+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Ответственность за легализацию (отмывание) денежных средств, приобретённых преступным путём

Содержание

Нормативно-правовая регламентация ответственности за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем по действующему УК РФ

Статья 174 УК РФ «Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем» предусматривает ответственность за преступление, которое имеет не только национальное, но в большинстве случаев и транснациональное значение, поскольку позволяет ввести в легальный оборот денежные средства и иное имущество, полученное в результате преступной деятельности. При этом преступление, в результате которого получается имущество, может быть совершено на территории одного государства, а легализация полученного преступным путем дохода может осуществляться на территории другого государства либо быть связана с перемещением денежных средств за границу. Значительная часть незаконных, в том числе преступных, доходов используется преступными сообществами для расширения теневого и криминального предпринимательства, вывоза капитала за рубеж. Кроме того, значительная часть легализованного имущества вновь возвращается в преступную сферу, поскольку зачастую становится источником финансирования деятельности экстремистских формирований, организованной преступности и терроризма.

Именно поэтому проблема противодействия легализации преступных доходов находит отражение на международном уровне. В рамках поиска эффективных способов предотвращения отмывания доходов от преступной деятельности принят целый ряд международных конвенций, к которым в первую очередь следует отнести европейские Конвенцию об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности от 8 ноября 1990 г. ETS N 141 и Конвенцию об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 г. ETS N 173, а также Конвенцию Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 г.

Конвенция об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности в статье 6 предусматривает перечень деяний, которые должны преследоваться в уголовно-правовом порядке в государствах — участниках Конвенции. К таким деяниям Конвенция относит:

— конверсию или передачу имущества, если известно, что это имущество является доходом, полученным преступным путем, с целью скрыть незаконное происхождение такого имущества или помочь любому лицу, замешанному в совершении основного правонарушения, избежать правовых последствий своих деяний;

— утаивание или сокрытие действительной природы, происхождения, местонахождения, размещения или движения имущества или прав на него, если известно, что это имущество представляет собой доход, полученный преступным путем;

— приобретение, владение или использование имущества, если в момент его получения было известно, что оно является доходом, добытым преступным путем;

— участие или соучастие в любом из перечисленных правонарушений или в покушении на его совершение, а также помощь, подстрекательство, содействие или консультирование в связи с совершением такого преступления.

Несмотря на то, что названная Конвенция была ратифицирована Российской Федерацией с оговорками и заявлениями только Федеральным законом от 28 мая 2001 г. N 62-ФЗ «О ратификации Конвенции об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности» и вступила в силу для России с 1 декабря 2001 г., уже в первоначальной редакции УК РФ 1996 г. была предусмотрена норма об ответственности за легализацию. Однако в первоначальной редакции статья 174 УК РФ вызвала многочисленные критические замечания ученых-правоведов и породила значительные трудности в правоприменении. Основной особенностью первой редакции нормы являлось определение предмета посягательства как денежных средств или иного имущества, приобретенного заведомо незаконным путем. Исходя из указанной формулировки под признаки преступления, предусмотренного статьей 174 УК РФ, подпадало не только имущество, добытое преступным путем, но и полученное в результате административного правонарушения, недействительных гражданско-правовых сделок, которые признаются незаконными.

Кроме того, в практике значительные трудности вызывало определение субъекта преступления — следует ли привлекать к ответственности лиц, которые способствуют легализации имущества, полученного другими лицами в результате незаконной деятельности, либо по статье 174 УК РФ возможно привлечение за легализацию преступных доходов тех лиц, которыми эти доходы были получены лично в результате противоправных действий.

В связи с ратификацией Конвенции в Российской Федерации в 2001 г. был принят Федеральный закон от 7 августа N 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», который обусловил и внесение изменений в УК РФ: была реформирована часть 1 ст. 174 УК РФ, кроме того, Кодекс был дополнен новой статьей 174.1.

Таким образом, произошло разделение нормы об ответственности за легализацию преступных доходов в зависимости от субъекта: статья 174 предусматривала возможность привлечь к ответственности за легализацию денежных средств и иного имущества, приобретенного преступным путем другими лицами, а статья 174.1 — за легализацию денежных средств и иного имущества, ранее приобретенного в результате совершения преступления самим субъектом. Федеральным законом от 7 апреля 2010 г. N 60-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» был повышен порог крупного размера для данных преступлений с 1 млн. руб. до 6 млн. руб. и вернул обязательность достижения указанного порога для квалификации деяния по ч. 1 ст. 174.1 УК РФ.

Наряду с основным непосредственным объектом для данного посягательства в научной литературе предложено множество вариантов факультативных объектов, среди которых названы интересы общественной безопасности — в случаях, «когда легализация незаконных приобретений связана с деятельностью преступных сообществ и иных называемых в уголовном законе организованных преступных формирований»; общественные отношения, обеспечивающие общественную безопасность, здоровье населения, общественную нравственность, если предметом преступления выступают оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, наркотические и психотропные средства, сильнодействующие и ядовитые вещества; интересы потерпевших (физических лиц) и гражданских истцов (граждан, предприятий, учреждений или организаций).

Изложенные подходы к определению объекта преступления, предусмотренного статьей 174 УК РФ, не учитывают его специфику и не отражают ту степень общественной опасности деяния, которая дает основание для его криминализации. Сущность общественной опасности легализации преступно приобретенного имущества заключается не столько в нарушении общественных отношений в определенной сфере экономической деятельности, сколько в создании возможности для введения в гражданский оборот и использования в экономической деятельности финансовых ресурсов криминального происхождения. Именно поэтому назначением уголовно-правовой нормы об ответственности за легализацию денежных средств или иного имущества, приобретенного преступным путем, выступает недопущение введения в гражданский оборот финансовых ресурсов криминального происхождения.

Рассматривая вопрос о предмете преступления, ответственность за которое предусматривается статьей 174 УК РФ, следует отметить, что в законодательстве он определен как денежные средства или иное имущество, заведомо приобретенные другими лицами преступным путем. Таким образом, диспозиция части 1 ст. 174 УК РФ содержит в себе указание на следующие признаки предмета преступления:

1. Предметом могут выступать денежные средства и иное имущество.

В научной литературе высказано мнение, что указание на денежные средства как на предмет преступления в статье 174 УК РФ излишне и «целесообразно исключить из диспозиций статей 174 и 174.1 УК РФ указание на денежные средства как предмет преступления, оставив только термин «имущество», поскольку, согласно части 2 ст. 130 Гражданского кодекса РФ, деньги относятся к движимому имуществу».Другие авторы, наоборот, предлагают уточнить положения части 1 ст. 174 УК РФ при помощи дополнительного указания на то, что предметом преступления могут выступать также право на имущество, а не только деньги и вещи, либо максимально детализировать перечень предметов легализации: «денежные средства (в наличной или безналичной форме), ценные бумаги, вещи и право на них». Представляется, что ограничение предмета термином «имущество» в статье 174 УК РФ может вызвать определенные затруднения в правоприменении, схожие с теми, которые являются предметом довольно острой научно-практической дискуссии в отношении предмета хищения. Следует отметить, что для легализации преступно приобретенного имущества нецелесообразно производить ограничение предмета преступления аналогично предмету хищения. Предмет анализируемого преступления составляет имущество в его широком понимании, т.е. сообразно определению имущества в статье 128 ГК РФ. Следовательно, во избежание неоднозначности толкования диспозиции статьи 174 УК РФ необходимо детализировать предмет преступления, распространив на него формулировку статьи 128 ГК РФ: «вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права».

2. Это имущество заведомо приобретено преступным путем другими лицами.

Ряд ученых-правоведов высказываются за возвращение первоначальной формулировки диспозиции ч. 1 ст. 174 УК РФ в части указания не только на преступный, но и иной незаконный путь приобретения имущества для случаев, когда легализованные средства используются в интересах организованных преступных групп и террористических организаций. Другие, наоборот, предлагают сузить предмет преступления, предусмотренного статьей 174 УК РФ, и применить единую формулировку статьи 174.1 — приобретенное в результате совершения преступления. Вероятно, при формулировании диспозиции ч. 1 ст. 174 УК РФ законодатель исходил из тех же оснований, что и при определении предмета преступления в статье 175 УК РФ, т.е. стремился подчеркнуть именно характер происхождения имущества, а не юридическую природу основного преступления. Формулировка диспозиции статьи 174, как и статьи 175 УК РФ, позволяет привлечь к ответственности за приобретение либо сбыт имущества, добытого запрещенным в Кодексе способом, даже при отсутствии у добывшего это имущество лица возможности нести уголовную ответственность за содеянное. Кроме того, использованная законодателем формулировка «заведомо добытое преступным путем» исключает необходимость подтверждения факта совершения основного преступления конкретным лицом в приговоре суда.

Это интересно:  Допустимость доказательств в уголовном процессе

Так как объективная сторона анализируемого состава преступления определена в УК РФ как легализация (отмывание), представляющая собой «совершение финансовых операций и других сделок» с указанными в диспозиции предметами, необходимо отметить еще одну особенность законодательной конструкции нормы об ответственности за легализацию.

Субъективная сторона легализации в настоящее время однозначно определяется в литературе исключительно как прямой умысел с учетом указания в диспозиции части 1 ст. 174 УК РФ на наличие специальной цели. Тем не менее указание на данную цель деяния, с одной стороны, как отмечалось ранее, является дублированием характеристики объективной стороны. С другой стороны, признание придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению преступно добытым имуществом целью, к достижению которой стремится лицо, легализующее чужое имущество, представляет своего рода юридическую фикцию. К достижению подобного результата, безусловно, стремится то лицо, которым добыто легализуемое имущество. Как абсолютно верно отмечено Букарев В.Б., «специфика цели по статье 174 УК РФ заключается в том, что она «принадлежит» другому лицу — обладателю имущества, желающего придать ему законный статус. Субъект преступления по статье 174 УК РФ как бы примыкает к данной цели, она становится одновременно и его целью».

Еще одним примечательным моментом является признание цели, указанной в статье 174 УК РФ, единственным критерием разграничения составов легализации и приобретения либо сбыта преступно добытого имущества. Анализ объектов преступлений, предусмотренных статьями 174 и 175 УК РФ, позволяет выделить их специфичность по отношению друг к другу, которая позволяет говорить о возможности одновременного причинения им вреда в результате совершения одного деяния, т.е. о возможности идеальной совокупности составов легализации и приобретения либо сбыта преступно добытого имущества. С учетом изложенного исключение указания на обязательное наличие цели в диспозиции статьи 174 УК РФ, с одной стороны, позволит избежать дублирования терминов в уголовно-правовой норме, с другой — даст возможность более широко рассматривать субъективную сторону (прямой либо косвенный умысел). Кроме того, станет возможным привлечение (при наличии к тому оснований) одного лица к ответственности по совокупности статей 174 и 175 УК РФ, что не будет противоречить принципу справедливости, поскольку посягательство совершается одновременно на два самостоятельных объекта.

Специфичность объекта посягательства при легализации преступно добытого имущества является основанием криминализации легализации имущества, добытого самим лицом в результате совершения преступления (ст. 174.1 УК РФ), не нарушая принцип недопущения двойной ответственности за совершение одного преступления, хотя по сути своей действия, направленные на легализацию, являются способом распоряжения преступно добытым имуществом. Аналогичным образом специфичность объекта посягательства при легализации не создает конкуренции между статьями 174 и 175 УК РФ. Например, лицо, приобретающее либо сбывающее имущество, заведомо добытое преступным путем, с оформлением всех необходимых документов преследует собственные корыстные цели, но при этом осознает, что таким образом способствует легализации преступно добытого имущества, относясь к этому факту безразлично либо сознательно допуская такую возможность. Однако говорить о совокупности составов преступлений, предусмотренных статьями 174 и 175 УК РФ, во всех случаях приобретения либо сбыта преступно добытого имущества не следует.

Субъектом преступления по статье 174 УК РФ выступает любое вменяемое лицо, достигшее 16 лет, обладающее одним отличительным признаком: оно никак не участвовало в совершении преступления, ставшего источником легализуемого преступного дохода.

Что касается квалифицирующих и особо квалифицирующих составов, во-первых, ч.2 ст. 174 и ч. 2 ст. 174.1 УК РФ предусматривают ответственность за легализацию, совершенную в крупном размере. Согласно примечанию к ст. 174 УК РФ крупным размером признается сумма, превышающая один миллион пятьсот тысяч рублей. Примечание распространяется и на ст. 174.1 УК РФ.

Ответственность за совершение легализации группой лиц по предварительному сговору предусмотрена п. а» ч. 3 ст. 174 (174.1) УК РФ. Однако ответственность по данному пункту возможна только в том случае, если легализация будет совершена в крупном размере. Если же стоимость предметов легализации не превысит одного миллиона рублей, то ответственность возможна только по ч. 1 ст. 174 (174.1) УК РФ, даже несмотря на предварительный сговор группы лиц. То есть действия каждого участника группы можно будет квалифицировать только по ч. 1 ст. 174 УК РФ.

Основанием дифференциации ответственности при соучастии выступает повышенная степень общественной опасности деяния. В соответствии с ч. 2 ст. 35 УК РФ, преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. То есть данный признак подразумевает наличие двух и более лиц, а также предварительного сговора о совместном совершении легализации, причем легализации только в крупном размере (п. «а» ч. 3 ст. 174; п. «а» ч. 3 ст. 174.1 УК РФ). Максимальный состав группы не ограничен; он может быть сколь угодно большим, если присутствуют другие признаки группы и нет более опасных форм соучастия — организованной группы или преступного сообщества (преступной организации).

Пункт «б» ч. 3 ст. 174 УК РФ предусматривает ответственность за легализацию, совершенную лицом с использованием своего служебного положения. Выделение данного признака обусловлено тем, что использование лицом своего служебного положения при легализации также повышает общественную опасность содеянного.

Аналогичный квалифицирующий признак выделен и в других нормах УК РФ. Вместе с тем, деяния, предусмотренные ст. 149 УК РФ (воспрепятствование проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия, пикетирования или участию в них), ч. 1 ст. 169 УК РФ (воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности), ст. 170 УК РФ (регистрация незаконных сделок с землей) наказуемы только в том случае, если совершены «должностным лицом с использованием своего служебного положения». То есть можно сделать вывод, что законодатель отнюдь не ставит знака равенства между «лицом, использующим свое служебное положение» и «должностным лицом, использующими свое служебное положение» при совершении какого-либо преступления.

Легализация, совершенная организованной группой и в особо крупном размере, предусмотрена частью 4 ст. 174 (174.1) УК РФ. Примечание к ст. 174 определяет особо крупный размер в шесть миллионов рублей. В соответствии с ч. 3 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Данный квалифицирующий признак традиционно является наиболее трудно доказуемым. Согласно разъяснению Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18 ноября 2004 года № 23 «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем» «в отличие от группы лиц, заранее договорившихся о совместном совершении преступления, организованная группа характеризуется, в частности, устойчивостью, наличием в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределением функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла». Данной рекомендацией можно руководствоваться и по делам о легализации. То есть и при совершении легализации организованная группа должна обладать следующими обязательными признаками: 1) устойчивостью; 2) наличием организатора (руководителя); 3) наличием заранее разработанного плана совместной преступной деятельности; 4) распределением функций между членами группы при подготовке и совершении преступления.

Следует отметить, что в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18 ноября 2004 года № 23 «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем» сказано, что «при исчислении размера дохода, полученного организованной группой лиц, судам следует исходить из общей суммы дохода, извлеченного всеми ее участниками».Таким образом, является возможным складывать доход, полученный каждым из участников организованной группы.

Ответственность за легализацию (отмывание) денежных средств, приобретённых преступным путём

Совершенствование уголовного законодательства об ответственности за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретённых незаконным путём

В настоящее время в России идет динамичный процесс формирования базовых институтов рыночного хозяйства, характеризующийся наличием острых противоречий и криминальных деформаций, что связано с углублением системного кризиса и ускоренной либерализацией внешнеэкономической деятельности. Криминализация экспорта и импорта капитала стала важнейшей особенностью трансграничного перемещения экономических ресурсов через таможенную границу Российской Федерации. В стране складывается качественно иная криминальная ситуация, представляющая значимую угрозу экономической безопасности страны.

Одновременно следует иметь в виду, что в условиях глобализации и расширения международных связей, торговли, свободного движения капиталов все существующие материальные ресурсы в производственной и сбытовой сфере уже имеют собственника и поделены. В связи с этим, основная конкурентная борьба переместилась из товарных рынков в финансовые, где самым важным стал поиск возможностей выгодно дать или взять в долг (с помощью различных финансовых инструментов). При этом в отличие от прошлых времен, когда гарантией получения доходов и прибыли было реально накопленное богатство, в капитале современных корпораций преобладают различные долговые обязательства, функционирующие в форме электронной (компьютерной) информации и с помощью телекоммуникационных технологий. Рыночные преимущества бизнеса сместились от легитимных производственных операций к эффективности криминальных махинаций со своими и чужими ресурсами. Для поддержания достигнутого уровня конкурентоспособности многим корпорациям необходимы дополнительные преимущества, среди которых наиболее важными являются услуги по легализации (отмыванию) денег и уклонению от уплаты налогов (так называемые «грязные деньги»). Несмотря на активное совершенствование правового регулирования в области противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, трудно говорить о каких-либо ощутимых положительных сдвигах в данной области. Устранение существующей проблемы видится, прежде всего, в создании эффективной и постоянно действующей системы финансового мониторинга в стране. При этом основой данной системы должен стать именно банковский сектор. Роль банков заключается в установлении такого механизма внутреннего финансового контроля, который бы позволил достоверно выявить недобросовестного клиента и таким образом пресечь саму попытку легализации преступных доходов. Сегодня в России борьба с легализацией преступных доходов, включающая их выявление, изъятие и конфискацию, является одним из важнейших стратегических направлений обеспечения экономической безопасности страны. Она позволит в той или иной степени решать следующие задачи Дракина М.Н. Роль кредитных организаций в обеспечении функционирования механизма противодействия отмыванию доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма // Банковское право. № 5. 2005. С. 48.:

1. защита экономики от криминальных инвестиций;

2. подрыв финансовой основы деятельности преступных организаций;

3. пополнение доходной части бюджета;

4. выход от нижнего звена исполнителей на руководство преступных организаций по цепочкам следов финансовых операций.

Одним из ведущих направлений деятельности мирового сообщества в последние годы стало противодействие отмыванию доходов, полученных преступным путем.

Очевидно, что существование эффективной системы противодействия отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма невозможно без активного участия организаций, выполняющих функции посредников при проведении различных финансовых операций. Так, обязанность выявлять подозрительные операции и сообщать о них в уполномоченный орган распространяется на максимально широкий круг финансовых организаций, а также других вероятных посредников, включая адвокатов и нотариусов. Совместно с Банком России государственные органы выстроили эффективную систему взаимодействия, позволяющую обеспечить надлежащее исполнение кредитными организациями законодательства о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. В банках созданы и действуют службы внутреннего контроля, где трудятся квалифицированные специалисты, которые ответственно относятся к работе.

Это интересно:  Что такое шконка" в тюрьме в 2019 году? Кто спит под шконкой?"

Такой подход российского банковского сообщества к организации работы по противодействию легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма позволил сообщать в контролирующие органы о подозрительных операциях. Но, несмотря на это, остается проблема, требующая особого внимания. Это действующие пути отмывания доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма. Вести честный банковский бизнес не всегда просто, а порой просто убыточно, так как затраты на выявление и избежание рисков (а в случае обслуживания операций по отмыванию — это и потеря деловой репутации, правовой и операционный риски) довольно существенны. В этой связи некоторые банки предпочитают «легкие» деньги, содействуя криминальным структурам, а порой предлагая клиентам участие в «серых» схемах. Материалы проведенных Центральным банком РФ проверок деятельности коммерческих банков свидетельствуют о наличии грубых нарушений правил открытия счетов и совершенных с ними операций юридическими лицами. В частности, установлены многочисленные факты открытия расчетных счетов без их надлежащего юридического оформления. Особое место в кредитно-банковской сфере при легализации (отмывании) денежных средств занимают преступления, совершаемые с использованием методов бухгалтерского учета. Их субъектами являются ответственные сотрудники бухгалтерии. Бухгалтерские служащие по сравнению с другими категориями банковских служащих наиболее активно вовлечены в незаконные операции.

Некоторые способы, к которым прибегают бухгалтеры, при определенных обстоятельствах, имея ограниченные возможности для злоупотреблений, могут нанести кредитно-банковской сфере существенный ущерб. Служащие, отвечающие за бухгалтерские книги сбережений, имеют возможность обманывать банки, в которых они работают, манипулируя процентами по сберегательным счетам. Это осуществляется путем завышения фактических процентов, начисляемых на различные счета, и использования суммы, предоставленной в завышении, для компенсации фиктивных расходов либо против счета клиента, либо против контрольного счета. Развитие банковского сектора должно быть направлено на повышение конкурентоспособности российских кредитных организаций, совершенствование банковского регулирования и надзора, усиление защиты интересов и укрепление доверия вкладчиков, обеспечение “прозрачности” банковской системы, что также является важнейшими целями государства.

В связи с разработкой и принятием Основ уголовного законодательства Союза Республики Беларусь и Российской Федерации, российским правоведам и законодателям следовало бы обратить внимание на ст. 235 «Легализация («отмывание») материальных ценностей, приобретённых преступным путём» УК РБ, в соответствие с которой субъект легализации — специальный, и санкцией ч. 1 этой статьи предусмотрено в качестве альтернативных наказаний лишение права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью. В соответствии с ч.1. ст. 47 УК РФ лишение права заниматься определенной деятельностью состоит в запрещении занимать должность на государственной службе, в органах самоуправления либо заниматься определенной профессиональной или иной деятельностью. Помимо традиционных должностных лиц и лиц с управленческими функциями в коммерческих или иных организациях согласно примечаний к ст. 285 и 201 УК РФ соответственно Пленум Верховного суда РФ определил, что использующими свое служебное положение в смысле ст.174, 174.1 УК РФ следует понимать помимо должностных лиц и служащих, лиц осуществляющих функции в коммерческих и иных организацияхПостановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 18 .11.2004 г. № 23.. К таким лицам могут относиться, например, операционист банка, сотрудники казино, имеющие доступ к денежной массе и др. При этом позиция законодателя, включившего в санкции статьей УК РФ за хищения с использованием своего служебного положения данный вид наказания, и не включившего аналогичный вид наказания за легализацию, при наличии в обеих статьях квалифицирующего признака — совершение преступления, лицом с использованием своего служебного положения, вызывает массу недоумений.

Между тем именно данное наказание позволяет учесть важнейшие параметры криминологической характеристики, как самого преступления, так и личности виновного и поэтому носит ярко выраженный превентивный характер. Именно возможность лишиться занимаемого в обществе положения может стать той необходимой превентивной мерой предотвращения использования должностного положения либо профессиональных навыков в преступных целях. При правильном применении данного вида наказания оно воспринимается преступником в социальном смысле «смертным приговором». А.И. Коробеев полагает, что «Причина низкой эффективности рассматриваемого вида наказания заключается в отсутствии четкой регламентации его исполнения и действенной системы контроля за ее отбыванием. Потенциально высокий карательный заряд, содержащийся в данном виде наказания, требует поиска путей устранения негативных сторон его применения на практике. Оптимизировать наказание необходимо не столько за счет усиления уголовной ответственности за его неисполнение, сколько за счет создания регламентируемого порядка его исполнения, поддающегося внешнему контролю. Не так давно, по инициативе президента Российской Федерации Дмитрия Медведева в статьи 174 и 174.1 УК РФ были внесены изменения.

В статье 174 УК РФ появился обязательный признак легализации: ее целью стало «придание правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами». Четкого понятия легализации до сих пор в законе не было, и это давало возможность следствию трактовать его как угодно. Само наказание за легализацию, по статье 174, теперь предусматривает возможность ограничения свободы, в ч.2 до одного года, а в ч.3 и 4 — до двух лет. Теперь по статье 174.1, ответственность, за деяние совершенное не в крупном размере — не наступает. О чем свидетельствует исключение части первой из данной статьи в том виде, в каком она была в предыдущей ее редакции. Значительно снизился размер ответственности. Так, например, по ч.3 настоящей статьи за деяния предусмотренные ч.1 и 2 совершенные организованной группой, срок лишения свободы теперь составляет от 7-10 до лет, ранее от 10 до 15 лет. Следовательно, данное деяние, по части 3 настоящей статьи, теперь будет признаваться тяжким (ранее особо тяжким). Понижен максимальный размер штрафов, применяемых как в совокупности с лишением свободы так и без.

Также, размер особо крупного ущерба по экономическим статьям повысился до 6 миллионов рублей. Ранее действующие уровни были вшестеро меньше. Современное российское законодательство, регулирующее вопросы противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, нуждается в существенной корректировке в соответствии с мировыми стандартами, что входит в перечень проектов по реализации основных направлений деятельности Правительства Российской Федерации на период до 2012 года Распоряжение Правительства от 17.11.2008 № 1663-р «Об утверждении основных направлений деятельности Правительства Российской Федерации на период до 2012 года».. В нормативные акты необходимо включить требования о либерализации режима банковской и коммерческой тайны и конфискации доходов, полученных преступным путем, в целях борьбы с отмыванием денег. Следует детально проработать формы и процедуры международного сотрудничества государств и организаций, учитывающих специфику данной деятельности, которая должна осуществляться в рамках мероприятий, направленных на разработку национальной стратегии противодействия отмыванию денег и создания системы международного финансового контроля в банковской сфере и иных финансово-кредитных институтах развитых стран. Белай М.Е. Некоторые проблемы противодействия легализации денежных средств или иного имущества, приобретённых преступным путём, в кредитно — банковской сфере. М., 2006. С. 127.

32. Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем – 174

Р – экономика, в – экономическая деятельность, непосредственный –законная предпринимательская деятельность

Это преступление международного характера, подписан ряд конвенций, в силу которых и включена норма в уголовный кодекс.

Объективная сторона — выражается в деянии, т.е. придании правомерного вида владения, пользования и распоряжения денежными средствами или иным имуществом, приобретенным иными лицами преступной группировки.

Способ– обязательный признак – совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами либо иным имуществом. Иные сделки – все виды гражданско-правовых сделок.Финансовые операцииидругие сделки– действия физических и юридических лиц, независимо от формы и способа их осуществления, с денежными средствами, в том числе в иностранной валюте, ценными бумагами, валютными ценностями, иным имуществом, направленные на установление, изменение или прекращение связанных с ними гражданских прав и обязанностей. ПП ВС – ответственность наступает и в тех случаях, когда виновным лицом совершена лишь одна финансовая операция или одна сделка с приобретенным преступным путем имуществом. Легализация (отмывание) нередко имеетпродолжаемыйхарактер, поскольку для того, чтобы снять с доходов «пятно» их криминального происхождения, необходимо совершение целого ряда финансовых операций и иных сделок.

Субъективная сторона – прямой умысел. Цель – обязательный признак – придание правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными предметами. Мотив значения не имеет.

Субъект – общий, 16 лет. Лица, не принимавшие непосредственного участия в совершении финансовых операций и иных сделок с легализуемым имуществом, а лишь оформлявшие либо регистрировавшие их, при доказанности их осведомленности о преступности данной операции несут ответственность как соучастники преступления. ПП ВС – использование нотариусом своих служебных полномочий для удостоверения сделки, заведомо для него направленной на легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, квалифицируется как пособничество и при наличии к тому оснований — по ст. 202 УК как злоупотребление полномочиями частным нотариусом.

По части первой данной статьи– состав формальный.Во второй части– крупный размер – примечание к этой статье – 6 млн. рублей. Часть третья и четвертая – распространяются только на деяние, предусмотренное частью второй.

Группа лиц. Лицо, использующее свое служебное положение – должностное лицо государственных органов, органов МС, государственных или муниципальных учреждений, ВС РФ, других войск и воинских формирований РФ, иной служащий, а также лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации – ПП ВС.

Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, отличается от преступления, предусмотренного ст. 175 УК (приобретение и сбыт имущества, полученного заведомо преступным путем), следующими основными обстоятельствами:

1.в отличие от приобретения или сбыта имущества, заведомо добытого преступным путем, субъектом легализации являются и лица, непосредственно преступным путем приобретшие соответствующее имущество (ст. 174.1 УК);

2.приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем, квалифицируется по ст. 174, а не по ст. 175 УК, если умысел лица, участвующего в этой сделке, направлен на легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, заведомо приобретенного преступным путем, внедрение их в легальный оборот – ПП ВС.

Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления – 174.1

предмет– в данном случае, деньги и иное имущество, нажитые самим преступником

условие наступления уголовной ответственности– его нет в 174, крупный размер легализуемых предметов – 6 млн. рублей.

по субъекту– сам преступник, а не тот, кто помогает преступнику – как в 174.

Статья 175 приобретение и сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем

Р – экономика, в – эконом деятельность,

Непосредственный объект– предпринимательская деятельность

Обязательный признак– предмет преступления – это имущество, заведомо добытое преступным путем. Сюда не входят предметы, изъятые или ограниченные в гражданском обороте – т.к. ответственность по этим предметам наступает по специальным статьям.

Объективная сторона– только общественно-опасное деяние, выраженного в форме альтернативного действия – либо заранее не обещанное приобретение, либо заранее не обещанный сбыт этого имущества. Если обещание до момента совершения преступления – то это соучастие в преступлении – пособник (ч.5 ст.33 УК). Если лицо приобретало подобное имущество 2-3 раза (не обещавший заранее), то пособник – т.к. преступник уже уверен, что возьмет. Ответственность за хранение подобного имущество не предусмотрена – но часть 3 данной статьи, если в группе один хранит подобное имущество. Отграничение от 174 статьи по направлению умыслу – если цель – узаконить и ввести в оборот – то 174, если нет – 175.

Состав формальный.Преступление окончено с момента совершения любого из действий.

Сбыт – любые формы отчуждения – платные, бесплатные, дарение, продажа, дарение и т.д. – любые способы.

Субъективная сторона– прямой умысел. Лицо должно осознавать, что оно приобретает и сбывает имущество, добытое преступным путем, иначе не уголовной ответственности. Мотив и цель – факультативные признаки, но характерен корыстный мотив.

Ответственность за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем (стр. 1 из 14)

Глава 1. Уголовно–правовая характеристика легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретённых незаконным путём

1.1 Объективные признаки легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретённых незаконным путём

1.2 Субъективные признаки легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества приобретённых незаконным путём

Это интересно:  Ответственность за посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля

Глава 2. Проблемы и перспективы развития ответственности за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем

2.1Отграничение преступлений, предусмотренных ст. 174 и 174.1 УК РФ, от смежных составов преступлений

2.2 Предупреждение легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретённых незаконным путём

2.3 Совершенствование уголовного законодательства об ответственности за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретённых незаконным путём

Список использованной литературы

Данная тема весьма актуальна, поскольку легализация доходов, полученных преступным путем, стала одним из самых опасных и распространенных видов преступлений в сфере экономики. Борьба с легализацией денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем, является одним из приоритетных направлений борьбы с организованной преступностью, как в нашей стране, так и во всем мире. Поэтому противодействие легализации доходов от преступной деятельности признано необходимой мерой для обеспечения экономической безопасности Российской Федерации и предотвращения сращивания преступного мира с легальным бизнесом.

Негативные последствия легализации незаконных доходов многоаспектны и значительны. Легализация преступных средств, с помощью которых криминальные капиталы попадают в легальный оборот, где их уже невозможно идентифицировать, все это наносит непоправимый ущерб экономике России. Высокая латентность данного вида преступлений, скрытые механизмы легализации с соответствующими финансовыми операциями, отсутствие действенных механизмов отслеживания «теневых» финансовых потоков и их последующей легализации, острейший дефицит квалифицированных кадров в правоохранительных органах, острая нехватка соответствующего методического обеспечения процессов выявления и расследования легализации — это лишь часть проблем, существенно тормозящих процесс выявления и раскрытия фактов легализации доходов, полученных преступным путем. Преступные капиталы, пройдя все стадии легализации, становятся источниками для воспроизводства многих видов экономических преступлений, служат для подпитки организованной преступности, экстремистских и террористических группировок. Легализованные средства используются для подкупа сотрудников государственной власти и местного самоуправления, что способствует разрастанию коррупции и проникновению преступных элементов в политические структуры. Именно легализованный теневой капитал позволяет организованной преступности скупать все виды собственности и устанавливать контроль над экономической, а далее и над политической системой страны. Таким образом, образуется цепь преступных элементов, представляющая серьезную угрозу экономической и в целом национальной безопасности. Важно понимание того, что, ведя борьбу с отмыванием доходов, полученных преступным путем, государство тем самым борется с экономическими преступлениями, коррупцией и наркоторговлей, а также с другими особо опасными преступлениями, теневой и криминальной экономикой в целом, не исключая и те их сегменты, которые работают на международный терроризм. Именно поэтому в борьбе с легализацией доходов, приобретенных преступным путем, вопросы взаимодействия подразделений правоохранительных органов, Росфинмониторинга, финансово-кредитных учреждений и налоговых органов являются наиболее актуальными в современных условиях. Необходимо отметить комплексность проблемы борьбы с легализацией незаконных доходов, включающей в себя не только правовые, но и экономические, политические, оперативно-розыскные, нравственные аспекты. Поэтому решение этих проблем во многом зависит от успешности комплексного теоретического научного анализа понятия легализации доходов, полученных преступным путем, а также изучения мировой практики борьбы с данным видом преступлений и формирования эффективных методов и средств противодействия этому криминальному явлению.

Целью курсовой работы является непосредственный анализ статей связанных с легализацией денежных средств или иного имущества приобретённых незаконным путём, а также проблемы борьбы с данным видом преступлений.

Задачами настоящей работы ставятся: обобщение следственной и судебной практики, проведение анализа применения статей 174 и 174.1 УК РФ.

Предметом исследования были в основном особенности нормативной конструкции ст.ст. 174 и 174.1 УК РФ.

Объектом курсовой работы являются общественные отношения, складывающиеся по поводу предупреждения, пресечения, профилактики деятельности по легализации преступных доходов.

Теоретическую базу исследования, с использованием которой были рассмотрены основные ее проблемы, составляют труды отечественных правоведов и криминологов. Особо следует выделить работы, посвященные вопросам борьбы с экономическими преступлениями, таких авторов, как: Белай М.В., Рудая Т.Ю., Герасименко Н.В., Жубрин Р.И., Михайлов В.И., Тихомирова М.Ю, Лебедева В.М., Коростелев С.Ю и т.д.

Глава 1. Уголовно–правовая характеристика легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретённых незаконным путём

Глава 22 действующего Уголовного кодекса Российской Федерации предусматривает ответственность за преступления в сфере экономической деятельности. Некоторая часть составов преступлений, входящих в эту главу, существовала и в УК РСФСР 1960 г. и относилась к разряду хозяйственных преступлений. За 6 лет действия УК РФ в эту главу было внесено около 30 изменений и дополнений. Это свидетельствует о том, что экономическая основа общества постоянно совершенствуется, и развивается параллельно политическому и социальному развитию общества. Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем (ст. 174 УК РФ). Цель данного уголовно-правового предписания состоит в том, чтобы не допустить утаивание или сокрытие истинного происхождения, местонахождения или движения денежных средств, воспрепятствовать использованию преступно полученных доходов в легальном финансовом обороте. Для однозначного понимания сущности процесса легализации и его общественной опасности необходимо раскрыть понятие отмывания денежных средств, сформировавшееся в российском законодательстве и в российской теории уголовного права. Законодатель дает следующее определение отмыванию денежных средств: «. легализация (отмывание) доходов, полученных преступным путем, — придание правомерного вида владению, пользованию или распоряжению денежными средствами или иным имуществом, полученными в результате совершения преступления, за исключением преступлений, предусмотренных статьями 193, 194, 198 и 199 Уголовного кодекса Российской Федерации, ответственность по которым установлена указанными статьями»[1] . Не смотря на это, заслуживают внимания определения понятия «отмывание», даваемые отечественными и учеными-юристами, среди которых единства во взглядах не сложилось. Работники правоохранительных органов в своей деятельности должны руководствоваться исключительно тем определением, которое даёт законодатель, так как оно законодательно закреплено и, следовательно, имеет юридическую силу. На общественную опасность деяния, определяемого как преступление, законодатель указывает в ст. 14 УК РФ, которая позволяет понять, почему именно это действие (бездействие) признается уголовным правонарушением. В статье изложено общее определение понятия преступления, которое раскрывает его материально-правовое содержание путем указания на материальную (через общественную опасность) и формальную (через запрещение деяния уголовным законом) его стороны. Формальная сторона выражается в признании преступлением лишь того деяния, которое под угрозой наказания запрещено уголовным законом. Материальная сторона означает, что таковым может быть признано только деяние, обладающее общественной опасностью. В свою очередь, общественная опасность означает, что деяние причиняет или создает угрозу причинения определенного вреда общественным отношениям. При этом вред может быть физическим имущественным или моральным. Сама категория «общественная опасность» носит объективный характер. Необходимо также различать характер и степень общественной опасности преступления. Характер общественной опасности преступления — признак, позволяющий отличать преступление одного вида от преступлений другого вида. Он зависит от социальной ценности того блага, на которое совершено посягательство, а равно других объективных и субъективных признаков, учитываемых законодателем при формировании соответствующих составов преступлений. Степень общественной опасности преступления представляет собой совокупность объективных и субъективных признаков, отличающих одно преступление от другого преступления, ответственность за которое предусмотрена той же статьей или той же частью статьи.

Степень общественной опасности зависит, в первую очередь, от тяжести наступивших последствий, их содержания, а также от способа совершения преступления, формы вины, стадии совершения преступления и иных обстоятельств. Степень общественной опасности преступления, имея относительно самостоятельное значение, тесно связана со степенью общественной опасности лица, совершившего это преступление.

Ответственность за отмывание и легализацию денежных средств

Отмывание денег – легализация незаконно добытых денег с целью иметь возможность свободно пользоваться средствами.

Обычные доходы физических и юридических лиц проходят через налоговую инспекцию. В ФНС предоставляется отчет о том, откуда появились средства и даже частично на что они были потрачены. Если деньги были получены преступником незаконным способом, он не сможет указать настоящий источник дохода, поэтому прежде чем тратить деньги, ему надо их «отмыть» — создать видимость того, что средства были получены законным путем.

Способы отмывки денег

Физические лица часто получают небольшой доход, с которого не платят налог. Однако правоохранительные органы и налоговая инспекция обращает внимание лишь на беспричинное появление у физического лица внушительного состояния, поскольку такие деньги всегда добываются незаконным путем (разбоем, грабежом, мошенничеством и т.д.). Законно же полученные средства можно всегда подтвердить соответствующими документами. Цель мошенника – получить такие документы на средства, добытые незаконным путем.

Наиболее распространенные способы легализации денежных средств, полученных преступным путем, для физического лица следующие:

  1. Оформить средства официально как выигрыш в казино.
  2. Перевести средства в офшоры, а затем легализировать их как доход с приобретения очень выгодных акций.
  3. Разделить капитал на не привлекающие внимание суммы и перечислить их на банковские карты множества доверенных лиц.

Юридические же и должностные лица, которые имеют возможность «прикарманить» денег из бюджета организации часто пользуются возможностью заключить договор с подставными организациями. Подставные организации оказывают несуществующие услуги и берут за это необходимую должностному лицу плату. Операция производится официально с оформлением всех необходимых документов. Затем со счета подставной организации средства переводиться на счет должностного лица, заказавшего отмывку.

Подробнее о схемах обналичивания денег мы расскажем в отдельной статье https://lexconsult.online/7093-shemy-obnalichivaniya-denezhnyh-sredstv

Все указанные схемы общеизвестны и в большей или меньшей степени такие незаконные операции отслеживаются правоохранительными органами. Но из-за привлечения иностранных банков и компаний, доказать вину правонарушителя бывает нелегко.

Уголовная ответственность по статьям 174 УК РФ и 174.1 УК РФ

  1. За преступление средней тяжести предусмотрен штраф в размере до 120 тысяч рублей либо суммы заработных плат за 12-месячнысный период, либо суммы прочих доходов за 1 год.
  2. За преступление, совершенное в особо крупном размере наказывается мерами от штрафа в размере от 12 до 24 заработных плат, до лишения свободы на срок до двух лет со штрафом до 50 тысяч рублей или без штрафа.
  3. За преступление, совершенное группой лиц или должностным лицом – меры наказания от лишения права заниматься предыдущим видом деятельности до 3 лет и штрафа размером до 500 тысяч до лишения свободы на срок до 5 лет или комбинация нескольких мер наказания.
  4. За преступление, совершенное организованной группой, а также группой лиц или должностным лицом в особо крупном размере предусмотрены меры наказания от принудительных работ на срок до 5 лет или штрафа размером до 1 миллиона рублей до лишения свободы на срок до 7 лет. Также методы наказания могут комбинироваться.

Доход, полученный с отмывания денежных средств при этом будет по возможности конфискован в пользу государства.

Как происходит отмывание денег и как налоговая выявляет схемы обналички денег — смотрите в видео:

Примеры из судебной практики

Безосновательные обвинения в отмывании денег выдвигаются редко, а истца, который мог бы забрать заявление в таких делах часто нет. Поэтому преступники, преступная деятельность которых была рассекречена, всегда несут уголовную ответственность за свои злодеяния. Такая закономерность характерна для преступлений любой степени тяжести.

Рассмотрим примеры из судебной практики:

Ответчик согласился на просьбу своего друга за некоторое вознаграждение «отмыть» деньги, которые последний заработал от продажи наркотических веществ. Ответчик приобрел на средства планшет, затем перепродал его, а деньги вернул другу. Преступные действия были обнаружены и ответчик понес наказание согласно п.1 статьи 174 УК РФ .

Участники организованной группы для помощи бизнесменам в отклонении от уплаты налогов создавали ряд фиктивных организаций и за свои услуги получали определенное вознаграждение. После выявление преступления сотрудниками правоохранительных органов преступно полученные денежные средства, а также имущество, предположительно приобретенное на такие средства (недвижимость и автомобили) были конфискованы, а для самих преступников было назначено уголовное наказание в соответствии п. 4 статьи 174 УК РФ .

Статья написана по материалам сайтов: studwood.ru, studbooks.net, studfiles.net, mirznanii.com, lexconsult.online.

»


Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector