Похищение человека: правовые последствия в условиях законодательства России

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Цанева Анна Николаевна

Статья посвящена проблемам применения уголовного законодательства об ответственности за похищение человека . Дан исторический аспект похищения, выделен ряд признаков, характеризующих исследуемый состав преступления, предложена редакция данной нормы.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Цанева Анна Николаевна,

ISSUES OF CRIMINAL LAW APPLICATION CONCERNING KIDNAPPING

The article discusses the problems of criminal law application concerning kidnapping. The author spells out a historical aspect of the kidnapping, distinguishes constituent elements of the crimes, and elicits the regulation as amended.

Текст научной работы на тему «Некоторые проблемы применения уголовного законодательства об ответственности за похищение человека»

УДК 343.712.3; 343.549

Цанева Анна Николаевна Tsaneva Anna Nikolaevna

кандидат юридических наук, доцент matrix_077@mail.ru

НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ПОХИЩЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА

PhD in Law, Assistant Professor matrix_________077@mail.ru

ISSUES OF CRIMINAL LAW APPLICATION CONCERNING KIDNAPPING

Статья посвящена проблемам применения уголовного законодательства об ответственности за похищение человека. Дан исторический аспект похищения, выделен ряд признаков, характеризующих исследуемый состав преступления, предложена редакция данной нормы.

уголовное законодательство, ответственность за похищение человека, уголовный кодекс, исторический аспект похищения, незаконное лишение свободы.

The article discusses the problems of criminal law application concerning kidnapping. The author spells out a historical aspect of the kidnapping, distinguishes constituent elements of the crimes, and elicits the regulation as amended.

criminal legislation, liability for kidnapping, the Criminal Code, historical aspect of kidnapping, illegal confinement.

В историческом аспекте похищение являлось одним из наиболее опасных посягательств на человека. В России оно в качестве преступного и наказуемого упоминается уже в договорах Древней Руси с греками, в которых речь идет о лишении свободы — «человека поработить» [1, с. 309].

Русская Правда предусматривала ответственность за похищение холопов. Эти действия приравнивались к похищению имущества и наказывались высоким штрафом в размере 12 гривен (ст. 38 Пространной редакции) [2, с. 14].

«Головная татьба» (похищение холопов) в ст. 8 Судебника 1497 г. и ст. 61 Судебника 1550 г. наказывалась смертной казнью. Наравне с нею подобная санкция устанавливалась за душегубство, разбой, церковную кражу.

Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. рассматривало похищение как физический захват личности. В зависимости от целей оно подразделялось на работорговлю, сокрытие или изменение происхождения младенца и похищение женщин. Причем похищение взрослых людей также проявлялось в различных формах. Во-первых, как преступление против семейного союза: а) похищение незамужней (вдовы или вдовицы) с ее согласия с целью вступления в брак вопреки воле родителей (наказание для него — тюрьма на два-четыре месяца, для нее — монастырь на тот же срок или уединенная жизнь в доме родителей); б) похищение замужней женщины с ее согласия с целью прелюбодеяния. Во-вторых, как преступление против свободы. В-третьих, как приготовление к другому преступлению [3, с. 18].

После Октябрьской революции 1917 г. в первых уголовных кодексах (УК РСФСР 1922, 1926, 1960 гг.) в качестве самостоятельного состава преступления было закреплено лишь похищение ребенка. Действия лиц, похитивших взрослого человека квалифицировались как незаконное лишение свободы (ст. 159, 160 УК РСФСР 1922 г., ст. 126 УК РСФСР 1960 г.). В 1993 г. были внесены изменения в УК РСФСР, и появилась новая статья 125/1, устанавливающая уголовную ответственность за похищение человека [4]. При этом похищение ребенка квалифицировалось в рамках данного состава преступления.

Похищение человека в качестве преступного деяния закреплено в ст. 126 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ) [5]. К сожалению, законодательная дефиниция в диспозиции нормы отсутствует, что позволяет ученым трактовать понятие этого состава преступления различным образом. Рассмотрим лишь некоторые из них. Так, Р.А. Адельханян под похищением человека понимает умышленные противоправные действия, направленные на захват человека, изъятие его из привычной микросреды, дальнейшее перемещение, удержание его помимо воли в определенном месте путем применения к нему физического либо психического насилия или обмана [6, с. 28].

Н.Э. Мартыненко определяет это преступление как общественно опасное умышленное действие, направленное на удаление человека с места его постоянного или временного пребывания и насильственное удержание его в неизвестном для родственников, знакомых и правоохранительных органов месте [7, с. 132].

По мнению И.А. Миронова, похищение человека — это «открытый или тайный захват человека с дальнейшим его перемещением против его воли путем применения насилия или путем обмана (злоупотребления доверием)» [8, с. 7].

Е.В. Ушакова предлагает следующую дефиницию: «Похищение человека — это противоправное завладение человеком, совершенное против его воли путем насилия или угрозы применения насилия, с целью перемещения и удержания для получения от потерпевшего выгод или иных благ» [9, с. 20].

С последней точкой зрения сложно согласиться, поскольку цели и мотивы совершения исследуемого деяния могут быть различными, а не только получение выгод или иных благ. Оно может быть совершено из ненависти, мести и т.д. Следует заметить, что корыстные побуждения законодатель относит к квалифицирующим признакам похищения человека.

Высказанные точки зрения позволяют выделить ряд признаков, характеризующих исследуемый состав преступления:

— это общественно опасное умышленное противоправное действие, поскольку похищение невозможно совершить путем бездействия;

— данное действие направлено на захват и изъятия (удаление) человека с места его постоянного или временного пребывания;

— захват и изъятие могут совершаться открыто либо тайно;

— дальнейшие действия выражаются в перемещении и удержании потерпевшего помимо его воли в определенном месте;

— противоправное действие может быть сопряжено с применением к потерпевшему насилия, угрозы применения насилия, обмана.

Учитывая, что законодательное определение понятия «похищение человека» отсутствует, в судебной правоприменительной практике возникает ряд проблем, связанных с его квалификацией и разграничением со смежными составами. Сходные признаки имеют преступления, посягающие на свободу человека. К ним, в первую очередь, относятся незаконное лишение свободы (ст. 127 УК РФ) и захват заложника (ст. 206 УК РФ).

Сравнительный анализ похищения человека и незаконного лишения свободы позволяет сделать вывод, что они совпадают по объекту преступного посягательства. Родовым объектом этих преступлений выступает личность человека. Именно по признакам такого объекта выделен раздел VII «Преступления против личности».

Учитывая, что в рамках разделов имеются главы, в доктрине уголовного права назван видовой объект. Статьи 126, 127 УК РФ расположены в главе 17 «Преступления против свободы, чести и достоинства личности», следовательно, в качестве видового объекта похищения человека и незаконного лишения свободы необходимо рассматривать свободу, честь и достоинство личности.

Вопрос о непосредственном объекте исследуемых преступлений является дискуссионным. Представляется правильным в качестве такового признавать физическую свободу человека, то есть общественные отношения, обеспечивающие возможность человека свободно перемещаться и определять место своего нахождения, а также возможность по своему усмотрению совершать активные телодвижения (возможность фактически реализовать присущие ему от природы физические блага) [10, с. 194].

Отграничение похищения человека от незаконного лишения свободы производится по объективной стороне преступления. Как уже было сказано ранее, обязательными элементами объективной стороны состава похищения человека являются три последовательно совершаемых действия преступника: завладение живым человеком (захват); перемещение его в другое место; насильственное удержание его. При незаконном лишении свободы изъятия человека из привычной для него микросреды и перемещения в другое место не происходит. Деяние, по сути, выражается лишь в удержании человека помимо его воли.

В качестве иллюстрации сказанного можно привести следующий пример из судебной практики.

Санкт-Петербургским городским судом 28 июня 2007 г. Ш., Л. и Г. осуждены по ч. 4 ст. 309 УК РФ, п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ, п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ. Они признаны виновными в похищении Ф., принуждении его к даче ложных показаний, сопряженном с угрозой убийством и причинением вреда здоровью потерпевшего. Как видно из материалов дела, между членами группы были распределены роли и разработан план действий. Прибыв из Санкт-Петербурга в Москву, они установили за Ф. наблюдение. В результате было определено его место жительства и

маршруты следования. Потерпевший был насильно перемещен из Москвы в Санкт-Петербург, где с 1 апреля по 3 мая 2005 г. незаконно удерживался в квартире Л. В целях пресечения возможного побега, его пристегивали наручниками к батарее отопления. Из показаний Ф. следовало, что в период его содержания в квартире Л. виновные требовали подписать заявление и зачитать его для видеозаписи. Они угрожали ему убийством и предлагали дать ложные показания о том, что он оговорил Ш. в преступлении по сбыту наркотических средств [11, с. 22].

Действия виновных квалифицированы как похищение человека в связи с тем, что имел место насильственный захват потерпевшего, перемещение его в другой город, удержание в чужой квартире в целях дачи им ложных показаний. Преступление было совершено организованной группой и сопряжено с угрозой убийством.

В качестве существенного отличительного признака незаконного лишения свободы называется и возможность его совершения путем бездействия. Например, потерпевший находится в помещении, ранее запертом с его согласия, а затем виновный отказывается его освободить [12, с. 138].

Квалифицирующие признаки похищения человека и незаконного лишения свободы во многом совпадают: совершение деяния группой лиц по предварительному сговору; с применением насилия, опасного для жизни и здоровья; с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия; в отношении заведомо несовершеннолетнего; в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности; в отношении двух или более лиц. Преступления могут быть совершены с особо отягчающими обстоятельствами, то есть организованной группой либо повлечь по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия. Отличие же проявляется в том, что ст. 127 УК РФ не содержит в качестве объективных и субъективных признаков деяния угрозу применения насилия, а также корыстный мотив преступления, которые предусмотрены ст. 126 УК РФ.

Законодатель устанавливает различный возраст виновного для привлечения его к уголовной ответственности по ст.ст. 126, 127 УК РФ. За похищение человека она наступает с

14 лет, а за незаконное лишение свободы — с 16 лет.

Стоит обратить внимание и на примечание к ст. 126 УК РФ, в соответствии с которым лицо освобождается от уголовной ответственности при условии, если добровольно освободило похищенного и в его действиях не содержится иного состава преступления. Подобная поощрительная норма в ст. 127 УК РФ отсутствует, что представляется не вполне оправданным. По степени общественной опасности преступления относятся к разным категориям, причем похищение человека является более тяжким. Так, мера наказания по ч. 1 ст. 126 УК РФ — лишение свободы на срок до 5 лет, а по ч. 1 ст. 127 УК РФ — до 2 лет. Максимальное наказание по ч. 2 ст. 126 УК РФ — 12 лет лишения свободы, по ч. 2 ст. 127 УК РФ — 5 лет, по ч. 3 ст. 126 УК РФ —

15 лет лишения свободы, по ч. 3 ст. 127 УК РФ — 8 лет.

При квалификации похищения человека и незаконного лишения свободы следует учитывать, что они могут быть сопряжены с другими тяжкими преступлениями (против жизни и здоровья, собственности). В результате возникает вопрос: представляют ли анализируемые деяния самостоятельные составы преступления либо охватываются иными. Так, В. был признан судом виновным в нападении в целях хищения чужого имущества, совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, и незаконном лишении человека свободы, не связанном с его похищением, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья. Обращаясь в Верховный суд РФ с надзорной жалобой, адвокат П. просила исключить осуждение В. по п. «а», «в» ч. 2 ст. 127 УК РФ. Суд установил, что В., вступив в преступный сговор с И., С. с целью хищения автомобиля принадлежавшего Ш. совершил нападение на последнего. При этом С. с целью подавления сопротивления потерпевшего схватил его руками за шею и стал душить. Когда Ш. выпал из салона автомобиля, И. нанес потерпевшему несколько ударов руками и ногами в область головы, туловища, верхних и нижних конечностей, а затем переместил его на заднее сиденье автомобиля. После этого, В. и С. стали против воли Ш. удерживать его, заломив ему руки за спину, в течение 4-5 часов. Когда преступники, проследовав по трассе, остановили автомобиль и вышли из него, Ш. попытался уехать на своем автомобиле. Однако И., С. и В. вытащили его из автомобиля и стали наносить удары руками и ногами по голове, туловищу. Когда Ш. удалось вырваться и убежать, преступники скрылись с места происшествия.

Суд пришел к выводу, что В. совместно с другими соучастниками удерживал потерпевшего Ш. в салоне автомобиля с целью подавления его сопротивления и исключения обращения потерпевшего в правоохранительные органы. Поскольку умысел осужденного был направлен на открытое завладение чужим имуществом, то действия по удержанию потерпевшего являлись одним из способов насилия, примененного к нему в процессе разбойного нападения, в

Это интересно:  Особенности допроса несовершеннолетнего гражданина — на что имеют право правоохранительные органы в ходе допроса?

связи с чем, квалификация действий В. по п.п. «а», «в» ч. 2 ст. 127 УК РФ, по мнению суда, является излишней [13].

Обращаясь к сравнительному анализу похищения человека и захвата заложника, нельзя не назвать Конвенцию о борьбе с захватом заложников от 17 декабря 1979 г. [14, с. 99]. В соответствии с ее положениями захват заложника рассматривается в качестве самостоятельного вида международного преступления. В п. 1 ст. 1 сказано, что любое лицо, которое захватывает или удерживает другое лицо и угрожает убить, нанести повреждение или продолжать удерживать другое лицо (именуемое как «заложник») для того, чтобы заставить третью сторону, а именно: государство, международную межправительственную организацию, какое-либо физическое или юридическое лицо или группу лиц — совершить или воздержаться от совершения любого акта в качестве прямого или косвенного условия для освобождения заложника, совершает преступление захвата заложников по смыслу Конвенции.

В действующем уголовном законодательстве норма «захват заложника» закреплена в ст. 206 УК РФ и расположена в главе 24 УК РФ «Преступления против общественной безопасности». Таким образом, одним из основных критериев разграничения анализируемых преступлений является объект преступного посягательства. Следует заметить, что первоначально указанная норма (ст. 126/1) была расположена в УК РСФСР 1960 г. в главе «Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности». В качестве объекта преступного посягательства, так же как при похищении человека, рассматривалась физическая свобода человека. Не заостряя внимание на понятии общественной безопасности, которая является сложной социальной категорией, можно сказать, что захват заложника наносит ущерб жизненно важным интересам всего общества, а не только конкретному человеку. Дополнительным объектом при захвате заложника выступает физическая свобода лица, которая в похищении человека является непосредственным объектом.

По диспозиции ст. 206 УК РФ захват заложника означает захват или удержание лица в качестве заложника, совершенные в целях понуждения государства, организации или гражданина совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия как условия освобождения заложника. Тем не менее такие понятия, как «заложник», «захват или удержание в качестве заложника» законодатель лишь называет, но не раскрывает.

Разграничение похищения человека и захвата заложника возможно по объективной стороне их совершения. Как уже было сказано ранее, похищение человека может осуществляться путем захвата и изъятия потерпевшего из привычной микросреды, перемещения и удержания его в определенном месте помимо его воли. По законодательной формулировке объективная сторона захвата заложника не предусматривает изъятия и перемещения потерпевшего, а может выражаться либо в захвате, либо в удержании. При этом захват может осуществляться открыто или тайно, без насилия или с насилием, не опасным (ч. 1 ст. 206 УК РФ) либо опасным (ч. 2 ст. 206 УК РФ) для жизни или здоровья.

Как правило, при похищении человека факт противоправного изъятия и удержания потерпевшего тщательно скрывается. Виновные об этом сообщают (телефонный звонок, письмо и т.д.) родственникам, близким лицам со всеми мерами предосторожности. При захвате заложника, напротив, факт совершения преступления и место удержания потерпевшего не только не скрываются, но и афишируются, нередко через средства массовой информации. Именно поэтому местами захвата заложников являются публичные места [15, с. 138].

Существенное отличие между похищением человека и захватом заложников заключается в особенности их субъективной стороны, а точнее — целей. При захвате заложников цель является конструктивным признаком состава преступления и четко сформулирована законодателем: понуждение государства, организации, гражданина совершить какое-либо действие или воздержаться от его совершения. При похищении человека цель может быть различной (месть, корысть и т.д.).

Все сказанное позволяет сделать вывод о том, что основной проблемой отграничения похищения человека от смежных составов преступления является отсутствие описательной диспозиции в ч. 1 ст. 126 УК РФ. В связи с этим предлагаем редакцию данной нормы следующего содержания: «Похищение человека, то есть умышленное противоправное завладение человеком с дальнейшим его перемещением и удержанием помимо его воли, совершенное с применением насилия или угрозы его применения, а также путем обмана, наказывается принудительными работами на срок до 5 лет либо лишением свободы на тот же срок».

Правовые проблемы, подвергнутые в настоящей статье научному анализу, не претендуют на исчерпывающий характер. Вопросы разграничения похищения человека от незаконного лишения свободы и захвата заложника представляют сложную задачу для судебной правоприменительной практики, которая в настоящее время не нашла своего разрешения.

1. Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Ростов-на-Дону, 1995.

2. Хрестоматия по истории государства и права России / Составитель Ю.П. Титов. М., 2002.

3. Цит. по: Клименко А.В. Уголовно-правовая характеристика похищения человека: дис. . канд. юрид. наук. М., 2004.

5. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (ред. от 01.03.2012 г. № 18-ФЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 25. Ст. 2954 ; Официальный интернет-портал правовой информации. URL: http://www.pravo.gov.ru (дата обращения: 02.03.2012).

6. Адельханян Р.А. Расследование похищения человека. М., 2003.

7. Мартыненко Н.Э. Похищение человека: уголовноправовые и криминологические аспекты: дис. . канд. юрид. наук. М., 1994.

8. Миронов И.А. Уголовно-правовые и криминологические аспекты похищения человека: автореф. дис. . канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2002.

9. Ушакова Е.В. Отграничение похищения человека от захвата заложника — вопросы согласования и рассогласования // Российский следователь. 2010. № 9.

10. Шарапов Р.Д. Физическое насилие в уголовном праве. СПб., 2001.

11. Бюллетень Верховного суда Российской Федерации. 2008. № 6.

12. Клименко А.В. Указ. соч.

13. Определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 21 июня 2011 г. № 41-Д11-9 // СПС Консультант-Плюс

14. Сборник международных договоров СССР. Вып. Хим. М., 1989.

15. Клименко А.В. Указ. соч.

1. Vladimirskiy-Budanov M.F. Obzor istorii russkogo prava. Rostov-na-Donu, 1995.

2. Khrestomatiya po istorii gosudarstva i prava Rossii / Compiled by Y.P. Titov. M., 2002.

3. Cit. by: Klimenko A.V. Ugolovno-pravovaya kharak-teristika pokhishcheniya cheloveka: dis. . kand. yurid. nauk. M., 2004.

5. Ugolovniy kodeks Rossiyskoy Federatsii ot 13 iyunya 1996 g. № 63-FZ (red. ot 01.03.2012 g. № 18-FZ) // Sobranie zakonodatel’stva Rossiyskoy Federatsii. 1996. № 25. Art. 2954 ; Ofitsial’niy internet-portal pravovoy informatsii. URL: http://www.pravo.gov.ru (date of access: 02.03.2012).

6. Adel’khanyan R.A. Rassledovanie pokhishcheniya cheloveka. M., 2003.

7. Martynenko N.E. Pokhishchenie cheloveka: ugolov-no-pravovye i kriminologicheskie aspekty: dis. . kand. yurid. nauk. M., 1994.

8. Mironov I.A. Ugolovno-pravovye i kriminologicheskie aspekty pokhishcheniya cheloveka: avtoref. dis. . kand. yurid. nauk. Rostov-na-Donu, 2002.

9. Ushakova E.V. Otgranichenie pokhishcheniya che-loveka ot zakhvata zalozhnika — voprosy soglaso-vaniya i rassoglasovaniya // Rossiyskiy sledovatel’. 2010. № 9.

10. Sharapov R.D. Fizicheskoe nasilie v ugolovnom prave. SPb., 2001.

11. Byulleten’ Verkhovnogo suda Rossiyskoy Federatsii. 2008. № 6.

12. Klimenko A.V. Op. cit.

13. Opredelenie sudebnoy kollegii po ugolovnym delam Verkhovnogo Suda Rossiyskoy Federatsii ot 21 iyunya 2011 g. № 41-D11-9 // SPS Kon-sul’tantPlyus

14. Sbornik mezhdunarodnykh dogovorov SSSR. Issue XLIII. M., 1989.

Уголовно-правовая ответственность за похищение человека в РФ

Одного лишь факта наличия у субъекта оружия или предметов, используемых в его качестве, при похищении человека недостаточно для квалификации содеянного по п. г» ч. 2 ст. 126 УК РФ; необходимо установить факт их применения. Под применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, следует понимать умышленные действия, направленные на использование лицом указанных предметов, как для физического, так и для психического воздействия на потерпевшего, а также иные действия, свидетельствующие о намерении применить насилие посредством этого оружия или предметов, используемых в качестве оружия (п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2007 г. N 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений»)30. Оружие и иные предметы могут применяться в момент захвата, перемещения или удержания потерпевшего.

Следует отметить, что позиция Верховного Суда РФ в отношении понимания признака «применение оружия» противоречива. В частности, п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» устанавливает, что если лицо лишь демонстрировало оружие или угрожало заведомо негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия, например макетом пистолета, игрушечным кинжалом и т.п., не намереваясь использовать эти предметы для причинения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, его действия не могут быть квалифицированы по признаку применения оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Похищение заведомо несовершеннолетнего (п. «д» ч. 2 ст. 126 УК РФ) потерпевшего предполагает, что действия виновного направлены против лица, не достигшего на момент совершения преступления восемнадцатилетнего возраста, при условии что субъект достоверно знает о возрасте потерпевшего (например, в силу того, что является родственником, знакомым, соседом и т.д.) или когда внешний облик потерпевшего лица явно свидетельствовал о его возрасте. Добросовестное заблуждение, возникшее на основании того, что возраст потерпевшего лица приближается к восемнадцатилетию или в силу акселерации оно выглядит взрослее своего возраста, исключает вменение виновному лицу данного квалифицирующего признака31.

Похищение женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «е» ч. 2 ст. 126 УК РФ), предполагает, что виновный достоверно знает о состоянии потерпевшей (например, в силу того, что является родственником, знакомым, соседом и т.д.) или когда внешний облик женщины явно свидетельствует о ее беременности.

Похищение двух или более лиц (п. «ж» ч. 2 ст. 126 УК РФ) представляет собой действия виновного, состоящие в одновременном или последовательном похищении нескольких человек, независимо от того, связаны ли совершаемые преступления единством умысла, мотива, намерений, при условии что ни за одно из похищений виновный ранее не был осужден (см. комментарий к ст. 105 УК РФ).

Под похищением человека, совершенным из корыстных побуждений (п. «з» ч. 2 ст. 126 УК РФ), закон предусматривает случаи, когда мотивом похищения является стремление виновного извлечь материальную выгоду из преступления для себя лично или для других лиц (см. также комментарий к ст. 105 УК РФ). Корыстным следует также признавать похищение человека, совершенное по найму. При похищении человека из корыстных побуждений к самому похищенному лицу либо к третьим лицам могут предъявляться требования имущественного характера в качестве условия освобождения (выкуп); в этом случае содеянное при наличии к тому оснований может квалифицироваться по совокупности преступлений как похищение человека и вымогательство (ст. 163 УК РФ)32.

Особо квалифицированными составами преступления закон называет похищение человека, совершенное организованной группой, либо повлекшее по неосторожности причинение смерти или иных тяжких последствий (ч. 3 ст. 126 УК РФ).

Похищение человека, совершенное организованной группой (п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ), означает, что оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (это может быть похищение человека, но не обязательно похищение). При этом все участки организованной группы независимо от выполняемой каждым из них в процессе осуществления похищения человека роли признаются его соисполнителями. Ссылка на ст. 33 УК здесь при квалификации не нужна.

Приведем пример такого преступления.

К. и Д. с двумя не установленными следствием лицами вступили в преступный сговор для изъятия у Б. под угрозой расправы крупной суммы денег. Они приехали к Б. на квартиру и стали требовать у него 6 тыс. долл. Под воздействием угроз Б. вынужден был передать им 1700 тыс. руб., золотые и серебряные изделия.

Не получив требуемой суммы в долларах, К. и Д. вывели потерпевшего из квартиры против его воли и на ожидавшей их автомашине привезли в чужую квартиру, где в течение 16 дней удерживали его, связав руки и ноги, круглосуточно охраняя и требуя под угрозой убийства деньги, а затем – его двухкомнатную квартиру. Вынудив «согласие» потерпевшего на это, преступники организовали продажу квартиры Б. через нотариальную контору. Деньги от продажи квартиры в сумме 36 тыс. руб. они поделили между собой. Из квартиры потерпевшего К., Д. и двое других соучастников похитили видеомоноблок, музыкальный центр и видеокассеты.

Преступные действия К. и Д. областным судом были квалифицированы по ч. 3 ст. 126 и п. «а» и «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ33.

Похищение, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия, предполагает, что в результате действий по похищению наступает смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия. К ним, в частности, относится самоубийство потерпевшего, осложнение или развитие у него заболевания, материальный ущерб, срыв важной коммерческой сделки, осложнение межгосударственных отношений и т.д.

Рассматриваемое деяние является преступлением с двумя формами вины и материальным составом. Его особенность состоит в наличии умысла на похищение человека и неосторожности в отношении последствий, в силу чего умышленные действия виновного, направленные на лишение потерпевшего жизни или причинение иных тяжких последствий, исключают вменение рассматриваемого квалифицирующего признака и требуют самостоятельной оценки.

Неосторожное причинение смерти потерпевшему не требует дополнительной самостоятельной квалификации по ст. 109 УК РФ. Неосторожное причинение смерти или иных тяжких последствий должно быть причинно связано с действиями виновного по похищению человека. Отсутствие причинной связи (например, в ситуации, когда смерть потерпевшего явилась следствием применения оружия сотрудником милиции при задержании похитителя) исключает квалификацию содеянного по п. «в» ч. 3 ст. 126 УК РФ.

Это интересно:  Наказуема ли дача взятки должностному лицу?

18. Похищение человека.

1. Похищение человека —

наказывается лишением свободы на срок от четырех до восьми лет.

2. То же деяние, совершенное:

а) группой лиц по предварительному сговору;

См. текст пункта «б»

в) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия;

г) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;

д) в отношении заведомо несовершеннолетнего;

е) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;

ж) в отношении двух или более лиц;

з) из корыстных побуждений, —

наказывается лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они:

а) совершены организованной группой;

См. текст пункта «б»

в) повлекли по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия, —

наказываются лишением свободы на срок от восьми до двадцати лет.

Примечание. Лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

К этой группе преступлений относятся общественно опасные деяния, которые посягают на свободу, честь и достоинство человека (видовой объект – свобода, честь и достоинство).

По непосредственному объекту преступления подразделяются на две группы:

1. Против свободы личности (ст. 126 – 128);

2. Против чести и достоинства (ст. 129, 130).

Общественная опасность деяния заключается в том, что оно, во-первых, нарушает неотъемлемое право на личную неприкосновенность, во-вторых, негативно сказывается на физическом и психическом состоянии жертвы (т.к. сопряжено с насилием, оскорблениями) и, в-третьих, зачастую является способом совершения других тяжких преступлений (вымогательство, убийство и др.).

Объект – личная (физическая) свобода человека.

Под личной свободой понимается право человека на выбор своего местопребывания, передвижения, проживания и т.п.

Дополнительный объект – жизнь и здоровье.

Объективная сторона состоит в похищении человека.

Под похищением понимается захват, перемещение с постоянного или временного места пребывания в другое место и последующее, насильственное удержание потерпевшего там, против (напр., с применением физического насилия) или помимо (напр., путем обмана или спящего лица) его воли.

1. Тайно — когда отсутствуют очевидцы происшествия, либо они не осознают противоправный характер действий преступника.

2. Открыто, т.е. заведомо очевидный для третьих лиц, которые осознают, что совершается преступление, при этом к потерпевшему и др. лицам применяется физическое насилие (в т.ч. с использованием оружия), либо угроза его применения;

3. Путем обмана, когда потерпевшему сообщаются ложные сведения, чтобы последний прибыл в место указанное преступником (напр., о вызове детей родителями, на работу, представившись работниками П/О, приглашение на работу в другое место (напр., за рубеж) где потерпевший «продается в рабство»).

Удержание человека без его захвата и перемещения квалифицируется как незаконное лишение свободы (ст. 127 УК).

1. Похищение было совершено с согласия потерпевшего (напр., похищения невесты, инсценировка похищения с требованием выкупа и т.п.).

2. Похищение ребенка родителями, лишенными родительских прав, либо одним из родителей своего малолетнего ребенка с которым другой родитель не разрешает встречаться, либо близкими родственниками (дед, бабка, брат, сестра), если они действовали в интересах ребенка.

Состав преступления – формальный. Преступление окончено с момента захвата и перемещения потерпевшего в другое место: м.б. помещение, лес, свалка, а также нахождение в движущейся автомашине (т.е. достаточно самого факта перемещения).

Попытка захвата, либо сам захват потерпевшего не повлекший фактического перемещения по обстоятельствам, не зависящим от воли виновного квалифицируется как покушение по ч. 3. ст. 30 и ст. 126 УК.

Субъективная сторона – прямой умысел, виновный осознает общественную опасность своих действий (что противоправно захватывает лицо, помимо его воли, перемещает последнего в другое место) и желает совершить эти действия.

Субъект – вменяемое, физическое лицо, достигшее 14 лет.

Примечание: лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления. Освобождение следует считать добровольным, если оно совершено по собственной инициативе виновного при реальной возможности удерживать потерпевшего (мотивы могут быть различны: жалость, боязнь уголовной ответственности, раскаяние и др.).

Под добровольным освобождением похищенного человека по смыслу закона (примечание к ст.126 УК РФ) понимается такое освобождение, которое не обусловлено невозможностью удерживать похищенного либо выполнением или обещанием выполнить условия, явившиеся целью похищения

Добровольность отсутствует, если:

1. правоохранительным органам или иным лицам стало известно место нахождение похищенного, и предпринимаются меры по его освобождению и виновный это осознаёт;

2. похититель добился своей цели, либо получил обещание на выполнение своих требований (например, получил выкуп) в связи, с чем освободил потерпевшего.

Разграничение со ст. 206 УК (захват заложников).

Похищение из корыстных побуждений отличается от захвата заложника тем, что факт захвата и удержания потерпевшего, а так же предъявляемые требования виновным не афишируются; в тайне содержится место удержания похищенного, требование выкупа адресуется близким либо самому потерпевшему, при этом осуществляется тайно, скрыто от других лиц, а так же органов государственной власти (требования не предъявляются государственным и иным органам и организациям, либо должностным лицам).

НЕЗАКОННОЕ ЛИШЕНИЕ СВОБОДЫ. ЕГО ОТЛИЧИЕ ОТ ПОХИЩЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА

Незаконное лишение свободы (ст. 127 УК РФ) Непосредственный объект преступления– право человека на свободу.

Объективная стороназаключается в незаконном лишении человека свободы, не связанном с его похищением. При незаконном лишении свободы человек не изымается из места своего нахождения, не перемещается в другое место, как это бывает при похищении, но он ограничивается в свободе передвижения в пространстве. Потерпевший удерживается помимо его воли в месте, в котором он находился до лишения свободы.

Обязательный признак объективной стороны преступления – незаконность лишения свободы, под которой понимается отсутствие правовых оснований для лишения человека свободы. Если лишение свободы осуществлено в качестве меры пресечения или при задержании по подозрению в совершении преступления, оно не может рассматриваться как незаконное. Не считается незаконным задержание, произведенное в условиях крайней необходимости или при задержании преступника.

Состав преступленияпо конструкции – формальный, т. е. преступление считается оконченным с момента фактического лишения человека свободы.

Состав, предусмотренный ч. 3 ст. 127 УК РФ,когда речь идет о последствиях в виде смерти потерпевшего или иных тяжких последствий, – материальный.

Субъективная сторона– прямой умысел, в ч. 3 данной статьи предусмотрены две формы вины – умысел в отношении деяния и неосторожность в отношении смерти потерпевшего или иных тяжких последствий. Не имеют значения для квалификации деяния ни цель, ни мотив лишения свободы.

Субъект преступления– физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Похищение человека (ст. 126 УК РФ) Непосредственный объект преступления– свобода человека.

Объективная сторонавыражается в деянии в форме действия, т. е. изъятии человека против его воли из места, где он находится, перемещении его в другое место и удержании против его воли. Похищение может осуществляться любыми способами, но для квалификации преступления они значения не имеют.

Преступление считается оконченнымс момента изъятия потерпевшего и перемещения в другое место. Время, в течение которого он удерживается, для квалификации значения не имеет.

Субъективная сторонахарактеризуется прямым умыслом.

Субъект– физическое вменяемое лицо, достигшее возраста 14 лет.

Лицо освобождается от уголовной ответственности при условии, если оно:

– добровольно освободит похищенного;

– в его действиях не содержится иного состава преступления.

Квалифицирующие признаки ч. 2 и 3 ст. 127 УК РФ совпадают с квалифицирующими признаками ч. 2 и 3 ст. 126 УК РФ, за исключением того, что в ч. 2 ст. 126 УК РФ нет признака совершения деяния из корыстных побуждений и нет указания на угрозу насилием (п. «в», «з» ч. 2).

Отличие похищения человека от незаконного лишения свободысостоит в способе совершения деяния. Похищение всегда предполагает завладение человеком и перемещение его в другое место помимо его воли, где он удерживается. Незаконное лишение свободы не связано с изъятием. Потерпевший по собственной воле приходит в определенное место, где его насильно удерживают.

Законодательство дореволюционной России и зарубежных стран об ответственности за преступления, связанные с похищением человека

Похищение людей уходят своими корнями в историю. Еще в Библии определены понятия этого преступления и мера его наказания: «Тот, кто украдет человека и продаст его, будет предан смерти».

Об уголовных преступлениях, связанных с похищением людей, свидетельствуют и античные мифы Древней Греции. В Древнем Риме были известны факты похищения со времен Республики до правления Юстиниана в VI н.э. Правда, во времена Императора Константина (315г. н.э.) был издан закон, оговаривающий такого рода преступление в контексте того времени: в письмах к Викарию Африки император обвинял преступников в жестокости и выражал сочувствие родственникам жертвы в их страданиях). Он писал, что рабы, осужденные за похищение людей, должны быть отданы на растерзания диким зверям, а свободные люди в независимости от их положения должны быть преданы суду и казнены. Похищения с целью выкупа в те времена практически не встречались, жертвы обычно продавались в рабство.

Римское право причисляло похищение человека с тяжким преступлениям, понимая под ним обращение человека свободного в состояние несвободы.

Можно привести массу примеров из мировой истории о похищениях людей. В 1192 г. австрийский император Генрих VI похитил английского короля Ричарда (Львиное Сердце), когда тот возвращался из 3-го крестового похода. За его освобождение потребовали выкуп размером 150 тысяч марок, и Англия заплатила его в 1194 г.

В середине XIX в. становится массовым такое явление, как похищение африканских негров и продажа их в рабство. Новое слово «черные дрозды» становится популярным. С целью борьбы с работорговлей в 1841 г. в Лондоне заключается международный договор о запрете торговли африканскими неграми между Англией, Францией, Россией, Австрией и Пруссией.

В Китае похищение людей считалось доходным делом. Похищение женщины в гарем, и это было прибыльным бизнесом. Китайские мужчины верили, что для счастья необходимо иметь несколько женщин, и если позволяли денежные средства, они содержали целый гарем жен. Похищали китайцы и русских поданных, и своих сограждан, работающих на русских территориях.

Современном Уголовный кодекс Китая в главе 4 «Преступления против личности и демографических прав граждан» в статье 141 предусматривает ответственность за похищение и продажу людей: лишение свободы на срок до пяти лет, а при отягчающих обстоятельствах — на срок пять и более лет.

Анализ законодательства XVIII — XIX вв. показывает, что большинство уголовных кодексов предусматривали ответственность за похищение человека. Однако закон, прежде всего, защищал интересы «слабой» части общества- женщин и детей. Так, Уголовное уложение Германской Империи в разделе 18 «Преступления и проступки против личной свободы» различало две разновидности похищений. Первая — похищение лица женского пола против воли для: а) принуждения; б) вступление в брак. Наказание в первом случае — заключение в цухтгауз (смирительном доме) на срок до десяти лет, во втором — тюремное заключение. Отдельно предусматривалась ответственность за похищение несовершеннолетней женского пола (№ 237 Уложения) и похищение несовершеннолетних для нищенства либо для корыстных или безнравственные целей или занятий (& 235 Уложения). Вторая разновидность похищения — похищения посредством хитрости, угроз или силы с целью «бросить его (человека) на произвол судьбы или обратить в рабство, в крепостное состояние или же в иностранную военную или морскую службу». Ответственность за такое похищение — наказание цухтгаузом.

В современном уголовном кодексе Германии в разделе 18 «Преступления против личной свободы» полностью сохранились нормы о похищении, содержащиеся в Уголовном уложении Германской Империи, разница только I размере наказания. Так, за похищение с целью поставить человека в беспомощное состояние или продать в рабство ответственность сравнительно невысока — до одного года лишения свободы. Вероятно, потому что в настоящее время такая разновидность похищения не встречается, а норма оставлена в кодексе как дань истории. Наказание увеличивается до трех лет лишения свободы в случае похищения человека с целью вымогательства. Смерть похищенного влечет более суровое наказание — пожизненное заключение или лишение свободы на срок не менее десяти лет.

Давнюю историю имеет похищение людей в Италии. Возник этот вид доходного бизнеса на острове Сардиния и позднее распространился на другие районы п- ва Калабрии (полуостров на юге Италии). Так Уголовное уложение Итальянского королевства от 1 января 1890 г. в главе 3 «О преступлениях против личной свободы» устанавливало наказание в виде заключения сроком от двенадцати до двадцати лет, если кто обратит другое лицо в рабство или поставит его в иные сходные с рабством условия (статья 145 Уложения). В случае похищения человека моложе пятнадцати лет без любострастной цели, нарушения вступить в брак или иных корыстных целей — заключение до одного года. Глава 8 «О преступлениях против добрых нравов и семейного порядка» содержит раздел 2 «О похищении женщин». В нем за похищение женщины с любострастной целью или для бракосочетания предусматривались заключение от шести месяцев до пяти лет; за похищение с той же целью совершеннолетней или замужней женщины — от трех до семи лет.

Это интересно:  Официальный документ в уголовном праве РФ понятие и признаки

В настоящее время Италия — одна из стран, где широко распространено похищение людей. Жертвами похищений, как правило, становятся богатые люди. Действия итальянских похитителей отличается невероятной жестокостью. Нередко по почте присылают отрезанные уши, пальцы похищенных, желая ускорить получение выкупа. Для того чтобы вернуть похищенных живыми, правительства платили выкупы, давали свободу политическим заключенным, создавали новые законы, новые силы полиции и армии.

Современный Уголовный кодекс Италии в разделе 8 «О преступлениях против собственности», в главе 1 «О преступлениях против собственности совершаемых с применением насилия к лицам» содержит статья 630 «Насильственно похищение лица с целью вымогательства», которая гласит: «Каждый, кто похищает человека с целью получения для себя или других незаконной прибыли, являющейся ценой освобождения, наказывается заточением от 2- до 30 лет; если результатом похищения является смерть похищенного как последствие, не входящее в преступный замысел, то обвиняемый наказывается заточением до 30 лет; если обвиняемый убивает похищенного, то применяется наказание каторгой». Закон также предусматривает ответственность соучастников, ответственность за наступление смерти похищенного после освобождения.

Похищение людей были распространены и во Франции. Действовавший во Франции Уголовный кодекс 1810г. различал следующие виды похищения: а) похищение ребенка; б) похищение несовершеннолетних; в) похищение с согласия похищаемой, не достигшей шестнадцатилетнего возраста; г) похищение против воли похищаемой, не достигшей шестнадцатилетнего возраста. Законы были чрезвычайно строги и имели единственную цель — воспрепятствовать неравным бракам. Так, суд г. Арраса признал гражданина Дерюжи уличенным в похищении 18 февраля 1774 г. девицы Ферко и приговорил его к смертной казни.

В 1992 г. Президент Франции утвердил четыре закона, ранее принятые Национальным Собранием Франции и Сенатом, которые стали новым Уголовным кодексом и сменили наполеоновский Уголовный кодекс 1810 г.

Современный Уголовный кодекс Франции в главе 4 «О посягательствах на свободу человека» в статье 224 отдела 1 «О похищении и незаконном удержании» содержит описание таких видов незаконного лишения свободы, как незаконный арест, похищение, содержание в заключении, незаконное удержание в закрытом помещении, устанавливая за них одинаковое наказание — 20 лет тюремного заключения с обязательным трудом. При этом законодатель сформулировал состав данного преступления таким образом, чтобы похитители были вынуждены заботиться о своих жертвах. Наказание увеличивается: до 30 лет заточения в случаях ненасильственного причинения потерпевшему хронического заболевания или увечий (статья 224-2), совершения деяния организованной бандой, в отношении нескольких лиц (статья 224) и до пожизненного лишения свободы в случаях применения попыток или смерти.

В уголовной кодексе Республики Куба (статья 179) дано описание единого состава лишения свободы (неправомерное или неосновательное лишение человека личной свободы, в том числе посредством ареста) без какого-либо разграничения на собственно незаконное лишение свободы, похищения человека и захват в качестве заложника. Наказание за указанное преступление ожесточается вдвое при наличии целей наживы или мести, в случаях причинения тяжкого вреда здоровью, достоинству или имуществу потерпевшего, лишения свободы государственного служащего или лица моложе 16 лет. Более суровое наказание назначается в случае смерти лишенного свободы, наступившей по небрежности виновного. Рассматриваемая норма содержит правило, при котором наказание уменьшается (за исключением последнего случая) примерно в два раза при добровольном освобождении виновным потерпевшего в течение первых трех дней совершение преступления без причинения вреда и без достижения преступной цели.

В Уголовном кодексе Швеции глава «Преступления против свобод и общественного порядка», говорится: если кто-либо захватывает и уводит или лишает свободы ребенка либо кого-нибудь другого с целью нанесения телесных повреждений, вреда здоровью либо понуждение к работе или с целью вымогательства, то виновный должен быть приговорен за содеянное к тюремному заключению на фиксированный срок от четырех до десяти лет или пожизненно.

В Уголовном кодексе Австрии в главе 3 «Преступления против свободы» также предусмотрена ответственность за похищение человека. Например, глава «Похищение безвольной или беззащитной женщины» устанавливает ответственность за похищение душевнобольной или находящейся в состоянии, не способной оказывать сопротивление, с целью развратных действий. Наказание — лишения свободы от 6 месяцев до 5 лет. Аналогичное наказание содержат санкции норм о похищении несовершеннолетних с целью развратных действий.

Глава Уголовного кодекса Австрии — «Похищение с целью шантажа» — предусматривает ответственность от 10 до 20 лет лишения свободы за похищение без согласия похищаемого с применением силы или путем угрозы. Такое же наказание назначается за похищение несовершеннолетних и душевнобольных с целью принуждения третьего лица к определенным действиям. Похищение со смертельным исходом наказывается лишением свободы сроком от 10 до 20 лет или пожизненным. В случае возвращения похищенного без серьезных последствий наказанием будет лишение свободы сроком от 6 месяцев до 5 лет.

Как и большинство традиционных, общеуголовных преступлений (убийства, изнасилования, кражи, грабежи, разбои), похищение человека имеет длительную историю развития в России, уходит корнями в глубину веков. На различных исторических этапах оно не оставалось неизменным, одинаковым и развивалось с разной интенсивностью, о чем свидетельствует Российское уголовное законодательство с момента его возникновения. Например, «Русская Правда» в число преступлений против семейного права и нравственности включала похищение девиц.

Существовали и квалифицированные виды похищения людей. Таковыми признавались неоднократные похищения, а также похищения людей, совершаемые на конях («коневая татьба»). За них устанавливалось самое строгое наказание: виновный предавался смертной казни, а его имущество переходило князю. Аналогичные посягательства и наказания за их совершение предусматривали Новгородская, Псковская, Двинская судные грамоты. Первые кодексы «Судебники» 1497 г. (статья 9) и 1550 г. (статья 61) — устанавливали смертную казнь за «коневую татьбу» — кражу холопов. Холоп считался наиболее ценным имуществом.

В то же время за похищение татар, калмыков и других «инородцев» взыскивался только штраф. Только впоследствии был принят Указ, который не проводил различий между кражей людей разных национальностей.

Соборным Сложением царя Алексея Михайловича (1649 г.) начинается новый период истории уголовного законодательства. Впервые обычаи и судебная практика перестали применяться в качестве источников права. Уложение предусматривало смертную казнь за похищение женщин и младенцев, относя это преступление к нарушению прав личности. Покушение на целомудрие женщины и похищение ее из дома каралось смертной казнь, а люди, которые вместо того, чтобы защищать свою госпожу, оказывали преступникам помощь, тоже подвергались смертной казни.

Воинский артикул 1715г., в главе 21 «О зажигании, грабительстве и воровстве» устанавливал: Ежели кто человека украдет и продаст, оному надлежит, ежели докажется, голову отсечь.

В 1750 г. императрица Елизавета специальным указом внесла в Соборное Уложение 1649 г. статью о краже младенца, за которую виновного лишали прав состояния и наказывали кнутом. Указом императора Павла I от З1 июля 1799. к этим видам наказания был добавлен еще один — ссылка на каторжные работы. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных подразумевало под похищением физический захват личности и в зависимости от целей квалифицировало его как работорговлю, сокрытие или изменение происхождения младенца и похищение женщин. Похищение взрослых, в свою очередь, рассматривалось в различных аспектах. Во-первых, как преступления против семейного союза: а) похищение незамужней (вдовы) с ее согласия с целью вступления с нею в брак, вопреки воле родителей — наказание для похитителя — тюремное заключение на два-четыре месяца, для похищенной — монастырь на тот же срок или уединенная жизнь в доме родителей); б) похищение замужней женщины с ее согласия с целью прелюбодеяния. Во-вторых, гак преступление против свободы. В-третьих, как приготовление к другому преступлению, а) похищение незамужней для вступления с нею в брак против ее воли; б) похищение с целью обольщения; в) похищения с целью изнасилования.

Реформа уголовных законов 1832 г. еще более усилила наказание за кражу людей, проводя каких-либо различий по национальному или религиозному признаку. Таким образом, в древнерусском государстве, а также в период образования и укрепления Русского централизованного государства, во времена абсолютизма люди похищались главным образом как чужая собственность с целью присвоения для выполнения различных работ или же для последующей продажи и наживы от такой сделки. С развитием общественных отношений содержание этого вида преступлений видоизменилось (особенно после отмены крепостного права в России в 1861 г.).

Анализ норм Уложения 1845 г. позволяет выделить следующие виды похищения чело века. Во-первых, это рассматриваемые в разделе «О преступлениях и проступках против законов о состояниях собственно похищения человека. Законы предусматривали как простые, так и квалифицированные его виды. Квалифицированным считалось «похищение и подмена младенца с намерением скрыть его настоящее происхождения или состояние». Санкции за это преступления предусматривали наказание в виде лишения всех прав состояния и ссылку на каторжные работы от 4 до 6 лет. Примечательно, что подобное наказание могло быть назначено только за похищение детей, принадлежащих к господствующему классу. За похищение же ребенка простого происхождения санкция была в три раза меньше. Во-вторых, это были похищения людей, включенные в раздел «О преступлениях против жизни, здоровья, свободы и чести частных лиц». Данные преступления характеризовались такой целью, как «похищение женщины или девицы с намерением изнасиловать ее».

Предусматривался и ряд квалифицирующих признаков: похищение замужних жени ин, совершенные «насильственно для лишения чести» для вступления с похитителем или другим лицом в противозаконный брак, а также «похищение с согласия замужней женщины». Согласно положению похищение и продажа в рабство лиц, состоящих в подданстве России или находящиеся под ее покровительством, а также участие в торговле африканскими неграми квалифицировались как преступление. В уголовном Уложении 1903 г. нормы, предусматривающие наказание за похищение людей получили развитие. Большей частью они касались объективных и субъективных сторон рассматриваемого преступления. Например, закон выделял разновидности посягательства на свободу ребенка: похищение сокрытое, подмена, невозвращение, несмотря на незаконное требование родителей. В статье 502 Уголовного Уложения указывались мотивы и цели похищения: «нищенство или иное безнравственное занятие», «с корыстной целью», «с намерением лишить ребенка прав его состояния». Законодатель отмечал и такие признаки субъективной стороны, как похищение с целью «учинения непотребностей», для «употребления во зло ее невиновности». В условиях капитализма резко возросла корыстная мотивация при похищениях.

Похищения людей не были исключениями, и после революции 1917 г. По крайней мере, Уголовный кодекс РСФСР (далее УК РСФСР) 1922 г. предусматривал уголовную ответственность за похищение, сокрытие или подмену чужого ребенка с корыстной целью из мести или иных личных соображений. По данным ЦСУ РСФСР, в 1928 г. по статье 149 УК РСФСР 1926 г. было зарегистрировано всего 19 случаев похищения, сокрытия и подмены ребенка. Мотивами преступлений чаще всего были получение незначительного выкупа, завладение вещами, использование для попрошайничества. Кроме того, похищение людей, как правило, является одним из элементов организованной преступности. В условиях же тоталитарного государства существование организованной преступности в ее нынешнем понимании было крайне затруднено. Однако дети продолжали оставаться объектом насильственно-корыстных посягательств. Их похищали для присвоения и воспитания, участие в бродяжничестве и попрошайничестве, ради мести, как объект сексуальных посягательств и другое. УК РСФСР 1960 г. не содержал специальной нормы, предусматривающей уголовную ответственность за похищения человека, но статье 125 УКРСФСР 1960 г., устанавливала наказание за похищение или подмену ребенка. Объективную сторону данного преступления составляли действия, направленные на тайное или открытое похищение чужого ребенка. Кроме указанных двух способов (тайный и открытый) преступление могло быть совершенно и путем обмана и злоупотребления доверием. В качестве самостоятельного вида похищения ребенка закон выделял и подмену его, то есть умышленную замену одного ребенка другим. Потерпевшим от такого преступления могло быть только лицо, не достигшее 14 лет. Исключительно редкие случаи похищения взрослого человека следственная и судебная практика того времени рассматривала как незаконное лишение свободы (статья 126 УК РСФСР).

Только в связи со значительным распространение в обществе таких особо опасных деяний законодатель был вынужден в 1993 г. внести в действующий уголовный закон норму, устанавливающую уголовную ответственность за похищение человека (125-1 УК РСФСР).

Необходимо отметить, что похищение несовершеннолетних по своим последствиям являются наиболее тяжелыми, поскольку психическому воздействию подергаются не только родители, но и дети, вынужденные находится в условиях изоляции, в обществе незнакомых людей, которые зачастую грубо обходятся с ними. Нередко после освобождения и родители, и дети обращались к помощи психологов и психиатров. Похищение людей, распространившееся в последние годы в России, совершаются чаще всего из корыстных побуждений. Сегодня можно с уверенностью сказать, что похищения людей в России, особенно в Северокавказском регионе, имеют особую «окраску»

организованной преступной деятельности, отличается применением необычных способов, взятых из опыта международного терроризма. Именно высокая степень общественной опасности указанных деяний, а также их размах привела к необходимости рассмотрения исторического аспекта данных преступлений, что позволяет лучше понять природу похищения человека, выявить не только его правовую, но и психологическую сторону.

Статья написана по материалам сайтов: cyberleninka.ru, student.zoomru.ru, studfiles.net, vuzlit.ru.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий