+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Ответственность за провокацию взятки либо коммерческого подкупа

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Спектор Л.А.,

Текст научной работы на тему «Провокация взятки либо коммерческого подкупа»

правового положения, необходимо сочетание гражданского (снизу) и государственного (сверху) контроля, целью которого является эффективная деятельность глав МО.

1. Закон РФ от 28.08.95 № 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (с изменениями на 06.10.03 г.).

2. Федеральный закон от 06.10.03 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».

3. Нудненко Л.А. Досрочный отзыв депутата, выборного должностного лица местного самоуправления — конституционный деликт // Конституционно-правовая ответственность: проблемы России, опыт зарубежных стран. М., 2001. С. 393.

4. Зражевская Т.Д. Реализация конституционного законодательства. Проблемы теории и практики: Автореф. дис. . д-ра юрид. наук. Саратов, 2000. С. 39.

5. Безуглов А.А., Солдатов С.А. Конституционное право России. М., 2001. Т. 3. С. 679.

6. Сергеев А.А., Розенфельд В.Г. Административный контроль за законностью правовых актов органов местного самоуправления // Государство и право. 2002. № 12. C. 30.

7. ФилипповЮ.В., Авдеева Т.Т. Основы развития местного хозяйства. М., 2000. С. 23. Пятигорский государственный лингвистический университет 4 октября 2004 г.

ПРОВОКАЦИЯ ВЗЯТКИ ЛИБО КОММЕРЧЕСКОГО ПОДКУПА

© 2005 г. Л.А. Спектор

Данное деяние следует отнести к преступлениям, посягающим на общественные отношения по обеспечению в ходе получения доказательств прав человека и гражданина.

Так, согласно ст. 12 Всеобщей Декларации прав человека, никто не может подвергаться произвольным посягательствам на его честь и репутацию. Соответственно, каждый человек имеет право на защиту от таких посягательств [1]. Аналогичное положение содержится в ч. 1 ст. 23 Конституции РФ.

Кроме того, каждый имеет право считаться невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (ст. 11 Всеобщей Декларации прав человека, ст. 49 Конституции РФ).

Использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона, не допускается (ч. 2 ст. 50 Конституции РФ).

Рассматриваемое деяние создает искусственную ситуацию совершения преступления (получения взятки либо коммерческого подкупа). Общественная опасность этого преступления обусловлена тем, что оно:

а) создает ложное основание возбуждения уголовного дела, привлечения лица к уголовной ответственности, наносит урон авторитету правоохранительных органов;

б) посягает на репутацию должностного лица либо лица, выполняющего управленческие функции в коммерческих или иных организациях, а также на престиж и авторитет представляемых указанными лицами учреждений.

Таким образом, непосредственным объектом рассматриваемого преступления являются общественные отношения, обеспечивающие объективность получения доказательств совершения преступления.

Дополнительным объектом являются общественные отношения, обеспечивающие репутацию личности, защиту от необоснованного привлечения к уголовной ответственности и осуждения. Статус потерпевших от провокации взятки либо коммерческого подкупа определяется в примечаниях к ст. 201 и ст. 285 УК РФ.

Объективная сторона рассматриваемого преступления заключается в действиях, создающих искусственную ситуацию передачи должностному лицу или лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческих или иных организациях, без его согласия денет, ценных бумаг, иного имущества или оказания ему услуг имущественного характера (например, попытка предоставления санаторных или туристических путевок, проездных билетов; попытка производства ремонтных, реставрационных, строительных и других работ, покупка недвижимости и автотранспорта и т.д.). Деяние, предусмотренное в ст. 304 УК РФ, представляет собой лишь попытку дачи взятки либо совершения коммерческого подкупа, провоцирующую создание видимости совершения преступления (поскольку отсутствует согласие получателя, т.е. субъективная сторона получения взятки либо коммерческою подкупа).

Понятию взятки посвящен ряд исследований [2-4].

При этом объективные признаки коммерческого подкупа аналогичны признакам взятки: а) незаконная имущественная выгода; б) получаемая за конкретные действия (бездействие) соответствующих лиц; в) обусловленные их служебным положением и связями.

Возникает вопрос: что считать моментом окончания провокации взятки либо коммерческого подкупа и как квалифицировать деяние, если попытка удалась?

Так, некоторые авторы отмечают, что буквальное толкование закона позволяет сделать вывод, что сущность провокации взятки либо коммерческого подкупа состоит именно в неудавшейся попытке предоставить деньги, ценные бумаги, имущество и т.д., ничем не отличается от покушения на дачу взятки. Пример провокации — оставление денег в кабинете

должностного лица, отказавшегося их взять (незаметно для последнего в целях использования этого факта для доказывания принятия должностным лицом взятки). Очевидно, в этом случае виновный лишь имитирует взяточничество.

Существует и иная точка зрения: провокация взятки является оконченным преступлением независимо от того, удалось ли в провокационных целях склонить должностное лицо к принятию денег, ценных бумаг, иного имущества или услуг имущественного характера, передаваемых ему якобы в качестве взятки. Должностное лицо в данном случае будет нести ответственность за покушение на получение взятки. Однако такая позиция вызывает возражения. Случай, указанный автором, свидетельствует, что согласие лица, получающего взятку либо имущественные блага, в рамках коммерческого подкупа достигнуто. Между тем законодатель прямо указывает на такой обязательный признак состава преступления, предусмотренного ст. 304 УК РФ, как отсутствие согласия получателя. В приведенном примере доказательства совершения взятки либо коммерческого подкупа будут соответствовать действительности. Следовательно, общественные отношения в рамках правосудия страдать не будут.

Провокация взятки либо коммерческого подкупа имеет формальный состав, который считается оконченным с момента совершения действий, указанных в ст. 304 УК РФ, независимо от каких-либо последствий. Отсутствие согласия означает, что должностное лицо или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческих или иных организациях, не заявляло и не давало повода предположить о своем желании получить определенные материальные блага за выполнение (или невыполнение) своих функций.

В этом смысле провокационные действия, указанные в ст. 304 УК РФ, лишь искусственно создают видимость совершения преступления, которого на самом деле нет, поскольку отсутствует его субъективная сторона. Следовательно, правомерно отнесение провокации взятки либо коммерческого подкупа именно к преступлениям против правосудия, поскольку этим деянием создастся ложное основание уголовного преследования, препятствие к осуществлению задач правосудия, указанных в УПК РФ.

Введение в УК РФ состава провокации взятки либо коммерческого подкупа не всеми было воспринято положительно. Так, есть мнение, что введение ст. 304 УК РФ не только излишне, поскольку в УК предусмотрена уголовная ответственность за фальсификацию доказательств (ст. 303), привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст. 298), незаконное задержание или заключение под стражей (ст. 301), принуждение к даче показаний (ст. 302), но и вредно, так как мешает оперативным работникам организовывать изобличение взяточников. Проблема связана с понятием так называемого оперативного эксперимента, который упоминается в п. 14 ст. 6 ФЗ РФ «Об оперативно-розыскной деятельности». Согласно ст. 8 этого закона, проведение оперативного эксперимента допус-

кается только в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия тяжкого преступления, а также в целях выявления и установления лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших. Таким образом, доводы о том, что ст. 304 УК РФ сковывает руки оперативным работникам, не имеют под собой оснований. Проведение указанного оперативно-розыскного мероприятия возможно только при условии совершения либо подготовки преступления. Искусственное создание видимости преступления не имеет ничего общего с задачами оперативно-розыскной деятельности (ст. 2 указанного закона) и препятствует нормальному осуществлению правосудия. Проблема заключается в определении четких критериев отграничения оперативного эксперимента от провокационных действий. По этому поводу высказываются различные соображения. Существует мнение, что оперативный эксперимент допустим для проявления преступных намерений лиц, обоснованно подозреваемых в принадлежности к организованной группе, преступному сообществу, а также для обнаружения возможных объектов посягательств в целях своевременного выявления, предупреждения, пресечения, раскрытия преступлений либо снижения их общественной опасности и возможного вреда. На наш взгляд, в данном случае действия оперативных сотрудников ничем не будут отличаться от провокации, поскольку создается лишь повод для возбуждения уголовного дела в отношении лица, подозреваемого в более тяжких преступлениях. Предлагается относить подобные ситуации к крайней необходимости. Между тем вред, причиняемый этими оперативными действиями нормальной работе и авторитету правосудия, является более существенным, чем предотвращенный подобными провокациями, что, согласно ч. 2 ст. 39 УК РФ, исключает крайнюю необходимость.

Представляется верным разграничение оперативного эксперимента и провокации, предложенное В.П. Котиным [5]. Автор указывает, что выявление и документирование признаков взятки является правомерным поведением, когда оперативные сотрудники имеют основания для проведения оперативно-розыскных мероприятий в установленном законом порядке. При провокации же, во-первых, у них нет оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий и, во-вторых, они проводят их с нарушением требований закона. В первом случае они лишь фиксируют события и факты, во втором — инициируют поведение должностных лиц и иных граждан. Основанием оперативного эксперимента в данном случае могут быть лишь обоснованные предположения о подготовке или совершении именно взяточничества или коммерческого подкупа, а не общие (неконкретизированные) подозрения о каких-то нарушениях (преступлениях) либо необходимость создания формального основания уголовного преследования лица, подозреваемого в совершении других преступлений.

Уместно обратить внимание на односторонний подход законодателя к криминализации провокации взятки либо коммерческого подкупа. Ст. 304 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за действия, прово-

цирующие лишь получение лицами материальных благ. Однако не менее опасны аналогичные действия, инициирующие поведение взяткодателя, т. е. создающие видимость дачи взятки либо осуществления коммерческого подкупа. Подобные случаи также часто встречаются и описаны в литературе. В частности, как отмечает В.П. Котин, оперативным службам не составляет труда склонить подследственных к даче взятки следователю, судье, прокурору. Автор справедливо полагает, что действия, провоцирующие дачу взятки, являются не менее опасными, чем создающие видимость ее получения [5].

Нужно отметить, что в истории отечественного уголовного законодательства был более удачный опыт формулировки состава провокации взятки. Ст. 115 УК РСФСР 1922 г., а также ст. 119 УК РСФСР 1926 г. содержали норму, которая гласила: «Провокация взятки, т.е. заведомое создание должностным лицом обстановки и условий, вызывающих предложение или получение взятки, в целях последующего изобличения давшего или принявшего взятку, — лишение свободы на срок до двух лет». Приведенная норма в равной мере запрещает провокацию как получения, так и дачи взятки. Хотя указание специального субъекта — должностного лица сужает возможности уголовно-правового регулирования этой сферы общественных отношений.

Представляет интерес отграничение провокации взятки либо коммерческого подкупа от фальсификации доказательств и заведомо ложною доноса. Нужно иметь в виду, что: а) объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 304 УК РФ, состоит не в фальсификации доказательств и не в ложном сообщении о совершении преступления, а в создании видимости последнего; б) доказательства, полученные в результате совершения этого деяния, будут недостоверными не потому, что они искусственно созданы, а потому, что они отражают искусственно созданную ситуацию совершения преступления.

С субъективной стороны рассматриваемое преступление может быть совершено только с прямым умыслом. Виновный осознает, что провоцирует взятку или коммерческий подкуп в отношении указанных в ст. 304 УК РФ лиц и желает этого. При этом обязательным признаком данного деяния является цель: искусственное создание доказательств совершения преступления или шантаж. Искусственное создание доказательств в данном случае предполагает умышленное формирование фактических данных об искусственно созданной ситуации видимости совершения преступления путем отражения их в процессуальных источниках (аудио-, видеозапись, протоколы осмотра, допроса и др.).

Это интересно:  Ответственность за посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля

Содержание шантажа аналогично одноименному понятию, которое употребляется в других составах преступлений (в частности, в составе принуждения к даче показаний ст. 302 УК РФ). При этом мотивы шантажа могут быть обусловлены желанием виновного добиться от должностного лица или лица, выполняющего управленческие функции в коммерческих

или иных организациях, совершения желаемых действий либо бездействия.

Субъектом провокации взятки либо коммерческого подкупа может быть любое физическое вменяемое лицо, достигшее 16 лет. Последнее можно отнести к достоинствам нормы, предусмотренной ст. 304 УК РФ, поскольку рассматриваемые действия являются общественно опасными и реально могут быть совершены не только работниками правоохранительных органов, но и другими гражданами.

Исходя из анализа нормы УК РФ о провокации взятки либо коммерческого подкупа представляется необходимым изложить ее в следующей редакции:

«Провокация взятки либо коммерческого подкупа, т.е. попытка передачи должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческих или иных организациях, без его согласия денег, ценных бумаг, иного имущества или оказания ему услуг имущественного характера в целях искусственного создания доказательств совершения преступления либо шантажа, а равно искусственное создание обстановки и условий дачи взятки либо осуществления коммерческого подкупа в тех же целях — наказывается штрафом в размере от двухсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового».

1. Всеобщая декларация прав человека // Российская газета. 1995. 5 апр.

2. Здравомыслов Б.В. Должностные преступления: понятие и квалификации. М., 1975.

3. Мельникова В.Е. Ответственность за взяточничество. М., 1982.

4. ВладимировВ.А., КириченкоВ.Ф. Должностные преступления. М., 1965.

5. Котин В.П. Провокация взятки // Государство и право. 1996. № 2.

Южно-Российский государственный университет

Ответственность за провокацию взятки либо коммерческого подкупа

Объективные признаки провокации взятки либо коммерческого подкупа

Каждое совершенное преступление включает в себя набор объективных и субъективных признаков. Объективные признаки преступления выражаются в проявлении внешних, то есть видимых результатов. Прежде всего, это само действие или бездействие, способное причинить вред обществу или общественным отношениям. Для правильной квалификации любого преступного деяния, в том числе и провокации взятки или коммерческого подкупа, необходимо выяснение всех объективных признаков, но только в совокупности с субъективными признаками мы можем представить полную картину происшедшего преступления.

Говоря об объективных признаках провокации взятки либо коммерческого подкупа, мы можем определить, что объектом данного преступления являются общественные отношения в сфере осуществления правосудия. Данное утверждение вытекает по смыслу из ст. 304 Уголовного кодекса РФ. В советское время, как мы уже выяснили, объекты дачи, получения и провокации взятки совпадали. Что же касается вопроса провокации взятки, то это явление вообще не должно ставиться в один ряд с вышеназванными понятиями, и его необходимо рассматривать обособленно. Причиной такого выделения данного деяния является отличие объекта преступления. Поскольку в случае с дачей и получением взятки мы говорим не об общественных отношениях в сфере правосудия, а о законном исполнении служебных обязанностей должностными лицами.

Для уточнения объекта преступления по ст. 304 УК РФ необходимо прибегнуть к практике уголовного права, которое выделяет два вида объектов преступления: основной непосредственный объект и дополнительные объекты преступного посягательства Уголовное право России. Общая часть / Под ред. А.И. Рарога. — 3-е изд., с изм. и доп. — М.: Эксмо, 2009. —С. 75.

При рассмотрении общественных отношений в качестве объекта преступления необходимо учитывать следующие моменты:

— какое из общественных отношений, затронутых преступным деянием, является наиболее важным;

— какому общественному отношению причинен больший ущерб;

— какой вид общественных отношений при совершении данного вида преступлений всегда терпит ущерб.

В ситуации с провокацией взяточничества либо коммерческого подкупа речь идет о нанесении ущерба функционированию органов правосудия, осуществляющих следственную и аналитическую работу. Права и охраняемые законом интересы личности пострадавшего от провокационных действий следует относить к дополнительному объекту. Таким образом, главным объектом данного вида преступления является нормальная деятельность органов правосудия.

Общественная опасность провокации взятки либо коммерческого подкупа заключается в том, что такими действиями не только подрывается общественная репутация должностного лица, либо лица, выполняющего управленческие функции в коммерческих или иных организациях, но, главным образом, искусственно создаётся повод к возбуждению уголовного дела и его производству. Этим и объясняется, что преступление, предусмотренное ст. 304 УК РФ законодателем отнесено к преступлениям против правосудия.

Вопрос о предмете взятки (и, соответственно, её провокации) имеет не только теоретическое, но и практическое значение. Согласно постановлению Пленума ВС РФ «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» предметом взятки или коммерческого подкупа наряду с деньгами и иным имуществом могут быть выгоды или услуги имущественного характера, оказываемые безвозмездно, но подлежащие оплате (например, предоставление туристических путёвок, ремонт квартиры, строительство дачи и т.д.). Под выгодами имущественного характера подразумеваются уменьшение арендных платежей, банковских процентных ставок и т.д. при этом учитывается, что дача денег, имущества или выгод родственниками должностного лица с его согласия, также рассматривается в качестве взятки Постановление Пленума ВС РФ от 06.02.2007 г. №7 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» ( http://base.consultant.ru).

Следует отметить, что новое редакционное изменение от 2008 г. не является принципиальным для понимания предмета преступления. Объекты гражданских прав, которые могут выступать в качестве средства совершения преступления, предусмотренного ст. 304 УК РФ, иногда являются «сложными вещами» (ст. 134 УК РФ) либо вещные права на такие объекты требуют государственной регистрации (ст. 131 ГК РФ) Гражданский кодекс РФ. — М.: Омега-Л, 2006. — 46 с. . Деньги, которыми якобы оплачиваются действия (бездействие) по службе, могут зачисляться на банковские счета должностного лица либо служащего коммерческой или иной организации. Следовательно, передачу названных в ст. 304 УК РФ ценностей не всегда следует понимать буквально, как совершение действий, непосредственно направленных на вручение вещи должностному лицу.

Особого внимания заслуживает круг лиц, который может считаться потерпевшими в результате совершения преступления данного вида. Из ст. 304 УК РФ по смыслу следует, что попытка передачи взятки возможна только по отношению к конкретному кругу лиц:

— лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческих или иных организациях.

Исходя из этого, можно сделать определенные выводы, согласно которым потерпевшими по ст. 304 УК РФ могут быть только должностные лица и лица, выполняющие управленческие функции в коммерческих и иных организациях. Таким образом, получается, что провокация в отношении лиц, не подходящих под данное определение, например, служащих, не обладающих признаками субъекта ст. 204, 290 УК РФ, уголовно наказуемой считаться не будет. Что касается пострадавших лиц, которые не подходят под обозначенное определение, то преступления в их отношении следует квалифицировать по ст. 306 УК РФ «Заведомо ложный донос».

Итак, возвращаясь к объективной стороне рассматриваемого преступления, следует отметить, что её суть сводится к тому, что виновный пытается передать должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческих или иных организациях, без его согласия деньги, ценные бумаги, иное имущество либо также без согласия провоцируемого оказывает ему услугу имущественного характера в целях искусственного создания доказательств совершения преступления либо шантажа.

Исходя из этого, мы можем понять, что ключевым фактором данного преступления является то, что провоцируемый не знает о совершаемых в отношении него противоправных действиях. Это означает, что личность, вознамерившаяся совершить преступление, использует разного рода каверзные способы, целью которых является скомпрометировать должностное лицо. Среди способов провокации могут встречаться такие, как подключение родственников, снижение стоимости оказанной услуги, подбрасывание денежных средств в вещи должностного лица и т.д.

В контексте изучения проблемы провокации взятки следует заострить внимание на том, что случаи, когда должностное лицо либо лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, требует вознаграждения, не могут рассматриваться как провокация взятки либо коммерческого подкупа, поскольку в данном случае речь идет о вымогательстве и шантаже.

Говоря о подстрекательстве и провокации в отношении данного вида преступлений необходимо заострить внимание на таком важном моменте, как разграничение понятий «взяткодатель» и «посредник». Прежде всего, взяткодатель — это лицо, которое непосредственно заинтересовано в соответствующих действиях получателя взятки, в то время как посредник, передающий взятку по его поручению, не имеет такого интереса. Иными словами, посредник в данной ситуации представляет чужие интересы. Решение о даче взятки принимает взяткодатель, посредник лишь осуществляет его волю. Однако это не избавляет его от ответственности, поскольку действия посредника со стороны взяткодателя квалифицируются как соучастие в даче взятки.

Интересным моментом является и определения факта совершения преступления. Следуя логике вышеозначенного закона, мы можем сделать вывод, что сущность провокации взятки либо коммерческого подкупа состоит именно в попытке предоставить деньги, ценные бумаги и т.д. Иными словами попытка не есть результат принятия вознаграждения, т.е. данное деяние ничем не отличается от покушения на дачу взятки.

Также среди исследователей данного вопроса существует мнение, согласно которому преступление, предусмотренное ст. 304 УК РФ, является совершенным и в случае успешных действий виновного. «Провокация взятки является оконченным преступлением независимо от того, удалось ли в провокационных целях склонить должностное лицо к принятию денег, ценных бумаг, иного имущества или услуг имущественного характера, передаваемых ему якобы в качестве взятки. Если это все же удалось, то спровоцированное должностное лицо также подлежит уголовной ответственности за покушение на получение взятки» Бриллиантов А.В. Уголовное право России. Части общая и особенная / А.В. Бриллиантов — М.: Проспект, 2010. — С. 632.

Однако с данным мнением можно поспорить. Следуя логике закона, мы понимаем, что провокация взятки либо коммерческого подкупа имеет место, в случае если провоцируемое лицо находится в неведении. Если должностное лицо либо служащий коммерческой организации вначале не соглашается принять ценности или услуги, но в конечном итоге субъекту удается склонить его к принятию ценностей, это означает, что согласие все же достигнуто. Таким образом, мы можем поставить под сомнение наличие провокационных действий, поскольку имела место фактическая передача взятки при получении согласия со стороны должностного лица.

При таких условиях доказательства как сведения о совершившемся получении взятки либо коммерческом подкупе соответствуют действительности; должностное лицо совершило преступление, предусмотренное ст. 290 УК РФ либо ч. 3 ст. 204 УК РФ. Ошибочное представление должностного лица о направленности умысла взяткодателя, для которого важно само принятие служащим денег, а не выполнение служебных действий за вознаграждение, не должно иметь юридического значения.

Объективная сторона взяточничества и коммерческого подкупа ограничена самим действием (бездействием) и не требует наступления конкретных последствий, иными словами данная категория преступления — преступление с формальным составом. Поэтому со стороны поддавшегося на провокацию должностного лица имеет место фактическое присвоение объекта преступления. Таким образом, провокатор, склонивший служащего к получению взятки, создал реальную ситуацию, характеризующуюся совершением преступления. Поэтому, на наш взгляд, данное деяние следует расценивать скорее как подстрекательство к получению взятки и квалифицировать не по ст. 304, а по ст. ст. 33 и 290 УК РФ.

Это интересно:  Ответственность за незаконное проникновение на охраняемый объект

В целом искусственное создание доказательств коррупции возможно не только путем попытки передачи предмета взятки, но и путем создания косвенных доказательств (подлога документов, фабрикации вещественных доказательств и т.д.). Такие действия надлежит квалифицировать по ч. 2 или ч. 3 ст. 303 УК РФ («Фальсификация доказательств») при условии, что они совершены соответствующим субъектом — лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или защитником.

Состав провокации взятки либо коммерческого подкупа сконструирован как формальный. Однако действия, указанные в ст. 304 УК РФ, могут повлечь тяжкие последствия. Представляется, что такое деяние требует квалификации по ч. 3 ст. 303 УК РФ (фальсификация доказательств, повлекшая тяжкие последствия). Под деяние провокации взятки либо коммерческого подкупа не подходят действия должностных лиц и лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческих или иных организациях, склоняющих граждан к передаче имущественных благ с целью, указанной в ст. 304 УК РФ. Такие лица должны нести ответственность по ч. 2 или 3 ст. 303 УК РФ, либо по ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий»), либо по ст. 201 УК РФ («Злоупотребление полномочиями») в зависимости от субъектов преступления.

Очевидно, что не может идти речи о провокации и в тех случаях, когда инициатором взяточничества является должностное лицо, преследующее цель незаконного обогащения. Субъект, к которому обращено требование о предоставлении взятки, сообщает об этом в правоохранительные органы, и впоследствии, в момент передачи денег или сразу после этого, должностное лицо задерживают на месте совершения преступления. Действия должностного лица в этом случае следует квалифицировать по ст. ст. 30 и 290 или по ст. 290 УК РФ. Субъект, передавший взятку, не подлежит ответственности — он не фальсифицирует доказательства, а выполняет указание взяткополучателя.

Действия, о которых говорится в ст. 304 УК РФ, совершенные частным лицом, могут быть приготовлением к заведомо ложному доносу (ст. 306 УК РФ). Если доказан умысел на заведомо ложное сообщение о совершенном преступлении, но действия, указанные в ст. 306 УК РФ, не имели места по не зависящим от виновного обстоятельствам, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений: ст. ст. 304 и 30, ст. 306 УК РФ. Если же оба преступления (ст. ст. 304 и 306 УК РФ) доведены до конца и совершены одним и тем же субъектом, ответственность должна наступать только по ч. 2 ст. 306 УК РФ, так как искусственное создание доказательств обвинения является признаком объективной стороны квалифицированного состава заведомо ложного доноса. Из этого следует, что если провокация взятки либо коммерческого подкупа совершены одним лицом, а заведомо ложный донос — другим, и эти лица действуют по предварительному сговору, содеянное первым субъектом нужно квалифицировать по совокупности ст. 304 и ст. 33, ч. 2 ст. 306 УК РФ, содеянное вторым (если он не участвовал в совершении провокационных действий) — только по ч. 2 ст. 306 УК РФ. Если второй субъект выполнял функцию организатора, подстрекателя или пособника (и не был соисполнителем) преступления, предусмотренного ст. 304 УК РФ, содеянное им должно квалифицироваться по совокупности ст. 33 и ст. 304, ч. 2 ст. 306 Уголовного Кодекса РФ.

Подытоживая вышесказанное, отметим, что объектом преступления о провокации взятки либо коммерческого подкупа являются общественные отношения, направленные на противодействие работы правосудия. Как мы выяснили в ходе исследования, предмет преступления взяточничества и подкупа с предметом провокации взятки и коммерческого подкупа совпадает, однако это не делает идентичными объекты данных видов преступлений, поэтому не следует их смешивать. Помимо этого мы смогли определить, что следственная и аналитическая деятельность по выявлению состава вышеозначенного преступления сопряжена с рядом сложностей, поскольку дополнительные обстоятельства, в которых происходило деяние, и его результаты способны повлиять на квалификацию преступления. Поэтому преступления данного типа требуют особого подхода и должны подвергаться тщательному причинно-следственному анализу для установления фактического положения дел.

Провокация взятки или коммерческого подкупа

Провокация взятки либо коммерческого подкупа, то есть попытка передачи должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческих или иных организациях, без его согласия денег, ценных бумаг, иного имущества или оказания ему услуг имущественного характера в целях искусственного создания доказательств совершения преступления либо шантажа, –

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового (в ред. Федеральных законов от 08.12.2003 № 162-ФЗ, от 07.12.2011 № 420-ФЗ).

1. Основным объектом данного преступления являются общественные отношения, обеспечивающие нормальную деятельность органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. В качестве дополнительного объекта могут выступать общественные отношения, связанные с обеспечением деятельности органов государственной власти, местного самоуправления, коммерческих и иных негосударственных организаций, репутацией конкретных должностных лиц или лиц, выполняющих управленческие функции в негосударственных организациях.

Учитывая, что одной из целей совершения данного преступления выступает искусственное создание доказательств совершения преступления, комментируемую статью можно рассматривать в качестве специальной нормы по отношению к ст. 303 УК.

2. Для объективной стороны преступления характерны активные действия, выражающиеся в попытке передачи должностному лицу или лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческих или иных организациях, без его согласия денег, ценных бумаг или иного имущества или оказания ему услуг имущественного характера. При этом для признания наличия в действиях виновного состава преступления не имеет значения, осознавало ли лицо, которому передавались деньги или иное имущество, этот факт, или деньги были подброшены незаметно для него либо вручены обманным путем.

3. Ответственность за провокацию взятки либо коммерческого подкупа по комментируемой статье наступает лишь в случае, когда попытка передачи денег, ценных бумаг, иного имущества или оказания услуг имущественного характера осуществлялась в целях искусственного формирования доказательств совершения преступления или шантажа и должностное лицо либо лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, заведомо для виновного не совершало действия, свидетельствующие о его согласии принять взятку либо предмет коммерческого подкупа, или отказалось их принять (п. 32 постановления Пленума ВС РФ от 09.07.2013 № 24).

4. Провокация взятки или коммерческого подкупа является оконченным, преступлением с момента передачи имущества либо оказания услуг имущественного характера без ведома должностного лица или лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, либо вопреки их отказу принять незаконное вознаграждение.

5. Передача в вышеуказанных целях должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, имущества, оказание им услуг имущественного характера, если указанные лица согласились принять это незаконное вознаграждение в качестве взятки или предмета коммерческого подкупа, исключают квалификацию содеянного по ст. 304 УК.

6. В связи с тем, что провокация взятки либо коммерческого подкупа совершается без ведома либо заведомо вопреки желанию должностного лица или лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, указанные лица не подлежат уголовной ответственности за получение взятки либо за коммерческий подкуп за отсутствием события преступления (п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК).

7. В качестве субъекта преступления могут выступать как должностные лица (прежде всего оперативные сотрудники правоохранительных органов), так и иные граждане, обладающие общими признаками субъекта преступления: вменяемостью и возрастом не менее 16 лет.

8. В качестве обязательного признака субъективной стороны преступления выступают цели искусственного создания доказательств или шантажа.

С учетом этого о составе данного преступления можно говорить только при наличии в действиях виновного прямого умысла, т.е. он должен осознавать, что деньги и имущество передаются должностному лицу или лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, передаются не с целью получения от него той или иной услуги, входящей в круг его служебных полномочий, а для представления его перед правоохранительными органами как взяткополучателя.

9. От провокации взятки следует отличать оперативный эксперимент – оперативно-розыскное мероприятие, проводимое в соответствии со ст. 8 Федерального закона от 12.08.1995 № 144-ФЗ Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации» (в ред. от 28.06.2013) и имеющее своей целью изобличение в совершении преступления лица, инициировавшего дачу взятки или коммерческий подкуп. В отличие от оперативного эксперимента, при провокации взятки инициатива в передаче денег или оказании имущественной услуги исходит от лица, передающего деньги или оказывающего услугу, которое при этом изначально стремится сформировать доказательство совершения должностным лицом или лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, преступления.

10. Как указано в п. 34 постановления Пленума ВС РФ от 09.07.2013 № 24, от преступления, предусмотренного комментируемой статьей, следует отграничивать подстрекательские действия сотрудников правоохранительных органов, спровоцировавших должностное лицо или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, на принятие взятки или предмета коммерческого подкупа.

Указанные действия совершаются в нарушение требований ст. 5 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» и состоят в передаче взятки или предмета коммерческого подкупа с согласия или по предложению должностного лица либо лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, когда такое согласие либо предложение было получено в результате склонения этих лиц к получению ценностей при обстоятельствах, свидетельствующих о том, что без вмешательства сотрудников правоохранительных органов умысел на их получение не возник бы и преступление не было бы совершено.

Принятие должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, при указанных обстоятельствах денег, ценных бумаг, иного имущества или имущественных прав, а равно услуг имущественного характера не может расцениваться как уголовно наказуемое деяние. В этом случае в содеянном отсутствует состав преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК).

Статья 304 УК РФ. Провокация взятки либо коммерческого подкупа. Как доказать провокацию взятки

Провокация взятки либо коммерческого подкупа встречается на практике не так часто. Между тем обсуждение различных вопросов, касающихся ответственности за это преступление, имеет особое значение. Зачастую законные меры, предпринимаемые сотрудниками правоохранительных органов, расцениваются как провокация взятки. Ошибки при оперативных мероприятиях , в свою очередь, препятствуют выявлению реальных злоумышленников, затрудняя борьбу с коррупцией в целом.

Актуальность вопроса

Ответственность за указанное выше преступление предусматривается ст. 304 УК РФ . В норме приводятся определенные признаки, характеризующие состав. По статье уголовному наказанию подлежит попытка дачи взятки ценными бумагами, финансовыми средствами, иным имуществом или путем оказания субъекту определенной услуги для искусственного создания подтверждения совершения преступления или шантажа. Многие эксперты отмечают неудачность формулировки признаков преступления. В частности, применение оборота «попытка дачи» существенно осложняет определение конкретного содержания запрета. Представляется, что именно в связи с этим ВС в своих разъяснениях ограничил рамки действия нормы. Суд указал на определенные обстоятельства, выявление которых создает препятствия для вменения ответственности по ст. 304 УК РФ .

Пояснения ВС

Они приводятся в Постановлении от 10.02.2000 г. В документе разъясняется, в какой момент провокация взятки как преступления будет считаться оконченной. Он совпадает с непосредственным осуществлением мероприятий, направленных на принятие субъектом предлагаемых ему благ. Между тем термин «попытка», указанный в статье, может расцениваться на практике как поведенческий акт, не завершенный по обстоятельствам, которые абсолютно не зависят от передающего лица. Поэтому, по мнению ряда экспертов, ВС нужно было подчеркнуть и другое значение этого понятия. В частности, действия, которые следует квалифицировать как провокацию взятки, направлены на формирование ложного впечатления принятия субъектом предлагаемых благ. Жалинский считает, что преступление предполагает такие поведенческие акты виновного, которые заключаются в фальсификации подтверждающих фактов. Она состоит в фиксируемой передаче предмета и имитации согласия адресата.

Это интересно:  Что дает явка с повинной по УК РФ (образец заявления).

Обстоятельства

Пр овокация взятк и предполагает не только непосредственное предоставление каких-либо благ субъекту. Ценности могут появиться у должностного лица при самых разных обстоятельствах. При этом далеко не всегда взятка деньгами или иными благами попадет к нему из рук в руки. Например, ценности могут быть помещены в рабочем кабинете в ящик стола в отсутствие служащего, на банковский счет, открытый на его имя. Что касается непосредственной передачи благ, то для того, чтобы служащий попался на взятке , он может быть введен в заблуждение. В этом случае должностное лицо будет считать, что приняло малоценный подарок или, к примеру, возврат долга. В любой ситуации, однако, служащий не выражает своего согласия на принятие благ. Стоит сказать, что к таким выводам приходит и большинство экспертов.

Искусственность создания подтверждающих фактов

Отсутствие согласия на получение взятки в особо крупном размере , например, совершенно исключает возможность достижения цели, поставленной злоумышленником. Она заключается в создании искусственных подтверждений принятия благ должностным лицом. Следует напомнить, что получение взятки в особо крупном размере — принятие ценностей, стоимость которых более 1 млн руб. В чем же состоит искусственность подтверждающих фактов, если субъекту фактически были переданы блага?

По мнению Егоровой, в условиях, когда лицо приняло ценности, есть доказательства в преступлении, определенном ст. 290 УК. Когда злоумышленник стремится искусственно создать подтверждения, то логично, что он не должен передавать ценности. Ведь его замысел состоит в том, чтобы опорочить законопослушного человека или, во всяком случае, не совершающего вымогательство взятки и не выражающего согласие на принятие благ. Если же субъект предлагает какие-либо ценности, рассчитывая на то, что вторая сторона не откажется от них, то он заведомо не может преследовать цель создания искусственных подтверждений преступления. Это обуславливается тем, что поведенческие акты принимающего лица подпадают под статью 290.

Фальсификация фактов

Рассмотрим пример. Допустим, субъект размышляет над тем, как дать взятку преподавателю . При этом потенциальная жертва преступления – честный и законопослушный гражданин. Соответственно, он не согласится на принятие каких-либо благ. Однако субъект все же предлагает ему ценности. Зачем ему это нужно? Например, перед тем, как дать взятку преподавателю , злоумышленник включает скрытый диктофон. Впоследствии он фальсифицирует запись. В результате гражданин якобы соглашается принять ценности или идет на вымогательство взятки. Все будет зависеть от фантазии злоумышленника. Если же в такой ситуации потенциальная жертва неожиданно для лица согласится, то реализация объективной стороны преступления становится невозможной. Даже если впоследствии ценности будут подброшены лицу тайно, п ровокация взятки будет считаться несостоявшейся. При передаче предмета согласившемуся его принять гражданину предпринимаемые субъектом меры будут направлены на выявление факта коррупции.

Уголовно-правовая оценка

В приведенном выше примере провокация взятки не была доведена до конца по обстоятельствам, которые не зависят от субъекта. Лицо предполагало, что ему удастся юридически оболгать законопослушного гражданина, сфальсифицировав подтверждающие факты. Однако последним неожиданно была принята предлагаемая взятка. УК РФ содержит ст. 30, в части второй которой присутствует положение, согласно которому меры, предпринятые первым лицом, можно рассматривать как приготовление к преступлению средней тяжести.

Однако вместе с этим есть вероятность, что поведенческие акты этого субъекта являются и покушением. Квалификация действий в данном случае будет зависеть от непосредственного понимания нормативного текста. При строгом толковании предусмотренного в ст. 304 запрета можно сделать следующий вывод. Использованный законодателем грамматический оборот предполагает наличие вполне конкретных целей у злоумышленника. Стоит понимать, что любая попытка дать взятку может быть как успешной, так и неудачной. Между тем непосредственное достижение цели не включено в состав. Соответственно, если признаком является стремление опорочить кого-либо, то преступление будет считаться завершенным до того момента, как будет фактически передана взятка. УК РФ, таким образом, сужает круг объективных обстоятельств, при которых меры, предпринятые лицом, могут считаться незаконными.

Рассматривая его цели, смысл запрета, присутствующего в ст. 304, видится в воспрепятствовании формированию условий для воздействия на честного человека. Оно может выражаться в различных требованиях к потенциальной жертве. При этом нужно обратить внимание на то, что закон в данном случае охраняет права именно честного служащего. В обеспечении безопасности коррупционеров смысл отсутствует, поскольку продажное должностное лицо вполне можно подкупить. Соответственно, действия шантажирующего лица будут квалифицироваться как провокация, если будет отсутствовать согласие жертвы на принятие ценностей. Если же злоумышленник, передавая блага, требует от субъекта осуществления тех или иных поведенческих актов, то здесь будет иная правовая оценка. В этом случае имеет место дача взятки.

Приготовление к ложному доносу

В этом виде провокацию взятки рассматривает Егорова. Она указывает, что если установлен умысел на совершение ложного доноса, но меры, предусмотренные ст. 306, не были предприняты по независящим от злоумышленника обстоятельствам, он привлекается к ответственности по совокупности преступлений. В частности, применяются статьи 30, 304 и 306. В данном случае речь о приготовлении к преступлению по ч. 3 30 статьи.

При этом решение вопроса о вменении совокупности статей сопряжено с рядом сложностей. Егорова считает, что если провокация выступает в качестве подготовительной стадии, направленной на создание условий для заведомо ложного доноса, то ответственность должна наступать только по 306 статье (ч. 3). Если все указанные меры были предприняты, то формирование искусственных подтверждающих фактов в принятии ценностей лицом нужно считать как признак объективной стороны преступления по указанной норме. Здесь стоит вникнуть в текст статьи. В 306 норме устанавливается ответственность за ложный донос, соединенный с искусственным созданием обвинительных доказательств. Соответственно, если гражданин собирался совершить преступление квалифицирующим признаком, указанным в ч. 3, но до конца довел только часть его по независящим причинам, его поведение образует покушение на деяние, ответственность за которое наступает по ст. 306.

Как доказать провокацию взятки?

На практике, как правило, сделать это бывает достаточно проблематично. Обуславливается это тем фактом, что данное преступление предполагает хорошую подготовку. В качестве источников невиновности, как правило, выступают показания свидетелей, записи видеокамер и прочее. В ситуации, когда гражданину вменяется преступление, которое он не совершал, однако доказательства против него есть, лучше всего обратиться к компетентному юристу. Опровергнуть обвинения можно только на основании законодательных норм. Рассмотрим случай из судебной практики.

Гражданин А. был признан виновным по статьям 290 (ч. 3), 292 (ч. 2) и 30 (ч. 3). Суд установил, что субъект, работая в качестве врача в районной больнице, действовал через посредника Б. и получил взятки за составление фиктивных листков нетрудоспособности. В ходе последнего эпизода было произведено задержание оперативными сотрудниками. Апелляционная инстанция отменила вынесенный в отношении гражданина А. приговор и полностью оправдала его в силу отсутствия состава преступления. Мотивируя решение, суд исходил из следующих обстоятельств. Приговор первой инстанции, кроме прочего, основывался на результатах оперативно-розыскных мероприятий. Они выполнялись с участием 3 лиц. Они с помощью посредника передали гражданину А. вознаграждение за оформление фиктивных листков нетрудоспособности. Апелляционная коллегия указала, что первая инстанция не оценила надлежащим образом действия сотрудников опергруппы на предмет соответствия их задачам и целям ОРД и наличия основания для выполнения оперативно-розыскных мероприятий.

Признав их в качестве допустимых подтверждений виновности, суд ссылался на показания оперуполномоченного. Он свидетельствовал о наличии сведений, указывающих на неправомерное оформление листков нетрудоспособности. При этом в материалах дела не было доказательств, объективно подтверждающих информацию и указывающих на подготовку или совершение преступления. Апелляционная коллегия сочла свидетельства оперуполномоченного о наличии сведений недостаточными для принятия решения о проведении ОРМ. Кроме того, участвовавшие в оперативно-розыскном мероприятии граждане В., Г. и Д. никакой информации правоохранительным органам в отношении осужденного А. не сообщали. К примеру, от них не поступали сведения о том, что последний требовал у них вознаграждение, или они были осведомлены о незаконной деятельности обвиненного лица из иных источников. Более того, сами в больницу для получения фиктивных листков нетрудоспособности эти граждане не собирались обращаться. Из этого апелляционная коллегия сделала вывод, что в качестве инициаторов выполнения оперативно-розыскных мероприятий выступали сами сотрудники правоохранительных органов. Вместе с этим инстанция указала, что первоначальная беседа между посредником и агентами не была зафиксирована (записана), хотя именно она имеет решающее значение для выявления юридически существенных обстоятельств.

В частности, на основании этого разговора можно было бы установить, кто именно явился инициатором встречи и передачи осужденному вознаграждения, было ли оказано какое-то давление или стимулирование этого лица. При данных обстоятельствах в материалах дела отсутствовали факты, подтверждающие, что гражданин А. совершил бы преступление и без вмешательства служащих правоохранительных органов, без искусственного формирования соответствующих условий. Исходя из этого, апелляционная коллегия пришла к выводу, что поведение сотрудников преследовало цель склонить осужденного к принятию им незаконного вознаграждения, то есть это была провокация взятки. Соответственно, предпринятые служащими меры противоречили 5 статье Закона, регламентирующего выполнение ОРМ. Результаты оперативно-розыскных мероприятий не могли выступать как основа для вынесения первой инстанцией приговора. Принимая во внимание недопустимость и прочих фактов, присутствовавших в материалах, апелляционная коллегия признала вину гражданина А. неподтвержденной и вынесла оправдательное решение.

Заключение

В рамках научного изучения предшествующая преступная деятельность, выявленная оперативным путем как подготовительная деятельность, по мнению некоторых авторов, должна выявляться при ссылке на крайнюю необходимость. Например, Егорова считает, что в случае склонения должностного лица к принятию незаконного вознаграждения субъектом, осуществляющим приготовление к неправомерному поведенческому акту и совершающим его, будет выступать непосредственно сотрудник правоохранительных органов. При этом автор указывает, что такие меры последним могут предприниматься только при крайней необходимости. Егорова считает, что оперативный эксперимент допускается проводить исключительно с целью выявления преступных намерений граждан, которые обоснованно подозреваются в принадлежности к криминальной группе, для обнаружения потенциальных объектов посягательства. Против такого подхода возражает Волженкин. Он указывает, что если трактовать крайнюю необходимость столь широко, то открываются безграничные возможности для произвола и злоупотребления, использования провокаций и прочих неправомерных методов пресечения таких преступлений.

Статья написана по материалам сайтов: cyberleninka.ru, studbooks.net, studme.org, fb.ru.

»


Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector