Принцип публичности в уголовном процессе

Публичность как принцип уголовного процесса прежде всего означает, что прокурор, следователь, орган дознания, дознаватель обязаны в пределах своей компетенции возбудить уголовное дело в каждом случае обнаружения признаков преступления и принять предусмотренные законом меры к установлению события преступления, лиц, виновных в совершении преступления, и к их изобличению (ч.

Хотя сущность указанного принципа сформулирована в УПК, исходную правовую базу его действия можно обнаружить в Конституции Российской Федерации (ст. 2, 15, 17, 18, 46).

Действуя во всех стадиях уголовного процесса, этот принцип получил нормативное выражение не только в ст. 21 УПК. В частности, он находит воплощение в ст. 20-28, 37-41, 73 и др. При этом в приведенных и других статьях УПК выражено государственное начало как основа деятельности в сфере уголовного судопроизводства.

В зависимости от характера, форм и задач различных стадий уголовного процесса этот принцип по-разному проявляет свое действие. В стадии возбуждения уголовного дела он проявляется в том, что компетентные государственные органы (прежде всего органы дознания и следователи) в силу своих обязанностей при наличии признаков преступления обязаны возбудить уголовное дело, не связывая свои действия с усмотрением пострадавшего и других заинтересованных лиц (кроме дел частного и частно-публичного обвинения, возбуждаемых, как правило, по жалобе потерпевшего). Не случайно среди законных поводов к возбуждению уголовного дела законодатель указывает непосредственное обнаружение органом дознания, следователем, прокурором признаков преступления (ст. 143 УПК).

Обязывая государственные органы возбуждать уголовные дела, не ожидая просьбы об этом лиц, пострадавших от преступлений, иных граждан и

Глава V. Конституционные принципы уголовного процесса_______________________77

организаций, закон тем самым предписывает правоохранительным органам действовать в интересах граждан и всею общества, объективно заинтересованных в обеспечении эффективной борьбы с преступностью.

Закон обязывает также следователей, органы дознания и других должностных лиц принимать заявления и сообщения о преступлениях, рассматривать их и сообщать заявителям о принятых решениях (ст.

В ходе расследования следователь и дознаватель должны инициативно осуществлять ход расследования; проводить необходимые следственные действия, не ожидая ходатайств об этом обвиняемого, потерпевшего, защитника, других участников уголовного процесса; стремиться к установлению истины по делу. Сказанное, однако, не означает, что следователь или дознаватель не обязаны реагировать на ходатайства и заявления участников процесса. Напротив, они обязаны их немедленно рассмотреть. Более того, они не вправе отказать указанным участникам процесса в удовлетворении ходатайств о производстве следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они просят, могут иметь значение для дела.

Нельзя, однако, утверждать, что в уголовном процессе вообще отсутствует диспозитивное начало. Ограничение действия публичности находит проявление и в ряде норм УПК. Например, согласно закону с согласием обвиняемого связана возможность прекращения дела на основании акта амнистии или истечения срока давности (ч. 2 ст. 27). Наконец, традиционное ограничение действия принципа публичности проявляется в установлении особого порядка решения вопроса о возбуждении и дальнейшего производства по делу частного обвинения, как правило, в зависимости от воли потерпевшего (ч. 2 ст. 20 УПК). Расширение сферы действия диспози-тивного начала предопределила ст. 76 нового УК РФ, допустившая возможность прекращения дела судом ввиду примирения лица, совершившего преступление небольшой тяжести, с потерпевшим (ст. 25 УПК).

Расширение действия диспозитивного начала в уголовном судопроизводстве означает усиление внимания законодателя к правам, свободам и интересам гражданина, стремлениями сочетать в уголовно-процессуальной деятельности интересы личности, общества и государства при определяющей роли публично-правового начала уголовного судопроизводства.

Курс уголовного процесса

Принцип публичности уголовного процесса

Публично-правовой характер уголовного процесса. Публично-правовая природа уголовного процесса обусловлена тем, что существо уголовного дела представляет собой вопрос о совершении преступления , т.е. деяния, признаваемого правом общественно опасным . Иными словами, любое уголовно наказуемое деяние даже тогда, когда оно внешне выглядит как посягательство исключительно на интересы частного лица (кража, нанесение телесных повреждений и т.п.), на самом деле наносит вред интересам общества в целом, поскольку подрывает охраняемые государством под страхом наказания общественный порядок и общественное спокойствие. Любой находящийся в здравом уме гражданин не желает быть обокраденным, избитым, убитым и т.п., поэтому вправе воспринимать преступление, совершенное в отношении иного лица, как посягательство на свои собственные интересы, которые государство обязано защищать, в том числе с помощью механизмов уголовной юстиции.

Осознание данного феномена привело в свое время к обособлению уголовного права и процесса от гражданского, развитию в материально-правовом смысле учения об общественной опасности преступления и выделению специальных государственных органов, призванных по долгу службы (ex officio) реагировать на преступления как общественно опасные деяния (прокуратура 1 Характерно, что во французском языке прокуратура уже на протяжении многих столетий обозначается термином ministere public, что дословно переводится как публично-правовое министерство. и др.). Такие органы всегда обязаны действовать исходя из публичных (общественных) интересов на основании должностных обязанностей, что исключает даже гипотетическую возможность применения к ним частноправовой логики и полностью подчиняет их деятельность публично-правовым началам. Более того, деятельность государственных органов в сфере уголовного процесса не может по общему правилу «управляться» волей отдельных частных лиц, даже потерпевших от преступления. Во-первых, такого рода зависимость государственных органов от воли частных лиц противоречит интересам остальных граждан, имеющих право требовать адекватного реагирования на преступления, которые завтра могут совершиться в их отношении. Во-вторых, любой государственный орган финансируется из государственного бюджета, формируемого за счет налоговых отчислений всеми членами общества, что исключает превращение соответствующего государственного органа, выполняющего публично-правовые функции, в «инструмент», управляемый волей отдельного лица без учета общественного интереса.

Таким образом, современный уголовный процесс подчинен действию принципа публичности, который для данного вида процесса является системообразующим. В западной литературе данный принцип часто именуют принципом ex officio или «принципом официальности» (нем. Offizialprinzip), что подчеркивает обязанность государственных органов «преследовать преступление независимо от наличия или отсутствия желания потерпевшего», исключает право потерпевшего «отозвать заявление», не допускает по общему правилу возможность заключения в уголовном процессе мировых соглашений и т.д.

В целом принцип публичности можно определить как один из основополагающих уголовно-процессуальных принципов, в соответствии с которым

субъекты, ведущие производство по уголовному делу, обязаны совершать процессуальные действия и принимать процессуальные решения в силу возложенных на них должностных полномочий, независимо от усмотрения отдельных лиц и организаций, самостоятельно обеспечивая возникновение уголовного дела, его развитие и разрешение по существу, действуя от имени государства и общества в публичных интересах достижения юридико-технических задач и социального предназначения уголовного судопроизводства, определенных уголовно-процессуальным законодательством. 2 Козлова Л.Н. Публичность как принцип уголовного судопроизводства: Автореф дис. канд. юрид. наук. М., 2007. С. 13.

В действующем российском законодательстве принцип публичности в наиболее полном виде сформулирован в ч. 1 и особенно ч. 2 ст. 21 УПК РФ. Однако его прямое или косвенное воплощение можно обнаружить и во многих других статьях Кодекса. Достаточно сказать, что признание лица потерпевшим по уголовному делу производится решением дознавателя, следователя или суда независимо от волеизъявления самого потерпевшего (ст. 42 УПК РФ).

Публичность и принцип обвинения. Публично-правовая природа уголовного процесса находит отражение в деятельности любых участвующих в уголовном процессе государственных органов, в том числе суда. Однако в отличие от следователя, дознавателя или прокурора суд не вправе принимать дело к рассмотрению по собственной инициативе (ex officio). Иными словами, рассмотрение как уголовного дела по существу, так и любого иного вопроса, относящегося к компетенции суда, не может быть начато по инициативе самого суда.

В уголовно-процессуальной теории данный подход, отражающий исковую (в широком смысле) природу любой судебной деятельности, принято именовать принципом обвинения или, что одно и то же, аккузационным принципом. Данный принцип является специальным по отношению к принципу публичности и уточняет действие последнего применительно к суду, позволяя разграничить в уголовном процессе функции государственных органов и обеспечивая смешанный характер современного уголовного процесса, выгодно отличающийся от его средневекового инквизиционного прародителя, когда суд мог сам начать производство по делу, сам его провести и сам же разрешить по существу.

Это интересно:  Отвод судьи в уголовном процессе в соответствии со ст. 64 УПК РФ

В наиболее удачном виде теоретическое разграничение принципа публичности и принципа обвинения проведено в первом федеральном УПК Швейцарии, вступившем в силу с 1 января 2011 г. В ст. 7 данного Кодекса, именуемой «Императивный характер уголовного преследования», отражена основная идея публичности уголовного процесса: «Органы, обладающие уголовно-процессуальной компетенцией, обязаны в пределах своих полномочий начать и осуществить производство по уголовному делу, как только им стал известен факт преступления или признаки, позволяющие предположить наличие преступления». В то же время далее ст. 9 УПК Швейцарии отдельно закрепляет «принцип обвинения», в соответствии с которым «преступление может быть предметом судебного разбирательства только в том случае, когда прокуратура представила в компетентный суд обвинительный акт, выдвинутый против определенного лица на основании точно описанных фактов».

Хотя УПК РФ формально и не закрепляет принцип обвинения, нет сомнений, что он действует и в российском уголовном процессе, поскольку судебное разбирательство также может иметь место только «в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению» (ч. 1 ст. 252 УПК РФ) исключительно после направления в суд утвержденного прокурором обвинительного заключения (акта, постановления). Более того, суд не вправе рассмотреть по собственной инициативе не только уголовное дело по существу, но и любой иной вопрос, отнесенный законом к его компетенции: о заключении под стражу в досудебном производстве, о производстве обыска в жилище, об апелляционном, кассационном или надзорном пересмотре приговора, об условно-досрочном освобождении осужденного и т.п. Скажем, переход уголовного дела в вышестоящую инстанцию ни при каких условиях не может осуществляться по инициативе самого нижестоящего или вышестоящего суда, т.е. ex officio, суд апелляционной (кассационной, надзорной) инстанции рассматривает дело лишь при наличии соответствующей жалобы участника уголовного процесса или представления прокурора. В этом смысле исторически устоявшийся в уголовно-процессуальной теории термин принцип обвинения не всегда удачен при описании инстанционного движения дела, часто происходящего по инициативе защиты, или при формулировании требования к суду осуществлять судебный контроль за действиями следователя или дознавателя исключительно на основании жалоб заинтересованных лиц.

Однако пока еще удовлетворительного общего термина для описания данного принципа теория не предложила ни в России, ни на Западе. Возможно, таким термином мог бы стать исковой принцип, однако тогда требуется отказаться от отождествления с «иском» исключительно обвинительного заключения (акта) в духе старой теории «уголовного иска» и взглянуть на «исковой феномен» с более широких концептуальных позиций.

Публичность и диспозитивность. Как отмечалось выше, для любого уголовно-процессуального принципа характерна альтернативность — наличие положений-антиподов, позволяющих подойти к регулированию того или иного вопроса с противоположных позиций. В этом смысле принцип публичности находится в обратно пропорциональной зависимости с принципом диспозитивности, т.е. чем более публичен соответствующий вид процесса, тем он менее диспозитивен, и наоборот.

Понятие «диспозитивности» попало в отечественный научный оборот в XIX столетии и происходит от французского юридического термина libre disposition (свободное распоряжение), что означает свободу частных лиц распоряжаться принадлежащими им субъективными правами и является одной из фундаментальных категорий частного права. Иначе говоря, частное лицо вправе осуществить принадлежащие ему гражданские права, а вправе их не осуществлять (предъявить или не предъявлять требование, признать или не признать его и т.д.), причем оно ни перед кем не обязано мотивировать по общему правилу свое личное (персональное) решение, которое считается его «частным делом».

После размежевания гражданского и уголовного процессов принцип диспозитивности стал системообразующим для гражданского судопроизводства, тогда как принцип публичности — для уголовного судопроизводства. В этом смысле гражданский процесс начинается исключительно по воле частного лица (истца), подлежит прекращению в случае заключения мирового соглашения, прекращается в случае отказа от искан, напротив, завершается присуждением соответствующих требований в случае их признания ответчиком. Принято говорить, что в данном случае возникновение, развитие и разрешение гражданского дела полностью зависит от воли лиц, являющихся сторонами гражданско-правового спора. Уголовный процесс в свою очередь решает все обозначенные проблемы с «обратным знаком», т.е. начинается независимо от волеизъявления частного лица, не подлежит по общему правилу прекращению за примирением сторон, рассматривает признание вины не в духе «признания иска», а как рядовое доказательство, не допускает «отказа от жалобы потерпевшего» и т.д., что и составляет суть принципа публичности, когда возникновение, развитие и разрешение уголовного дела не зависит от воли частных лиц.

Однако следует иметь в виду, что ни публичность уголовного судопроизводства, ни диспозитивность гражданского судопроизводства не имеют абсолютного характера . Так, гражданский процесс в некоторых случаях приобретает публично-правовую природу, когда, например, прокурор предъявляет гражданский иск в интересах несовершеннолетнего ребенка или в интересах неопределенного круга лиц. Уголовный процесс в свою очередь может в той или иной степени приобретать диспозитивные черты , ставя решение некоторых вопросов или даже возникновение, развитие и разрешение отдельных категорий уголовных дел в зависимость от ничем не обусловленной (свободной) воли частного лица. В таких ситуациях принято отмечать ограниченные проявления диспозитивности в уголовном процессе, рассматриваемые в качестве локальных исключений из принципа публичности и не ставящие под сомнение фундаментальный характер последнего для уголовного судопроизводства.

Проявления диспозитивности в уголовном процессе можно разделить на два вида:

  1. некоторые из них касаются отдельных институтов, применяемых по всем уголовным делам без исключения. Хрестоматийным примером является институт гражданского иска в уголовном процессе, почти полностью подчиненный диспозитивным началам;
  2. другие затрагивают отдельные категории уголовных дел, в рамках производства по которым публичность уступает место диспозитивности либо полностью, либо в значительном объеме. Речь идет о делах частного и частно-публичного обвинения, специально рассматриваемых в данном параграфе далее.

Диспозитивность и дискреционное усмотрение. Диспозитивность может касаться исключительно частных лиц, так как только они вправе свободно и произвольно распоряжаться принадлежащими им правами. К деятельности должностных лиц и государственных органов, осуществляющих публично-правовые функции, данная категория абсолютно неприменима, поскольку у них нет и не может быть в уголовном процессе никаких «субъективных прав», которыми они могли бы «свободно распоряжаться». Более того, как только такие «права» у должностных лиц появляются или обнаруживаются, то это означает необходимость их незамедлительного отвода в силу личной заинтересованности в исходе дела. Должностное лицо и государственный орган всегда действуют в публичных интересах на основании строго установленных законом полномочий , ни о каком «свободном распоряжении» которыми речь идти не может.

В то же время уголовно-процессуальный закон нередко либо прямо указывает на права в уголовном процессе должностных лиц или государственных органов, либо подразумевает наличие таких прав, право следователя допросить эксперта (ч. 1 ст. 205 УПК РФ), право судьи подвергнуть подсудимого приводу (ч. 3 ст. 247 УПК РФ), право прокурора отказаться от обвинения или изменить обвинение (ч. 7 и ч. 8 ст. 246 УПК РФ) и др. Однако употребление здесь термина «право» не умаляет публично-правовую природу деятельности должностных лиц (государственных органов) и не приводит к появлению диспозитивности (ее элементов). Данные «права» имеют совершенно иной характер и не являются теми же «правами», что и у частных лиц, т.е. субъективными правами.

Речь идет о том, что через категорию «прав» законодатель предоставляет правоприменителю право на дискреционное усмотрение — возможность использовать или не использовать соответствующее полномочие и определять пределы его использования, исходя из конкретных обстоятельств дела. Иначе говоря, законодатель понимает, что нет никакой возможности точно описать, например, все ситуации, в рамках которых прокурор должен реализовать свое полномочие по изменению обвинения, поскольку такие ситуации сугубо индивидуальны и зависят от хода судебного следствия, результатов оценки доказательств и т.п. Поэтому он предоставляет прокурору право изменить обвинение, если такое изменение вытекает из обстоятельств дела, соответствует внутреннему убеждению прокурора и лежит в плоскости решения публично-правовых задач уголовного судопроизводства, т.е. законодатель предоставляет прокурору право на дискреционное усмотрение при изменении обвинения.

Это интересно:  Ответственность за неправомерное использование инсайдерской информации

Однако реализация государственным органом или должностным лицом права на дискреционное усмотрение ни при каких обстоятельствах не может быть ни «свободным», ни «произвольным». В отличие от частных лиц должностное лицо всегда обязано мотивировать и обосновать любое свое решение (ч. 4 ст. 7 УПК РФ), причем не только с точки зрения наличия у него формальных полномочий, но прежде всего исходя из того, в какой мере принятие того или иного решения в рамках реализации основанного на законе дискреционного усмотрения соответствует достижению задач уголовного судопроизводства и интересам правосудия. Наличие в уголовно-процессуальном праве техники дискреционного усмотрения правоприменителя не только неизбежно в любой правовой системе, но и при правильном понимании и использовании вполне соответствует принципам законности и публичности уголовного судопроизводства.

Смешение принципа диспозитивности и института дискреционного усмотрения столь же недопустимо в уголовном процессе, что и непонимание разницы между природой деятельности частных лиц , имеющих право свободного распоряжения принадлежащими им субъективными правами, и должностных лиц , реализующих предоставленные им законом полномочия в публично-правовых целях.

Принцип публичности в уголовном процессе

Уголовный процесс имеет ярко выраженный публичный характер. Во-первых, потому, что он как совокупность правовых норм принадлежит к публичным от­раслям права, т. е. отраслям, регулирующим деятельность государственных орга­нов и их взаимоотношения с гражданами.

Во-вторых, уголовное преследование и обвинение преступников и преступлений рассматривается прежде всего как публичная (т. е. исходящая из общественных, а не частных интересов) задача государства в лице прокуратуры и органов предваритель­ного расследования. Они обязаны возбуждать уголовные дела, раскрывать преступ­ления и изобличать виновных в каждом случае обнаружения признаков преступле­ния (ч. 2 ст. 21 УПК), независимо от того, просит ли об этом заинтересованная сторона, т. е. в силу служебного долга, или ex officio (лат.) — официальным порядком. Участие государственного обвинителя в судебном разбирательстве уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения обязательно (ч. 2 ст. 246).

Публичность проявляет себя и в том, что государственные органы, ведущие уголовный процесс (следователь, дознаватель, суд), а также адвокатура обязаны обеспечивать права лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве. Так, пуб­личная роль суда состоит в бережном поддержании справедливого равновесия спорящих сторон, в создании необходимых условий’для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав (ч. 3 ст. 15). Права участников процесса не предполагаются, а разъясняются: «Суд, про­курор, следователь, дознаватель обязаны разъяснять подозреваемому, обвиняемо­му, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, а также другим участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответствен­ность и обеспечивать возможность осуществления этих прав» (ч. 1 ст. 11). Долж­ностные лица государственных органов — участников уголовного судопроизвод­ства со стороны обвинения, несмотря на выполняемую ими функцию уголовного преследования, не освобождены от выполнения при расследовании преступлений и судебном разбирательстве уголовных дел конституционной обязанности по за­щите прав и свобод человека и гражданина, в том числе от незаконного и необо­снованного обвинения, осуждения, иного ограничения прав и свобод.

Подозреваемому и обвиняемому обеспечивается право на защиту, которое они мо­гут осуществлять лично либо с помощью защитника или законного представителя (ст. 16), причем в ряде случаев участие защитника обязательно (ст. 51). Адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого (ч. 7 ст. 49). Публичность судопроизводства выражается также в обеспечении свободного до­ступа граждан (прежде всего, потерпевших) к правосудию и в праве обвиняемого на начало судебного разбирательства по его делу в разумные сроки.

Публичный подход к уголовному преследованию и обеспечению прав участников судопроизводства порождает публично-состязательную (публично-исковую) разно­видность состязательного процесса. В то же время УПК РФ предусматривает и про­изводство по делам частного обвинения у мирового судьи (гл. 41), где обвинительная деятельность осуществляется частными лицами (потерпевшим или его представителем). Однако было бы неверно полагать, что публичность здесь полностью отсутству­ет, поскольку правообеспечительная деятельность судом и защитником осуществля­ется в полной мере. Более того, публичная роль мирового судьи проявляется и в том, что он от имени государства принимает меры к восстановлению общественного (пуб­личного) мира, к примирению сторон (ч. 4-6 ст. 320). Однако восстановление обще­ственного мира является публичной целью уголовного судопроизводства не только в мировом суде. Примирение сторон так или иначе допускае.тся и при производстве по делам публичного и частно-публичного обвинения (ст. 23,25, ч. 1 ст. 28).

В этом же направлении ориентирует и опыт ряда развитых стран (Англии, США, Австралии, Японии и др.) в сфере так называемого альтернативного разрешения споров (alternative dispute resolution — англ., викай шотей — яп.). Сущность альтер­нативных уголовной или гражданской юстиции методов решения дел заключается в отказе от ведения судебного состязания, взамен которого с разрешения и с участи­ем государственного органа (судебного или уголовного преследования) использу­ются различные неконфликтные и примирительные процедуры. Наиболее яркой формой альтернативы служит медиация (mediation). Нарушитель уголовного зако­на и потерпевший с разрешения органа уголовного преследования или суда пыта­ются разрешить конфликт в рамках медиационного соглашения, прибегая к посред­ничеству третьих лиц. Необходимом условием применения медиации является наличие убедительных доказательств виновности, ее признание правонарушите­лем, а главное, готовность обеих сторон к примирительной процедуре. На основе примирительного соглашения при соблюдении ряда условий может быть вынесено решение о прекращении уголовного дела.

Таким образом, предметом публичного начала являются: а) уголовное пресле­дование; б) правообеспечительная деятельность; в) примирительная деятельность в уголовном процессе по восстановлению общественного (публичного) мира.

Принцип публичности

Публичность как принцип уголовного процесса (уголовного судопроизводства) прежде всего означает, что уголовное преследование от имени государства по делам публичного и частно-публичного обвинения осуществляют прокурор, а также следователь и дознаватель.

Во всех случаях обнаружения признаков преступления прокурор, следователь, орган дознания, дознаватель принимают необходимые меры по установлению события преступления и изобличению лиц, виновных в совершении преступления (ч. 2 ст. 21 УПК).

Хотя сущность указанного принципа сформулирована в УПК, исходную правовую базу его действия можно обнаружить в Конституции РФ (ст. 2, 15, 17, 18, 46).

Действуя во всех стадиях уголовного процесса, принцип публичности получил нормативное выражение не только в ст. 21 УПК, он находит воплощение в ст. 20—28, 37—41, 73 и др. При этом в приведенных и других статьях УПК выражено государственное начало как основа деятельности в сфере уголовного судопроизводства. Знаменательно, что, осуществляя предусмотренную Конституцией РФ судебную власть (ст. 118), суд выносит приговор именем Российской Федерации (ст. 296 УПК), что является высшей формой проявления публично-правового начала уголовного судопроизводства.

В зависимости от характера, форм и задач различных стадий уголовного процесса этот принцип по-разному проявляет свое действие. В стадии возбуждения уголовного дела он отражается в правовых нормах, обязывающих компетентные государственные органы в силу своего статуса при наличии признаков преступления возбудить уголовное дело, не связывая свои действия с усмотрением пострадавшего и других заинтересованных лиц (кроме дел частного и частно-публичного обвинения, возбуждаемых, как правило, но жалобе потерпевшего). Среди поводов к возбуждению уголовного дела не исключается непосредственное обнаружение органом дознания, следователем признаков преступления (ст. 140, 143 УПК).

Обязывая государственные органы возбуждать уголовные дела, не ожидая просьбы об этом лиц, пострадавших от преступлений, иных граждан и организаций, закон тем самым предписывает правоохранительным органам действовать в интересах граждан и всего общества, объективно заинтересованных в обеспечении эффективной борьбы с преступностью.

В ходе расследования следователь и дознаватель должны инициативно осуществлять ход расследования; проводить необходимые следственные действия, не ожидая ходатайств об этом обвиняемого, потерпевшего, защитника, других участников уголовного процесса; стремиться к установлению истины по делу. Сказанное, однако, не означает, что следователь или дознаватель не должны реагировать на ходатайства и заявления участников процесса — напротив, они обязаны немедленно рассмотреть их и принять решения, учитывая, насколько обстоятельства, об установлении которых они просят, могут иметь значение для дела.

Независимо от воли участников процесса следователь решает вопросы привлечения лица в качестве обвиняемого (ст. 171, 172 УПК), признания лица потерпевшим (ст. 42 УПК), проведения различных следственных действий и принятия решений.

Это интересно:  Испортили имущество в многоквартирном доме — что делать, куда обращаться?

Нельзя, однако, утверждать, что в уголовном процессе вообще отсутствует диспозитивное начало. Ограничение действия публичности находит проявление и в ряде норм УПК. Например, по закону с согласием обвиняемого связана возможность прекращения дела на основании акта амнистии или истечения срока давности (ч. 2 ст. 27). Наконец, традиционное ограничение действия принципа публичности проявляется в установлении особого порядка решения вопроса о возбуждении и дальнейшем производстве по делу частного обвинения, как правило, в зависимости от воли потерпевшего (ч. 2 ст. 20 УПК).

Принцип публичности в уголовном процессе: понятие, комментарии и особенности

Принцип публичности в уголовном процессе проявляется в том, что прокуратура, следствие и органы дознания должны возбуждать и расследовать уголовные дела при наличии признаков, указывающих на совершение деяний. В данном случае мнение заинтересованной стороны значения не имеет. Исключение составляют лишь дела частного обвинения, для открытия и ведениях которых пострадавший человек должен написать заявление в правоохранительные органы.

Следует также отметить, что при совершении преступных деяний вред наносится не только конкретным лицам, но и общественном порядку, охраняемому законом.

Принцип публичности в уголовном процессе состоит в том, что прокурор, органы следствия и дознания осуществляют свою деятельность от имени государства, возбуждают дела на основании имеющихся признаков совершения преступного деяния, изобличают виновных в содеянном, а при наличии неопровержимых доказательств освобождают от ответственности тех, кто не виноват в содеянном, и принимают необходимые действия для их реабилитации и восстановления во всех правах.

Таким образом, государственные органы и должностные лица встают на защиту интересов пострадавших. Потому что совершенное в отношение них деяние нанесло вред не только им лично, но также и общественным отношениям, охраняемым законом.

Важная роль

Необходимо также сказать о том, что государственный обвинитель обязан присутствовать на судебном заседании по делам публичного и частно-публичного обвинения. Потому что данное правило зафиксировано в действующем законе. Таким образом, данное должностное лицо встает на защиту интересов государства. Ведь виновный, совершивший опасное деяние, причинил ущерб не только одному человеку, но и общественным отношениям, охраняемым законом.

Именно по этой причине участие в судопроизводстве государственного обвинителя считается еще одним подтверждением действия принципа публичности в уголовном процессе.

Характеристика

Принцип публичности в уголовном процессе воспринимается как основополагающее, руководящее начало судопроизводства по выявлению признаков преступного деяния, изобличению виновных и привлечению их к ответственности. От частных лиц требуется лишь подчинение нормам действующего УПК. В то время как весь ход движения уголовного процесса зафиксирован в законе. Ведь именно УПК содержит в себе те нормы, на основании которых осуществляется предварительное расследование, судебное разбирательство и вступление приговора в силу.

Здесь необходимо также отметить, что уголовный процесс представляет собой определенную гарантию того, что невиновный человек не будет незаконно привлечен к ответственности за деяние, которого он не совершал, и не понесет незаслуженное наказание. Потому что деятельность органов следствия, дознания, прокуратуры и суда осуществляется только на основании норм действующего закона.

Кроме того, во многих источниках указано, что принцип публичности в уголовном процессе воспринимается как социальная открытость. Иными словами, суд должен выслушать всех участников разбирательства, а не только сильнейшие стороны (прокурора и потерпевшего).

Соотношение

Публичность — это один из главных принципов уголовного судопроизводства, в соответствии с которым должностные лица и органы власти действуют только в отношении государства и защищают его интересы. Права личности здесь твердо установлены законом. Это важно знать.

В свою очередь, диспозитивность в уголовном судопроизводстве дает возможность гражданам самостоятельно распоряжаться своими материальными и процессуальными правами, не прибегая к помощи государства. Тем не менее, указанный принцип здесь не так ярко выражен, как публичность. Ведь в условиях диспозитивности интересы личности становятся намного важнее государственных. Более того, они стоят на первом месте.

Но как же все-таки взаимодействуют между собой принципы публичности и диспозитивности в уголовном процессе? Их взаимосвязь заключается в том, что совместно они обеспечивают существование трех видов обвинения:

  • частное, где открытие дела происходит только после того, как пострадавший напишет заявление о привлечении к ответственности за содеянное конкретное лицо;
  • публичное — возбуждение и дальнейшее расследование дела не зависят от мнения участников процесса (в том числе пострадавшего) и осуществляются органами следствия и дознания в виде служебного долга;
  • частно-публичное — представляет собой деятельность потерпевшего и дознания, следствия и прокуратуры по раскрытию содеянного и привлечению виновного к ответственности за содеянное.

Таким образом, взаимодействие интересов личности и государства понимается как соотношение публичности и диспозитивности в уголовном судопроизводстве.

Дополнительно

Итак, какое имеют между собой соотношение принципы разумности и публичности? Для начала нужно сказать о каждом из них в отдельности.

Как уже было указано ранее, публичность является одним из главных принципов уголовного судопроизводства. Можно сказать даже больше, без этого основополагающего и руководящего начала весь процесс осуществления предварительного расследования и правосудия потерял бы свою значимость. Ведь публичность проявляется в обязательности открытия дела следователем или дознавателем при наличии каких-либо признаков совершения преступного деяния. Данные должностные лица стоят на защите охраняемых интересов государства.

Но какую роль здесь играет принцип разумности? Здесь необходимо сказать о том, что уголовное дело расследуется в установленные законом сроки, после чего передается в судебный орган для рассмотрения по существу и вынесения приговора. Под разумным сроком понимается период времени, необходимый для расследования дела, прописанный в УПК.

Как уже было сказано ранее, взаимодействие диспозитивности и публичности позволяет выделить все виды уголовного преследования. Уголовный процесс осуществляется:

  • путем частного обвинения; здесь необходимо также указать, что сам потерпевший выступает в судебном органе в роли государственного обвинителя (дела о побоях, клевета, причинение здоровью легкого вреда);
  • частно-публичного обвинения; когда дело заводится по заявлению лица, но в расследовании участвуют органы следствия или дознания, прокуратура (например, изнасилование, мошенничество);
  • публичное обвинение — осуществляется без заявления пострадавшей стороны и без учета ее мнения, должностные лица открывают и расследуют дело исходя из служебного долга.

Особое значение

В данном случае необходимо еще раз сказать о диспозитивности как о принципе уголовного процесса, который позволяет гражданам самостоятельно распоряжаться своими материальными и процессуальными правами. Тем не менее, роль его при осуществлении судопроизводства не так высока, как у публичности.

Следует также сказать о понятии диспозитивности и его применении. Ведь данный принцип больше разрешает, чем запрещает. Диспозитивность позволяет гражданам самостоятельно пользоваться своими правами без помощи государства. Кроме того, указанный принцип имеет ограниченную сферу действия. Например, обвиняемый может пользоваться помощью своего адвоката, если он сможет его самостоятельно нанять. Также последний в праве просить следователя о назначении ему государственного защитника. Кроме того, обвиняемый имеет возможность примириться с потерпевшей стороной, если загладит причиненный ущерб — это позволит ему избежать наказания.

В другом государстве

В УПК Украины есть статья 26 «Диспозитивность», в которой указана сущность применения данного принципа. Например, если прокурор или частный обвинитель отказываются от обвинения, то дело должно быть закрыто. Суд в процессе разрешает только те вопросы, которые вынесены на рассмотрение сторонами.

Статья написана по материалам сайтов: lawbook.online, isfic.info, studopedia.ru, studme.org, businessman.ru.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий