Соучастие в преступлении: формы, понятие и признаки, квалификация, проблемы

Дата размещения статьи: 21.04.2015

Для этого вполне достаточно в ч. 2 п. 10 упомянутого Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. (и в аналогичные ему постановления) внести дополнение примерно такого содержания: «Убийство следует признавать совершенным группой лиц и тогда, когда оно совершено исполнителем совместно с невменяемыми или лицами, не достигшими уголовной ответственности».

Список использованной литературы

1. Клименко Н.Ю. Формы и виды соучастия // Уголовное право России: Курс лекций: В 6 т. / Под ред. Б.Т. Разгильдиева. Т. 2. Саратов, 2008.
2. Комиссаров В.С. Соучастие в преступлении // Российское уголовное право. Общая часть / Под ред. В.С. Комиссарова. СПб., 2005.
3. Кондаков Н.И. Логический словарь. М., 1971.
4. Философский энциклопедический словарь. М., 2009.

Соучастие в преступлении: проблемы квалификации и законодательного применения

Рубрика: Государство и право

Статья просмотрена: 3225 раз

Библиографическое описание:

В данной статье поднимается тема, которая очень актуальна на сегодняшний день, и которая порождает много вопросов в правоприменительной практике, но ответов на эти вопросы не так много. Соучастие в преступления — это тема нашей статьи. В ней будут рассмотрены проблемы, с которыми чаще всего сталкиваются суды при разрешении уголовных дел и вынесении приговоров лицам, совершившим преступление в соучастии, и пути решения этих проблем. Также будут приведены примеры из судебной практики, когда судами были допущены ошибки при разбирательстве дел о соучастии.

Ключевые слова: соучастие в преступлении; проблемы института соучастия в преступлении; соучастие с несовершеннолетними лицами; квалификация преступлений, совершенных в соучастии

Впервые законодательно такой институт, как соучастие в преступлении, нашел отражение в Уголовном уложении 1903 года. Далее, в советском уголовном праве он был закреплен в УК РСФСР 1960 г., и статья 17 звучала таким образом: «Умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении преступления» [2].

В ныне действующем Уголовном кодексе РФ 1996 года содержится целая глава 7, которая состоит из пяти статей и включает в себя такие понятия, как: формы соучастия, эксцесс исполнителя преступления, виды соучастников, особенности ответственности соучастников [1].

В правоприменительной практике при квалификации преступлений, совершенных группой лиц без предварительного сговора, группой лиц по предварительному сговору, преступным сообществом или организованной группой, возникают трудности, так как соучастие требует давать правовую характеристику сразу нескольких лиц, действия которых связаны единым умыслом и совместным совершением общественно опасного деяния.

В настоящее время в институте соучастия возникает много проблем. Они, в большинстве своем, являются спорными.

Стоит перечислить некоторые проблемы соучастия в преступлении, встречающиеся на практике.

  1. Проблема неосторожного сопричинения. В этом случае несколько лиц, заранее не договариваясь и не согласовывая между собой свои намерения, действуя в одиночку, по неосторожности совершают одно преступление.
  2. Проблема неправильной квалификации. Не являются редкостью такие случаи, когда суд квалифицирует преступление как совершенное по предварительному сговору, когда сговора не было или пособника преступления квалифицируют как соисполнителя.
  3. Проблема отсутствия в действующем УК РФ отличительных критериев «преступного сообщества» от «преступной организации» или «группы лиц по предварительному сговору» от «организованной группы».
  4. Проблема посредственного исполнительства (посредственного причинения вреда) при соучастии в преступлении. В данном случае одно лицо, которое рассматривается как исполнитель, совершает преступную деятельность, и в качестве орудия преступления использует лиц, не обладающих признаками субъекта преступления (невменяемых или не достигших возраста уголовной ответственности).

В соответствии с ч. 2 ст. 33 УК РФ, лицо, вовлекшее в совершение преступления, не достигшего возраста уголовной ответственности или невменяемого, несет уголовную ответственность за данное общественно опасное деяние как исполнитель.

Об этом же говорится и в п. 42 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 01.02.2011 № 1 [3].

Но при этом некоторые ученные утверждают, что при таком соучастии, в котором участвуют не подлежащие уголовной ответственности лица под руководством вменяемого и достигшего возраста уголовной ответственности лица, соучастия как такового нет, так как невменяемое и не достигшее возраста лицо не является субъектом преступления [4]. Из этого следует, что уголовной ответственности подлежит только одно лицо исполнитель. Как нам известно из статьи 32 УК РФ, в соучастии принимают участие два или более лица. При этом подразумевается, что эти лица являются вменяемыми и достигли возраста уголовной ответственности на момент совершения преступления (по общему правилу — 16 лет, а в некоторых случаях 14 лет). А значит, в таком соучастии участвует только одно лицо, являющееся субъектом преступления, и вряд ли такое лицо может называться исполнителем преступления.

Непонятно, почему посредственное исполнительство или посредственное причинение относится к соучастию (ч. 2 ст. 33 УК РФ). Ведь как говорится в той же ч. 2 ст.33 УК РФ «другие лица», под которыми понимаются, в том числе, и невменяемые лица, не являются субъектами преступления и не подлежат уголовной ответственности, как уже было сказано ранее, именно поэтому они и не могут являться соучастниками преступления. Из этого следует, что в этих случаях соучастия как такового нет.

Что касается проблемы неосторожного сопричинения, то она на сегодняшнее время остается довольно спорной.

Уголовное законодательство Российской Федерации не признает неосторожность при соучастии. В статье 32 УК РФ четко определено, что соучастием является только совершение умышленного преступления. Но некоторые ученые придерживаются другого мнения, согласно которому неосторожность в соучастии возможна.

Н. Д. Сергеевский полагал, что неосторожное соучастие случается, когда соучастники не предвидят последствия, но могут и должны предвидеть. Например, на крыше дома работают люди, и начальник без достаточных предостережений приказывает сбросить бревно вниз, один рабочий подзывает на помощь другого, и они вместе скидывают его. Бревно падает на человека и причиняет ему смерть. В этом случае, начальник — подстрекатель в неосторожном соучастии, первый работник — исполнитель, а второй — пособник или соисполнитель, в зависимости от того, какие действия он предпринимал, чтобы помочь [5].

С Н. Д. Сергеевским был солидарен и И. Я. Хейфец, который в своей книге выделил целую главу о неосторожном подстрекательстве [6].

Ф. Лифт был не согласен с тем, что в соучастии есть место неосторожности. Он считал, что нет неосторожного подстрекательства и пособничества, есть только умышленное, так как и подстрекатель и пособник вполне могут осознавать свои действия и их последствия [7].

Что касается остальных перечисленных проблем, то можно обратиться непосредственно к судебной практике.

Приведем примеры неверной квалификации. Так, Я. и К. были осуждены Истринским городским судом Московской области за соучастие в служебном подлоге, повлекшим существенное нарушение охраняемым законом интересов государства, совершенного в форме подстрекательства, а также в форме пособничества. Судебная коллегия Московского областного суда признала квалификацию по соучастию ошибочной, указав, что в суде первой инстанции при составлении протокола М. внес заведомо ложную информацию с целью добиться более высоких показателей в работе. Также, суд первой инстанции при вынесении приговора Я. и К. не принял во внимание правила, которые содержатся в статье 32 УК РФ и части 4 статьи 33 УК РФ, тем самым нарушил требования уголовно-процессуального и уголовного закона. При вынесении приговора суд первой инстанции необоснованно принимал ложные показания свидетелей, а правдивые показания отвергал. Кроме того, судебной коллегией Московского областного суда были замечены грубые ошибки, допущенные судом первой инстанции, в выводе описательно-мотивировочной части приговора, в которую были занесены недостоверные и ничем не доказанные показания свидетеля М. При этом, как выяснилось, М. не давал тех показаний, которые были учтены судом первой инстанции в описательно-мотивировочной части приговора. В результате обнаружения факта нарушения судом первой инстанции уголовно-процессуального и уголовного закона, судебная коллегия Московского областного суда отменила квалификацию преступления как совершение преступления в соучастии в отношении Я. и К. [8]. Другим примером является уголовное дело в отношении К., который в суде первой инстанции был осужден за покушение на кражу группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба гражданину. Но суд первой инстанции не учел ч. 2 ст. 35 УК РФ, в соответствии с которой преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Кроме того, суд первой инстанции не посчитал нужным обратиться к разъяснениям Пленума Верховного суда РФ п.8 Постановления от 27.12.2002 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», в котором говорится, что содеянное исполнителем, то есть К., не может квалифицироваться как преступление, совершенное группой лиц по предварительному сговору, если организатор, пособник либо подстрекатель непосредственно не участвовали в совершении хищения чужого имущества. А так как неустановленное лицо по независящим от него причинам не принимало участие в совершении кражи, в действиях К. отсутствует квалификационный признак — совершения хищения «группой лиц по предварительному сговору». Вследствие чего размер наказания был снижен [9].

Это интересно:  Ст 106 УК РФ: убийство матерью новорожденного ребенка

Также в судебной практике есть случаи возникновения проблем при разграничении понятий «организованная группа» и «группа лиц по предварительному сговору». Так, в Ставропольском крае суд кассационной инстанции отменил решение суда первой и апелляционной инстанций в отношении двух лиц, выявив ошибку в применении уголовного закона, что существенно повлияло на квалификацию преступления. Ставропольский краевой суд установил, что в действиях Ф. и Н. не имеется признаков организованной группы, а именно: профессионализма; большой степени устойчивости, которая предполагает наличие постоянных связей между членами группы и специфических методов деятельности по подготовке преступлений; распределения ролей; тщательной подготовки и планирования преступления организатором; технического оснащения и координации соучастников; тщательного подбора и вербовки соучастников; особого порядка вступления в организованную группу; стабильности и сплоченности ее состава; узкой преступной специализации соучастников, а также подчинения жесткой групповой дисциплине. Учитывая это, в ходе разбирательства было установлено, что для совершения преступления Ф. и Н. вступили в предварительный сговор, но признаков организованной группы нет, из этого следует, что в их действиях усматривается квалифицирующий признак совершения преступления «группой лиц по предварительному сговору». В результате чего квалифицирующий признак «совершение разбоя организованной группой лиц» был изменен на «группой лиц по предварительному сговору» и размер наказания снижен [10].

При изучении спорных и проблемных моментов в институте соучастия, а также судебной практики по соучастию, можно сделать вывод, что наши суды, как и раньше, достаточно серьезно и часто ошибаются в квалификации преступлений по данному институту. Не вносят ясности и четкости также и постановления Пленума Верховного Суда РФ. Многие люди осуждены по результатам неправильной квалификации и срок заключения под стражей у них выше, чем они того заслужили.

На наш взгляд, существование таких проблемы зависит от нескольких причин. Прежде всего, правоохранительные органы хотят повысить процент показателей о раскрываемости преступлений в институте соучастия. Здесь идет речь непосредственно о группах по предварительному сговору, преступных сообществах и т. д. И при этом не принимается во внимание, что в конкретном преступлении отсутствуют признаки, например, организованной группы. Также некоторые свидетели вводят в заблуждение суд, дав ложные показания насчет конкретного лица, а суд, в свою очередь, не разобравшись до конца, выносит приговор на основании ложных показаний свидетеля, тем самым утверждает неправильную квалификацию преступления. Как уже было сказано выше, отсутствие четких критериев различия между группой лиц по предварительному сговору и организованной группой в уголовном законодательстве также может вводить в заблуждение суд.

Уголовному законодательству нашей страны необходимо в срочном порядке решать эти проблемы, потому что соучастие представляет собой очень серьезный институт, так как в одном преступлении задействуются сразу несколько лиц, от чего общественная опасность поднимается в разы.

На наш взгляд, государству необходимо принять ряд мер для исправления этих ошибок и проблем. В первую очередь, нужно разработать четкие критерии разграничения между группой лиц по предварительному сговору, преступным сообществом, организованной группой и т. д. Также следует тщательнее проводить следствие по данному институту, при этом обязательно привлекать к ответственности должностных лиц правоохранительных органов, которые сознательно «закрыли глаза» на отсутствие признаков конкретного преступления. В каждом случае, в суде при разрешении дела о соучастии, необходимо обязать суд обращаться не только к нормам уголовного закона, но и к всевозможным действующим постановлениям, которые уточняют и расширяют положения о соучастии.

Когда уголовное законодательство начнет активно бороться с проблемами соучастия, процент преступлений, совершенных в соучастии, станет меньше, повысится процент раскрываемости таких преступлений, и что самое важное — будет снижен процент ошибочной квалификации при вынесении приговора и назначении уголовного наказания.

Субъективные признаки соучастия

Признак совместности совершения преступления в соучастии с субъективной стороны проявляются в следующем:

во-первых, соучастие образуют только умышленные действия;

во-вторых, соучастие возможно только в умышленных преступлениях.

В соответствии с законом (ст. 32 УК) с субъективной стороны поведение соучастников в ходе совершения преступления всегда характеризуется умыслом. В неосторожном преступлении соучастие невозможно.

Не могу не сослаться на широко известный, однако исключительно показательный пример:

Два рабочих геологоразведочной партии, в предрассветных сумерках увидели тёмный силуэт, полагая, что это медведь произвели выстрелы из ружей. На месте медведя оказался геодезист этой же партии. Одной пулей он был убит, другая застряла в содержимом кармана. Случай этот имел место в начале 60-х годов и на тот период экспертиза не смогла установить, чей выстрел оказался «результативным». Оба рабочих были осуждены за неосторожное убийство, однако Пленум Верховного суда СССР приговор отменил и направил дело на новое рассмотрение, указав на необходимость установление конкретного причинителя смерти.

Субъективную сторону характеризует также и взаимная осведомленность о совместном совершении преступления. Из этого следует, что каждый из соучастников сознает, что совместно с другими участвует в совершении одного и того же преступления.

Взаимная осведомленность проявляется по-разному в различных формах соучастия. В сложном соучастии, требуется, чтобы соучастники знали об исполнителе и совершаемом им преступлении. В групповом преступлении и в соисполнительстве, взаимная осведомленность предполагает, что действия каждого из них совершаются умышленно. Одновременно каждый из участников должен сознавать, что он совершает преступление совместно с другими исполнителями «заведомо сообща».

Для соучастия не требуется наличия двусторонней связи между подстрекателем, пособником и организатором. Такая связь должна устанавливаться только между исполнителем (исполнителями) и другими соучастниками преступления.

Уголовный кодекс (ст. 32) специально подчеркивает, что соучастием признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении именно умышленного преступления. Факты, когда субъекты объективно помогают друг другу в ходе совершения преступления, но не сознают данного обстоятельства, к соучастию отношения не имеют. Это же положение исключает возможность соучастия в неосторожных преступлениях.

Проблема соучастия с неосторожной виной до недавнего времени была дискуссионной. В русской юридической литературе возможность соучастия при неосторожной вине отстаивали Г.Е. Колоколов, Н.Д. Сергеевский, С.В. В советский период возможность соучастия в неосторожных преступлениях отстаивали М.Д. Шаргородский и др. Действующее законодательство решило эту проблему однозначно. При соучастии в преступлении возможна лишь умышленная вина. Неосторожная вина не может создавать внутренней согласованности между действиями соучастников, что является обязательным для соучастия.

Умышленное совместное участие лишь в совершении одного и того же умышленного преступления не исключает индивидуальной вины каждого участника. Вина в совершении преступления всегда строго персонифицирована. У соучастников одного и того же преступления могут не совпадать также цели и мотивы действий.

Следует отметить, что в юридической литературе обосновывалось и иное решение.

Итак, соучастием признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления. Соучастие характеризуется рядом объективных и субъективных признаков: участие в преступлении двух или более лиц, совместная деятельность виновных, умысел каждого участника в отношении совершаемого преступления, взаимная осведомленность о совместном совершении преступления, наличие двусторонней субъективной связи между исполнителем и другими соучастниками.

Это интересно:  В каких случаях уголовное дело могут рассмотреть в особом порядке?

Формы соучастия

(2 вопрос)

1. Цель и принципы классификации форм соучастия.

Классификация соучастия на формы осуществляется в рамках действующего законодательства. Она преследует цель выделить различающиеся по объективным и субъективным признакам типичные, повторяющиеся варианты совместного совершения преступления несколькими лицами.

Всякая классификация может быть построена по единому общему основанию деления ее структурных подразделений. Следует признать ошибочными попытки классифицировать соучастие одновременно по нескольким основаниям, в частности по характеру субъективной связи (соглашения между участниками преступления, степени согласованности действий соучастников) и особенностям способов и объективных форм участия в преступлении, характеру и степени участия в нем.

В юридической литературе такие рекомендации обосновывались многими авторами. В век господства информатики и компьютерного мышления предлагаемое отторжение основных законов классификации выглядит анахронизмом. В конечном счете, отсутствие классификации соучастия по одному основанию вызывает лишь неоправданные сложности у практикующих юристов.

Классификация соучастия должна четко отражать особенности материального свойства — характера общественной опасности того или иного встречающегося в жизни, отраженного в законе типа умышленного совместного участия в преступлении нескольких лиц.

Каждое типичное проявление соучастия обладает совершенно определенным (индивидуальным) сочетанием объективных и субъективных показателей общественной опасности.

2. Характер участия в преступлении

Основным критерием деления соучастия на формы признается характер участия в преступлении. В зависимости от него соучастие подразделяется на следующие формы:

1) сложное соучастие;

3) преступная группа;

4) преступное сообщество.

Выделение сложного соучастия в качестве самостоятельной его формы обусловлено таким сочетанием объективных и субъективных показателей, когда налицо совершение преступления, в котором соучастники (организаторы, подстрекатели и пособники) лишь создают условия для более успешного непосредственного совершения преступления исполнителем. Это позволяет сделать вывод, что данная форма соучастия налицо тогда, когда наряду с исполнителем (соисполнителями) в преступлении участвуют организатор, подстрекатель или пособник.

Вторая форма — соисполнительство — выделяется за счет такого сочетания показателей, когда каждый из субъектов, совершающих преступление, непосредственно своими усилиями хотя бы частично выполняет действия, охватываемые признаками объективной стороны состава. В этом случае в преступлении все соучастники выступают в роли исполнителей. Данное обстоятельство не учтено как признак основного или квалифицированного состава в конкретной статье Особенной части УК.

Например, убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. 108 УК), может быть результатом действий нескольких лиц. Признаки группы этим составом не предусмотрены. Факт совершения такого преступления несколькими лицами оценивается как соисполнительство.

Третья форма — групповое преступление — отличается от соисполнительства тем, что факт совершения (исполнения) преступления несколькими лицами по предварительному сговору или без него прямо предусмотрен законом при конструировании признаков конкретного состава преступления. Одновременно обязательные признаки любой группы закреплены в ст. 35 УК, формулирующей ее понятие.

Часть 1 ст. 35 определила, что преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителей без предварительного сговора. На практике без предварительного сговора группой лиц обычно совершаются изнасилования, убийства и другие преступления.

Более опасные виды группы: группа с предварительным сговором и организованная группа — предусмотрены ч. 2 и 3 ст. 35 УК.

В групповом преступлении как форме соучастия признаки, характерные для соучастия в целом, дополняются некоторыми особенностями, которые придают этому преступлению качественное своеобразие. Групповое преступление характеризуется таким сочетанием показателей, при котором наряду с общими объективными и субъективными моментами, присущими любому проявлению соучастия, налицо, во-первых, факт участия всех субъектов в совершении преступления, когда само посягательство осуществляется их объединенными, совместными усилиями; причем действия, охватываемые признаками объективной стороны любого состава преступления, могут быть выполнены каждым участником в полном объеме либо частично. Во-вторых, каждый участник группового деяния должен сознавать, что наряду с ним в преступлении участвуют другие исполнители (соисполнители), сознавать связь их действий с собственными, то, что само преступление совершается совместными усилиями всех участников.

Преступление, совершенное группой лиц, обладает обязательными признаками, знание которых особенно важно для правоприменительной практики. Среди них необходимо выделить:

— участие в совершении преступления двух или более лиц;

— выполнение каждым из них деяний (в полном объеме или частично), охватываемых признаками объективной стороны состава преступления;

— осуществление преступления объединенными усилиями — совместно;

— умысел каждого из соучастников направлен на совместное совершение действий;

— согласованность деяний участников группы, отражающая их взаимную осведомленность о совместном совершении преступления.

Суммируя перечисленные признаки, эту форму соучастия можно определить следующим образом.

Групповым признается преступление, каждый участник которого умышленно, согласованно с другими, совместно, в полном объеме или частично выполняет единое для участников преступление.

Преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном его совершении (ч. 2 ст. 35 УК).

Это наиболее распространенная разновидность группового посягательства. Наряду с выделенными выше обязательными признаками группового преступления ее характеризует дополнительный — большая субъективная связь, соглашение на совместное совершение преступления, заключенное предварительно.

Предварительный сговор на совместное совершение преступления группой может касаться самых различных сторон такого посягательства. Соглашение всегда должно быть предварительным, заключенным до начала непосредственного осуществления посягательства. Способ соглашения (словесный, письменный, путем совершения конклюдентных действий и т.п.) юридического значения не имеет. Важно лишь установить, что сговор касается основных признаков задуманного преступления, так как только его можно назвать соглашением на совершение конкретного преступления.

В действующем законодательстве совершение преступления группой лиц по предварительному сговору выделено в большом числе серьезных преступлений (п. «ж» ч. 2 ст. 105, п. «а» ч. 3 ст. 111, п. «а» ч. 2 ст. 158 УК и др.). Во всех подобных случаях для квалификации содеянного по этому признаку необходимо установить перечисленные выше обязательные признаки группового преступления и дополнительно — наличие предварительного сговора на совместное совершение преступления. Иначе говоря, сначала необходимо установить наличие группы, а затем факт предварительного сговора между ее участниками.

Преступление, совершенное организованной группой, — самостоятельная разновидность группового преступления.

Преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (ч. 3 ст. 35 УК).

Как следует из текста закона, главный признак такой группы — ее устойчивость. Для определения характера группы прежде всего необходимо установить, что преступление совершено именно группой лиц, т.е. налицо должны быть все признаки группового преступления. В организованной группе они дополняются еще одним признаком — устойчивостью, заключающейся в более или менее длительном существовании группы, прочности связей между ее участниками, проработкой планов совершения одного или нескольких преступлений, известным распределением ролей, а главное — заранее состоявшимся объединением для совершения одного или нескольких преступлений.

Преступное сообщество представляет наиболее опасную форму соучастия. Это устойчивое (сплоченное) объединение (организация) соучастников, объединившихся для занятия преступной деятельностью в сфере совершения тяжких и особо тяжких преступлений. Действующий уголовный закон упоминает в числе разновидностей таких объединений банды (ст. 209 УК), преступные сообщества (преступные организации) (ст. 210 УК).

Преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено структурированной организованной группой или объединением организованных групп, действующих под единым руководством, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды.(часть четвертая в ред. Федерального закона от 03.11.2009 N 245-ФЗ).

В целом это наиболее опасная форма соучастия. Объективные и субъективные признаки соучастия дополняются здесь некоторыми особенностями. Преступную организацию характеризует структурированностью и сплоченностью, которая проявляется в длительной, стабильной и устойчивой связи между участниками организации. Не случайно УК использует понятия: организация, объединение организованных групп. Такие объединения характеризуются наличием четкой общей цели деятельности, руководства и распределения ролей. Цель занятия преступной деятельностью предполагает задачу совершения многих тяжких и особо тяжких преступлений или даже одного такого преступления, но требующего тщательной подготовки. Преступные сообщества объединяются для совершения наиболее опасных преступлений. Данная форма соучастия отражает различные проявления организованной преступности. В преступной организации следует различать организаторов, руководителей, активных и рядовых участников.

Это интересно:  Общая информация о преступлениях против семьи и несовершеннолетних

Таким образом, классификация соучастия на формы преследует цель выделить различающиеся по объективным и субъективным признакам типичные варианты совместного совершения преступления несколькими лицами. Классификация на формы строится по одному основанию — характеру участия в преступлении. Соучастие делится на следующие формы: сложное соучастие, соисполнительство, преступная группа, преступное сообщество. Отдельные формы соучастия, в свою очередь, могут быть поделены на виды по другим основаниям. Так, групповое преступление классифицируется на: группу, совершившую преступление без предварительного сговора; группу, совершившую преступление по предварительному сговору; организованную группу.

Соучастие в преступлении: формы, понятие и признаки, квалификация, проблемы

AJAX — EU e-Privacy Directive
This plugin provides the AJAX support for the EU e-Privacy Directive package.»>Cайт JURKOM74.RU использует файлы cookie и схожие технологии для удобства пользователей, а также предоставления персонализированной информации (в т.ч. рекламной). При использовании данного сайта вы подтверждаете свое согласие на использование файлов cookie в соответствии с настоящим уведомлением и Соглашением об использовании файлов cookie. AJAX — EU e-Privacy Directive
This plugin provides the AJAX support for the EU e-Privacy Directive package.»> Если вы не согласны с тем, чтобы мы использовали данный тип файлов, то вы должны соответствующим образом установить настройки вашего браузера или не использовать Сайт.

Понятие и признаки соучастия в преступлении

Случаи совместного совершения преступления несколькими лицами достаточно часто встречаются в реальной жизни. Как следствие, одним из наиболее значимых институтов уголовного права является институт соучастия в преступлении.

Соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в соверше­нии умышленного преступления ( ст. 32 УК РФ).

Признаки соучастия в преступлении:

1) объективные:

    • количественный;
    • качественный;

2) субъективные:

    • умыш­ленность соучастия;
    • умышленность преступления.

Первый объективный (количественный) признак соучастия

Первый объективный (количественный) признак соучастия предполагает, что в совершении преступления участвуют два и более лица, достигшие возраста, с которого наступает уголовная ответственность (ч. 1, 2 ст. 20 УК РФ), и признанные вменяемы­ми (ч. 1 ст. 21 УК РФ). Из этого признака соучастия существуют два изъятия:

    1. использование «годным» субъектом для совершения преступления лица, не под­лежащего в силу каких-либо причин уголовной ответственности;
    2. так называемое «груп­повое исполнение преступления».

Во-первых, особую оценку получают случаи использования «годным» субъектом для совершения преступления лица, не под­лежащего в силу каких-либо причин уголовной ответственности (ч. 2 ст. 33 УК РФ). Такие случаи характеризуются совершением преступления «чужими руками». Например, способный нести уголовную ответственность субъект использует малолетнего для совершения кражи через форточку, невменяемого — для соверше­ния убийства, лицо, не подозревающее о наличии в продаваемом им пакете наркотического средства, — для сбыта последнего. Во всех приведенных примерах способный понести уголовную от­ветственность субъект непосредственно не участвует в выполне­нии объективной стороны преступления и фактически выполняет роль организатора (пособника, подстрекателя). Однако в силу за­кона (ч. 2 ст. 33 УК РФ) он рассматривается как «посредственный исполнитель» преступления, совершенного не подлежащим уго­ловной ответственности лицом (см.: п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершенно­летних» // БВС РФ. 2000. № 4).

Во-вторых, судебной практике известно так называемое «груп­повое исполнение преступления», под которым понимается совместное выполнение объективной стороны преступления несколь­кими лицами, из которых лишь одно («годный» субъект) способ­но нести уголовную ответственность, а остальные не подлежат ей в силу недостижения возраста, с которого наступает уголовная от­ветственность, невменяемости или каких-либо иных причин. В такой ситуации действия «годного» субъекта в случае, если ста­тья Особенной части УК РФ предусматривает ответственность за совершение преступления группой лиц или группой лиц по пред­варительному сговору (например, п. «ж» ч. 2 ст. 105, п. «б» ч. 2 ст. 131, ч. 2 ст. 162 УК РФ), должны квалифицироваться с вмене­нием ему этого квалифицирующего признака, несмотря на то что остальные участники группы к уголовной ответственности не привлекаются.

Второй объективный (качественный) признак соучастия

Второй объективный (качественный) признак соучастия пред­полагает совместность действий соучастников, т.е. направлен­ность действий на совершение общего для соучастников преступ­ления, взаимообусловленность и взаимодополняемость действий. Соучастники могут выполнять различные по объему, характеру и интенсивности действия, они могут даже бездействовать при совершении преступления (например, не препятствовать хище­нию, злоупотреблению должностными полномочиями), однако причинная связанность общего преступного события с действия­ми (бездействием) каждого из них создает соучастие.

Первый субъективный признак соучастия

Первый субъективный признак соучастия предполагает умыш­ленность соучастия. Объединение физических действий невоз­можно без желания совместно совершить преступление. Поэтому само по себе соучастие характеризуется только прямым умыслом, т.е. осознанием соучастником общественно опасного характера своих действий (бездействия), осознанием способа содействия преступлению (способа воздействия на исполнителя), осознани­ем общественной опасности и характера совершаемого исполни­телем преступления (и предвидением наступления общественно опасных последствий в материальных составах), а также желани­ем избранным способом принять участие в совместном соверше­нии преступления.

Умышленность соучастия, тем не менее, не всегда требует ос­ведомленности о совершении преступления сообща с другими лицами. Так, пособник может не знать о действиях подстрекателя (и наоборот), однако, осознавая свой способ содействия престу­плению и желая избранным способом принять участие в совместном с исполнителем совершении преступления, он тем самым соучаствует в совершении преступления. Не требуется взаимная ос­ведомленность и в цепочке «исполнитель — подстрекатель (пособ­ник)», т.е. возможно соучастие и при так называемой «односторон­ней субъективной связи» между соучастниками («замаскированное» подстрекательство или пособничество), когда исполнитель, умыш­ленно совершающий преступление, не осознает характера при­соединяющейся деятельности подстрекателя (пособника), тогда как последний желает склонить исполнителя к совершению пре­ступления или оказать ему содействие в его совершении. Кроме того, при таких формах соучастия, как организованная группа и преступное сообщество (преступная организация), соучастники могут не только не знать друг друга лично, но и вообще не догады­ваться о взаимном существовании, что, однако, не препятствует констатации соучастия.

Второй субъектив­ный признак соучастия

С умышленностью соучастия тесно связан второй субъектив­ный признак соучастия, в силу которого соучастие возможно толь­ко в умышленном преступлении. Неосторожное внешне совмест­ное совершение преступления исключает единство воли, желание сообща совершить преступление. Такие случаи именуются «неос­торожным сопричинением», а действия каждого из сопричинителей квалифицируются отдельно по соответствующей статье Осо­бенной части УК РФ.

Следует также отметить, что если самому по себе соучастию присущ только прямой умысел, то умышленно совершаемое в со­участии преступление может характеризоваться как прямым, так и косвенным умыслом, когда соучастники, желая принять уча­стие в совместном совершении преступления, не желают, но соз­нательно допускают либо безразлично относятся к последствиям своих действий. Так, Д. и С. были осуждены за убийство с кос­венным умыслом, поскольку, избивая потерпевшего ногами, обу­тыми в сапоги, они допускали возможность лишения жизни (иными словами, действовали с прямым неопределенным умыс­лом на причинение потерпевшему вреда здоровью и косвенным определенным умыслом на причинение смерти)(см.: БВС СССР. 1968. № 3.С. 21-23). Тем не менее, такие случаи нехарактерны для соучастия и встречаются лишь при простом соучастии (в сложном соучастии они образуют экс­цесс исполнителя).

Статья написана по материалам сайтов: xn—-7sbbaj7auwnffhk.xn--p1ai, moluch.ru, lektsii.org, jurkom74.ru.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий