Проверка показаний на месте как следственное действие: ст 194 УПК

В магазине «Хвостатый» большой выбор товаров для ухода за питомцами

Проверка показаний на месте

Проверка показаний на месте — следственное действие, впервые нашедшее законодательное закрепление в действующем УПК РФ. Проверка показаний на месте осуществлялась и ранее, однако оформлялась следственным экспериментом, допросом на месте события, осмотром с участием подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или свидетеля. Применявшиеся варианты не соответствовали сущности производимого действия. В связи с этим законодательное закрепление оснований и порядка производства проверки показаний на месте — объективно назревшее решение законодателя.

Цели и общий порядок проведения этого следственного действия предусмотрены ст. 194 УПК РФ, расположенной в главе 26 УПК РФ наряду с допросом, очной ставкой, предъявлением для опознания. Вместе с тем получение вербальной информации не является сущностью проверки показаний на месте. В ходе этого следственного действия формируются протокол следственного действия как вид доказательства, а не показания (ч. 2 ст. 74 УПК РФ).

Проверка показаний на месте — следственное действие, сущность которого заключается в воспроизведении участником процесса, показания которого проверяются, обстановки места события и определенных действий в целях установления соответствия ранее данных показаний обстановке места события и (или) обнаружения предметов и документов, имеющих значение для уголовного дела.

Цель проверки показаний на месте, согласно ст. 194 УПК РФ, установление новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Однако это общая цель, которая присуща всем следственным действиям. Непосредственной целью проверки показаний на месте являются: (1) проверка достоверности ранее данных показаний посредством соотнесения их содержания с обстановкой конкретного помещения, характеристиками местности; (2) получение новых сведений о фактах (в том числе предметов и документов), которые не могут быть обнаружены без участия лица, показания которого проверяются.

Для производства проверки показаний на месте не требуется в обязательном порядке выносить постановление, однако вынесение постановления о проверке показаний на месте возможно в случаях, аналогичных тем, которые могут возникать при производстве следственного эксперимента (необходимость привлечения значительных человеческих или технических ресурсов и т.д.).

Обязательным условием производства проверки показаний на месте является предварительный допрос лица, показания которого необходимо проверить.

Проверка показаний на месте отличается от следственного эксперимента (ст. 194 УПК РФ). Она не сопровождается непосредственными опытными действиями в узком смысле, которые характерны для следственного эксперимента. Кроме того, проверка показаний на месте в отличие от следственного эксперимента не может быть осуществлена без лица, показания которого проверяются, и должна производиться с каждым таким лицом отдельно.

Недопустимо использовать проверку показаний на месте для «закрепления» показаний участников процесса, когда она не сопровождается проверочными действиями, а представляет собой лишь повторение показаний в присутствии понятых.

При производстве данного следственного действия по усмотрению следователя могут принимать участие понятые (ч. 1.1. ст. 170 УПК РФ). При необходимости следователь привлекает к участию в проверке показаний на месте переводчика и специалиста.

Перед началом проверки показаний на месте следователь разъясняет участникам следственного действия права, обязанности и ответственность, а также цель и порядок его производства. Потерпевшего, свидетеля, специалиста законодатель требует предупреждать об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний или за отказ отдачи показаний предусмотренной ст. 307, 308 УК РФ (ч. 5 ст. 164 УПК РФ), однако показания как самостоятельный вид доказательств формируются только в ходе допроса и очной ставки.

Проверка показаний на месте заключается в том, что ранее допрошенное лицо воспроизводит на месте обстановку и обстоятельства исследуемого события, указывает на предметы, документы, следы, имеющие значение для уголовного дела, демонстрирует определенные действия. Какое-либо постороннее вмешательство в ход проверки и наводящие вопросы недопустимы (ч. 2 ст. 194 УПК РФ).

Проверка показаний начинается с предложения лицу указать место, где его показания будут проверяться. Лицу, показания которого проверяются, после свободного рассказа и демонстрации действий могут быть заданы вопросы (ч. 4 ст. 194 УПК РФ).

В ходе проверки показаний на месте не допускаются какие-либо действия со стороны следователя по принуждению или подсказке к демонстрации определенных действий или даче объяснений.

Обвиняемый и подозреваемый в отличие от свидетеля и потерпевшего в данном следственном действии участвовать не обязаны.

Законодатель не предусматривает возможности изъятия предметов и документов, обнаруженных в ходе рассматриваемого следственного действия, хотя данное следственное действие может проводиться именно в целях обнаружения таковых. В случае обнаружения значимых для уголовного дела объектов следует завершить проверку показаний на месте и произвести осмотр (местности, помещения), в ходе которого и изъять данные объекты.

Проверка показаний на месте по возможности должна фиксироваться с помощью технических средств (видеозапись, аудиозапись и (или) киносъемка). Указанные средства фиксации позволяют получить полное представление об организации и ходе проверки показаний на месте, в том числе способствуют установлению допустимости ее результатов.

Статья 194. Проверка показаний на месте

1. В целях установления новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, показания, ранее данные подозреваемым или обвиняемым, а также потерпевшим или свидетелем, могут быть проверены или уточнены на месте, связанном с исследуемым событием.

2. Проверка показаний на месте заключается в том, что ранее допрошенное лицо воспроизводит на месте обстановку и обстоятельства исследуемого события, указывает на предметы, документы, следы, имеющие значение для уголовного дела, демонстрирует определенные действия. Какое-либо постороннее вмешательство в ход проверки и наводящие вопросы недопустимы.

3. Не допускается одновременная проверка на месте показаний нескольких лиц.

4. Проверка показаний начинается с предложения лицу указать место, где его показания будут проверяться. Лицу, показания которого проверяются, после свободного рассказа и демонстрации действий могут быть заданы вопросы.

Комментарий к статье 194 УПК РФ

1. Проверку показаний на месте можно охарактеризовать как следственное действие, состоящее из следующих элементов:
1) допрошенное лицо:
а) по предложению следователя (дознавателя и др.), при соблюдении определенных процессуальных условий, в целях проверки (уточнения) показаний указывает место, связанное с исследуемым событием, предметы, документы, следы и другие объекты, о которых оно ранее дало показания;
б) поясняет связь указанных обстоятельств с расследуемым событием;
в) воспроизводит на месте обстановку и обстоятельства исследуемого события;
г) демонстрирует при этом отдельные действия, которые имели место во время события;
2) следователь (дознаватель и др.):
а) выслушивает пояснения лица, показания которого проверяются;
б) наблюдает указанные обстоятельства и действия лица, с обстановкой места события;
в) устанавливает соответствие или несоответствие показаний лица обстановке места события.

________________
За основу взято определение проверки показаний на месте, данное В.Н.Уваровым. См.: Уваров В.Н. Проверка показаний на месте: Учеб. пособие. — М.: ВЮЗИ, 1982. — С.11-12.

2. Решение о необходимости и возможности проверки показаний на месте может быть принято только при наличии в распоряжении следователя (дознавателя и др.) соответствующих оснований.

3. Фактическим основанием проверки показаний на месте являются данные, позволяющие полагать, что, проверяя и уточняя показания лица на месте, будут получены такие ранее не известные органам предварительного расследования сведения, которые не могли быть выявлены путем производства других следственных действий. К таковым (данным) прежде всего относятся показания самого лица (подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или свидетеля).

4. Юридическое основание — вызов (привод) лица для проверки его показаний либо предложение (разрешение) таковому давать при соблюдении вышеуказанных условий показания. Вынесения постановления о производстве проверки показаний на месте законодатель не требует.

5. Условия проверки показаний на месте включают общие условия производства любого следственного действия и специфические условия проверки показаний на месте. Специфическими условиями проверки показаний на месте являются следующие требования:
1) лица, показания которых проверяются, до этого должны быть допрошены;
2) проверяться могут показания только:
а) обвиняемого;
б) подозреваемого;
в) свидетеля;
г) потерпевшего;
3) лицо, показания которого проверяются, желает (не возражает против и готов к сотрудничеству) проведения данного следственного действия. Несмотря на обязанность свидетеля и потерпевшего давать показания, только в этом случае имеется достаточная вероятность эффективного проведения данного следственного действия;
4) проверка показаний каждого лица производится по отдельности;
5) не задаются наводящие вопросы;
6) все следуют за (позади) лицом, показания которого проверяются, а не впереди него. В особенности это правило важно в тех случаях, когда производится видео-, кино-, фотосъемка;
7) должно быть точно установлено, что при проверке показаний на месте не будут нарушены те права и законные интересы как участвующих в нем, так и других лиц, ограничение которых не предусмотрено уголовно-процессуальным законом;
8) не будут унижены честь и достоинство участвующих в искомом действии лиц, а также окружающих;
9) не будет поставлены под угрозу здоровье и жизнь лица, показания которого проверяются, а также других граждан.

6. Цель проверки показаний на месте двуединая. С одной стороны, проверка или уточнение данных ранее показаний на их истинность, с другой — получение дополнительных имеющих отношение к делу сведений, которые путем проведения иного следственного действия собрать невозможно.

7. Согласно содержанию ч.1 к.с. показания проверяются (уточняются) на «месте, связанном с исследуемым событием». Обычно это место, где происходило событие или часть события преступления (общественно опасного деяния). Однако иногда при расследовании уголовного дела важно проверить показания лица о его действиях, имевших место в другом месте. Когда сведения о данных действиях обладают свойством относимости, место, на котором проверяются его показания, также следует признать связанным с исследуемым событием.

8. В ч.2 к.с. говорится, что «лицо воспроизводит» обстановку (обстоятельства). Данное требование — одно из наиболее важных, основных в анализируемом следственном действии. И весь ход его производства: порядок проведения, видео-, фото- и т.п. обеспечение, письменное оформление должны указывать на то, что именно ранее допрошенное лицо воспроизводило обстановку и обстоятельства исследуемого события, а не кто-то помогал ему указать «правильно» на предметы (документы, следы) и сделать «необходимые» пояснения. Чтобы не возникало вопросов, которые затем могли бы поставить под сомнение результаты этого следственного действия, в процессе проверки показаний на месте все должны следовать за (позади) лицом, показания которого проверяются, а не впереди него. Нарушение данного правила особенно наглядно в тех случаях, когда производится видео-, кино-, фотосъемка.

9. Воспроизведению подлежат не только обстановка, но «и обстоятельства исследуемого события». К обстоятельствам, не являющимися обстановкой, самое малое, относятся сопутствующие событию условия: время суток, погодные условия, освещенность и т.п.

10. В процессе проверки показаний лицо «указывает на предметы, документы, следы». Приведенная форма словосочетания, употребленного в ч.2 к.с., свидетельствует о наличии трех требований. Во-первых, без указания на предметы, документы и (или) следы не может быть проверки показаний на месте. Во-вторых, анализируемое действие исходит от ранее допрошенного лица. В-третьих, оно заключается (сопровождается) в обнаружении лицом, чьи показания проверяются, искомых предметов, документов и (или) следов, а также в его устной речи, поясняющей связь таковых с исследуемым событием и данными им ранее показаниями.

11. Часть 2 к.с. позволяет лицу, показания которого проверяются, «демонстрировать» или иначе показывать определенные действия». Демонстрироваться могут отдельные элементы имеющего отношение к делу события, причем не всегда события преступления. Таким событием может быть любой факт, имеющий отношение к уголовному делу. Во время демонстрации действий (телодвижений) не должно воспроизводиться само преступление.

12. Действия демонстрируются лицом, чьи показания проверяются. Когда же для такой демонстрации необходимо участие иных лиц, к производству рассматриваемого следственного действия могут привлекаться указанные участники уголовного процесса либо статисты.

13. Осуществляемое в процессе проверки показаний на месте воспроизведение обстановки и обстоятельства исследуемого события, а равно демонстрация определенных действий может не иметь ожидаемого результата. По общему правилу отрицательный результат — тоже результат. Отсутствие сведений и объектов, имеющих отношение к уголовному делу в том месте, где они по показаниям ранее допрошенного лица должны быть, — это тоже информация, имеющая значение для предварительного расследования. Поэтому рекомендуется и подобного рода действия, телодвижения, осуществленные в ходе проверки показаний, в результате производства которых на исследуемом месте не обнаружено предметов, документов и следов, которые предполагалось обнаружить, отражать в протоколе проверки показаний на месте. Единственное отличие фиксации данных действий в протоколе от фиксации действий, в результате которых обнаружены следы, признаки и объекты, имеющие отношение к уголовному делу, — это степень подробности описания их результатов. Отсутствие имеющих отношение к делу следов и т.п. предполагает отсутствие в протоколе и их описания.

14. В ч.4 к.с. как будто закреплен момент, с которого начинается анализируемое следственное действие. Но это не совсем так. В данной части ст. 194 УПК законодатель обращает внимание на то, что собственно действия по проверке показаний, выражающие основное содержание искомого следственного действия, должны начинаться с предложения лицу указать место, где его показания будут проверяться. До этого следователь (дознаватель и др.):
1) принимает решение о необходимости и возможности проверки показаний на месте;
2) договаривается о наличии транспортного средства, видео-, кино-, фотоаппаратуры и другой техники;
3) приглашает необходимых для проверки показаний на месте лиц;
4) разъясняет назначение каждого участника, объясняет цели и ход действия, права и обязанности, ответственность участников. Свидетелей и потерпевших предупреждает об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний и за отказ от дачи показаний (если есть в этом необходимость, предупреждает их о неразглашении данных предварительного расследования);
5) фиксирует данный факт в протоколе следственного действия и удостоверяет его подписями приглашенных для участия в проверке показаний на месте лиц.

Это интересно:  Ст 256 УК РФ: незаконная добыча водных биологических ресурсов

15. Два последних из названных группы действий также входят в содержание следственного действия — проверки показаний на месте. Осуществление их после предложения лицу указать место, где его показания будут проверяться, нарушало бы требования ч.5 ст. 164 УПК и в определенной мере также ч.1 ст. 11 УПК. Данное обстоятельство позволило бы усомниться в юридической силе протокола такого следственного действия.

16. Проверка показаний на месте объединяет в себе и дачу показаний, и их проверку на месте путем наблюдения (измерения и т.п.). В протоколе проверки показаний на месте отражаются как показания обвиняемого (подозреваемого и др.), так и результаты осуществленного наблюдения (измерения и т.п.). Опытные действия в процессе проверки показаний на месте не осуществляются.

________________
С.А.Шейфер считает, что структурой этого следственного действия охватываются также приемы опознания. См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. — М.: ТК «Велби». — С.276.

17. Протоколирование проверки показаний на месте по правилам ст. 166, 167, 191 УПК.

Консультации и комментарии юристов по ст 194 УПК РФ

Если у вас остались вопросы по статье 194 УПК РФ и вы хотите быть уверены в актуальности представленной информации, вы можете проконсультироваться у юристов нашего сайта.

Задать вопрос можно по телефону или на сайте. Первичные консультации проводятся бесплатно с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.

Статья 194. Проверка показаний на месте

1. В целях установления новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, показания, ранее данные подозреваемым или обвиняемым, а также потерпевшим или свидетелем, могут быть проверены или уточнены на месте, связанном с исследуемым событием.

2. Проверка показаний на месте заключается в том, что ранее допрошенное лицо воспроизводит на месте обстановку и обстоятельства исследуемого события, указывает на предметы, документы, следы, имеющие значение для уголовного дела, демонстрирует определенные действия. Какое-либо постороннее вмешательство в ход проверки и наводящие вопросы недопустимы.

3. Не допускается одновременная проверка на месте показаний нескольких лиц.

4. Проверка показаний начинается с предложения лицу указать место, где его показания будут проверяться. Лицу, показания которого проверяются, после свободного рассказа и демонстрации действий могут быть заданы вопросы.

Комментарий к Ст. 194 УПК РФ

1. Для правильного понимания сущности данного следственного действия необходим строго дифференцированный подход ко всем известным практике процедурам проверки показаний на месте. Одна из них заключается в том, что признавший свою виновность обвиняемый доставляется на место преступления, которое ранее уже было осмотрено и в повторном осмотре которого никакой необходимости нет (например, городская площадь, на которой неделю назад произошло убийство). Здесь в присутствии понятых, а иногда и высокого начальства, чья подпись на протоколе призвана придать ему особый вес, обвиняемый по предложению следователя громко повторяет свои признательные показания, сопровождая их жестами, движениями — словом, имитацией преступных действий. Протокол, составляемый по результатам такого действия, именуемый протоколом проверки показаний на месте (а иногда — выхода на место, выезда на место и т.д.), обычно подписывается множеством присутствовавших лиц, которые подразумеваются свидетелями признания обвиняемым своей виновности. К нему приобщаются впечатляющие фотографии, снабженные соответствующими подписями («Обвиняемый Н. показывает, как он пнул труп, чтобы убедиться, что потерпевший мертв», и т.п.), а иногда и видеозапись, запечатлевшая показания в динамике. Подобные следственные мероприятия не служат ни способом получения новых доказательств, ни способом проверки или закрепления уже имеющихся. Повторение обвиняемыми своих показаний на свежем воздухе новым способом получения фактических данных не является и, таким образом, самостоятельного следственного действия не образует. Если обвиняемый в суде отказывается от своих показаний, данных в кабинете следователя, то утрачивает всякое значение не только протокол его допроса в этом кабинете, но и протокол проверки показаний на месте. Зато если обвиняемый оговорил себя, выезд на место углубляет его чувство безысходности и укрепляет в необходимости упорствовать в самооговоре, а окружающих и самого следователя — в иллюзии прочности обвинения.

2. Другой вариант следственного действия под названием «проверка показаний на месте» заключается в том, что обвиняемый также доставляется на ранее осмотренное место преступления или на место сокрытия следов преступления (например, на место захоронения трупа убитого), где ему предлагается дать (повторить) показания по поводу события преступления и указать на конкретные, действительно отражающие событие преступления предметы, места, следы и обстоятельства, о которых даются показания. В результате такого комплексного следственного действия, сочетающего в себе черты повторного допроса с повторным осмотром, могут быть получены новые, имеющие отношение к делу доказательства. В ходе процедуры такого рода выявляется совпадение обстоятельств, зафиксированных при первом следственном осмотре, с показаниями обвиняемого, данными в специфических условиях места преступления и сопровождаемыми определенными демонстрациями со стороны допрашиваемого. Это совпадение ценно тем, что оно говорит об осведомленности обвиняемого относительно определенных обстоятельств события преступления. Факт такой осведомленности служит косвенным обвинительным доказательством, получить которое никаким другим способом не представлялось возможным. Так, например, если по делу о краже определенной вещи при следственном осмотре места происшествия по оставшимся следам было четко зафиксировано место ее нахождения в момент похищения, а при повторном осмотре, сопровождаемом показаниями и определенными действиями обвиняемого, последний твердо и точно указал на то же самое место в огромном торговом зале, на складе и т.д., следователь вправе сделать вывод, что обвиняемый знает о том, какая вещь была похищена и откуда была совершена кража. Этот вывод о факте имеет доказательственное значение. Получить его путем максимально детального допроса обвиняемого, не выходя из кабинета следователя, не представляется возможным.

3. Третий вариант: следователю место преступления (или место сокрытия преступления, место сбыта похищенного и т.д.) неизвестно, обвиняемый же на допросе изъявил желание показать это место, поскольку описать его он не в состоянии, и на этом месте разъяснить детали преступного события. Действие, которое в данном случае именуется проверкой показаний на месте, заключается в том, что следователь (или оперативный работник, действующий по поручению следователя) вместе с обвиняемым, конвоем (если обвиняемый содержится под стражей), понятыми и другими лицами выезжают на указанную обвиняемым исходную точку на местности или в населенном пункте, а оттуда направляются туда, куда ведет их обвиняемый, который по ходу рассказывает о том, какое отношение он имеет к событию преступления. По прибытии следователь в зависимости от конкретных обстоятельств дела производит на указанном обвиняемым месте соответствующее следственное действие, чаще всего осмотр (например, места, где было совершено преступление, где припрятаны труп, орудие убийства или похищенное имущество). В одних случаях такого рода требуется производство обыска или выемки, в других производство следственных действий не требуется вообще и все сводится к поездке. Так, например, если обвиняемый в результате выезда и ориентировки на месте привел к дверям некогда ограбленной им городской квартиры, о чем следователь не располагал никакими данными, а дверь открыл жилец, подтвердивший, что ограбление действительно имело место и что об этом заявлено в такое-то отделение полиции, то следователю в данном месте больше делать нечего.

4. К сказанному следует добавить, что сама по себе поездка, ориентация на местности, групповой поиск определенного места или определенных объектов не регламентированы УПК. Подобные экскурсии не могут быть регламентированы, поскольку в этом случае предусмотреть развитие событий практически невозможно, а это значит, что их невозможно втиснуть в формальные рамки следственного действия. Во всяком случае, действия, предшествующие прибытию на место, где и производятся собственно процессуальные, регламентированные законом действия (осмотр, обыск и т.д.), являются, скорее, оперативно-розыскными, поисковыми, подобными действиям оперативного работника, который совершает рейд с потерпевшим в целях поиска и опознания подозреваемого, например в разбое, грабеже, изнасиловании и т.п., или же организует при участии свидетеля наблюдение за входящими на территорию предприятия людьми, чтобы среди них опознать того, о ком давались показания. Документ (рапорт), составленный оперативным работником по результатам подобных нерегламентированных мероприятий, является источником доказательств (статья 89 УПК). Широко распространенное мнение, будто бы такой документ является менее весомым источником доказательств, чем следственный протокол «о выезде на место», потому что последний подписывается не только следователем и его спутником по поездке, т.е. обвиняемым, но еще и понятыми, не выдерживает критики с позиции теории доказательств.

О сути следственного действия «проверка показаний на месте»

Центров Евгений Емельянович, профессор кафедры криминалистики юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, доктор юридических наук, заслуженный профессор МГУ.

В статье рассматриваются доказательственное и практическое значение проверки показаний на месте.

Ключевые слова: проверка показаний на месте, допрос, метод, насилие, оговор, самооговор, заблуждения, процессуальные ошибки.

On the subject-matter of the investigative activity «on-site evidence verification»

The article considers checking statements at site as one of the basic elements of the system of investigative actions and the process of proof.

Key words: checking statements at site, interrogation, method, violence, crimination, self-incrimination.

Проверка показаний на месте как самостоятельное следственное действие появилась в УПК РФ (ст. 194) десять лет тому назад. До этого в УПК РСФСР такое следственное действие предусмотрено не было, хотя и регламентировалось в Уголовно-процессуальных кодексах Литовской ССР, Таджикской ССР, Туркменской ССР, Узбекской ССР, Армянской ССР, Казахской ССР, Киргизской ССР, Украинской ССР.

В течение многолетней практики расследования сложились определенная процедура, эффективная совокупность тактических приемов и правил проведения проверки показаний на месте, использования ее результатов в процессе установления истины по делу.

Доказательственная ценность проверки показаний на месте с точки зрения установления истины по делу не менее значима, чем у других следственных действий. Сообщаемые при ее проведении сведения, детали и подробности проясняют картину происшедшего события и в сопоставлении с материальной обстановкой места происшествия и другими добытыми по делу доказательствами позволяют судить о правдивости либо ложности сообщаемых сведений. Проверка показаний на месте производится, например, когда подозреваемый или обвиняемый готов показать место, где зарыл труп, выбросил орудие преступления, спрятал похищенные ценности или какие-либо иные предметы, которые могут иметь значение для следствия, куда и кому продал похищенное. Активно способствуя раскрытию и расследованию преступления, он показывает дома, квартиры, из которых совершил кражи, указывает при этом на конкретные места, где взял те или иные ценности и документы. Показ может сопровождаться воспроизведением действий по преодолению преграды, взлому запирающих устройств, использованию отмычек, специальных орудий и инструментов. Точно так же обвиняемый либо лицо, подозреваемое в совершении серийных преступлений (убийств, изнасилований, грабежей, разбойных нападений и т.п.), показывают места, где поджидали своих жертв, с какой стороны в каждом конкретном случае потерпевший выходил, какие действия по отношению к нему они предпринимали, что говорили, как и из какого положения наносили удары и т.п. При проведении проверки показаний на месте может быть выявлено лжесвидетельство как одного лица, так и нескольких лиц за счет сопоставления их показаний между собой и с конкретной обстановкой места определенного события. Особое значение проверка показаний на месте приобретает не только когда надо подтвердить виновность конкретного лица, но и тогда, когда надо разоблачить оговор и особенно самооговор. Лицо, оговаривающее себя в совершении преступления, не может проявить виновной осведомленности, так как не знает таких деталей и обстоятельств преступного события, его места расположения и материальной обстановки, которые должны быть известны лицу, действительно совершившему преступление.

Лицо, в отношении которого проводится проверка показаний на месте, должно проявить свою осведомленность о месте, где происходило конкретное событие (лицо должно указать место, где его показания будут проверяться (ч. 4 ст. 194 УПК)), знание существенных деталей материальной обстановки и воспроизвести при этом свои действия и действия других лиц (ч. 2 ст. 194 УПК).

Проверка показаний на месте позволяет получить информацию о некоторых весьма существенных деталях и обстоятельствах происшедшего за счет дополнений, которые сообщает лицо, чьи показания проверяются либо уточняются. При выезде (выходе) на место у допрошенного лица могут активизироваться процессы вспоминания забытых фактов и обстоятельств. Происходит актуализация, т.е. пробуждение скрытых ассоциативных связей, латентного слоя ранее воспринятого материала. Наиболее значимые для лица элементы материальной обстановки могут способствовать также и преодолению вполне возможного добросовестного заблуждения. Все эти различные ситуации применения проверки показаний на месте и предусмотрены ст. 194 УПК.

Важное значение проверка показаний на месте как эффективный инструмент разоблачения и выявления оговора и самооговора приобретает на современном этапе. Это суждение обусловлено тем, что нынешние уголовный и уголовно-процессуальный законы содержат институты, которые могут подталкивать к оговору и самооговору лиц, попавших в результате неблагоприятно сложившихся для них обстоятельств в орбиту уголовного судопроизводства в качестве подозреваемого (обвиняемого). К ним относятся институт медиации, особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением, а также при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве и другие нормативные положения (ст. 28, разд. X УПК РФ), ст. ст. 61, 62, 64, 65, 73, 75, 76 УК.

Это интересно:  Взятка инспектору ГИБДД на дороге — законно ли? Как могут наказать, если поймают?

В качестве примера можно привести следующую ситуацию, о которой в декабре 2012 года сообщали средства массовой информации. Пропала женщина с двумя малолетними детьми. Подозрение в их убийстве возникло в отношении мужа этой женщины, который, как было установлено, систематически избивал жену, а на работе характеризовался как вспыльчивый и склонный к воровству. На допросах в качестве подозреваемого он вначале отрицал свою вину в их гибели, а затем признался, что в порыве гнева избил жену и дочь так, что они потеряли сознание и перестали подавать признаки жизни, а малолетнего сына жена в момент избиения выронила из рук, и тот упал, разбив себе голову. При проведении проверки показаний он указал место у Ивановских карьеров недалеко от подмосковной Электростали, где все это, по его словам, произошло. Однако там тела его жертв найдены не были. В подобной ситуации возникают обычно по крайней мере две версии: о самооговоре и о том, что он скрывает подлинное место гибели своих жертв. Лишь много дней спустя выяснилось, что женщина с детьми убежала и спряталась от побоев мужа в одном из православных приютов.

Проверка показаний на месте как самостоятельное следственное действие утвердилась в УПК в результате многолетних оживленных дискуссий между криминалистами и некоторыми представителями процессуальной теории. Казалось бы, все спорные вопросы в отношении этого следственного действия решены и практика его применения бесспорна. Однако в последнее время стали появляться публикации, в которых выражается сомнение в целесообразности этого следственного действия и высказывается мнение о нем как о якобы сложном следственном действии, да к тому же проводимом «с участием куклы» .

Стоит вспомнить, что методы и правила проверки достоверности сообщенных сведений путем выхода на место события вырабатывались на протяжении более чем тысячелетней истории. В них отражена мудрость человечества. Эффективные случаи разоблачения подобным способом ложных свидетельств и установления истины в спорных случаях упоминаются даже в библейских преданиях.

В понимании существа проверки показаний на месте ничего особо сложного нет. Такие следственные действия, как предъявление для опознания, следственный эксперимент, проверка показаний на месте, отпочковались в свое время от допроса, и общей целью для них была проверка полученных на допросе сведений. Показания в разных ситуациях проверяются по-разному. Предъявление для опознания, например, может проводиться, когда допрошенный говорит, что запомнил либо знает определенного человека и даже может называть его имя, кличку или фамилию, а тот отрицает это обстоятельство и заявляет, что они не знакомы. Проведение опознания позволяет проверить показания этих лиц. В процессе следственного эксперимента тоже могут проверяться показания, например на возможность в тех или иных условиях слышать или видеть отдельные обстоятельства исследуемого события. Проверить показания можно и непосредственно в процессе допроса, когда то или иное лицо либо лица указывают точные ориентиры места, где случилось определенное событие, например ресторан, у входа в который все происходило. Но когда ориентиры места происшедшего и другие его обстоятельства точно обозначить, охарактеризовать затруднительно, тогда обычно и возникает необходимость уточнить и проверить показания допрошенного лица путем выхода с ним на место исследуемого события. Здесь будет не допрос на месте события. Лицо об этом месте и связанном с ним событии уже дало показания на допросе. В процессе проверки как раз и выясняется, сможет ли допрошенный показать точно это место, совпадает ли место, на которое он указал, с другими фактическими сведениями, например данными осмотра места происшествия, сообщениями и показом конкретного места иными лицами и другими фактическими сведениями.

С точки зрения процессуальной регламентации проверка показаний на месте, как и любое другое следственное действие, имеет свои специфические задачи, цели и конкретные операции, методы, средства, существенным образом отличающие его от других следственных действий. Ошибочно утверждать, что доказательства, которые следователь может получить при проведении проверки показаний на месте, вполне в процессе доказывания могут быть восполнены либо заменены не только за счет допроса, осмотра и следственного эксперимента, но и путем производства обысков и предъявления для опознания. Как верно отмечает А. Соловьев, проверка показаний на месте «не в состоянии заменить полноценно проведенный осмотр места происшествия», а «осмотр места происшествия также не может полноценно заменить проверку показаний на месте, что свидетельствует о взаимной незаменяемости каждого из этих следственных действий» .

В прежних, довольно давних публикациях отмечалось, что проверка показаний на месте является конгломератом повторного допроса, осмотра, следственного эксперимента и предъявления для опознания. Да, действительно, в проверке показаний на месте наличествуют некоторые черты других следственных действий, однако при этом не повторяется полностью ни одно из них. При производстве следственных действий возможно использование методов и действий, внешне кажущихся сходными с теми методами, которые производятся в процессе других следственных действий. Например, и при следственном эксперименте есть те же элементы (показания, воспроизведение действий, место события, опознание). Предъявление для опознания тоже содержит элементы получения показаний, но это не допрос. При предъявлении для опознания лицо, как и при проверке показаний, не повторяет полностью своих ранее данных показаний, а должно проявить знание конкретного субъекта либо предмета, выбрав его и указав на него из числа не менее трех. При предъявлении для опознания нужно указать на конкретное лицо или предмет (ч. 7 ст. 193 УПК), а при проверке показаний на месте тоже надо указать, но только уже на конкретное место события, на предметы, документы, следы, иные обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и при этом воспроизвести на месте обстановку и обстоятельства исследуемого события. При предъявлении для опознания и при следственном эксперименте, как и при проверке показаний на месте, лицо может сообщить дополнительные сведения, но от этого суть каждого из следственных действий не изменяется.

Действительно, у проверки показаний на месте больше всего сходства со следственным экспериментом. Как и следственный эксперимент, проверка показаний на месте производится для проверки и уточнения данных. Разница лишь в том, что при проверке показаний на месте уточняются и проверяются не любые данные, а только ранее данные показания. Точно так же при ее проведении возможны воспроизведение действий, обстановки, иных обстоятельств определенного события и совершение необходимых опытных действий. Поэтому до введения в действие УПК РФ (2002 г.) проверка показаний на месте проводилась в соответствии с процедурой и правилами, предусмотренными для следственного эксперимента. Тем не менее в судебной практике уже до 2002 г. стала проявляться тенденция к исключению доказательств, полученных в процессе проверки показаний на месте, под тем предлогом, что совершаемые при этом действия не вполне подходят к процессуальной регламентации следственного эксперимента. При внимательном сопоставлении этих следственных действий нетрудно увидеть, что проверка показаний на месте имеет специфические особенности самостоятельного следственного действия, не совпадающие со следственным экспериментом.

Во-первых, у этих следственных действий совершенно разные цели. Цель следственного эксперимента — проверка объективной возможности при конкретных условиях восприятия каких-либо фактов (например, видеть, слышать и т.п.) либо способности конкретного лица совершать определенные действия (например, изготавливать фальшивые денежные знаки, преодолевать определенное расстояние за ограниченное время и т.п.). При следственном эксперименте выявляются последовательность происшедшего события, возможность его наступления (ст. 181 УПК). Целью же проверки показаний на месте является выявление осведомленности допрошенного лица о происшедшем событии и конкретной материальной обстановке.

Во-вторых, каждое из этих следственных действий имеет свой особый порядок проведения. Для следственного эксперимента основным является проведение опытных действий. Чтобы приблизить условия их проведения к реальным, следователь принимает меры к воссозданию обстановки, максимально приближенной к той, в которой происходило расследуемое событие. При проверке же основное внимание уделяется сопоставлению показаний ранее допрошенного лица с конкретной материальной обстановкой, к которой он должен привести сам и сам должен показать, где и как происходило расследуемое событие. На месте проверки, как правило, не следователь, а само ранее допрошенное лицо воспроизводит обстановку и обстоятельства исследуемого события, указывает на предметы, документы, следы, имеющие значение для уголовного дела.

В-третьих, проверка показаний на месте может быть проведена лишь с участием самого ранее допрошенного лица, тогда как для следственного эксперимента это не обязательно. Конкретное лицо участвует при производстве эксперимента лишь тогда, когда результаты опытов зависят от его индивидуальных качеств.

Сомнений не должно возникать и по поводу того, что в процессе проведения проверки показаний на месте демонстрируются, воспроизводятся отдельные элементы криминального события, преступные действия.

Разумеется, в законе не предусмотрено использование в процессе проведения проверки показаний на месте муляжа, манекена. Точно так же особо не оговаривается его использование и при проведении следственного эксперимента. Да в этом и нет особой необходимости, поскольку при воспроизведении субъектом обстановки события, отдельных его обстоятельств и демонстрации действий исследуются и фиксируются отдельные элементы механизма происшедшего события (см. ч. 2 ст. 194 УПК). Кроме того, и ст. 181 УПК прямо предусмотрено воспроизведение действий, а также обстановки или иных обстоятельств определенного события. Использование манекена, муляжа во всех этих ситуациях, а также использование макетов различных объектов и нужно рассматривать как включение в воссоздаваемую обстановку происшедшего события ее основных элементов.

При взгляде со стороны в обыденном представлении использование и показ на манекене обстоятельств происшедшего события может показаться никчемным, бессмысленным. Однако нельзя оценивать прагматическую, практическую ценность следственного действия только по этим внешним впечатлениям. Доказательственная ценность полученного результата определяется в его сравнении не только с предыдущими показаниями обвиняемого, а в соответствии, что не менее важно, с обстановкой, обстоятельствами, деталями, зафиксированными до этого при осмотре места происшествия, освидетельствовании, а также заключениями экспертов, проводивших судебно-медицинскую и другие экспертизы. Если продемонстрированные обвиняемым (подозреваемым) удары совпадают по месту, характеру (т.е. в зависимости от того, с какой стороны наносились — слева, справа, сзади, снизу, сверху и куда именно) с повреждениями, имеющимися у жертвы преступления, то налицо осведомленность субъекта в происшедшем. На основании этих данных вполне можно судить о его причастности к расследуемому криминальному событию. Практике известны нередкие случаи самооговора, которые опровергались за счет того, что лицо, оговорившее себя в совершении преступления, не могло показать, в какое место и с какой стороны наносились удары. По одному из дел несовершеннолетний участник преступной группы под влиянием ее главаря признался в нанесении смертельного ножевого ранения одному из потерпевших, однако не сумел пояснить, из какого положения этот удар нанес (снизу либо сверху, если сбоку, то с какой стороны). У каждого из остальных шести участников этой группы следователь спрашивал, могут ли они подтвердить этот факт. Только главарь и подтвердил это, показав точно, что соответствовало данным судебно-медицинской экспертизы, как и из какого положения был нанесен смертельный удар. На основании уточнения его показаний при проверке на манекене удалось опровергнуть не только самооговор несовершеннолетнего, но и оговор со стороны главаря преступной группы, а также подтвердить вину последнего в совершении убийства.

Можно вспомнить и такой пример. В убийстве священника Александра Меня признавались на протяжении нескольких лет более 460 человек. В основном это были лица, уже осужденные за другие преступления и отбывавшие наказание, которым, очевидно, очень хотелось изменить сложившуюся для них в местах лишения свободы неблагоприятную обстановку. О некоторых обстоятельствах этого убийства они знали (сведения можно было почерпнуть из средств массовой информации), поэтому сообщаемых ими на допросе показаний было недостаточно для подтверждения вины или опровержения самооговора. Каждый из них должен был при проверке показаний точно указать место, где произошло убийство, и показать на манекене, из какого положения и как именно наносились удары. Эти проверочные действия, бесспорно, не подходят под определение «допрос на месте происшествия», поскольку на место надо было еще и указать. Естественно, здесь не могло быть и речи об осмотре места происшествия с участием обвиняемого, поскольку каждый очередной субъект не мог показать, где оно находится. Проверочные действия не могли быть регламентированы и как следственный эксперимент, поскольку основной целью здесь было не проведение каких-либо опытных действий, а выявление осведомленности лица в происшедшем преступлении.

И дело не в запрете на те или иные следственные действия, а в строгом неукоснительном соблюдении закона и разработанных теорией и практикой криминалистических рекомендаций и правил по проведению как проверки показаний на месте, так и других следственных действий. При этом, очевидно, следует признать, что порой проверка показаний на месте проводится и может проводиться отдельными недобросовестными следователями не в целях проверки достоверности сообщенных показаний, а лишь для своеобразного закрепления полученного на допросе признания в совершенном преступлении. Действительно, роль проверки показаний на месте в установлении истины по делу будет отрицательной, когда вслед за признательными показаниями, полученными путем физического либо психического насилия к допрашиваемому, его вывозят на место, где было совершено преступление, и заставляют там подтвердить эти «признательные» показания. Именно такие случаи из практики расследования убийств, приводившие к ложным самооговорам, а затем и осуждению невиновных, видимо, и повлияли на украинского законодателя, исключившего из УПК проверку показаний на месте. Разумеется, такое решение не является верным, поскольку вряд ли позволит избежать фальсификации доказательств и лишь значительно сузит объем используемого следственного инструментария при установлении истины по делу.

Существенно ограничить подобную практику можно за счет введения в уголовно-процессуальный закон нормы, обязывающей прокурора и суд обеспечить надзор за законностью процедуры получения на следствии признательных показаний от подозреваемого и обвиняемого и законностью произведенной вслед за этим проверки показаний на месте. Такая проверка законности получения признательных показаний может быть сформулирована аналогично тому, как это предусмотрено в ч. ч. 2, 3, 3.1, 5 ст. 165 УПК.

Это интересно:  Как перевести деньги заключённому в СИЗО

Можно предложить следующий проект такой нормы как дополнение к ст. 165 либо как отдельную ст. 165.1 УПК: «При получении от допрашиваемого лица признания в совершении преступления (можно ограничиться выделением «в совершении преступления средней тяжести, тяжкого либо особо тяжкого преступления») следователь либо дознаватель не позднее 3 (5) суток после проведенной вслед за этим проверки показаний на месте обязан представить прокурору и в суд все соответствующие материалы, которые подлежат рассмотрению единолично судьей районного или военного суда в срок не позднее 48 (72) часов с момента их поступления. Данные материалы рассматриваются с участием прокурора, следователя, дознавателя, а также подозреваемого, обвиняемого, их защитника и законного представителя. По окончании рассмотрения представленных материалов судья выносит постановление о законности или незаконности произведенных следственных действий».

Проверка показаний на месте как следственное действие: ст 194 УПК

Заметим, что законодатель в статье 181 УПК РФ не регламентируется какие-либо тактические требования, приемы и рекомендации по производству следственного эксперимента (как то имело место в статье 183 УПК РСФСР 1960г.). Он оставляет их на усмотрение следователя, который должен их реализовывать с учетом вида производимого следственного действия, его направленности и сложившейся следственной ситуации.

А потому на производство следственного эксперимента и проверки показаний на месте следует экстраполировать соответствующие процессуально-тактические положения, которые содержатся в ранее проанализированных статье 164 УПК РФ («Общие правила производства следственных действий») и в статье 177 УПК РФ («Порядок производства осмотра») — в силу «генетической близости» этих действий к осмотру, в частности, к осмотру места происшествия.

Из этого следует, что:

— следственный эксперимент и проверка показаний на месте производятся в присутствии понятых.

Обратим внимание, что особенности производства следственного эксперимента проводимого с целью проверки особенности субъективного восприятия (как его называют следователи, «на слышимость», «на видимость»), предполагают необходимость привлечения к нему не двух, как в других следственных действиях, а, как минимум, четырех понятых. Двое понятых удостоверяют действия дублера, имитирующего поведение лица при совершении расследуемого события, двое других — их восприятие лицом, чьи показания в этом отношении проверяются.

— следователь имеет право на производство при следственном эксперименте и проверке показаний на месте в необходимых случаях измерений, фотографирования, видео- и киносъемки, составление планов и схем, использование технических средств и способов обнаружения, фиксации и изъятия следов и вещественных доказательств;

— следователь имеет право на привлечение в необходимых случаях к участию в следственном эксперименте подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и свидетеля (очевидно, что при проверке показаний на месте участие лица, чьи показания проверяются, обязательно) а также специалиста и сотрудников органа дознания. (Поскольку сущность этих процессуальных требований, процессуально-тактических приемов и рекомендаций достаточно подробно рассмотрена нами применительно к осмотру (см. § 4 данной работы), нет необходимости здесь вновь на них останавливаться).

С учетом специфики рассматриваемых следственных действий необходимо особо обратить внимание еще на одно процессуальное требование к их производству, следующее из статьи 164 УПК РФ: при производстве следственного эксперимента и проверки показаний на месте недопустимо создание опасности для жизни и здоровья участвующих в них лиц.

Кроме того, недопустимо проведение следственного эксперимента и проверки показаний на месте, если при этом унижается честь и достоинство участвующих в них лиц. К сожалению, текстуально такое положение применительно к следственному эксперименту и проверке показаний на месте Уголовно-процессуальный кодекс не содержит (как то было в статье 183 УПК РСФСР), но оно всецело вытекает если не из буквы, то из самого духа уголовно-процессуального закона, и представляется аксиоматичным.

Однако, увы, следственной практике известны далеко не единичные случаи пренебрежения этими требованиями, в одних из которых унижались честь и достоинство участвующих в нем лиц и окружающих, в других — подвергались реальной опасности не только здоровье, но и жизнь этих лиц, в третьих, — и то, и другое.

Установленные в статье 194 «Проверка показаний на месте» УПК РФ дополнительные (относительно следственного эксперимента) запреты на какое-либо постороннее вмешательство в ход проверки показаний на месте и наводящие вопросы, а также на одновременную проверку на месте показаний нескольких лиц преследуют цель обеспечить «чистоту» уточнения показаний ранее допрошенных по делу лиц.

При проверке показаний на месте следует учитывать ряд тактико-процессуальных особенностей, с которыми она связана:

1) проверка проводится только в отношении ранее данных показаний подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или свидетеля. Задачи следственного эксперимента шире. Он проводится для проверки и уточнения данных, имеющих значение для уголовного дела. Такие данные могут быть получены как процессуальным, так и непроцессуальным путем;

2) при проверке показаний на месте обязательно участие лица, чьи показания проверяются. При отказе подозреваемого, обвиняемого от дачи показаний в соответствии со статьей 51 Конституции Российской Федерации, проверка показаний на месте не может быть проведена;

3) целью проверки показаний на месте является установление новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Данное положение закона преследует, представляется, вполне корректную цель: не допустить подмену следственного действия простым «закреплением» ранее данных показаний, ситуации, когда увеличение объема следственной работы (за счет многочисленных дублирующих следственных действии) не приводит к значительному изменению качественной характеристики доказательственной базы обвинения. В ходе проверки показаний на месте выполняется также дополнительная задача: проверка собранных доказательств, их уточнение;

В отдел внутренних дел обратилась Казакова о том, что два дня назад ее муж Казаков на личном микроавтобусе уехал из дома, имея с собой крупную сумму денег для покупки автомашины, и не вернулся. По данному факту было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного частью 1 ст. 105 УК РФ. Спустя некоторое время, труп Казакова с признаками насильственной смерти был найден в лесу закопанным в землю. В ходе расследования была установлена причастность к убийству Золотарева, который сознался в совершенном преступлении. В ходе проведения проверки показаний на месте происшествия Золотарев не только точно указал место, на котором ранее был обнаружен труп, но и обнаружил оставленный там при осмотре места происшествия «маячок» (условный ориентир, о необходимости использования которого при осмотре места происшествия говорилось нами выше — авт.). Также он показал местонахождение сожженного кузова микроавтобуса, брошенного им после убийства в 10 км от места нахождения трупа.

На последующем после предъявления обвинения допросе Золотарев отказался от ранее данных показаний, заявив, что оговорил себя под психологическим и физическим давлением со стороны работников милиции. Однако доводы о применении незаконных методов расследования были опровергнуты следственной проверкой.

Вина Золотарева в убийстве Казакова объективно подтверждалась его признательными показаниями и их последующей проверкой на месте происшествия. Золотарев точно указал локализацию телесных повреждений, количество ударов, место захоронения трупа и место, где был спрятан микроавтобус, о чем до его показаний следствию не было известно 1 .

4) проверка показаний связана с выходом на место, где произошло событие, о котором проверяемое лицо ранее давало показания. При этом в определенных случаях может возникать необходимость в предварительной реконструкции места будущей проверки показаний, если обстановка этого места, находящиеся на нем объекты могут служить своеобразной подсказкой проверяемому лицу.

По уголовному делу об убийстве водителей грузового автотранспорта вначале были задержаны лица, как потом выяснилось не имевшие никакого отношения к этим преступлениям. Однако они признались в соучастии в их совершении, дали «правдивые» показания на допросах в присутствии защитников. При осмотре местности с их участием они правильно указали место убийства одного из водителей в лесном массиве. В последующем они изменили показания, заявив о самооговоре. Свою осведомленность о месте совершения преступления подозреваемые объяснили тем, что определил его по свежим следам раскопок. Действительно, ранее при осмотре места происшествия в грунте производились поиски пули, и почва осталась взрыхленной 1 .

В виде исключения возможно проведение проверки показаний на месте в опосредованном виде: по топографической карте, фотографиям, материалам видеозаписи, с использованием компьютерного изображения. Необходимость в опосредованной проверке показаний на месте может возникнуть, когда:

— надо выяснить маршрут следования, включающий в себя большие по протяженности участки местности;

— лицо в силу объективных причин (болезненное состояние, ранение и пр.) не может передвигаться, а промедление с проведением проверки недопустимо в интересах качественного исследования преступления;

— отсутствуют необходимые технические средства, обеспечивающие доступ к объекту (водолазное или спелеологическое снаряжение, вертолет и пр.);

— выход на место создает угрозу жизни и здоровью участников следственного действия;

— обстановка на месте существенно изменилась (стихийное бедствие, боевые действия, техногенная катастрофа и пр.).

Заметим, что анализируемая статья 194 УПК РФ не запрещает производство проверки показаний на месте происшествия, обстановка которого из тактических соображений умышленно изменена следователем. В этом случае проверяемому лицу в начале следственного действия предлагается воссоздать ее в первоначальном виде, после чего реконструированная обстановка сопоставляется с той, что зафиксирована в протоколе проведенного ранее осмотра 1 ;

5) при проведении проверки показаний на месте желательно вести видеозапись хода и результатов данного следственного действия. Видеозапись должна быть непрерывной. Не допускается выборочная запись, а также монтаж полученных записей. Перерывы в видеозаписи могут иметь место только по техническим причинам или в связи с необходимостью длительных переездов, переходов, но не для поиска объектов, имеющих значение для дела. Во время перерыва видеозаписи запрещается общение с проверяемым лицом, касающееся проводимого следственного действия 2 .

По смыслу комментируемой статьи, обнаруженные в ходе проведения проверки показаний на месте предметы и следы, имеющие отношение к расследуемому уголовному делу, могут быть зафиксированы и изъяты в рамках данного следственного действия. Исключение составляют случаи, когда подозреваемый или обвиняемый показывает место совершения им ранее неизвестного следственным органам преступления. В этой ситуации проверка показаний переходит, по существу, в осмотр места происшествия с участием данного лица.

Наиболее распространенны такие ситуации при расследовании серийных преступлений, когда лицо, подозреваемое или обвиняемое в их совершении, при проверке показаний приводит следователя к местам сокрытия им ранее необнаруженных трупов, их останков и т.п. (как то, например, имело место по печально известному делу «битцевского маньяка» — серийного убийцы Пичушкина).

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации предусмотрел возможность производства следственного эксперимента и в судебном следствии по уголовным делам (УПК РСФСР 1960 г. об этом судебном действии следственного характера не упоминал).

Согласно статье 288 УПК РФ следственный эксперимент в суде может быть инициирован как сторонами по делу, так и самим судом для проверки и уточнения данных, имеющих значение для дела, и произведен в любой момент судебного следствия.

Следственный эксперимент в суде производится по тем же правилам, что и на стадии предварительного расследования за некоторыми исключениями:

— при его производстве необходимо обеспечить участие всего состава суда, а при необходимости привлечь свидетелей, эксперта и специалиста, что сопряжено со значительными организационными сложностями. Скорее всего, именно этим обусловлено то, что следственный эксперимент в процессе судебного производства по уголовным делам производится крайне редко;

— ход и результаты эксперимента отражаются в протоколе судебного заседания, который в данном случае в целях полной и достоверной фиксации получаемых результатов, как представляется, должен быть изготовлен в этой части немедленно по завершении эксперимента. Участникам процесса должна быть предоставлена возможность ознакомиться с этой частью протокола, и сделать свои замечания. В качестве вспомогательных средств фиксации могут использоваться планы, схемы, чертежи, применяться видеозапись и фотографирование. Видеозапись по завершении эксперимента воспроизводится участникам процесса, о чем делается отметка в протоколе судебного заседания.

Судебный эксперимент проводится для тех же целей, что и следственный эксперимент, в том числе и для получения новых доказательств по делам частного обвинения, по которым не проводилось предварительное расследование.

По делу Ю., нанесшей легкие телесные повреждения Б., свидетельница З. на судебном следствии показала, что находясь у себя в комнате за закрытой балконной дверью, она услышала во дворе «страшный крик». Она вышла на балкон. Было уже темно и различить лицо кричавшего она не могла, но по голосу опознала Б., кричавшего на Ю., наносившего ей оскорбления. У судьи возникли сомнения в правдивости показаний З. В ходе судебного эксперимента суд установил, что из комнаты З. при закрытой балконной двери крик со двора не слышен, разобрать слова, произносимые во дворе с балкона невозможно. Одновременно с этим было установлено, что происходившее во дворе можно было видеть и слышать из квартир Д. и Т. 1 .

Статья написана по материалам сайтов: isfic.info, oupkrf.ru, stupkrf.ru, wiselawyer.ru, studfiles.net.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий