Преступление против государственной власти « Уголовный юрист

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Абуталипов А. Р., Илиджев А. А.

Статья посвящена исследованию проблем определения юридической природы преступлений против порядка управления. В работе глубокому анализу подвергается генезис развития законодательства о преступлениях против порядка управления в отечественном уголовном праве, определяется их место и значение в системе Особенной части УК РФ. В исследовании обосновывается необходимость выделения в уголовном законе такой категории, как « интересы органов управления »

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Абуталипов А.Р., Илиджев А.А.,

Текст научной работы на тему «К вопросу о юридической природе преступлений против порядка управления в уголовном праве России»

Казанского юридического института МВД России

кандидат педагогических наук, доцент

кандидат юридических наук, доцент (КЮИ МВД России)

к вопросу о юридическом природе преступлении против порядка управления в уголовном праве России

Статья посвящена исследованию проблем определения юридической природы преступлений против порядка управления. В работе глубокому анализу подвергается генезис развития законодательства о преступлениях против порядка управления в отечественном уголовном праве, определяется их место и значение в системе Особенной части УК РФ. В исследовании обосновывается необходимость выделения в уголовном законе такой категории, как «интересы органов управления».

Ключевые слова: интересы органов управления, преступления против государственной власти, уголовно-правовая политика, характер и степень общественной опасности, представитель власти.

В теории уголовного права преступления против порядка управления относятся к наименее исследованной группе общественно опасных деяний. В какой-то степени не столь активный интерес ученых к этой группе преступлений можно объяснить ролью данных составов, которую они выполняют в системе Особенной части УК РФ. Стоит отметить, что в Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 года, утвержденной распоряжением Правительства РФ от 17 ноября 2008 № 1662-р, обеспечение эффективности органов государственного управления, в том числе и правоохранительной направленности, определяется в качестве одного из приоритетных направлений развития институциональной среды, необходимой для инновационного социально-ориентированного типа развития государства.[1] Полноценная реализация положений указанной Концепции может быть обеспечена, в том числе, и с помощью уголовно-правовой охраны интересов органов управления.

В соответствии с Конституцией РФ государственная власть осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Кроме этого, признается и гарантируется местное самоуправление. Эффективная, отвечающая современным требованиям деятельность органов власти и местного самоуправления является залогом формирования правового государства, соблюдения прав и интересов граждан, успешного решения задач, стоящих перед обществом.[2] Интересы органов управления как объект уголовно-правовой охраны являются разновидностью государственных интересов, т.е. имеют публично-правовую природу, обусловленную социальными потребностями, по отношению к которым государство в лице его органов может и должно выступать как гарант. По отношению к посягательствам на порядок управления интересы государственной власти учитываются и охраняются только как интегрированные в публично-правовую форму и, соответственно, не могут противоречить друг другу. Это обстоятельство

исключает возможность противостояния интересов.

Нормальная деятельность органов государственной власти и местного самоуправления, должна пониматься как складывающиеся между органами управления и гражданами отношения по поводу осуществления указанными органами распорядительных и административных функций строго в рамках закона, а со стороны граждан — подчиненности, обязательности исполнения и соблюдения законных решений и требований данных органов. Посягательства на порядок управления не только нарушают нормальную деятельность органов власти и управления, но и подрывают авторитет власти и ее представителей в глазах общественности, что в современной России и так вызывает особую озабоченность. К тому же подобного рода деяния нередко ставят под угрозу причинения вреда личную безопасность представителей власти, их жизнь, здоровье, честь и достоинство, а также соответствующие блага их близких. Как нам представляется, государство, наделяя свой «аппарат» большими правами по сравнению с обычными гражданами, предъявляет к ним и более высокие требования, вплоть до привлечения в случаях нарушения законов к уголовной ответственности. В данном случае следует особо подчеркнуть, что законодатель проводит последовательную, взвешенную уголовно-правовую политику при регламентации ответственности преступлений против интересов органов управления. С одной стороны, при выполнении должностными лицами своих служебных обязанностей они обеспечиваются усиленной охраной, в том числе и применением к лицам, препятствующим такой деятельности, суровых мер ответственности. Последствия посягательств на порядок управления непосредственно определяют степень их общественной опасности. Формальная конструкция большинства составов преступлений, предусмотренных гл.32 УК РФ, вызвана вероятностным характером таких последствий, проблемами установления их конкретных проявлений и причинно-следственной связи с совершае-

мыми деяниями, особенно применительно к интересам органов управления в целом. В то же время их учет должен иметь принципиальное значение для криминализации. О повышенной степени общественной опасности преступлений данной группы свидетельствует сравнительный анализ санкций некоторых статей Особенной части. Так, за совершение преступления, предусмотренного ст.317 УК РФ, минимальное наказание составляет двенадцать лет лишения свободы, в то время как в санкции ч.2. ст.105 УК РФ минимальная планка занижена и равна 8 годам лишения свободы. Устанавливая суровые меры ответственности за посягательства на порядок управления, законодатель тем самым стремится обеспечить властным отношениям, складывающимся между управляющими субъектами (должностными лицами, органами управления) и управляемыми (гражданами и организациями), режим наибольшего благоприятствования в целях их нормальной реализации. С другой стороны, УК РФ в некоторых случаях ужесточает ответственность и самих сотрудников государственного аппарата. Подтверждением этому может служить введение Федеральным Законом от 22.07.2010 г. № 155-ФЗ п. «о» в статью 63 УК РФ, [3] относящую совершение умышленного преступления сотрудником органа внутренних дел к обстоятельствам, отягчающим наказание, что, на наш взгляд, имеет двоякое значение. С одной стороны эта новелла достаточно обоснованна и актуальна, однако в то же время законодательная интерпретация данного положения является весьма дискуссионной в части необоснованного сужения круга лиц, подпадающих под данное обстоятельство, до сотрудника органа внутренних дел, исключив при этом из их числа представителей других правоохранительных органов.

В теории отечественного уголовного права на протяжении длительного периода времени отсутствует ясное понимание юридической природы преступлений против порядка управления. Хотя стоить отметить, что исторически нормы о преступлениях против порядка управления были известны уголовному законодательству Российской

Казанского юридического института МВД России

империи уже в конце XIX века и некоторым более ранним памятникам русского права. Так, Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. содержало специальный раздел четвертый О преступлениях и проступках против порядка управления». В более поздних источниках уголовного права России, в том числе и Советского периода, например, УК 1922 и 1926 гг., несмотря на выделение специальной главы о преступлениях против порядка управления, круг деяний, относимых законодателем к числу соответствующих преступлений, по-прежнему был неоднороден, и они существенно различались по объективным и субъективным характеристикам. В советское время преступления против порядка управления в системе Особенной части впервые появились в Уголовном кодексе 1922 г., который относил эти преступления к государственным. Глава I «Государственные преступления» состояла из двух разделов: «О контрреволюционных преступлениях» и «О преступлениях против порядка управления». Во втором разделе Кодекса помещались преступления, которые весьма существенно отличались друг от друга по уровню общественной опасности и впоследствии были предусмотрены в других главах уголовных кодексов 1926 и 1960 гг. В теории отечественного уголовного права обоснованно отмечалось, что сосредоточие в главе «О преступлениях против порядка управления» столь различных по характеру и степени общественной опасности деяний свидетельствовало о том, что у законодателя этого периода отсутствовало достаточно ясное представление о порядке управления как родовом объекте охраны и, соответственно, о круге деяний, подлежащих включению в эту группу.[4]

С принятием УК РФ 1996 г. количество статей, устанавливающих уголовную ответственность за преступления против порядка управления, существенно увеличилось. В некотором смысле это явилось отражением общей тенденции развития уголовного законодательства советского периода и «молодого» уголовного закона современной России, при которой глава о преступлениях против

порядка управления выполняла роль своеобразного резервуара. И в настоящее время, как справедливо отмечает Н.А. Егиазарян, указанные части уголовного закона рассматриваются как резервный накопитель для составов с неопределенным статусом. [5] Действительно, как нам представляется, в эту главу помещены нормы о тех преступлениях, объект посягательства которых первоначально однозначно не был определен, и поэтому точное место этих норм в системе Особенной части УК не было найдено.

В науке уголовного права злободневными и дискуссионными продолжают оставаться вопросы общего понятия родового и видового объекта преступления, а также некоторые правовые признаки отдельных составов преступлений против порядка управления, например, организация незаконной миграции, посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа, приобретение или сбыт официальных документов и государственных наград. С гносеологической точки зрения, в доктрине российского уголовного права отсутствует системный подход к пониманию и научному осмыслению преступлений данного рода. Такое «положение дел» в теории, в частности, приводит к тому, что нормы о преступлениях против порядка управления недостаточно кодифицированы, их технико-юридическое оформление, последовательность уголовно-правовой регламентации смежных составов преступлений не отличаются необходимой четкостью.

В этом смысле совершенно обоснованной представляется позиция И.В. Дворян-скова относительно сущностного подхода к структуре и построению родового объекта преступлений против порядка управления в УК РФ. Как справедливо отмечает И.В. Дворянсков, существует непоследовательность в построении раздела X УК РФ «Преступления против государственной власти». В первых двух его главах законодатель, очевидно, имеет в виду сущностные стороны объекта (интересы), в третьей — один из видов судебной деятельности (правосудие), в четвертой — функции государства (управление).[6] Мы полностью со-

гласны с ним, что в данном случае нарушено соотношение общего и частного. Общим выступают основы конституционного строя и безопасности государства. Необходимо признать, что их уголовно-правовая защита и соответствующая кодификация отражает основной государственный интерес, они интегрируют все фундаментальные основы власти. После этого необходимо конкретизировать соответствующие государственно-правовые интересы. В качестве охраняемого блага в главе 32 УК РФ по существу выступают интересы органов управления.

Выделение такой категории, как «интересы органов управления», в теории уголовного права позволяет формировать системную основу объекта уголовно-правовой охраны, отражать при моделировании объекта охраны не разрозненные проявления организации и функционирования органов управления, а целый комплекс общественных отношений, формирующихся по поводу реализации исполнительной власти. Выделение указанной категории поможет теоретически обосновать и использовать весь потенциал уголовного права для обеспечения эффективной деятельности органов управления и рассматривать объект уголовно-правовой охраны в рамках гл.32 УК

РФ в аксиологическом аспекте, а также способствовать интеграции группы преступлений против интересов органов управления в раздел X УК РФ, конструктивным признаком которого являются интересы государственной власти. При этом государственное управление необходимо понимать как специальный вид государственной деятельности, заключающейся в информационном, организационном и охранительном воздействии субъектов управления на коллективное и общественное поведение, обеспеченном силой государственного принуждения и выражающемся в государственно-властных отношениях. В целом интересы государственной власти имеют характер концептуального уголовно-правового признака, который объединяет все главы в разделе X.

Таким образом, преступления против порядка управления можно определить как совершаемые физическими (частными) лицами умышленные общественно-опасные деяния, причиняющие вред или ставящие под угрозу причинения вреда общественным отношениям (интересам) в сфере реализации органами исполнительной власти и местного самоуправления государственно-властных функций.

1. См.: Распоряжение Правительства РФ от 17 ноября 2008 № 1662-р «Об утверждении концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 года». Электронный ресурс: RG.RU. Дата обращения: 27.10.2013.

2. См.: Курс уголовного права. Особенная часть. Том 5/ под ред. Г.Н. Борзенкова и В.С. Комиссарова. М.: Зерцало, 2002. С.208.

3. СПС «Гарант». Электронный ресурс: http://base.garant.ru/

Это интересно:  Ст. 294 УК РФ: воспрепятствование осуществлению правосудия

4. См.: Курс советского уголовного права (часть Особенная). Т. 4. Л.: ЛГУ, 1978. С.399.

5. Егиазарян Н.А. Преступления против порядка управления в уголовном праве Армении и России (сравнительно-правовое исследование): автореф. дис. канд. юрид. наук. М., 2013. С.4.

6. Дворянсков И.В. Концептуальные основы уголовно-правовой охраны интересов судебной власти: автореф. дис. докт. юрид. наук. М., 2013. С.14.

Раздел X. Преступления против государственной власти

Глава 29. Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства

Статья 275. Государственная измена

Государственная измена, то есть совершенные гражданином Российской Федерации шпионаж, выдача иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям сведений, составляющих государственную тайну, доверенную лицу или ставшую известной ему по службе, работе, учебе или в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, либо оказание финансовой, материально- технической, консультационной или иной помощи иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям в деятельности, направленной против безопасности Российской Федерации (в ред. Федерального закона от 12.11.2012 № 190-ФЗ), –

наказывается лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет (в ред. Федеральных законов от 08.12.2003 № 162-ФЗ, от 27.12.2009 № 377-ФЗ).

Примечание. Лицо, совершившее преступления, предусмотренные настоящей статьей, а также статьями 276 и 278 настоящего Кодекса, освобождается от уголовной ответственности, если оно добровольным и своевременным сообщением органам власти или иным образом способствовало предотвращению дальнейшего ущерба интересам Российской Федерации и если в его действиях нс содержится иного состава преступления.

1. Конституция закрепляет суверенную государственность России, целостность и неприкосновенность ее территории в качестве одной из основ конституционного строя (преамбула, ч. 1 и 3 ст. 4). Органы государственной власти в пределах своих полномочий осуществляют предусмотренные Конституцией и федеральными законами меры по охране суверенитета РФ, ее независимости и государственной целостности, обеспечению обороны страны и безопасности государства (ст. 71, 80, 82, 83, 87, 114 и др. Конституции).

Гарантированные в ст. 29 Конституции свобода мысли и слова, право каждого свободно искать, получать, передавать производить и распространять информацию могут осуществляться любым законным способом. Эти права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом в той мере, в какой .это необходимо, в частности, в целях обеспечения обороны страны и безопасности государства. Указанные положения определяют конституционно-правовые основания гл. 29 УК.

Повышенная степень общественной опасности государственной измены обусловлена в первую очередь участием в совершении преступления наряду со специальным субъектом (гражданином России, в том числе бипатрида) иностранного государства или международной либо иностранной организации, которые всеми доступными им средствами способствуют нанесению ущерба безопасности России. Совершение данного преступления гражданином Российской Федерации совместно с зарубежными представителями затрудняет противодействие такой деятельности, поскольку от государства требуется затрата большего количества ресурсов. В немалой мере на степень общественной опасности влияет и отсутствие возможности применения национального законодательства в отношении иностранных субъектов и членов их семей, обладающих дипломатическим статусом.

По общему правилу в соответствии с ч. 5 ст. 15 УК преступление относится к категории особо тяжких преступлений, а также тяжких преступлений в том случае, если судом применены правила ч. 6 ст. 15 УК и назначенное осужденному наказание не превысило семи лет лишения свободы.

3. Объектом государственной измены являются общественные отношения, которые складываются в связи с осуществлением деятельности Российской Федерации по обеспечению своей безопасности, характеризующейся охраной конституционного строя, суверенитета, территориальной целостностью государства.

Суверенитет Российской Федерации по смыслу ст. 3, 4, 5, 67 и 79 Конституции представляет собой верховенство, независимость и самостоятельность государственной власти, полноту законодательной, исполнительной и судебной власти государства на его территории и независимость в международном общении и представляет собой необходимый качественный признак Российской Федерации как государства, характеризующий ее конституционно-правовой статус [1] .

Территориальная целостность представляет собой определенные условия, при которых возможен суверенитет государства, в соответствии с которым Российская Федерация гарантирует неизменный статус своих территорий, возлагает на себя обязанности по охране этой целостности от внешних и внутренних угроз, способных нарушить территориальное единство страны.

Обороноспособность Российской Федерации является ключевым фактором военной безопасности страны, предполагает наличие всех необходимых средств и механизмов для эффективного отражения реальных угроз и противодействию потенциальным.

4. Субъект государственной измены специальный, им является гражданин Российской Федерации, достигший 16 лет. При этом субъектом выдачи государственной тайны выступает только носитель этой тайны: лицо, которому сведения доверены или стали известны по службе (работе), учебе или в иных случаях и на котором лежит обязанность по их неразглашению, либо лицо, оказывающее финансовую, материально-техническую, консультативную или иную помощь иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям в деятельности, направленной против безопасности РФ.

При этом иностранные граждане или лица без гражданства не являются субъектами данного преступления и не могут привлекаться к уголовной ответственности как исполнители, при этом уголовная ответственность по данной статье может наступить в случае наличия в их действиях одного из видов соучастия (ст. 33 УК). За шпионаж, совершенный иностранным гражданином или лицом без гражданства, ответственность наступает по ст. 276 УК.

5. С объективной стороны состав государственной измены сконструирован как формальный, что не предполагает наступление каких-либо общественноопасных последствий и может совершаться одним из способов, исчерпывающе определенных в законе: в форме шпионажа, выдачи государственной тайны или ином оказании помощи иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности РФ.

Так, старший научный сотрудник одного из учреждений Ф. имел доступ к секретным и совершенно секретным сведениям, составляющим государственную тайну. Будучи осведомленным о проявляемом иностранными спецслужбами интересе к тематике решаемых его учреждением вопросов, в поисках источников получения иностранной валюты для последующего выезда на постоянное жительство за границу, Ф. вошел в контакт с сотрудником посольской резидентуры ЦРУ, работавшим под прикрытием дипломатической должности. Проинформировав его о своих возможностях, Ф. получил от него официальное предложение о сотрудничестве. Выразив согласие, Ф. на одной из конспиративных встреч передал представителю иностранной разведки собранные им секретные и особо секретные сведения об интересовавшем иностранную разведку изделии и направлениях его дальнейшей разработки. Тогда же Ф. получил присвоенный ему оперативный псевдоним, инструкции об условиях и порядке связи, а также денежное вознаграждение. Действия Ф. квалифицированы по комментируемой статье как государственная измена в формах шпионажа и выдачи иностранному государству сведений, составляющих государственную тайну в ущерб безопасности РФ [2] .

В УК РСФСР ранее были предусмотрены семь форм измены, в том числе переход на сторону врага, бегство за границу или отказ возвратиться из-за границы, заговор с целью захвата власти. Такие формы государственной измены в настоящее время с учетом правовых позиций КС РФ, высказанных им в своих решениях, признаны противоречащими Конституции [3] .

Под финансовой помощью следует понимать передачу денежных средств, ценных бумаг, драгоценных металлов, драгоценных камней или иных ликвидных объектов материального мира, отчуждение нематериальных активов, незаконное предоставление преференций в кредитных, налоговых и других организациях, а также другие действия, способствующие укреплению финансового положения иностранного государства, международной либо иностранной организации или их представителей, деятельность которых направлена против безопасности РФ.

Материально-техническая помощь представляет собой удовлетворение потребностей иностранного государства, международной либо иностранной организации или иных представителей в материалах и технических ресурсах. Она может заключаться в планировании, обеспечении материалами, деталями, изделиями, транспортными средствами, дорожными и строительными машинами, инструментом, схемами и чертежами и ряде других действий в целях, направленных против безопасности РФ.

Под консультационной помощью следует понимать предоставление советов, подсказок, разработку финансовых схем, разработку планов и другие действия, осуществляемые в интересах иностранного государства, иностранной либо международной организации или их представителей.

6. Предметом государственной измены является любая информация, предоставленная иностранным представителям, которой они в состоянии воспользоваться с целью причинения ущерба безопасности РФ [4] .

В целях защиты безопасности государство относит те или иные сведения в области военной, экономической и других видов деятельности к государственной тайне. В связи с этим ч. 4 ст. 29 Конституции предусмотрено, что перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом. Государство вправе также определять средства и способы охраны государственной тайны, в том числе устанавливать уголовную ответственность за ее разглашение и выдачу иностранному государству. В силу указанной конституционной нормы уголовная ответственность за выдачу государственной тайны иностранному государству правомерна лишь при условии, что перечень сведений, составляющих государственную тайну, содержится в официально опубликованном для всеобщего сведения федеральном законе. Правоприменительное решение, включая приговор суда, не может основываться на неопубликованном нормативном правовом акте, что вытекает из ч. 3 ст. 15 Конституции [5] .

7. Государственная измена в форме выдачи государственной тайны выражается в том, что передаются сведения, составляющие государственную тайну, иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям специальным субъектом – гражданином Российской Федерации, которому эти сведения были доверены по службе, работе, учебе или в иных случаях.

Государственная тайна – это защищаемые в государстве сведения в области его военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб безопасности РФ (ст. 2 указанного Закона). Государственную тайну составляют сведения строго ограниченных областей жизни и деятельности любого государства (военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной, оперативно-розыскной); они содержатся в материальных объектах, в том числе в физических полях в виде символов, образов, сигналов, технических решений и процессов; эти сведения подлежат засекречиванию и в Российской Федерации имеют три уровня защиты: «особой важности», «совершенно секретно», «секретно» [6] . Допуск к этим сведениям ограничен; за противоправное разглашение государственной тайны наступает уголовная ответственность.

Выдача тайны считается оконченной (независимо от способа выдачи) с момента, когда рассматриваемые сведения (как предмет преступления) становятся достоянием иностранного государства, международной либо иностранной организации или их представителей, независимо от их принадлежности к иностранной разведке.

В отличие от шпионажа государственную измену в форме выдачи образуют выдача только той информации, которая входит число сведений о государственной тайне.

Разглашение государственной тайны при отсутствии признаков государственной измены подлежит квалификации по ст. 283 УК.

Государственная измена окончена с момента передачи иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям сведений, составляющих государственную тайну, либо собирания, похищения или хранения этих же сведений для передачи указанным адресатам, а также с момента передачи или собирания иных сведений по заданию иностранной или международной разведывательной службы (подробнее см. коммент, к ст. 276).

Собирание иных сведений без задания иностранной или международной разведывательной службы не образует государственной измены. Для граждан Российской Федерации собирание таких сведений с целью их дальнейшей передачи указанным адресатам образует приготовление к государственной измене в форме оказания помощи иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб безопасности РФ.

9. Шпионаж и выдача представляют собой конкретизацию способов оказания помощи иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям. Именно последняя форма составляет содержание и направленность государственной измены.

Общим для всех способов государственной измены является адресат, проводящий враждебную деятельность, и наличие гражданина Российской Федерации, который оказывает помощь в деятельности в ущерб безопасности РФ.

Иное оказание помощи названным адресатам может осуществляться по заданию или по собственной инициативе. Оно может проявляться в вербовке гражданина России в качестве агента иностранного государства, международной либо иностранной организации или их представителей, в создании различных организаций, направленных в вовлечение России в вооруженные конфликты, в действиях, направленных на вмешательство в дипломатические отношения России с другими странами в целях их ухудшения или разрыва.

Рассматриваемая форма государственной измены окончена с момента фактического оказания помощи иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям в указанных в норме целях.

10. Действия, предусмотренные комментируемой статьей, должны быть направлены исключительно против безопасности РФ. При этом необходимо иметь в виду, что разглашение государственной тайны дружественным международным организациям (их представителям), в которых Российская Федерация имеет членство (ООН, ОДКБ, СНГ, ШОС и т.д.), также образует состав данного преступления.

Это интересно:  Ст 145 УПК РФ: результат рассмотрения сообщения о преступлении

11. Государственная измена может быть совершена только с прямым умыслом, а собирание сведений, составляющих государственную тайну, должно преследовать цель передачи собранных сведений адресатам шпионажа. При этом, исходя из принципа субъективного вменения (см. ст. 5 УК), лицо должно осознавать характер собираемых или выдаваемых сведений, адресата, которому они предназначены, и желать передать именно эти сведения именно этому адресату. При ином оказании помощи необходимо осознание, что помощь оказывается в осуществлении деятельности, проводимой иностранным государством, международной либо иностранной организацией или их представителями в ущерб внешней безопасности РФ. Корыстные либо иные мотивы действий субъекта преступления влияния на целеполучение и квалификацию не оказывают.

12. Возможные материальные последствия государственной измены находятся за пределами состава преступления и могут быть вменены лицу по правилам совокупности преступлений лишь при наличии к тому объективных и субъективных оснований (см. ст. 5, 8, 17 УК).

13. В Примеч, к комментируемой статье предусмотрено специальное основание освобождения от уголовной ответственности (поощрительная норма) за некоторые преступления против основ конституционного строя и безопасности государства.

Лицо, совершившее государственную измену, а также шпионаж, насильственный захват власти или насильственное удержание власти, освобождается от ответственности, если оно способствовало предотвращению дальнейшего ущерба интересам России и в его действиях не содержится иного состава преступления.

Способствовать предотвращению дальнейшего ущерба лицо может добровольным и своевременным сообщением органам власти о совершенной государственной измене либо иным образом. Закон не ограничивает формы предотвращения ущерба, а делает акцент на том, чтобы тот или иной способ был направлен на предотвращение ущерба интересам РФ. Разрешение указанного оценочного вопроса принадлежит правоприменителю, в том числе суду.

  • [1] Постановление КС РФ от 07.06.2000 № 10-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Конституции Республики Алтай и Федерального закона “Об общих принципах организации законодательства (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации”» // СЗ РФ. 2000. № 25. Ст. 2728.
  • [2] Научно-практическое пособие по применению Уголовного кодекса РФ / под ред. В. М. Лебедева. М., 2005.
  • [3] Об этом см., например: Постановление КС РФ от 20.12.1995 1⅛ 17-П «По делу о проверке конституционности ряда положений пункта «а» ст. 64 Уголовного кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В. А. Смирнова» // РГ. 1996. 18 янв.
  • [4] Понятие предмета государственной измены дается исходя из высказанной правовой позиции КС РФ в Постановлении от 27.03.1996 № 8-П «По делу о проверке конституционности статей 1, 21 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 года “О государственной тайне” в связи с жалобами граждан В. М. Гурджиянца, В. Н. Синцова, В. Н. Бугрова и А. К. Никитина» // СЗ РФ. 1996. № 15. Ст. 1768.
  • [5] Определение КС РФ от 27.05.2004 № 188-0 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Финкеля Моисея Зуемановича на нарушение его конституционных прав частью пятой статьи 9 Закона Российской Федерации “О государственной тайне”».
  • [6] См.: Перечень сведений, отнесенных к государственной тайне, утвержден Указом Президента РФ от 30.11.1995 № 1203 (в ред. от 19.03.2013).

4. Субъект преступлений против государственной власти

Преступления против государственной власти это противоправные умышленные или неосторожные общественно опасные деяния (действия или бездействие), подрывающие авторитет органов государственной власти и причиняющие вред либо создающие угрозу причинения вреда охраняемым законом интересам граждан, организаций, общества, государства.

Основной объект преступных посягательств — интересы государственной службы Могут иметь место дополнительные объекты, например права и законные интересы граждан или организаций Возможны и факультативные объекты, например, свобода, честь, достоинство, здоровье человека. Некоторые преступные посягательства предметны. Предметами могут быть документы или материалы, содержащие информацию, интересующую правительство: деньги, ценные бумаги, иное имущество, передаваемые в качестве взятки официальные документы, в которые внесены заведомо ложные сведения либо исправления, искажающие действительное содержание этих документов паспорт, иные документы. Объективная сторона составов преступлений выражается, как правило, в форме действия, к которому относятся:

нецелевое расходование бюджетных средств или средств государственных внебюджетных фондов;

превышение должностных полномочий (например, в случае применения следователем к допрашиваемому лицу физической силы;

присвоение полномочий должностного лица (например, бухгалтером полномочий главного бухгалтера и подписании от его имени важных документов);

незаконное участие в предпринимательской деятельности (например, приобретение мэром города торгового предприятия и предоставление последнему льгот и преимуществ вне конкурсной основы ;

служебный подлог (например, внесение начальником отдела кадров организации заведомо ложных сведений в трудовую книжку служащего;

дача взятки или получении таковой за выполнение или невыполнение каких-либо действий должностным лицом по службе.

В некоторых случаях возможно преступное бездействие. А такие деяния, как злоупотребление должностными полномочиями,

Субъект преступных посягательств, как правило, специальный, т.е. должностное лицо, а при совершении преступления, государственный служащий (или служащий органа местного самоуправления, не являющийся должностным лицом). Лишь ст. 291 УК содержит указание на общий субъект — физическое вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения преступления 16-летнего возраста.

5. Субъект преступлений против службы в органах местного самоуправления

Субъективная сторона составов преступлений характеризуется виной, как правило, в форме умысла. Для квалификации деяния как преступления могут иметь значение мотивы его совершения, например корыстная или иная личная заинтересованность. Под преступлениями против интересов государственной службы в органах местного самоуправления следует понимать группу преступных деяний, посягающих на порядок осуществления государств, ц ной власти, государственной службы и службы в органах местном самоуправления, совершаемых должностными лицами в связи занимаемым должностным положением, а также в исключительных случаях, предусмотренных уголовным законом, государственными служащими и служащими органов местного самоуправления, не относящимися к числу должностных лиц, либо иными лицами.

Родовой объект преступных деяний — общественные отношения, обеспечивающие нормальную деятельность органов публичной власти.

Видовой объект — порядок осуществления государственной власти, государственной службы и службы в органах местного самоуправления.

К видам преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления относятся:

злоупотребление должностными полномочиями

превышение должностных полномочий

присвоение полномочий должностного лица

незаконное участие в предпринимательской деятельности

Непосредственным объектом преступлений против государственной пласти, государственной службы и службы в органах местного самоуправления являются различные стороны видового объекта местного самоуправления, те либо иные элементы указанных видов службы Преобладающую часть преступлений данной группы составляющих деяния, где отсутствует предмет преступления.

Объективная сторона преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления выражается, как правило, в действиях. Путем бездействия могут быть совершены только некоторые виды злоупотребления должностными полномочиями и халатность. Должностные преступления в рассматриваемой группе преступных посягательств имеют, как правило, следующие отличительные признаки:

совершаются должностным лицом с использованием своих должностных полномочий либо в связи с их осуществлением;

совершаются недолжностным лицом, но связаны с последующим использованием полномочий должностного лица;

совершаются вопреки интересам государственной службы и службы в органах местного самоуправления.

К разряду деяний, совершаемых недолжностным лицом, но связанных с последующим использованием полномочий должностного лица, можно отнести дачу взятки должностному лицу, кого рая может быть совершена любым недолжностным лицом, но, во-первых, дается должностному лицу и, во вторых, для последующего использования этими должностным лицом своих должностных полномочий в интерес взяткодателя. Приравненные к должностным преступления государственных служащих и служащих органов местного самоуправления, не относящихся к числу должностных лиц), совершаются только путем действия Они сходны с должностными преступлениями преступлениями тем, что, во-первых, посягают на тот же объект (предмет), во-вторых, совершаются с использованием служебного (но не должностного) положения, в-третьих, совершаются вопреки интересам государственной или муниципальной службы.

Часть преступлений против государственной власти, государственной службы и службы в органах местного самоуправления имеет формальный состав, преступление признается оконченным с момента совершения указанных в диспозициях действий. Другая часть рассматриваемой группы преступлений имеет материальные составы; преступление признается оконченным с момента существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо наступления иных предусмотренных уголовным законом последствий.

Субъективная сторона преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления предусматривает, как правило, умышленную форму вины. Вместе с тем халатность предполагает наличие неосторожной формы вины.

Ряд рассматриваемых преступных посягательств предусматривает наличие в качестве обязательного признака субъективной стороны преступления корыстную мотивацию или иную личную заинтересованность.

Субъектами преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления могут быть признаны следующие категории лиц:

должностные лица, не занимающие государственных должностей;

должностные лица, занимающие государственные должности;

государственные служащие и служащие органов местного самоуправления, не относящиеся к числу должностных лиц;

лица, не являющиеся государственными служащими или служащими органов местного самоуправления.

1 Бахрах Д.Н. Административное право России: Учебник.-М.:НОРМА-ИНФРА-М,2000,с.209.

Преступления против государственной власти

Ключевые вопросы: понятие внешней и экономической безопасности РФ; понятие сведений, составляющих государственную тайну, и иных сведений, которые можно использовать в ущерб России; должностные преступления; уголовно-правовое содержание понятия «правосудие»; порядок управления как объект преступления.

Преступления против государственной власти в соответствии с видовым объектом сгруппированы в четыре главы (29—32).

1. Глава 29 — преступления против основ конституционного строя и безопасности государства — включает десять статей (275—284). Видовым объектом этих преступлений являются основы конституционного строя. В статьях конкретизируются непосредственные объекты: а) внешняя безопасность, которая в Законе РФ «О безопасности» от 5 марта 1992 г. определена как состояние защищенности суверенитета, территориальной целостности и обороноспособности страны от внешнего воздействия (государственная измена — ст. 275 УК, шпионаж — ст. 276 УК); б) политическая основа, легитимность государственной власти (посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля — ст. 277 УК, насильственный захват власти или насильственное удержание власти — ст. 278 УК, вооруженный мятеж — ст. 279 УК, публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации — ст. 280 УК); в) экономическая безопасность и обороноспособность России (диверсия — ст. 281 УК, разглашение государственной тайны — ст. 283 УК, утрата документов, содержащих государственную тайну — ст. 284 УК); г) национальное, расовое или религиозное равноправие (возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды — ст. 282 УК).

Предмет посягательства назван в качестве самостоятельного признака в половине составов. Так, сведения, составляющие государственную тайну, названы в ст. 275, 276, 283, 284 УК. Категории этих сведений определены Законом РФ «О государственной тайне» от 21 июля 1993 г. с изменениями и дополнениями, внесенными Федеральным законом от 6 октября 1997 г., и Перечнем сведений, отнесенных к государственной тайне, утвержденным Указом Президента РФ 24 января 1998 г.

Предметом государственной измены в форме шпионажа и шпионажа являются иные сведения, используемые в ущерб внешней безопасности России, но они должны передаваться и собираться только по заданию иностранной разведки. Это могут быть различные сведения (состояние преступности, распространенность пьянства, заболеваний и т.д.).

Предметом диверсии являются предприятия, сооружения, пути и средства сообщения, средства связи и объекты жизнеобеспечения.

Объективная сторона большей части рассматриваемых преступлений характеризуется одним обязательным признаком — деянием. Преступные последствия вынесены за рамки состава. Следовательно, преступление считается оконченным с момента совершения деяния. Только составы разглашения государственной тайны (ст. 283 УК) и утраты документов, составляющих государственную тайну (ст. 284 УК), сконструированы по типу материальных и считаются оконченными при наступлении преступных последствий. Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля считается оконченным с момента покушения.

Субъективная сторона всех рассматриваемых преступлений, за исключением утраты документов, содержащих государственную тайну, характеризуется прямым умыслом. Виновный сознает общественно опасный характер совершаемых деяний и желает их совершить. Неосторожная форма вины характеризует субъективную сторону утраты документов, составляющих государственную тайну.

Квалифицированный состав разглашения государственной тайны предполагает две формы вины — умысел к разглашению сведений и неосторожность к наступившим тяжким последствиям.

Мотив и цель названы в качестве обязательных признаков субъективной стороны в статьях 277, 279, 281 УК РФ.

Субъект рассматриваемых преступлений, как правило, общий — физическое, вменяемое лицо, достигшее 16 лет. Специальный субъект предусмотрен в ст. 275 и 276 УК по признаку гражданства: государственную измену может совершить только гражданин России, шпионаж (ст. 276 УК) — иностранный гражданин или лицо без гражданства. В ст. 283 и 284 УК речь идет о лицах, которым государственная тайна вверена или стала известна по службе.

Это интересно:  Вовлечение несовершеннолетних в распитие спиртных напитков в 2018 году

2. Глава 30 — преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления — включает девять статей (285—293 УК). Эти преступления по УК РСФСР 1960 г. назывались должностными и связывались с понятием коррупции (злоупотребление служебным положением, взяточничество, подлог и т.д.). По сути дела они таковыми остались и в новом УК РФ: это общественно опасные деяния, совершаемые должностными лицами благодаря занимаемому ими служебному положению или служебному авторитету вопреки интересам службы, которые причиняют или создают реальную угрозу причинения существенного вреда нормальной деятельности органов государственной власти, интересам государственной службы или службы в органах местного самоуправления.

Видовым объектом рассматриваемых преступлений является совокупность общественных отношений, складывающихся в процессе нормальной, законной деятельности органов власти и управления. Непосредственным объектом (основным) выступает нормальная деятельность отдельных звеньев в системе власти и управления. В качестве дополнительного непосредственного объекта закон называет интересы личности, ее здоровье, в таких, например, преступлениях, как злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК), превышение должностных полномочий (ст.286 УК), присвоение полномочий должностного лица (ст. 288 УК).

Отдельные составы преступления предполагают обязательный признак — предмет. Так, при получении взятки (ст. 290 УК), даче взятки (ст. 291 УК) предметом являются различные материальные блага, объединенные термином — взятка, при служебном подлоге (ст. 292 УК) — официальные документы, представляющие соответствующие права или освобождающие от обязанностей, т.е. порождающие определенные юридические последствия.

Характеристика объективной стороны, должностных преступлений и ее обязательных признаков зависит от особенностей конструирования составов. Так, четыре из них (ст. 285 УК — злоупотребление должностными полномочиями; ст. 286 УК — превышение должностных полномочий; ст. 288 УК — присвоение полномочий должностного лица; ст. 293 УК — халатность) — материальные, т.е. объективную сторону характеризуют деяние, преступные последствия и причинная связь между ними. Пять составов являются по конструкции формальными, объективную сторону характеризует деяние (ст. 287 — отказ в предоставлении информации Федеральному Собранию Российской Федерации или Счетной палате Российской Федерации; ст.289 УК — незаконное участие в предпринимательской деятельности; ст. 290 УК — получение взятки; ст. 291 — дача взятки; ст. 292 УК — служебный подлог).

Деяние наделено уголовным законом следующими признаками. Во-первых, оно совершается должностным лицом с использованием своих полномочий, т.е. совершает деяние в объеме своей компетенции или с использованием служебного авторитета, который предоставляет ему занимаемая должность. Во-вторых, использование полномочий должно происходить вопреки интересам службы. В-третьих, деяние влечет существенное нарушение прав и законных интересов граждан, охраняемых законом интересов общества, государства, или создает угрозу нарушения прав и интересов. При оценке наступивших последствий следует внимательно проанализировать, нет ли признаков обоснованного риска (ст. 41 УК) или состояния крайней необходимости (ст.39 УК). Например, должностное лицо нарушает финансовую дисциплину, значительно переплачивая за выполненный объем работ. Но сделано это было с целью срочного ввода в действие объекта в связи с наступлением зимнего периода.

Субъективную сторону подавляющего большинства преступлений характеризует умышленная форма вины. Исключение составляет халатность, являющаяся неосторожным преступлением.

Мотив назван законом в качестве обязательного признака субъективной стороны злоупотребления должностными полномочиями — корыстная или иная личная заинтересованность; аналогичный мотив и при служебном подлоге.

Субъект этих преступлений — должностное лицо (кроме составов, сформулированных в ст. 288 и 291 УК). Понятию должностного лица посвящены примечания к ст. 285 УК. Примечание 1 определяет три вида должностных лиц: а) представитель власти; б) лица, выполняющие организационно-распорядительные функции; в) лица, выполняющие административно-хозяйственные функции. Эти функции лица могут выполнять постоянно, временно или по специальному полномочию, по назначению, т.е. по приказу соответствующего руководителя, или по выборам, за плату или бесплатно.

К представителям власти относятся депутаты всех уровней, работники прокуратуры, суда, оперативно-следственные работники всех силовых структур, государственные инспекторы, контролеры и др.

Организационно-распорядительные функции заключаются в общем руководстве коллективом, подборе и расстановке кадров, планировании деятельности коллектива и т.д. К таким должностным лицам относятся руководители государственных предприятий, учреждений, их структурных подразделений.

Административно-хозяйственные функции состоят в управлении имуществом, движением денег, материальных ценностей. Эти функции осуществляют начальники финансовых отделов, снабженческих, планово-хозяйственных служб, заведующие складами, главные и старшие бухгалтеры и т.д.

Примечание 2 определяет высшую категорию должностных лиц — это занимающие государственные должности, установленные Конституцией РФ или конституционными законами (Президент РФ, Председатель Правительства РФ, Председатель государственной Думы, Председатель Совета Федерации и др.).

Примечание 3 дает понятие средней категории должностных лиц — это лица, занимающие государственные должности субъектов РФ, которые устанавливают конституции или уставы субъектов Федерации.

3. Глава 31 — преступления против правосудия — объединяет 23 статьи. Видовым объектом этих преступлений является совокупность общественных отношений, складывающихся в специфическом виде государственной деятельности — отправлении правосудия. В соответствии с Конституцией РФ, УПК РФ и ГПК РФ единственным органом, осуществляющим правосудие, является суд. Однако понятие правосудия как объекта уголовно-правовой охраны рассматривается в более широком смысле. Оно охватывает и деятельность других государственных органов, способствующих суду в рассмотрении уголовных и гражданских дел: а) дознания, б) предварительного следствия, в) исполняющих вступившие в законную силу решения суда.

Непосредственным объектом выступает нормальная деятельность названных звеньев системы правоохранительных органов. В ряде уголовно-правовых норм назван дополнительный непосредственный объект: здоровье, честь и достоинство личности, имущественные интересы.

В учебной литературе предложена различная классификация рассматриваемой группы преступлений. В одних случаях традиционным критерием подразделения преступлений на группы являются особенности объекта посягательства, специфика интересов, защищаемых законом. Другие авторы классифицируют преступления против правосудия в зависимости от особенностей субъекта преступления.

Предпочтительней можно признать первую классификацию и с учетом особенностей непосредственного объекта преступления подразделить на четыре группы: 1) деяния, посягающие на деятельность по осуществлению конституционных принципов отправления правосудия (ст. 294 УК — воспрепятствование осуществлению правосудия и производства предварительного расследования; ст. 295 — посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование; ст. 296 — угроза или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования; ст. 297 — неуважение к суду; ст. 298 — клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя; ст. 311 — разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судей и участников уголовного процесса); 2) деяния, посягающие на процессуальный, порядок расследования преступлений (ст. 299 УК — привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности; ст. 300 — незаконное освобождение от уголовной ответственности; ст. 301 — незаконные задержание, заключение под стражу или содержание под стражей; ст. 302 — принуждение к даче показаний; ст. 303 — фальсификация доказательств; ст. 304 — провокация взятки либо коммерческого подкупа; ст. 305 — вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта; ст. 306 — заведомо ложный донос; ст. 307 — заведомо ложные показание, заключение эксперта или неправильный перевод; ст. 308 — отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний; ст. 309 — подкуп или принуждение к даче показаний или уклонению от дачи показаний либо к неправильному переводу; ст. 310 УК — разглашение предварительного расследования); 3) деяния, посягающие на порядок исполнения мер правового принуждения (ст. 312 УК — незаконные действия в отношении имущества, подвергнутого описи или аресту либо подлежащего конфискации; ст. 313 — побег из места лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи; ст. 314 — уклонение от отбывания лишения свободы; ст. 315 УК — неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта); 4) деяния, посягающие на деятельность органов правосудия по своевременному раскрытию преступлений (ст. 316 — укрывательство преступлений).

Составы всех перечисленных преступлений (за исключением состава, предусмотренного ст. 312 УК) сконструированы по типу формальных. Следовательно, объективную сторону характеризуют активные действия, реже — бездействие, противодействующее законной нормальной деятельности органов правосудия (посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие, принуждение к даче показаний, отказ от дачи показаний и т.д.). Преступление считается оконченным с момента совершения названных в диспозиции деяний.

Субъективную сторону преступлений против правосудия характеризует прямой умысел. Во многих составах закон употребляет термин «заведомо», чтобы подчеркнуть умышленный характер посягательств (привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности, заведомо незаконное задержание и т.д.).

В некоторых составах обязательным признаком названы мотив и цель (ст. 294, 295 УК и др.).

Уголовный закон предполагает три группы субъектов: а) должностные лица органов правосудия (например, судья, прокурор, следователь); б) должностные лица или служащие (ст. 312, 315 УК); в) любые лица. Возраст привлечения к уголовной ответственности установлен в 16 лет.

Таким образом, преступления против правосудия — это умышленные деяния, посягающие на правильную деятельность суда, а также на деятельность органов, содействующих суду в решении задач правосудия.

4. Глава 32 УК РФ — преступления против порядка управления — объединяет 16 статей. Видовой объект составляют общественные отношения, складывающиеся в процессе нормальной управленческой деятельности органов государственного управления и местного самоуправления.

Непосредственным основным объектом этих преступлений является нормальная деятельность отдельных звеньев управленческого аппарата. Дополнительным непосредственным объектом в большинстве составов выступает личность, ее жизнь, здоровье, честь и достоинство.

С учетом особенностей непосредственного объекта все преступления можно подразделить на четыре группы. Первая — это деяния, наносящие ущерб порядку посредством посягательства на представителей власти или иных действий (ст. 317 — посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа; ст. 318 — применение насилия в отношении представителя власти; ст. 319 — оскорбление представителя власти; ст. 320 — разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении должностных лиц правоохранительного или контролирующего органа; ст. 321 — дезорганизация нормальной деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества; ст. 328 УК — уклонение от прохождения военной или альтернативной гражданской службы). Вторая — деяния, посягающие на авторитет государственной власти и неприкосновенность Государственной границы РФ (ст. 322 УК — незаконное пересечение Государственной границы РФ; ст. 323 — противоправное изменение Государственной границы РФ; ст.329 УК — надругательство над Государственным гербом Российской Федерации или Государственным флагом Российской Федерации). Третья — деяния, посягающие на установленный порядок ведения официальной документации (ст. 324 УК — приобретение или сбыт официальных документов и государственных наград; ст. 325 — похищение или повреждение документов, штампов, печатей; ст. 326 — подделка или уничтожение идентификационного номера транспортного средства; ст. 327 УК — подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков). Четвертая — деяния, посягающие на установленный порядок осуществления оспариваемых прав (ст. 330 УК — самоуправство).

В большинстве указанных преступлений закон называет потерпевшего, обладающего специальными признаками представителя власти. В шести составах обязательным признаком является предмет преступления — официальные документы, штампы, печати, бланки, пограничные знаки, флаг и герб РФ.

Объективная сторона преступлений против порядка управления характеризуется одним обязательным признаком — деянием, так как по законодательной конструкции имеют формальные составы.

Субъективная сторона характеризуется умышленной формой вины. Мотив и цель в ст.317, 318, 320 УК РФ также названы в качестве обязательных.

Субъект преступлений против порядка управления общий — физическое лицо, вменяемое, достигшее 16 лет. Исключение составляет уклонение от прохождения военной и альтернативной гражданской службы (ст. 328 УК), где субъект специальный — лицо, подлежащее призыву на эту службу.

Статья написана по материалам сайтов: cyberleninka.ru, studme.org, studfiles.net, www.konspekt.biz.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий