Следственные действия до возбуждения уголовного дела: какие проводятся

Заключение / Следственные действия, проводимые до возбуждения уголовного дела

В работе были рассмотрены аспекты правового регулирования производства следственных действий, осуществляемых до возбуждения уголовного дела.

Возможность производства предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством следственных действий на этой стадии сведена к минимуму — допускаются лишь осмотр места происшествия, освидетельствование и назначение экспертизы (ч. 4 ст. 146 УПК). Результаты процессуальных действий такого рода, естественно, должны оформляться по правилам, установленным в УПК для их производства и могут приобрести значение доказательств по делу.

Также в ходе проверки сообщения о преступлении могут производится оперативно-розыскные мероприятия, назначаться ревизии и проверки, а также привлекаться для консультирования специалисты. Доказательственная ценность результатов оперативно-розыскной деятельности, проводимой до возбуждения уголовного дела является предметом острых дискуссий. По мнению автора, оперативные данные, которые получены органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, до возбуждения уголовного дела и без поручения могут носить сугубо информативный характер, являться основаниями для возбуждения уголовного дела, а также являться информативной базой для сбора доказательств в ходе предварительного расследования. Но данные результаты оперативно-розыскной деятельности, опять же по мнению автора, никак не могут быть доказательствами по уголовному делу, которые могут быть положены в основу обвинения.

Результаты же ревизий и проверок хозяйственной деятельности могут служить исходными материалами для назначения в дальнейшем судебно-бухгалтерских экспертиз.

Что касается проведения следственных действий, осуществляемых до возбуждения уголовного дела, то здесь необходимо строго соблюдать требования УПК РФ, регламентирующих порядок проведения этих следственных действий.

Перечень следственных действий, проводимых до возбуждения уголовного дела составляют следующие следственные действия:

Данный перечень следственных действий, осуществляемых до возбуждения уголовного дела, бесспорен и ограничен. Другие следственные действия до возбуждения уголовного дела производиться не могут. Это вытекает из содержания ч. 4 ст. 146 УПК РФ.

Данный перечень следственных действий, осуществляемых до возбуждения уголовного дела, установлен законодателем в целях обеспечения возможности правоохранительным органам, осуществляющим раскрытие и расследование преступлений, закрепления и фиксации следов преступления.

Однако и здесь существуют определенные ограничения. В частности, при проведении следственного осмотра в жилище, в случае выражения возражения жильцов против проведения данного следственного действия в их жилом помещении, требуется соблюдение предписаний ст. 165 УПК РФ о судебном порядке на производство следственного действия.

Но при этом, как зачастую показывает практика, некоторые подразделения правоохранительных органов злоупотребляют данными им полномочиями на проведение следственных действий, производство которых возможно до возбуждения уголовного дела.

Так, в частности органы милиции в сфере борьбы с экономическими преступлениями, и борьбы с преступлениями в сфере предпринимательской деятельности зачастую осуществляют следственный осмотр без особой необходимости, а только с целью запугать субъектов предпринимательской деятельности.

В этом плане автор работы полагает целесообразным внесение в УПК РФ изменений, детально регламентирующих руководство осуществлением процессуальных действий при поступлении сообщения о преступлении. В данном случае должно быть установлен процессуальный статус лица, уполномоченного давать поручения на производство следственных действий, осуществляемых до возбуждения уголовного дела. Недопустима такая ситуация, когда подразделения правоохранительных органов на свое усмотрение производят следственные действия, когда такая необходимость возникает в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий. По мнению автора, законодатель должен установить прямой запрет на проведение следственных действий, осуществляемых до возбуждения уголовного дела без письменного поручения лица, уполномоченного осуществлять предварительное расследование.

В этом случае будет обеспечена гарантия соблюдения законности при производстве следственных действий, осуществляемых до возбуждения уголовного дела, а также исключена возможность для недобросовестных сотрудников правоохранительных органов злоупотреблять своими полномочиями.

Основной вывод по работе будет следующий. При осуществлении процессуальной деятельности до возбуждения уголовного дела, правоохранительные органы должны действовать в рамках закона. Только в этом случае будет достигнута основная цель уголовного судопроизводства – охрана общественных интересов от преступных посягательств и будет обеспечена максимальная защита прав и интересов добропорядочных граждан – членов цивилизованного демократического общества.

2.1 Следственные действия, производимые до возбуждения уголовного дела

В первую очередь важно отметить, что любые следственные действия существенно затрагивают права и свободы граждан. Следователь (в отдельных случаях и дознаватель) должен располагать определенными основаниями для производства следственных действий, руководствуясь при этом предписаниями закона, определяющими, какие следственные действия он обязан произвести или производит, считая их необходимыми. В условиях быстро меняющейся следственной ситуации тактически оправдан выбор в качестве первоочередных тех следственных действий, которые позволяют обеспечить фиксацию следов преступления и установления лица, его совершившего.

Досудебному производству посвящена часть 2 УПК РФ, которая включает два раздела.

Раздел 7 УПК РФ закрепляет порядок возбуждения уголовного дела: при наличии повода и основания, предусмотренных ст. 140 УПК РФ, орган дознания, дознаватель, руководитель следственного органа, следователь в пределах компетенции, установленной УПК РФ, возбуждают уголовное дело, о чем выносится соответствующее постановление (ч. 1 ст. 146 УПК).

Согласно Постановлению Конституционного Суда РФ от 14 января 2000 года № 1-П, «актом возбуждения уголовного дела создаются предпосылки для осуществления уголовного преследования и правовые основания для последующих процессуальных действий органов дознания, предварительного следствия и суда. В соответствии с этим, правила о порядке возбуждения уголовного дела предваряют регулирование расследования». Следует отметить, что относительно стадии возбуждения уголовного дела мнения ученых-процессуалистов расходятся. С точки зрения одних авторов, назначение этой стадии заключается в составлении постановления о возбуждении уголовного дела. Более того, они также говорят о ненужности данной стадии как таковой, считая моментом начала досудебного производства получение информации о преступлении и ее регистрацию. Другие ученые (и их большинство) , в том числе и автор данной работы, придерживаются позиции, что стадия возбуждения уголовного дела — это самостоятельная часть уголовного процесса, законодательно определенная в гл. 20 УПК РФ.

Раздел 8 УПК РФ закрепляет порядок производства предварительного расследования, которое, согласно ст. 156 УПК РФ, начинается с момента возбуждения уголовного дела, о чем следователь, дознаватель, орган дознания выносит соответствующее постановление, которое должно быть согласовано с прокурором, поскольку «пока не вынесено постановление о возбуждении уголовного дела, закон не разрешает осуществлять следственные действия и применять меры процессуального принуждения, которые, как правило, связаны с ограничением прав граждан». Однако в исключительных случаях, в случаях, не терпящих отлагательства, следственное действие может быть произведено до возбуждения уголовного дела. На данный момент, в соответствии со ст. 144 УПК РФ, должностные лица «… вправе получать объяснения, образцы для сравнительного исследования, истребовать документы и предметы, изымать их в порядке, установленном настоящим Кодексом, назначать судебную экспертизу, принимать участие в ее производстве и получать заключение эксперта в разумный срок, производить осмотр места происшествия, документов, предметов, трупов, освидетельствование, требовать производства документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов…».

Рассмотрим некоторые из указанных следственных действий.

Это интересно:  Какая ответственность за умышленные уничтожение или повреждение имущества

Осмотр места происшествия. Согласно ч. 1 ст. 176 УПК РФ, осмотр места происшествия, местности, жилища, иного помещения, предметов и документов производится в целях обнаружения следов преступления, выяснения других обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. В случаях, не терпящих отлагательства, осмотр места происшествия может быть произведен до возбуждения уголовного дела.

Осмотр места происшествия состоит в непосредственном наблюдении, обнаружении, восприятии, закреплении и анализе следователем различных объектов для установления их признаков, свойств, состояния, взаиморасположения и определения их значимости в качестве доказательств по делу. Цель следственного осмотра заключается в том, чтобы получить доказательства, способствующие раскрытию и расследованию преступления.

От того, насколько криминалистически грамотно произведено это следственное действие, часто зависит успех всего расследования. Поэтому не случайно криминалисты особо подчеркивают важность осмотра места происшествия и обнаруженных там объектов. Напомним, что известный русский юрист XIX века В. Леонтьев еще в 1887 году писал: «Осмотры составляют основу всего следствия, и нет предела в тщательности, с которой они. должны производиться».

Осмотр места происшествия помогает решить следующие важные задачи расследования:

тщательное исследование обстановки места происшествия, выяснение хода развития событий, конструкция действий преступника;

выявление и изъятие следов совершенного преступления;

установление возможных источников получения других доказательств;

получение информации для выдвижения следственных версий;

решение вопроса о приобщении к делу того или иного предмета в качестве вещественного доказательства;

проверка других источников доказательств по делу.

Осмотр производится с участием понятых, за исключением случаев, предусмотренных ч. 3 ст. 170 УПК РФ. В случае производства следственного действия без участия понятых применяются технические средства фиксации его хода и результатов. Если в ходе следственного действия применение технических средств невозможно, то следователь делает в протоколе соответствующую запись.

Все обнаруженное и изъятое при осмотре должно быть предъявлено понятым, другим участникам осмотра.

Осмотр жилища производится только с согласия проживающих в нем лиц или на основании судебного решения. Если проживающие в жилище лица возражают против осмотра, то следователь возбуждает перед судом ходатайство о производстве осмотра в соответствии со ст. 165 УПК РФ.

Осмотр помещения организации производится в присутствии представителя администрации соответствующей организации. В случае невозможности обеспечить его участие в осмотре об этом делается запись в протоколе.

Осмотр трупа. Осмотр трупа на месте его обнаружения чаще всего производится в ходе осмотра места происшествия. В таком случае ход и результаты осмотра трупа фиксируются в протоколе осмотра места происшествия. Осмотр трупа вне места происшествия (например, когда труп увезен в морг до прибытия следственно-оперативной группы на место происшествия или доставлен в морг из хирургического отделения больницы либо труп извлечен из места погребения) является самостоятельным следственным действием, ход и результаты которого фиксируются в протоколе осмотра трупа.

Согласно ч. 1 ст. 178 УПК РФ, следователь производит осмотр трупа с участием понятых, судебно-медицинского эксперта, а при невозможности его участия — врача. При необходимости для осмотра трупа могут привлекаться другие специалисты. Приглашая врача, не являющегося специалистом в области судебной медицины, для участия в осмотре трупа, следователь разъясняет ему задачи, цели и порядок осмотра. Согласно ч. 4 ст. 178 УПК РФ, при необходимости осмотр трупа может быть произведен до возбуждения уголовного дела.

Освидетельствование. Согласно ч. 1 ст. 179 УПК РФ, для обнаружения на теле человека особых примет, следов преступления, телесных повреждений, выявления состояния опьянения или иных свойств и признаков, имеющих значение для уголовного дела, если для этого не требуется производство судебной экспертизы, может быть произведено освидетельствование подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, а также свидетеля с его согласия, за исключением случаев, когда освидетельствование необходимо для оценки достоверности его показаний. В случаях, не терпящих отлагательства, освидетельствование может быть произведено до возбуждения уголовного дела.

О производстве освидетельствования следователь выносит постановление, которое является обязательным для освидетельствуемого лица.

Освидетельствование производится следователем. При необходимости следователь привлекает к участию в производстве освидетельствования врача или другого специалиста.

При освидетельствовании лица другого пола следователь не присутствует, если освидетельствование сопровождается обнажением данного лица. В этом случае освидетельствование производится врачом.

Под особыми приметами по смыслу ч. 1 ст. 179 УПК РФ, следует понимать знаки, имеющие искусственное или естественное происхождение, отличающиеся по своему внешнему виду ярко выраженной индивидуальностью и присущие только данному лицу.

Телесное повреждение — видимое изменение на теле человека, возникшее в результате внешнего воздействия и причинившее страдание либо в момент нанесения повреждения, либо после него. Освидетельствование — это внешний осмотр, оно не заменяет экспертизы, и оно не может обнаружить повреждений тканей человека, не имеющих видимых признаков. В таких случаях необходима судебно-медицинская экспертиза.

Состояние опьянения является результатом употребления спиртных напитков или наркотиков, одурманивающих средств. Все виды опьянения приводят к изменениям психического состояния человека, его внешнего вида, речи, движений и могут обнаруживаться освидетельствованием. Юридически значимым явлением могут быть степени опьянения. Степень алкогольного и неалкогольного опьянения устанавливается медицинским контролем с применением соответствующих приборов. Освидетельствование с целью определения степени опьянения целесообразно проводить с участием медицинских специалистов.

Свойства и признаки, о которых говорит закон, связаны друг с другом. Через признаки обнаруживаются свойства, то есть качественные состояния предмета наблюдения, находящиеся в динамике или статике и показывающие его отличия от других предметов или общность с другими предметами. При освидетельствовании можно установить и то, и другое. Выявляются специфические черты внешнего облика, речи, походки или иных обычных движений. В других случаях может быть обнаружено тождество между размерами телесного повреждения и размерами ударной части предмета, которым оно нанесено. Обнаружение свойств и признаков — общее требование, предъявляемое к освидетельствованию. Обнаруженные в ходе освидетельствования свойства и признаки необходимо отразить в описаниях, измерениях, зарисовках, фотографиях, если это возможно.

Проблема выполнения следственных действий до возбуждения уголовного дела (Наумов А.М.)

Дата размещения статьи: 02.11.2016

Если мы посмотрим статистику по России, то увидим, что не по всем сообщениям о преступлениях возбуждаются уголовные дела, поскольку не везде есть основания для их возбуждения. У нас огромное количество отказных материалов.
И главное процессуальное предназначение стадии возбуждения уголовного дела и доследственной проверки — это отфильтровать сообщения, в которых не содержится признаков состава преступления, от тех, где эти признаки имеются, выявить обстоятельства, препятствующие производству по делу, и принять законное и обоснованное процессуальное решение о возбуждении уголовного дела либо об отказе в возбуждении уголовного дела.
Поэтому отказываться от данной стадии и от доследственной проверки сообщений о преступлении представляется ошибочным.
Расширение же перечня следственных действий, разрешенных законом до возбуждения уголовного дела, — это ответ законодателя на пожелания правоприменителей. Но при этом надо помнить, что действия действиям рознь. Есть действия, которые не затрагивают конституционных прав граждан и носят нейтральный характер (такие как осмотр места происшествия, предметов, документов, осмотр трупа). Вместе с тем есть ряд следственных и процессуальных действий, разрешенных до возбуждения уголовного дела, которые ущемляют конституционные права граждан, и поэтому их можно отнести к элементам уголовного преследования.
К числу последних, как нам представляется, относятся такие действия, как освидетельствование, получение образцов для сравнительного исследования и назначение экспертизы. Безусловно, к действиям по уголовному преследованию следует отнести также обыск, выемку, личный обыск, а также наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотр и выемку.
Представляется глубоко ошибочным и опасным распространять сферу уголовного преследования на стадию возбуждения уголовного дела, разрешать при этом производство следственных и процессуальных действий, которые ущемляют конституционные права граждан, еще до возбуждения уголовного дела.

Это интересно:  Ответственность за вымогательство, совершённое группой лиц по предварительному сговору

Литература

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

Калиновский К.Б. Выемка до возбуждения уголовного дела нарушает конституционный принцип соразмерности ограничения прав граждан
// Уголовный процесс. 2016. № 3.

В статье на основе конституционного принципа соразмерности обосновывается недопустимость производства до возбуждения уголовного дела выемок как следственных действий, предлагаются рекомендации по оценке допустимости полученных с нарушением закона доказательств.

автор — Калиновский Константин Борисович, заведующий кафедрой уголовно-процессуального права Северо-Западного филиала Российского государственного университета правосудия, кандидат юридических наук, доцент, член Научно-консультативного совета при Верховном Суде РФ

Несмотря на то, что допустимость производства следственных действий до возбуждения уголовного дела давно является предметом острой научной дискуссии, неоднозначная законодательная и правоприменительная практика свидетельствуют о сохранении актуальности выработки теоретических рекомендаций для решения этой проблемы.

Причем наиболее остро в правоприменительной практике стоит вопрос о производстве в период доследственной проверки обысков [1] и выемок. Именно он впервые был поставлен перед Конституционным Судом РФ в жалобе гражданки А., по которой вынесено Определение Конституционного Суда РФ от 22 декабря 2015 г. № 2885-О.

Заявительница оспорила конституционность положения части первой статьи 144 «Порядок рассмотрения сообщения о преступлении» УПК РФ (в редакции Федерального закона от 4 марта 2013 года № 23-ФЗ), согласно которому при проверке сообщения о преступлении дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа вправе истребовать документы и предметы, изымать их в порядке, установленном данным Кодексом. Данная норма, как полагала заявительница, является неконституционной, так как в силу своей неопределенности позволяла производить выемку предметов и документов в порядке статей 182 и 183 УПК РФ до принятия решения о возбуждении уголовного дела и использовать полученные таким образом предметы и документы в качестве доказательств.

Приговором Майкопского городского суда Республики Адыгея от 7 мая 2015 г., оставленным без изменений вышестоящими судами, в том числе Верховным Судом РФ, гражданка А. осуждена за то, что она, являясь руководителем по профессиональной подготовке образовательного учреждения начального профессионального образования, совершила 15 преступлений в виде получения взятки за незаконную выдачу гражданам подложных свидетельств об уровне квалификации «машинист экскаватора», «машинист бульдозера», «водитель погрузчика» в обход от установленного законом порядка прохождения ими обучения.

В период предварительной проверки сообщения о преступлении оперуполномоченными Управления по экономической безопасности и противодействия коррупции МВД по Республике Адыгея на основании вынесенных ими постановлений о производстве выемок и с составлением соответствующих протоколов у граждан были изъяты документы (свидетельства об уровне квалификации, индивидуальные карточки, удостоверения, временные разрешения), которые затем были осмотрены, приобщены к делу в качестве вещественных доказательств, исследованы экспертами и использованы в обосновании обвинительного приговора.

Судом первой инстанции было отклонено ходатайство стороны защиты о признании недопустимыми доказательствами указанных протоколов выемки, осмотров, постановлений о признании вещественными доказательствами и заключений почерковедческих экспертиз, с чем согласились и вышестоящие суды. Позиция судов общей юрисдикции была основана на буквальном толковании ч. 2 ст. 144 и ст. 183 УПК РФ.

Полагаем, что систематическое толкование уголовно-процессуальных норм позволяет утверждать о недопустимости производства выемки до того, как уголовное дело будет возбуждено. Статья 156 УПК прямо указывает, что предварительное расследование начинается с момента возбуждения уголовного дела, а в содержание предварительного расследования входит производство следственных действий (глава 25 УПК, регламентирующая обыск и выемку, расположена в разделе VIII «Предварительное расследование» Кодекса; его статья 157 допускает лишь после возбуждения дела проведение даже неотложных следственных действий).

В условиях нестабильного законодательства и изменяющейся судебной практики для правильного понимания, применения и совершенствования рассматриваемых уголовно-процессуальных норм основополагающее значение имеют требования Конституции РФ, и прежде всего закрепленное в ее статье 55, часть 3 требование соразмерности ограничения прав граждан конституционно закрепленным целям и охраняемым интересам, а также характеру совершенного деяния.

В связи с тем, что уголовное судопроизводство выступает способом применения уголовного права, устанавливающего адекватные тяжести совершенного преступления меры уголовной ответственности, уголовно-процессуальное законодательство предусматривает применение таких ограничений прав граждан, которые отсутствуют в других видах судопроизводства. Подобные ограничения могут возникнуть в том числе в связи с производством обыска и выемки, сопряженными с принудительным изъятием имущества, проникновением в жилище, вскрытием помещений, хранилищ, запретом покидать место проведения данных следственных действий и т.д.

Соразмерность этих ограничений обеспечивается в том числе наличием достаточных данных о признаках преступления, которые и являются основанием для вынесения постановления о возбуждении уголовного дела (ч. 2 ст. 140 УПК РФ). Без достаточных данных о признаках преступления, т.е. на этапе предварительной проверки сообщений о правонарушении, юридически еще не сделан вывод о том, какое именно правонарушение предполагается: гражданско-правовое, административное или все-таки уголовное. Использование же по административным или гражданским делам средств, предназначенных для принудительного расследования преступлений, ведет к явно чрезмерному ограничению прав граждан и нарушению разделения видов судопроизводств, предусмотренных частью 2 статьи 118 Конституции РФ. Тем более, что проверки сообщений о происшествиях нередко принимают затяжной характер и завершаются постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела.

Иными словами, по действующему российскому уголовно-процессуальному законодательству решение о возбуждении уголовного дела пока остается тем самым спусковым крючком, запускающим механизмы уголовно-процессуального принуждения и одновременно обеспечивающим соблюдение конституционно-правового принципа соразмерности применения этого принуждения.

Таким образом, как по отраслевому истолкованию норм УПК, так и с точки зрения конституционно-правовых позиций производство выемки или любых других следственных действий, сопряженных с применением мер процессуального принуждения, не допускается в случаях отсутствия достаточных данных о признаках преступления, т.е. в период предварительной проверки сообщений о преступлениях.

Доктринальная оценка допустимости доказательств

Конституционно-правовой подход также позволяет предложить разрешение и другого, связанного с рассматриваемым вопроса, но не менее важного: как юридически оценить результаты выемки, проведенной до возбуждения уголовного дела, т.е. должны ли такие протоколы выемки и полученные вещественные доказательства быть признаны недопустимыми доказательствами, или же они могут остаться допустимыми?

Это интересно:  На сколько подорожает загранпаспорт в 2018 году?

Представляется, что юридические последствия проведения выемки на этапе доследственной проверки (а равно и последствия других нарушений закона, допущенных при получении доказательств) должны быть также соразмерны сущности нарушения. В качестве санкций законодательство предусматривает достаточно дифференцированные меры: признание доказательств недопустимыми (ст. 75 УПК РФ), вынесение частного постановления (определения) суда (ч. 4 ст. 29 УПК РФ), отстранение дознавателя, следователя от дальнейшего производства расследования, если им допущено нарушение требований закона (п. 10 ч. 2 ст. 37; п. 6 ч. 1 ст. 39 УПК РФ), привлечение нарушителя норм к дисциплинарной, гражданско-правовой и даже уголовной ответственности и др. На дифференцированную реакцию судов по каждому выявленному нарушению или ограничению права обвиняемого на защиту ориентирует и Пленум Верховного Суда РФ [6] .

Соответственно этому, исключение доказательств из числа допустимых должно применяться лишь к существенным нарушениям, посягающим на конституционные права сторон судопроизводства, и прежде всего – на право на справедливую судебную защиту независимым судом [7] .

С этих позиций следует сначала определить, ставит ли допущенное нарушение закона под сомнение достоверность полученного доказательства. Неустранимые сомнения в достоверности доказательств – в силу требования принципа презумпции невиновности – должны быть истолкованы в пользу обвиняемого (следовательно, сомнительные доказательства обвинения, да еще и полученные с нарушением закона, безусловно исключаются). Действительно, право на справедливую судебную защиту не может быть обеспечено, если обвинительный приговор будет основан на недостоверных доказательствах.

Если же доказательство, хоть и полученное с нарушением закона, вследствие этого нарушения не вызывает сомнений в достоверности, то следует оценить чьи именно и какие именно права нарушены, посягают ли такие нарушения на справедливое судопроизводство или другие права, будет ли способствовать исключение доказательств восстановлению или защите нарушенных прав, или же наоборот, может усугубить последствия допущенного нарушения.

При таком «материально-правовом» подходе, включающем наряду с оценкой формального нарушения процессуального закона тот урон, который был (мог быть) причинен охраняемому объекту – справедливой процедуре судопроизводства и конституционным правам личности, можно разрешить вопрос о допустимости протокола выемки, проведенной до возбуждения дела, т.е. с нарушением требований статьей 144, 156 и 183 УПК РФ.

Если, например, в ходе выемки осуществлялось принудительное проникновение в жилище заподозренного лица и применялось принуждение (наручники, физическая сила) к самому лицу, у которого изымались наркотические средства, то протокол такой выемки должен признаваться недопустимым доказательством. Незаконное применение одной стороной будущего судебного спора к другой его стороне принуждения в целях получения доказательств, предназначенных для разрешения этого спора, всегда нарушает принцип равноправия сторон, а значит наносит урон справедливому разбирательству дела.

В других случаях, было бы очевидно несправедливым исключение такого же протокола выемки, но проведенной по ходатайству лица, который хочет использовать это доказательство в своей защите в суде для обоснования добровольной сдачи предмета или деятельного раскаяния. Исключение в данном случае защитительного доказательства, полученного стороной обвинения с нарушением закона, не устранило, а напротив, увеличило бы ущерб для справедливого разрешения дела.

Третья ситуация может иметь место при принятии решения об отказе в возбуждении дела или его прекращении: незаконно проведенная в период проверки сообщения о преступлении выемка не может повлечь исключение доказательств, обосновывающих факт причинения ущерба этой выемкой при рассмотрении вопроса о его возмещении пострадавшему лицу [8] .

Изложенные рекомендации согласуются и той правовой позицией, которую использовал Конституционный Суд РФ в вышеуказанном Определении от 22 декабря 2015 года № 2885-О.

Полный текст статьи можно получить в журнлае «Уголовный процес» — http://e.ugpr.ru/article.aspx?aid=446448

[1] Калиновский К.Б. «Доследственный» обыск — незаконное ноу-хау // Уголовный процесс. 2015. № 1. С. 9.

[4] Это общепризнанное правило толкования, например, было использовано Конституционным Судом РФ в абз. 3 пункта 2 мотивировочной части его Постановления от 13 июня 1996 г. № 14-П. Еще более жестко действует запрет расширительного истолкования таких специальных норм, которые ограничивают права и свободы граждан (См.: постановления Конституционного Суда РФ от 30 октября 2003 года № 15-П, от 30 июня 2011 года № 14-П, от 8 декабря 2015 года № 31-П и др.) Производство же выемки как следственного действия сопряжено с возможностью применения принудительного изъятия предметов и документов, проникновения в жилище и т.п.

[6] Пункт 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.06.2015 N 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве». // Российская газета. 10 июля 2015 г.

[7] Проблемы выявления существенных и несущественных нарушений, так называемой «асимметрии» допустимости доказательств, а также использования в качестве доказательств сведений, полученных с нарушением закона, являются остро дискуссионными и не имеющими общепризнанного решения. Мы не претендуем на то, чтобы поставить точку в научной дискуссии по этим проблемам, но придерживаемся последовательного подхода к их разрешению. О нем см.: Калиновский К.Б. Существенность уголовно-процессуальных нарушений при собирании доказательств // Законность, оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс. Матер. Междун. науч. пр. конф. Ч. 2. СПб., 1998. С. 11-14; Калиновский К.Б. Законность и типы уголовного процесса. Дисс. канд. юрид. наук. СПб., 1999. С. 117; Смирнов А.В. Комментарий к статье 75 УПК Российской Федерации // Смирнов А.В. Калиновский К.Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. СПб.: Питер, 2003 ( URL : http://kalinovsky-k.narod.ru/p/komm-075.htm), Смирнов А.В. Решение вопроса о допустимости в качестве доказательств сведений, полученных с нарушением закона // Уголовный процесс. 2009. № 1, и др.

[8] Для применения этого подхода суды могут воспользоваться следующим истолкованием части первой статьи 75 УПК: в ней предусмотрено нарушение требований Кодекса в целом (т.е. принципов уголовного судопроизводства), а не отдельных его предписаний; нарушение отдельных предписаний влечет иные последствия, но не исключение доказательств. См. Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Комментарий к ст. 75 УПК РФ / Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. 5-е изд. Под общ. ред. А.В. Смирнова. М.: Проспект, 2009.

Статья написана по материалам сайтов: www.allpravo.ru, pravo.bobrodobro.ru, xn—-7sbbaj7auwnffhk.xn--p1ai, kalinovsky-k.narod.ru.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий