О. А. Развитие концепции обоснованного риска как обстоятельства, исключающего преступность деяния, в российском уголовном законодательстве // Пять лет действия УК РФ: итоги и перспективы: материалы II Междунар. науч.-практ. конф. М., 2003.

17. Новое уголовное право России. Общая часть: учеб. пособие / под ред. Н. Ф. Кузнецовой. М., 1996.

18. Шумков А.С. Обоснованный риск как обстоятельство, исключающее преступность деяния: автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 2007.

19. Гринберг М.С. Проблема производственного риска в уголовном праве. М., 1963.

20. Овчинникова Г. В. Виды профессионально-хозяйственного риска // Правоведение. 1990. № 4.

21. Плешаков А.М. Уголовно-правовая борьба с экологическими преступлениями (теоретический и прикладной аспекты): автореф. дис. . д-ра юрид. наук. М., 1994.

22. Блинов А. Г. Уголовно-правовая охрана прав пациента: учеб. пособие / под ред. Б. Т. Разгильдиева. Саратов, 2004.

13. Naumov A.V. Russian criminal law: course of lectures: in 3 vol. Vol. 1: General part. 4th ed., rev. and add. Moscow, 2007.

14. Parkhomenko S.V. Acts which crime is excluded due to social usefulness and necessity. St. Petersburg, 2004.

15. Sakharov A.B. Circumstances excluding criminal responsibility // Soviet state and law. 1987. № 11.

16. Sudorgin O.A. Development of the concept of reasonable risk as circumstance excluding criminality of act in the Russian criminal law//Five years of action of the Criminal code of the Russian Federation: results and prospects: proc. of the II Intern. sci.-pract. conf. Moscow, 2003.

17. New criminal law of Russia. General part: study aid / ed. by N.F. Kuznetsova. Moscow, 1996.

18. Shumkov A.S. Reasonable risk as a circumstance excluding criminality of act: auth. abstr. . Master of Law. Moscow, 2007.

19. Grinberg M.S. Problem of production risk in criminal law. Moscow, 1963.

20. Ovchinnikova G. V. Types of professional and business risk // Jurisprudence. 1990. № 4.

Статья написана по материалам сайтов: lawbook.online, lektsii.org, studopedia.ru, cyberleninka.ru.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий