Прямой и косвенный умысел в уголовном праве РФ

Умысел — наиболее распространенная форма вины. Согласно ст. 25 УК преступлением, совершенным умышленно, признается деяние, совершенное с прямым или косвенным умыслом.

Виды умысла: 1.Прямой. Преступление признаётся совершённым с прямым умыслом, если лицо, его совершившее, осознавало общественную оапасность своего действия (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления (ч.2 ст.25 УК); 2.Косвенный. В соответствии с законом (ч.3 ст.25 УК) имеет место, если лицо, совершившее преступление, осознавало общественную опасность своего действия (или бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий и хотя и не желало, но сознательно допускало их либо относилось к ним безразлично.

Иные классификации видов умыслов:

1.Заранее обдуманный умысел характерен тем, что намерение совершить преступление осуществляется через более или менее значительный промежуток времени после его возникновения.

2.Внезапно возникшим является такой вид умысла, который реализуется в преступлении сразу же или через незначительный промежуток времени после его возникновения. Внезапно возникший умысел может быть простым или аффектированным.

Аффектированный умысел характеризуется тем, что поводом к его возникновению являются неправомерные или аморальные действия потерпевшего в отношении виновного или его близких либо систематическое противоправное или аморальное поведение потерпевшего, создавшее длительную психотравмирующую ситуацию.

3.Определнный (конкретизированный) умысел характеризуется исключением у виновного конкретного представления о качественных и количественных показателях вреда, причиняемого деянием.

4.Альтернативный умысел — это такая разновидность определённого умысла, при котором виновный предвидит примерно одинаковую возможность наступления двух или большего числа индивидуально-определённых последствий.

5.Неопределённый (неконкретизированный) умысел характеризуется тем, что у виновного имеется не индивидуально-определённое, а обобщённое представление об объективных свойствах деяния, т.е. он осознаёт только его видовые признаки.

19.Понятие и виды неосторожности.

Неосторожность — вторая форма вины, которая имеет свои признаки и в отличие от умысла связана с отрицательным отношением лица к преступным последствиям, наступления которых оно не желает и не допускает.

Виды неосторожности: 1.Легкомыслие. Преступление признаётся совершённым по легкомыслию, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своего действия (или бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение (ч.2 ст.26 УК) 2.Небрежность — это разновидность вины, при которой лицо не предвидит общественно опасных последствий своего деяния ни как неизбежных, ни как реально или даже абстрактно возможных.

20.Невиновное причинение вреда.

В соответствии со ст.5 УК уголовная ответственность за невиновное причинение вреда не допускается. Уголовный кодекс РФ впервые включил норму о невиновном причинении вреда, предусмотрев две его разновидности.

В ч.1 ст.28 УК закреплена такая разновидность невиновного причинения вреда, которая в теории уголовного права именуется субъективным случаем, или «казусом». Применительно к преступлениям с формальным составом это означает, что лицо, совершившее общественно опасное деяние, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействий).

Применительно к преступлениям с материальным составом субъективный случай заключается в том, что лицо, совершившее общественно опасное деяние, не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть. Эта разновидность субъективного случая отличается от небрежности отсутствием либо обоих, либо хотя бы одного из его критериев. Для установления субъективного случая не обязательно одновременное отсутствие обоих критериев небрежности, достаточно отсутствия хотя бы одного из них — или объективного, или субъективного.

В ч.1 ст.28 УК прямо не предусмотрен ещё один вид субъективного случая, который пограничен с преступным легкомыслием. Он заключается в том, что лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействий) и рассчитывало на их предотвращение, имея для этого достаточные основания. От легкомыслия данная разновидность субъективного случая отличается как раз тем, что лицо, случайно причинившее вред, имело все основания избежать его причинения, и любое другое лицо, оказавшись в его положении, также пришло бы к убеждению, что в сложившейся ситуации вред причинён не будет.

В ч.2 ст.28 УК закреплена новая, ранее неизвестная закону и судебной практике разновидность невиновного причинения вреда. Она характеризуется тем, что лицо, хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам. Причинение вреда признаётся невиновным вследствие объективной невозможности предотвратить наступление общественно опасных последствий по одной из двух указанных в законе причин.

Во-первых, невозможность предотвратить вредные последствия, которые охватываются предвидением действующего лица, исключает уголовную ответственность, если она обусловлена несоответствием психофизиологических качеств причинителя вреда требованиям экстремальных условий, т.е. таким неожиданно возникшим или изменившимся ситуациям, которым лицо не готово по своим психофизиологическим качествам принять адекватное решение и найти способ предотвращения вредных последствий (например, в обстановке стихийного бедствия или чрезвычайной ситуации)

Во-вторых, деяние признаётся невиновным, если невозможность предотвратить общественно опасные последствия обусловлена несоответствием психофизиологических качеств причинителя вреда его нервно-психическим перегрузкам (усталость).

Установление несоответствия психофизиологических качеств оператора как требованиям экстремальных условий, так и нервно-психическим перегрузкам должно быть предметом обязательного исследования судебно-психологической экспертизы.

Умысел преступления

Умысел и его виды

Умысел — наиболее распространенная форма вины. Согласно ст. 25 УК преступлением, совершенным умышленно, признается деяние, совершенное с прямым или косвенным умыслом.

Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления. Преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично.

Для обоих видов умысла характерно осознание общественной опасности своих действий (бездействия), а также предвидение возможности (для прямого умысла иногда также неизбежности) наступления общественно опасных последствий. Определяющим свойством умышленной вины является то, что лицо осознает, что оно совершает действия (бездействие), которые опасны для охраняемых уголовным законом общественных отношений и запрещены этим законом в качестве преступления.

Посредством своих действий (бездействия) человек выражает отношение к другим людям, правилам социального общежития и действующим законам. В оценке поведения человека приобретает первостепенное значение то, насколько это поведение согласуется с нравственными и правовыми установлениями данного общества. В уголовном праве сказанное означает, что при умышленной вине лицо осознает не только фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия), но и отрицательную нравственную оценку их со стороны общества.

Обязательным признаком умышленной вины является предвидение лицом возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий, которые предусмотрены уголовным законом и могут наступить в результате его действий (бездействия). Предвидение лицом неизбежности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия) характерно для прямого умысла.

Предвидение лицом последствий своих действий (бездействия) невозможно без осознания им тех причинно-следственных связей, которые делают наступление последствия обоснованным, без осознания того, что последствие с закономерностью может последовать за совершенными действиями (бездействием). Предвидение последствий своих действий (бездействия) может быть различным. При прямом умысле лицо предвидит возможность либо неизбежность наступления общественно опасных последствий. При косвенном умысле предвидение возможности наступления общественно опасных последствий носит менее конкретный характер.

Отличие прямого и косвенного умысла заключается в основном в волевом содержании совершаемых действий (бездействия). При прямом умысле лицо желает чтобы наступили предвидимые им общественно опасные последствия. При косвенном умысле лицо не желает, но сознательно допускает, что в результате его действий (бездействия) могут наступить общественно опасные последствия, либо относится к ним безразлично.

В отечественном уголовном праве определение понятия умысла ориентировано на материальные составы преступлений. В связи с этим в теории и судебной практике дискуссионным остается вопрос о применимости деления умысла на прямой и косвенный к так называемым формальным и усеченным составам преступлений. При совершении преступления с формальным и усеченным составом лицо сознает, что оно совершает общественно опасное деяние и желает его совершения. Поэтому следует согласиться, что в подобных ситуациях лицо совершает преступление с прямым умыслом.

В доктрине уголовного права также различают заранее обдуманный и внезапно возникший умысел. Заранее обдуманный умысел характеризуется тем, что между появлением намерения совершить преступление и его осуществлением имеется разрыв во времени, лицо при этом взвешивает все «за» и «против», учитывает те или иные моменты в связи с предполагаемым совершением преступления. Поэтому осознание общественной опасности деяния и предвидение его последствий в таких случаях по общему правилу является более четким, а лицо, совершившее преступление, более опасным.

При внезапно возникшем умысле намерение совершить преступление возникает неожиданно под влиянием сложившейся ситуации и тут же приводится в исполнение. Разновидностью внезапно возникшего умысла является аффектированный умысел, когда лицо совершает преступление в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, излсватсль- ством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего (ст. 107 УК). Внезапно возникший умысел при прочих равных условиях характеризует лицо как менее опасное.

С учетом характера предвидения и направленности воли лица различают умысел определенный (конкретизированный) и неопределенный (неконкретизированный). При определенном умысле лицо предвидит конкретно определенное преступное последствие, а его воля направлена именно на достижение данного результата. При неопределенном умысле лицо, совершая те или иные общественно опасные действия (бездействие), точно не определяет, какое последствие может наступить. В таком случае лицо подлежит уголовной ответственности за фактически наступившие последствия.

Прямой, косвенный и другие виды умысла

Согласно ч. 1 ст. 25 УК преступлением, совершенным умышленно, признается деяние, совершенное с прямым или косвенным умыслом.

Определения умышленной формы вины закон не содержит. Нет общепринятого определения умышленной формы вины и в науке уголовного права. Понятие умысла раскрывается через его вилы.

Определение прямого умысла сформулировано в ч. 2 ст. 25 УК. Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления.

Косвенный умысел определяется в ч. 3 ст. 25 УК. Преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично.

Приведенные формулировки прямого и косвенного умысла в полном объеме относятся только к преступлениям с материальным составом, поскольку их характеристика предусматривает отношение виновного к последствиям. В составах преступлений с законодательной конструкцией, не предусматривающей последствий как обязательного признака, характеристика умышленной и неосторожной форм вины должна быть иной.

В этом смысле позитивным примером является законодательство иных государств, например УК Республики Беларусь, в котором имеется ст. 24 «Вина в преступлении, не связанном с наступлением последствий». В этой статье сказано:

«1. В преступлении, для наличия которого не требуется наступления общественно опасных последствий, форма вины устанавливается по отношению лица к общественно опасному деянию.

2. Преступление признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало общественно опасный характер своего действия или бездействия и желало его совершить».

Это интересно:  Принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа в 2018 году

Исходя из анализа данной нормы можно сделать вывод: законодатель Республики Беларусь считает, что подобные преступления могут быть совершены только с прямым умыслом.

Раскрывается содержание прямого умысла в преступлениях с материальным и формальным составами и в Уголовном кодексе Эстонской Республики.

В отечественной науке уголовного права широко распространено мнение, что косвенный умысел, определяемый отношением к последствиям, невозможен в преступлениях, где само деяние образует оконченный состав преступления.

Таким образом, с прямым умыслом могут быть совершены все умышленные преступления независимо от юридической конструкции состава преступления. С косвенным умыслом могут быть совершены лишь те умышленные преступления, в которых последствия относятся к обязательным признакам состава преступления.

Характеристика прямого и косвенного умысла в преступлениях с материальным составом наглядно представлена в табл. 2.

И при прямом и при косвенном умысле в преступлениях с материальным составом интеллектуальный процесс умысла характеризуется:

  • осознанием общественной опасности своего деяния;
  • предвидением общественно опасных последствий.

Некоторые ученые сделали вывод, что по интеллектуальному признаку прямой и косвенный умыслы совпадают, а различие между ними лишь в волевом моменте. Однако данный вывод представляется не корректным.

Таблица 2. Прямой и косвенный умысел в преступлениях с материальным составом

Умысел

Интеллектуальный момент умысла

Волевой момент умысла

Лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия)

Лицо предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий

Лицо желало их наступления

Лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия)

Лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий

Лицо не желало наступления последствий, но сознательно их допускало или относилось к ним безразлично

Закон раскрывает только один момент интеллектуального отношения субъекта, а именно — осознание общественной опасности своего деяния (действия или бездействия). Относительно предвидения общественно опасных последствий этого сказать нельзя. При прямом умысле лицо предвидит или возможность, или неизбежность последствий. При косвенном умысле лицо предвидит лишь возможность последствий. Следовательно, если лицо при совершении преступления предвидело неизбежность последствий в результате своего общественно опасного деяния, то оно признается действовавшим с прямым умыслом со всеми вытекающими из данного вывода последствиями, ибо понятно, что в подобных случаях лицо не может не желать данных последствий. Например, невозможно представить ситуацию, когда лицо предвидит, что в результате его деяния человек неизбежно погибнет, но, не желая причинения ему смерти, все же совершает общественно опасное деяние, приведшее к гибели потерпевшего.

На наш взгляд, для прямого умысла более характерно предвидение неизбежности последствий, чем их реальной возможности.

Сознание общественно опасного характера своего деяния относится к моменту совершения действия или к моменту отказа от его совершения. Предвидение относится к сфере будущего, поскольку оно следует за совершением деяния. Между деянием и последствиями присутствует причинно-следственная связь, которая также должна осознаваться лицом и входить в сферу его предвидения, т. е. интеллектуальным процессом сознания охватывается не только деяние и последствия, но и особенности причинно-следственной связи между деянием и возможными (наступившими) общественно опасными последствиями. Неосознание наличия причинно-следственной связи между деянием и последствиями исключает уголовную ответственность за умышленное преступление. При прямом умысле, когда лицо желает наступления определенных последствий, оно выбирает такой способ совершения деяния, при котором желаемые последствия с его точки зрения должны наступить в обязательном порядке, или, в исключительном случае, вероятность их наступления должна быть реально возможной при определенных обстоятельствах, к которым лицо стремится. Иначе ему не было бы необходимости действовать.

Представляется, что в содержание прямого и косвенного умысла включается сознание и предвидение всех фактических обстоятельств, которые соответствуют объективным признакам состава конкретного преступления, предусмотренного уголовным законом. Например, при вменении убийства, совершенного общеопасным способом, обязательным предметом доказывания будет осознание лицом общсопасного способа убийства и предвидение им того, что в результате его деяния смерть угрожала как минимум двум потерпевшим.

Для косвенного умысла последствия не являются желательными. Это плата, которую виновный готов заплатить за достижение иной цели своего деяния. Степень вероятности наступления таких последствий лицо оценивает как реально возможную, т. е., по его мнению, данные последствия могут наступить и с такой же степенью вероятности могут не наступить.

Последствия при прямом умысле составляют цель деяния лица. Последствия при косвенном умысле представляют побочный, нежелаемый результат его деяния. В силу значимости последствий для лица степень вероятности их наступления при прямом и косвенном умысле не могут совпадать. Человек, движимый осознанными побуждениями (мотивами), руководствуясь своим сознанием, на основе интеллекта и воли сам ставит себе цели, избирая наиболее оптимальный способ их достижения. Желаемой цели будет сопутствовать и более высокая степень вероятности ее наступления. При этом необходимо иметь в виду, что иод желанием последствий закон подразумевает стремление лица достичь цели путем активных действий или сознательного бездействия, а не «голое» желание необходимого результата без затраты физических, интеллектуальных и волевых усилий.

В ч. 2 ст. 25 УК сказано, что, совершая преступление с прямым умыслом, лицо предвидит возможность или неизбежность последствий. Законодатель на первый взгляд уравнял степень вероятности наступления последствий при прямом и косвенном умыслах, поскольку в обоих случаях последствия могут быть только реально возможными. Представляется, что это не так. Необходимо учитывать, что интеллектуальный момент вины составляет лишь часть умысла. Не менее важен и его волевой момент.

При прямом умысле виновный всегда стремится к определенным последствиям. Однако не во всех случаях его стремление в силу ряда объективных причин неизбежно приводит к их наступлению. В некоторых случаях его стремление может создать лишь реальную возможность их наступления. В подобных ситуациях при доказанности того, что лицо желало наступления определенных последствий, оно признается действующим с прямым умыслом.

Таким образом, отличие прямого умысла от косвенного заключается как в интеллектуальном, так и в волевом моментах. При прямом умысле лицо, как правило, предвидит неизбежность последствий, к которым оно стремится. В отдельных случаях в силу объективных обстоятельств лицо может предвидеть лишь реальную возможность последствий, стремясь к тому, чтобы они наступили. При косвенном умысле субъект всегда предвидит реальную возможность последствий. Наступившие общественно опасные последствия не являлись целью его деяния. При косвенном умысле цель действий лица и полученный им преступный результат не совпадают изначально. Однако никаких сознательных волевых усилий для предотвращения последствий лицо нс предпринимает. Подобное отношение к общественно опасным последствиям позволяет утверждать, что и при прямом и при косвенном умысле у виновного лица имеется к ним позитивное отношение, только в первом случае — активно позитивное, а во втором — пассивно позитивное.

Предвидение неизбежности последствий своего деяния исключает косвенный умысел. Это признак прямого умысла.

При совершении преступлений, конструкция состава которых исключает последствия, характеристика умысла включает в себя осознание лицом общественно опасного характера совершаемого им деяния и желание его совершения.

В зависимости от того, с каким видом умысла действовало лицо, решается ряд уголовно-правовых вопросов.

1. Если виновное лицо действовало с прямым умыслом, то при отсутствии последствий (при преступлении с материальным составом) или несовершении деяния (при преступлении с формальным составом) содеянное, как правило, квалифицируется по направленности умысла; в зависимости от этапа прерванной преступной деятельности — как приготовление к совершению тяжкого или особо тяжкого преступления или как покушение на преступление. При косвенном умысле содеянное всегда квалифицируется по фактически наступившим последствиям.

Так, во время распития спиртных напитков между гражданами Щ. и В. возникла ссора, в ходе которой Щ. выгнал В. из дома, а когда тот сошел с крыльца, выстрелил в него из обреза, причинив тяжкий вред здоровью В. Районный народный суд осудил гражданина Щ. за покушение на убийство, обосновав квалификацию тем, что выстрел произведен с близкого расстояния и в жизненно важный орган (голову).

Между тем Щ. отрицал намерение лишить жизни В. Он пояснил, что, обидевшись на В., хотел его «попугать» и выстрелил не целясь, тем более что все происходило ночью.

Из материалов дела видно, что выстрел действительно произведен в темноте, при этом Щ. не проявил интереса к результатам выстрела и сразу возвратился в дом. На вопрос находившейся там гражданки 3. ответил, что В. ушел домой. Ранее отношения между осужденным и потерпевшим были нормальные.

Все это свидетельствовало о том, что Щ. безразлично относился к последствиям своих действий — возможной гибели потерпевшего, т. е. действовал с косвенным умыслом, а при отсутствии прямого умысла на лишение В. жизни содеянное не могло квалифицироваться как покушение на убийство.

2. Предварительная преступная деятельность в виде приготовления к преступлению или покушения на него возможна только при прямом умысле.

3. Совершение преступления, конструкция которого не включает последствия как обязательный признак состава преступления, считается возможным лишь при наличии прямого умысла.

4. Решение вопросов соучастия зависит от вида умысла лица. Например, организатор и подстрекатель могут быть привлечены к уголовной ответственности за соучастие в преступлении только в том случае, когда они действовали с прямым умыслом.

5. Лицо, совершившее преступление с прямым умыслом, как правило, считается более общественно опасным, чем лицо, совершившее преступление с косвенным умыслом, что учитывается при индивидуализации наказания.

Наряду с прямым и косвенным умыслом в теории уголовного права выделяют и иные виды умысла. Поскольку юридическая природа данных видов умысла не определена в законе, им придается разное правовое значение.

Выделяют внезапно возникший и заранее обдуманный умыслы.

Внезапно возникший умысел от заранее обдуманного отличается по времени реализации с момента возникновения. Первый и возникает и реализуется внезапно. Второй реализуется через определенное время после возникновения. При этом достаточно сложно сказать, в каком случае преступление следует признать более общественно опасным. Поэтому при уголовно-пра- вовой оценке содеянного данному факту особого значения не придается. Для закона безразлично, когда у лица возник умысел, например, совершить убийство: год назад или за мгновение до преступления. И в том и в другом случае содеянное будет квалифицировано как убийство независимо от времени возникновения умысла. Однако время возникновения умысла при наличии дополнительных обстоятельств, предусмотренных законом, может иметь правовое значение. Например, если умысел совершить убийство или причинение тяжкого вреда здоровью возник и был реализован внезапно, в состоянии аффекта, в ответ на противоправное или аморальное поведение жертвы, то содеянное квалифицируется как преступление с привилегированным составом.

Преступление, совершенное в состоянии аффекта, относится к преступлениям с внезапно возникшим умыслом. Данное преступление может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом. Лицо, совершающее преступление в состоянии аффекта, может стремиться убить «обидчика», т. е. действует с прямым умыслом причинения смерти, но может совершить данное преступление и с косвенным умыслом, например с целью наказать «обидчика», безразлично относясь к возможным последствиям своих действий.

Заранее обдуманный умысел также может быть как прямым, так и косвенным. Например, вынашивая планы проучить кого- либо, лицо может стремиться как к его смерти, так и только к его избиению, допуская в результате избиения потерпевшего любые последствия, в том числе и самые тяжкие.

В зависимости от степени конкретизации и определенности последствий, предвиденных виновным, различают умысел конкретизированный (определенный) и неконкретизированный (неопределенный).

Это интересно:  Как характеризуется квалифицированное убийство в уголовном праве?

Конкретизированным (определенным) признается умысел, при котором лицо осознает общественно опасный характер своего деяния, предвидит конкретные, определенные его последствия, желает данные последствия или сознательно их допускает либо относится к ним безразлично. При этом лицо может предвидеть, желать или допускать одно определенное последствие. В таком случае умысел определяется как простой. Лицо может желать или допускать сразу несколько определенных последствий, например, и (или) смерть потерпевшего, и (или) его увечье, что получится. В подобных случаях умысел называют альтернативным.

По нашему мнению, вменять покушение на преступление можно только при доказанности того, что лицо действовало с прямым конкретизированным умыслом. В противном случае содеянное должно квалифицироваться по фактически наступившим последствиям.

Неконкретизированным признается умысел, при котором лицо осознавало общественно опасный характер своего деяния, предвидело, что в результате наступят какие-то конкретно неопределенные общественно опасные последствия, желало их наступления или сознательно их допускало либо относилось к ним безразлично. Например, совершая хищение, избивая потерпевшего, уклоняясь от уплаты налогов, лицо может не конкретизировать последствия своего деяния (размер хищения, тяжесть причиненного вреда, сумму, подлежащую уплате).

Представляется, что в тех случаях, когда лицо предвидело несколько неопределенных последствий (как результат своего деяния), независимо от содержания умысла (прямого или косвенного) содеянное всегда должно квалифицироваться исходя из фактически наступивших последствий.

Таким образом, выделяемые в теории уголовного права иные виды умысла, на наш взгляд, лишь уточняют, конкретизируют умышленную форму вины в рамках законодательно определенного прямого или косвенного умысла. Вне рамок прямого или косвенного умысла они не существуют. В случае если виновный действовал с простым прямым умыслом на одно определенное последствие, например причинение смерти, хищение в особо крупных размерах и т. д., при недостижении желаемого преступного результата содеянное им должно квалифицироваться как покушение на совершение соответствующего преступления. Во всех остальных случаях содеянное должно квалифицироваться по фактически наступившим последствиям, даже если виновный действовал с прямым умыслом, но не простым, а альтернативным или неопределенным. Утверждение о правильности квалификации действий виновного как покушения на «наибольшее» из альтернативно желаемых последствий представляется некорректным. В подобных случаях степень вероятности разных последствий одинакова. Для выделения «наибольшего» не имеется ни субъективных, ни объективных оснований. Поэтому, если виновный бросает в потерпевшего с расстояния нескольких метров тяжелый предмет в целях причинения любых возможных последствий — смерти потерпевшего, его ранения и т. д., то ответственность должна наступать не за возможные, а за фактически наступившие последствия: в случае причинения смерти — по ст. 105 УК, при причинении тяжкого вреда здоровью — по ст. 111 УК и т. д. Вменять покушение на убийство только потому, что оно было желательно и реально возможно наряду с другими последствиями, нельзя. Если виновный вскрывает сейф в целях хищения любой находящейся в нем суммы денег, то и отвечать он должен за хищение в размере украденного, а не за покушение на хищение в особо крупных размерах, даже если он желал похитить как можно больше. Однако при доказанности умысла на хищение в особо крупных размерах ответственность должна наступать за покушение на данное преступление.

Умысел и его виды

В соответствии с ч. 1 ст. 25 УК РФ умысел бывает прямым и косвенным.

Согласно ч. 2 этой статьи преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления».

Для определения прямого умысла, как и любой другой разновидности вины (умышленной или неосторожной), как психического отношения к совершенному лицом общественно опасному действию (бездействию) и его последствиям, законодатель использует содержание интеллектуального и волевого элементов психики. При совершении преступления с прямым умыслом интеллектуальный момент заключается в том, что лицо осознает общественную опасность своего действия (бездействия) и предвидит возможность или неизбежность наступления его вредных последствий. Сознание общественно опасного характера совершаемого деяния означает понимание виновным как фактического, так и социального его характера. Так, например, при краже лицо сознает, что тайно завладевает чужим имуществом (фактическая сторона деяния), а также сознает, что этим самым нарушает права собственности потерпевшего (социальный смысл деяния). Осознание социального значения совершаемого действия (бездействия) – это осознание виновным его общественно опасного характера.

Законодатель ограничивает интеллектуальный элемент осознанием именно общественной опасности совершенного деяния и не требует осознания виновным его противоправности. Правда, следует сказать, что распространенные умышленные преступления (убийства, телесные повреждения, половые преступления, хищения имущества и др.) совершаются, естественно, с осознанием их противоправности. Однако по общему правилу осознание противоправности не подлежит доказыванию по уголовному делу. Вместе с тем в ряде случаев путем конструирования специальных составов в Особенной части законодатель связывает осознание общественной опасности совершаемого виновным деяния с осознанием его противоправности. Чаще всего это бывает при преступном нарушении различного рода специальных правил.

Так, в ч. 1 ст. 2282 УК РФ установлена уголовная ответственность за нарушение, например, правил производства, изготовления, переработки, хранения, учета, отпуска, реализации, продажи, распределения, перевозки, пересылки, приобретения, использования, ввоза, вывоза либо уничтожения наркотических средств или психотропных веществ либо их прекурсоров, инструментов или оборудования, используемых для изготовления наркотических средств или психотропных веществ, находящихся под специальным контролем, повлекшее их утрату, если это деяние совершено лицом, в обязанности которого входит соблюдение указанных правил. Очевидно, что осознание субъектом общественной опасности этих действий обязательно предполагает знание им соответствующих правил обращения (например, хранения и учета) с указанными веществами. И если лицо не было ознакомлено с ними, интеллектуальный момент умысла исключается, а следовательно, исключаются как умышленная вина, так и уголовная ответственность этого лица.

Предвидение наступления вредных последствий означает предвидение виновным тех общественно опасных последствий, которые наступают в результате совершаемого лицом общественно опасного действия или бездействия. Согласно законодательной формулировке характер предвидения при прямом умысле может быть двояким. Виновное лицо может предвидеть как возможность, так и неизбежность наступления соответствующих преступных последствий.

Предвидение возможности наступления преступных последствий означает, что эти последствия могут по каким-то причинам и не наступить. Предвидение неизбежности их наступления означает, что сознанием виновного исключаются какие-либо обстоятельства, в соответствии с которыми желаемые последствия могут не наступить.

Например, И., обладавший значительной физической силой, во время выпивки со своими знакомыми поссорился с одним из собутыльников, Г., и выбросил его из открытого окна комнаты, находящейся на 14-м этаже. Очевидно, что в этом случае можно категорически утверждать, что виновный предвидел неизбежность наступления смерти потерпевшего. Если бы эти действия были совершены, допустим, в комнате на втором этаже, то преступное последствие осознавалось бы виновным как возможное (все зависело бы от различного рода обстоятельств: должен ли был потерпевший упасть на землю или на асфальт, на кустарник или груду кирпичей и т.д.).

Умысел в любой его разновидности (как и неосторожная форма вины) сформулирован законодателем применительно к преступлениям с материальным составом, т.е. к тем, в объективную сторону которых входит преступное последствие. В связи с этим лицу вменяется в вину предвидение не любых вредных последствий, а только тех, которые являются признаком объективной стороны соответствующего состава преступления (при убийстве – смерти потерпевшего, при причинении вреда здоровью – тяжести такого вреда и т.д.).

Волевой момент прямого умысла характеризуется желанием наступления преступных последствий. Это желание предполагает целенаправленную деятельность виновного. Для него соответствующее преступное последствие является осознанным и целенаправленным результатом его общественно опасного действия или бездействия.

В заключение проиллюстрируем содержание прямого умысла на несложном с точки зрения уголовно-правовой оценки примере. А. во время ссоры с Г. нанес последнему имевшимся у него ножом удар в область сердца, от чего потерпевший тут же скончался. А. совершил убийство с прямым умыслом. Интеллектуальный момент этого умысла заключается в осознании виновным общественной опасности своих действий, т.е. того, что они могут привести к смерти потерпевшего, и предвидении возможности либо неизбежности наступления его смерти. То обстоятельство, что А. нанес удар ножом в область сердца (жизненно важный орган), свидетельствует о том, что волевой момент умысла заключался в желании наступления смерти потерпевшего.

Косвенным признается такой вид умысла, когда лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало их либо относилось к ним безразлично (ч. 3 ст. 25 УК РФ).

По своему интеллектуальному моменту косвенный умысел во многом совпадает с прямым умыслом. Различие в этом отношении заключается лишь в характере предвидения преступных последствий. Как отмечалось, при прямом умысле лицо предвидит как возможность, так и неизбежность наступления преступного результата. При косвенном умысле предвидение виновного связывается лишь с возможностью его наступления. Эта особенность косвенного умысла тесно связана с его волевым моментом, по которому и происходит основное различие этих видов умысла. При косвенном умысле, в отличие от прямого, лицо хотя и предвидит возможность наступления преступных последствий (интеллектуальный момент), но не желает, чтобы эти последствия наступили. Уголовный закон различает две разновидности такого нежелания: сознательное допущение преступных последствий и безразличное отношение к ним. Однако чаще всего психическое отношение лица к последствиям совершенного им действия (бездействия) предполагает соединение безразличного отношения к их наступлению с сознательным их допущением. Не случайно и в русском дореволюционном уголовном праве (Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., в том числе и в редакции 1885 г., Уголовное уложение 1903 г.), и в советском уголовном праве (УК РСФСР 1922 г., УК РСФСР 1926 г., УК РСФСР 1960 г.) волевой момент косвенного умысла связывался лишь с сознательным допущением преступных последствий.

Таким образом, нежелание наступления преступных последствий при косвенном умысле означает, что лицо не заинтересовано в наступлении общественно опасных последствий своего деяния, относясь к ним безразлично и тем самым допуская возможность их наступления.

Вернемся к приведенному выше примеру с выбрасыванием потерпевшего из окна. Если подобные действия были совершены в комнате, находящейся, например, на втором этаже, и потерпевший разбился при падении насмерть, налицо убийство с косвенным умыслом. Виновный при этом осознавал общественную опасность своих действий, предвидел возможность (только возможность!) наступления смерти потерпевшего и сознательно допускал наступление этого последствия.

Иногда сознательное допущение наступления преступных последствий (либо безразличное к ним отношение) при косвенном умысле может сочетаться и с нежеланием наступления этих последствий. Например, лицо из мести ночью поджигает дом потерпевшего в отсутствие последнего, заведомо зная, что в нем находятся престарелые родители потерпевшего. При этом виновный может даже надеяться на то, что старики не сгорят в огне, а спасутся. Но если эта надежда не связана с расчетом на реальные конкретные обстоятельства, способные предотвратить наступление преступных последствий, налицо волевой момент косвенного умысла в виде сознательного допущения наступления смерти потерпевших. В этих случаях лицо рассчитывает на какую-либо случайность (благодаря которой смерть потерпевших может и не наступить). Однако, как правильно отмечал А. А. Пионтковский, «надеяться на “авось” – значит ни на что не надеяться». Следовательно, в случае наступления смерти потерпевших, содеянное, кроме умышленного уничтожения имущества путем поджога (ч. 2 ст. 167 УК РФ), должно быть квалифицировано и как убийство при отягчающих обстоятельствах (п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ), совершенное с косвенным умыслом.

Это интересно:  Ответственность за убийство, совершенное общеопасным способом

Сказанное можно проиллюстрировать и примером из судебной практики. Так, С. и И. но предварительной договоренности с целью хищения вещей проникли в дом 76-летней гражданки А., связали ее и вставили в рот тряпичный кляп. В процессе связывания С. нанес А. несколько ударов ногами по голове и другим частям тела, причинив тяжкие телесные повреждения, в том числе переломы костей носа, скуловых костей и основания черепа. Похитив интересовавшие их вещи, С. и И. скрылись. А. в результате механической асфиксии, развившейся вследствие введения кляпа в рот, на месте происшествия скончалась. Органы предварительного следствия действия С. и И. квалифицировали как разбой при отягчающих обстоятельствах (ч. 3 ст. 146 УК РСФСР 1960 г.) и умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах (п. «а», «г», «е», «н» ч. 1 ст. 102 УК РСФСР 1960 г.). Суд первой инстанции действия С., связанные с убийством А., переквалифицировал на ст. 106 УК РСФСР 1960 г. (как неосторожное убийство), а И. в совершении убийства оправдал. Верховный Суд РСФСР признал, что совершенное убийство необоснованно было признано неосторожным и что оно было совершено с косвенным умыслом. Суд первой инстанции поверил объяснениям осужденных о том, что А. они избили лишь для того, чтобы сломить ее сопротивление, и что, оставляя связанную потерпевшую с кляпом во рту, они рассчитывали, что утром к ней придут родственники и знакомые и ее освободят. По мнению же Верховного Суда РСФСР, эти объяснения противоречат объективным данным, которые установил суд. Осужденные знали о преклонном возрасте А., но применили к ней насилие, опасное для жизни, а затем, связав руки и ноги, оставили ее с разбитым лицом, с залитой кровью носоглоткой и с кляпом во рту, закрывавшим дыхательные пути, забросав ее одеялом и матрацем. Для С. и И. беспомощное состояние А. и физические страдания, которые она испытывала, были очевидными, но они безразлично относились к этому и к возможным последствиям (в том числе и к наступлению смерти потерпевшей), о чем заявили в суде. Они не являлись жителями деревни, где прожинала потерпевшая, не были знакомы с ней, не знали об образе ее жизни и имеются ли у нее родные, а поэтому их доводы о том, что потерпевшую могли бы спасти ее родственники или знакомые Верховным Судом РСФСР были признаны несостоятельными. Верховный Суд РСФСР отменил приговор и дело направил на новое судебное рассмотрение.

Деление умысла на прямой и косвенный имеет важное значение для квалификации преступлений и индивидуализации уголовной ответственности и наказания. Так, преступления с формальным составом, т.е. те, в состав которых не входит определенное преступное последствие, могут быть совершены только с прямым умыслом. Например, оставление в опасности, т.е. заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению по малолетству, старости, болезни или вследствие своей беспомощности, в случаях, если виновный имел возможность оказать помощь этому лицу и был обязан иметь о нем заботу либо сам поставил его в опасное для жизни или здоровья состояние (ст. 125 УК РФ), будет признано оконченным преступлением независимо от того, наступят для потерпевшего в результате этого тяжкие последствия или нет. Психическое отношение виновного в этом случае устанавливается лишь по отношению к факту его общественно опасного бездействия (оставления в опасности как такового) и выражается в сознании общественной опасности этого бездействия и желании уклониться от выполнения своей обязанности.

Наиболее важное практическое значение деления умысла на прямой и косвенный состоит в значении такого деления для отграничения умышленной вины от неосторожной, так как именно косвенный умысел является психическим отношением, пограничным с преступным легкомыслием как разновидностью неосторожной вины. И именно между косвенным умыслом и преступным легкомыслием лежит «водораздел» умысла и неосторожности.

Деление умысла на прямой и косвенный имеет важное значение для отграничения покушения на преступление от оконченного преступления, поскольку теория уголовного права и судебная практика ограничивают возможность покушения на преступление лишь кругом преступлений с прямым умыслом.

Например, М. был осужден за покушение на убийство Ч. Виновный из мести нанес потерпевшей удар ножом в шею и пытался нанести второй удар, но из-за сопротивления потерпевшей этот удар оказался слабым, а дальнейшие попытки нанесения ударов были предотвращены людьми, прибежавшими на крики Ч. о помощи. Судебная коллегия по уголовным делам Верховный Суд РФ переквалифицировала действия М. на умышленное причинение тяжкого телесного повреждения, исходя из того, что М., нанеся удар ножом в шею потерпевшей и пытаясь ударить второй раз, сознавал общественно опасный характер своих действий, предвидел наступление смерти потерпевшей и сознательно допускал это, т.е. действовал с косвенным умыслом.

Однако Президиум Верховный Суд РФ не согласился с таким выводом, отменил кассационное определение и указал, что при решении вопроса о содержании умысла виновного суд «должен исходить из совокупности всех обстоятельств совершенного преступления и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию ранений и иных телесных повреждений (например, в жизненно важные органы человека), причины прекращения преступных действий виновного и т.д.».

Внимательный анализ обстоятельств совершения этого преступления подтверждает правильность такого вывода. Такие обстоятельства, как нанесение удара ножом именно в жизненно важный орган, каким является шея, попытка нанести второй сильный удар, предотвращенный лишь вмешательством посторонних лиц, и предотвращение наступления тяжких последствий уже нанесенных ножевых ударов благодаря своевременной медицинской помощи, в своей совокупности свидетельствуют о том, что М. предвидел возможность наступления смерти потерпевшей и желал наступления такого последствия, т.е. действовал с прямым умыслом. Следовательно, действия виновного были правильно квалифицированы Президиумом Верховный Суд РФ как покушение на убийство.

Кроме того, деление умысла на прямой и косвенный имеет значение и для индивидуализации наказания. По общему правилу считается, что общественная опасность преступлений, совершенных с прямым умыслом, выше, чем совершенных с косвенным умыслом. Это связывается с тем, что в первом случае осознание и воля виновного непосредственно направлены на совершение общественно опасного деяния и причинение преступных последствий.

Законодатель ограничивается указанием лишь на два вида умысла – прямой и косвенный. Однако теории уголовного права и судебной практике известны и другие виды умысла.

Так, по времени возникновения различается умысел заранее обдуманный и внезапно возникший.

Заранее обдуманный умысел характеризуется тем, что в этом случае намерение совершить преступление и само преступление отделены друг от друга определенным промежутком времени. В течение этого времени субъект обдумывает и вынашивает планы и способы совершения преступления (место, время, орудия и средства и т.д.).

Внезапно возникший умысел характеризуется тем, что он возникает внезапно и сразу же реализуется. В теории считается, что по общему правилу преступления, совершенные с заранее обдуманным умыслом, опаснее, чем совершенные с внезапно возникшим умыслом. Такая позиция была отражена и в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., которое за преступление, совершенное с обдуманным заранее намерением, увеличивало наказание («полагалась всегда высшая мера наказания, за то преступление положенного»). Однако впоследствии это указание было исключено из Уложения с предоставлением права суду учитывать различие этих видов умысла при выборе меры наказания лишь в зависимости от конкретных обстоятельств дела. Не содержится каких-либо указаний по этому вопросу и в УК РФ. Дело в том, что само по себе установление указанных видов умысла еще не свидетельствует о меньшей или большей опасности преступления, совершенного виновным.

Так, например, заранее обдуманный умысел может свидетельствовать и об определенной нерешительности виновного, и даже о происходящей в его душе тяжелой внутренней борьбе. Это характерно, например, для преступлений против жизни, совершенных по мотиву ревности. И содержание такого заранее обдуманного умысла, конечно же, не повышает степень общественной опасности совершенного лицом преступления. Напротив, реализация внезапно возникшего умысла может иногда свидетельствовать о той легкости, с которой лицо идет на совершение преступления, подчас самого тяжкого. Так, например, убийство, совершенное на почве отказа потерпевшего дать закурить виновному, справедливо расценивается как убийство при отягчающих обстоятельствах, совершенное из хулиганских побуждений (и. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Уголовный кодекс лишь в двух случаях считает преступление, совершенное с внезапно возникшим умыслом, менее опасным. Это бывает тогда, когда такой умысел возникает под влиянием аффекта. Так, убийство или причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта выделено законодателем в самостоятельные составы преступлений со смягчающими обстоятельствами (ст. 107 и 113 УК РФ). Данное обстоятельство может учитываться и в рамках такого смягчающего обстоятельства при назначении наказания, как противоправность или аморальность действий потерпевшего, явившихся поводом к преступлению (п. «з» ч. 1 ст. 61 УК РФ).

В зависимости от степени определенности представления виновного об общественно опасных последствиях совершаемого им деяния умысел делится на определенный и неопределенный.

Определенный умысел характеризуется тем, что лицо четко представляет себе характер и размер последствий совершаемого им общественно опасного действия или бездействия. При этом определенный умысел может быть простым, когда виновный предвидит наступление одного преступного последствия, и альтернативным, когда виновный предвидит возможность наступления двух или более преступных последствий. Так, например, убийца, нанося удар ножом в сердце, действует с простым определенным умыслом, предвидя наступление смерти. Тот же, кто наносит жертве удар ножом в живот, действует с альтернативным умыслом, так как предвидит возможность наступления вследствие этого либо смерти потерпевшего, либо причинения тяжкого вреда его здоровью и желает или сознательно допускает наступление любого из этих последствий.

При неопределенном умысле преступное последствие хотя и предвиделось виновным, но не было конкретизировано. Это может быть, например, при посягательстве на жизнь и здоровье потерпевшего такими орудиями и средствами, применение которых может привести к самым разнообразным последствиям. Например, нанесение удара потерпевшему палкой по голове, нанесение ему удара камнем в голову, ударов ногами по голове, груди, животу. В этих случаях возможно причинение самых разных последствий – от смерти до легкого вреда здоровью. Теория уголовного права и судебная практика исходят в этих случаях из того, что ответственность определяется в зависимости от фактически причиненных последствий, так как виновный предвидел наступление любого из этих последствий и желал либо сознательно допускал их наступление. Однако такая квалификация будет обоснованной лишь в случае установления именно неопределенного умысла. Если же в конкретном случае и при ударе потерпевшего палкой по голове будет установлен прямой умысел на лишение жизни, то фактическое причинение потерпевшему менее тяжкого вреда (допустим, причинение вреда здоровью средней тяжести) следует квалифицировать как покушение на убийство.

Статья написана по материалам сайтов: studfiles.net, www.grandars.ru, studme.org.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий