Ст. 305 УК РФ: вынесение заведомо неправосудного приговора

Новая редакция Ст. 305 УК РФ

1. Вынесение судьей (судьями) заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта —

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо лишением свободы на срок до четырех лет.

2. То же деяние, связанное с вынесением незаконного приговора суда к лишению свободы или повлекшее иные тяжкие последствия, —

наказывается лишением свободы на срок от трех до десяти лет.

Комментарий к Статье 305 УК РФ

1. Предусмотренное статьей преступление посягает на самую сердцевину деятельности по осуществлению задач правосудия — правосудие в узком смысле этого слова.

2. С объективной стороны сущность посягательства выражается в осуществлении судебной деятельности с серьезным отклонением от функций правосудия и вопреки стоящим перед ним задачам, результатом чего является неправосудный судебный акт. Иначе говоря, она состоит в вынесении неправосудного приговора, решения или иного судебного акта.

Под последним следует понимать противоречащий закону письменный акт — документ, являющийся итогом рассмотрения дела в соответствующей судебной стадии, так или иначе определяющий его судьбу. Например, при производстве по УД к таким судебным актам наряду с приговором могут относиться определения кассационных инстанций, постановления надзорных инстанций, определения суда первой инстанции или постановления судьи о прекращении УД при условии, если они являются необоснованными или незаконными и подлежат отмене или изменению в предусмотренном законом порядке. Так, нарушения, которые не способны служить основанием к отмене или изменению приговора, не могут быть причиной оценки его как неправосудного в уголовно-правовом смысле.

Что же касается судебных актов, не определяющих судьбу дела, но противоречащих закону, то их вынесение должно рассматриваться в зависимости от ситуации либо как приготовление к совершению преступления, предусмотренного коммент. статьей, либо в некоторых случаях как преступление против интересов службы в государственных органах.

3. Преступление окончено (составом, закрепленным в ч. 1) в тот момент, когда неправосудный акт подписан лицами, участвовавшими в его постановлении, независимо от того, вступил ли таковой в законную силу и был ли оглашен.

4. В качестве субъектов преступного посягательства законодатель называет только судей. Под последними необходимо понимать как лиц, наделенных в конституционном порядке полномочиями отправлять правосудие и осуществляющих свои обязанности на профессиональной основе, так и лиц, обладающих при постановлении судебного акта равными с судьями правами (арбитражных заседателей).

Присяжные заседатели субъектами посягательства не являются, ибо их компетенция существенно отличается от компетенции судей.

5. Указание законодателя на заведомость неправосудности судебного акта исключает вывод о возможности совершения данного преступления по неосторожности. В данных составах преступления вина характеризуется прямым умыслом. Субъект не только осознает, что принимает участие в вынесении неправосудного судебного акта, но и желает его постановления. Свое желание субъект выражает в том случае, когда судебный акт выносится коллегиально путем соответствующего голосования. Судья, оставшийся при голосовании в меньшинстве, но вынужденный в силу указанного закона подписать вынесенный путем голосования судебный акт (см., например, ч. 3 ст. 312 УПК РСФСР), не должен нести ответственность по ст. 305.

6. Ответственность за вынесение заведомо неправосудного судебного акта повышается, если это деяние связано с вынесением незаконного приговора суда к лишению свободы или повлекло иные тяжкие последствия.

6.1. О незаконности осуждения к лишению свободы можно говорить как в том случае, когда оно является следствием необоснованного признания лица виновным в совершении преступления, так и в ситуации, когда назначение данного вида наказания действительно виновному является чрезмерно суровым.

6.2. К иным тяжким последствиям преступления могут быть отнесены незаконное осуждение к смертной казни, незаконное оправдание лица, совершившего тяжкое или особо тяжкое преступление, совершение необоснованно оправданным нового тяжкого преступления. В качестве таковых должны рассматриваться и другие обстоятельства, свидетельствующие о разрушительном влиянии, которое оказало на участников процесса и их близких вынесение заведомо неправосудного судебного акта (самоубийство, психическое расстройство, иная тяжелая болезнь, смерть и т.д.), при условии, если они находятся в причинной связи с деянием, входящим в объективную сторону состава преступления.

7. Психическое отношение виновного к квалифицирующему признаку может быть выражено как в умысле, так и в неосторожности.

8. Деяния, предусмотренные ч. 1, отнесены к категории преступлений средней тяжести, а ч. 2 — к категории тяжких преступлений.

Другой комментарий к Ст. 305 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Объективная сторона состоит в вынесении неправосудного приговора, решения или иного судебного акта (вердикта, определения, постановления).

Неправосудность предполагает наличие любых оснований, по которым приговор, решение или иной судебный акт могут быть отменены.

Вынесение судебного акта заключается в принятии решения и его оформлении согласно установленным правилам. Оглашение следует за вынесением судебного акта (если он составлен в письменной форме) или сопровождает его постановление (если акт принимается в судебном заседании без удаления в совещательную комнату).

Преступление окончено с момента подписания приговора, решения по гражданскому делу судьей (судьями). В отношении иного судебного акта время окончания преступления определяется подписанием документа или оглашением решения (в зависимости от способа оформления).

2. Субъектом преступления может быть судья, присяжный заседатель, арбитражный заседатель.

3. Отягчают ответственность вынесение незаконного приговора суда к лишению свободы, наступление иных тяжких последствий (совершение неправомерно оправданным нового преступления, крупный материальный ущерб).

Статья 305. Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта

1. Вынесение судьей (судьями) заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта —

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо лишением свободы на срок до четырех лет.

2. То же деяние, связанное с вынесением незаконного приговора суда к лишению свободы или повлекшее иные тяжкие последствия, —

наказывается лишением свободы на срок от трех до десяти лет.

Комментарий к Ст. 305 УК РФ

1. Основным объектом данного преступления выступают общественные отношения, обеспечивающие решение судом стоящих перед ним задач достижения целей правосудия.

В качестве дополнительного объекта выступают права, свободы и законные интересы стороны в судебном процессе или иного лица, чьи права и интересы затрагиваются соответствующим судебным актом.

2. С объективной стороны данное преступление заключается в вынесении, т.е. принятии, оформлении (в том числе подписании) и, если это предусмотрено законом, провозглашении заведомо неправосудного приговора, решения или иного судебного акта. Понятие «судебный акт» используется в комментируемой статье в качестве родового, обозначающего судебные документы, принимаемые на любой стадии конституционного, гражданского, административного, арбитражного или уголовного судопроизводства как единолично судьей, так и коллегиальным составом суда. Это могут быть акты, принимаемые как по существу дела (в конституционном судопроизводстве это постановление или заключение, в гражданском, арбитражном процессе — решение, в уголовном процессе — приговор), так и по результатам проверки их законности и обоснованности либо по иным возникающим в ходе производства по делу вопросам (о мере пресечения, о мере обеспечения гражданского иска, о взыскании судебных издержек). Форма, в которую облекается тот или иной судебный акт, различается в зависимости от вида судопроизводства, содержания решаемого вопроса, стадии процесса, состава суда. Помимо названных приговора и решения это могут быть постановление, определение, частное постановление (определение), приказ.

Предметом преступления, предусмотренного комментируемой статьей, могут быть лишь такие судебные акты, которые по своему значению выходят за рамки судопроизводства и существенным образом затрагивают права и законные интересы тех или иных лиц. Так, не влечет ответственность по ней вынесение судьей безосновательных постановлений об отклонении ходатайств стороны о назначении судебной экспертизы или об отложении судебного заседания.

Не являются предметом преступления, предусмотренного комментируемой статьей, и такие акты, которые хотя и приняты судебным органом, но не связаны с осуществлением судопроизводства по конкретному делу (например, решение КС РФ об изменении составов палат, постановление Президиума ВС РФ об утверждении обзора судебной практики).

В силу Постановления КС РФ от 18.10.2011 N 23-П «По делу о проверке конституционности положений статей 144, 145 и 448 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и пункта 8 статьи 16 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» в связи с жалобой гражданина С.Л. Панченко» привлечение судьи к уголовной ответственности и его осуждение по ст. 305 УК возможны лишь при условии, что вынесенное им судебное решение было признано неправосудным, т.е. незаконным, необоснованным или несправедливым, вышестоящей судебной инстанцией. Это, впрочем, не исключает того, что вне зависимости от отмены или изменения вынесенного судьей неправосудного решения он может быть привлечен к уголовной ответственности за совершение других, как правило, сопутствующих преступлению, предусмотренному комментируемой статьей, преступлений, таких, например, как мошенничество, злоупотребление должностными полномочиями, превышение должностных полномочий, получение взятки.
———————————
СЗ РФ. 2011. N 44. Ст. 6319.

3. Неправосудным в комментируемой статье признается такой судебный акт, которое постановлен с нарушениями процессуального или материального закона, влекущими его отмену или изменение (ст. ст. 330, 387, 391.9 ГПК, ст. ст. 389.15 — 389.18, 401.15, 412.9 УПК).

Вместе с тем то обстоятельство, что некоторые судебные акты (в частности, решения КС РФ) не могут быть пересмотрены в рамках существующей в стране судебной системы, не исключает возможность привлечения к уголовной ответственности принявших их лиц, если они действовали заведомо незаконно.

4. Преступление признается оконченным с момента, когда соответствующий судебный акт становится способным порождать правовые последствия. Так, приговор или решение по гражданскому делу начинает действовать с момента его провозглашения в судебном заседании, и именно с этого момента действия судьи, постановившего его заведомо незаконно, признаются оконченным преступлением. То обстоятельство, что неправосудное решение еще не вступило в законную силу, не начало исполняться или было отменено или изменено, не влияет на признание преступления оконченным.

5. Субъектами преступления являются судьи, а также иные лица, участвующие в отправлении правосудия: арбитражные и присяжные заседатели. То обстоятельство, что вердикт коллегии присяжных заседателей не является итоговым судебным актом, так как на его основе обязательно должен еще быть постановлен приговор, которым и завершается производство по уголовному делу, не может служить основанием для исключения присяжных заседателей из числа лиц, подлежащих ответственности за принятие заведомо неправосудного судебного акта, поскольку и сам по себе вердикт способен порождать существенные правовые последствия: признание подсудимого виновным или невиновным (в последнем случае председательствующий в судебном заседании судья лишается возможности принять какое-либо иное решение, кроме оправдательного приговора), признание подсудимого заслуживающим снисхождения, что влечет невозможность назначения ему наказания, превышающего 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого наказания.

Это интересно:  Ст. 322.2 УК РФ с комментариями: фиктивная регистрация в квартире

6. Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется только прямым умыслом, о чем свидетельствует указание в статье на заведомость неправосудности судебного акта. Вынесение неправосудного приговора, решения, постановления или определения вследствие неполноты исследования судом представленных сторонами доказательств, неправильной оценки доказательств или ошибочного истолкования материального закона при квалификации содеянного или разрешении гражданского иска не влечет ответственности по комментируемой статье, несмотря на то что результатом такого деяния может быть незаконное осуждение невиновного или, наоборот, оправдание преступника, возложение на лицо существенных материальных обременений в связи с удовлетворением иска и т.п.

Цели и мотивы вынесения заведомо неправосудного судебного акта не имеют определяющего значения для квалификации содеянного по данной статье.

7. Квалифицирующими обстоятельствами для данного состава преступления признаются незаконное осуждение по приговору суда к лишению свободы или наступление иных тяжких последствий, к которым могут быть отнесены тяжкое заболевание лица, попытка суицида, значительные материальные убытки.

Ответственность по ч. 2 комментируемой статьи наступает и в том случае, когда лицо не желает наступления тяжких последствий, но сознательно допускает их или относится к ним безразлично. То есть по отношению к последствиям вина может выражаться в форме не только прямого, но и косвенного умысла, а также неосторожности.

Статья 305. Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта

1. Вынесение судьей (судьями) заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта —
наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо лишением свободы на срок до четырех лет.

2. То же деяние, связанное с вынесением незаконного приговора суда к лишению свободы или повлекшее иные тяжкие последствия, —
наказывается лишением свободы на срок от трех до десяти лет.

Комментарий к статье 305 Уголовного Кодекса РФ

Основным объектом преступления являются интересы правосудия. В качестве дополнительного объекта могут выступать права и свободы личности, интересы юридических лиц.

Особая общественная опасность данного преступления состоит в нарушении принципа законности в деятельности судов при рассмотрении дел, что может повлечь тяжкие последствия для лица, в отношении которого вынесен неправосудный акт, подорвать авторитет суда, разрушить веру в правосудие.

Предметом рассматриваемого преступления является судебный акт — правоприменительный акт суда первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанций в форме процессуального документа, вынесенный судьей (судьями) по существу рассматриваемого вопроса и (или) затрагивающий правовое положение гражданина (личности) или юридического лица.

Приговор — это судебное решение по уголовному делу. Решение представляет собой судебное решение по гражданскому делу. Иным судебным актом является определение суда, его постановление, приказ.

Объективная сторона преступления заключается в действии — вынесении судьей (судьями) заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта.

В литературе высказывается точка зрения, согласно которой вынесение судебных решений судьями Конституционного Суда РФ не может составлять объективную сторону ст. 305 УК РФ. Однако поскольку в судебных актах Конституционного Суда РФ решаются вопросы, связанные с нарушением конституционных прав и свобод участников судопроизводства, государственных и общественных интересов, то и вынесение неправосудного судебного акта судьями Конституционного Суда РФ, с нашей точки зрения, также может составлять объективную сторону преступления, предусмотренного ст. 305 УК РФ.

Все принимаемые судебные акты должны быть законными, обоснованными, справедливыми и мотивированными.

Помимо приговоров и решений, выносимых судьями, к иным судебным актам в соответствии с действующим законодательством следует отнести определения и постановления.

Как уже отмечалось, объективная сторона преступления заключается в вынесении судьей (судьями) заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта.

Неправосудным акт считается, когда это установлено судебным актом вышестоящего суда.

Неправосудные судебные акты должны характеризоваться существенными нарушениями материального и процессуального закона, противоречить фактическим обстоятельствам дела, искажать объективную истину и быть способными причинить ущерб конституционным правам и свободам участников судопроизводства, государственным и общественным интересам и т.п.

Поэтому такие определения, как, например, о порядке допроса свидетелей, переносе судебного заседания, не решающие дела по существу, не могут причинить вреда охраняемому объекту и быть предметом рассматриваемого преступления. Соответственно не могут являться предметом преступления, например, частные определения, о которых сказано в ст. ст. 226, 368 ГПК РФ, ст. 29 УПК РФ, представления, указанные в ст. 29.13 КоАП РФ.

Неправосудным следует считать и приговор, вынесенный в отношении невиновного или оправдывающий виновного. Неправосудность приговора может выразиться в неправильной квалификации содеянного, в назначении наказания без учета характера и степени опасности совершенного преступления, личности виновного, обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность.

Неправосудность определения может состоять, в частности, в незаконной отмене меры пресечения, в необоснованном прекращении уголовного дела, в отмене кассационной и надзорной инстанциями законных приговоров и решений, в удовлетворении или отклонении без основания протеста или жалобы и т.д.

Неправосудность решения по гражданскому делу может выразиться в незаконном удовлетворении иска или отказе удовлетворить обоснованный иск, намеренном завышении или занижении размеров ущерба, подлежащего возмещению, и т.д.

Преступление, предусмотренное ст. 305 УК РФ, считается оконченным с момента вынесения заведомо неправосудного приговора, решения или иного судебного акта.

Из анализа ст. 310 УПК РФ следует, что постановление приговора завершается его провозглашением. Приговор после его провозглашения становится процессуальным актом. В п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. N 1 О судебном приговоре» сказано: «.приговор должен быть составлен и провозглашен полностью». Аналогичный вывод в отношении решений и постановлений суда следует из положений ст. 193 ГПК РФ, ст. 176 АПК РФ, ст. 29.11 КоАП РФ. Таким образом, следует считать, что рассматриваемое преступление окончено с момента провозглашения судебного акта.

С субъективной стороны преступление может быть совершено только с прямым умыслом. Признак заведомости означает осознание лицом неправосудности судебного решения. Мотивы совершения преступления не влияют на квалификацию деяния, но должны учитываться при назначении наказания. Вынесение заведомо неправосудного судебного акта за вознаграждение (взятку) не охватывается составом рассматриваемого преступления и должно квалифицироваться по совокупности с преступлением, предусмотренным ст. 290 УК РФ.

Субъектом преступления, предусмотренного ст. 305 УК РФ, являются судьи, рассматривающие дела единолично или коллегиально в судах первой инстанции, кассационном или надзорном порядке (т.е. судьи судов общей юрисдикции, арбитражных судов, в том числе судьи Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, а также судьи Конституционного Суда Российской Федерации).

В ч. 2 ст. 305 УК РФ предусмотрен квалифицированный вид данного преступления, к которому относятся вынесение незаконного приговора суда к лишению свободы или наступление в результате вынесения неправосудного акта иных тяжких последствий.

Вынесение незаконного приговора суда к лишению свободы означает осуждение к лишению свободы на определенный срок, пожизненному лишению свободы, лишению свободы с применением ст. 73 «Условное осуждение» УК РФ, лишению свободы с применением ст. 82 «Отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей» УК РФ.

Вопрос об отнесении последствий к тяжким решается судом в каждом конкретном случае исходя из обстоятельств дела. Подход к решению этого вопроса был рассмотрен выше. Здесь следует добавить лишь то, что осуждение к наказанию в виде смертной казни также следует оценивать как иное тяжкое последствие.

Квалифицированный состав преступления является формально-материальным. Деяние окончено как с момента вынесения незаконного приговора суда к лишению свободы, так и с момента наступления тяжких последствий.

Следует заметить, что субъективное отношение к названным в ч. 2 ст. 305 УК РФ квалифицирующим признакам неодинаково. Если вынести незаконный приговор к лишению свободы можно, только желая этого (прямой умысел), то к наступлению иных тяжких последствий можно относиться как умышленно, так и неосторожно. В этой связи субъективная сторона преступления может характеризоваться прямым или косвенным умыслом, а также двумя формами вины.

Другой комментарий к статье 305 УК РФ

1. Предмет преступления — приговор, решение или иной судебный акт (их понятие дается в Уголовно-процессуальном Кодексе РФ).

2. Объективную сторону преступления образует вынесение неправосудного приговора, решения или иного судебного акта.

Неправосудность определяется согласно нормам уголовно-процессуального, гражданско-процессуального, арбитражно-процессуального законодательства и характеризуется существенными нарушениями процессуального закона, неправильным применением материального закона, несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Например, неправосудность приговора может выразиться в осуждении невиновного либо, наоборот, в оправдании виновного, в заведомо неверной квалификации содеянного, в назначении наказания, не соответствующего тяжести совершенного преступления и личности преступника, в искажении фактических обстоятельств дела.

Существенное нарушение уголовно-процессуального закона также влечет неправосудность приговора (ст. 381 УПК РФ).

3. По гражданским делам неправосудным должно считаться решение, по которому неосновательно отказано в удовлетворении обоснованного иска либо удовлетворен явно необоснованный иск, намеренно завышен или занижен размер ущерба, подлежащего возмещению, заведомо необоснованно истец восстановлен на работе или ему отказано в этом и т.п.

В одном акте иногда может сочетаться несколько признаков неправосудности.

4. Преступление считается оконченным с момента вынесения приговора, решения или иного судебного акта и его подписания судьями (судьей). Вступление такого акта в законную силу, тем более его исполнение, значения для квалификации не имеют.

5. Субъективная сторона преступления предполагает только прямой умысел, так как закон указывает на заведомую неправосудность судебных актов.

6. Субъектом преступления могут быть только судьи. К их числу относятся судьи всех звеньев судебной системы страны (кроме Конституционного Суда РФ, конституционных и уставных судов субъектов РФ), председатели судов, их заместители, а также присяжные и арбитражные заседатели, участвовавшие в составлении и подписании судебного акта.

7. В ч. 2 ст. 305 предусмотрены два квалифицирующих признака:

1) вынесение заведомо незаконного приговора к лишению свободы;

2) наступление тяжких последствий.

Для квалификации не имеет значения ни вид лишения свободы (на определенный срок или пожизненно), ни его срок. Достаточно самого факта необоснованного назначения наказания в виде лишения свободы заведомо незаконным приговором суда.

Тяжкими последствиями могут быть: самоубийство незаконно осужденного; тяжелое, в том числе психическое, заболевание; оправдание опасных преступников и т.п.

Статья 305 УК РФ. Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта

1. Вынесение судьей (судьями) заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта —

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо лишением свободы на срок до четырех лет.

2. То же деяние, связанное с вынесением незаконного приговора суда к лишению свободы или повлекшее иные тяжкие последствия, —

Это интересно:  Принудительные меры медицинского характера в уголовном праве: глава 15 УК РФ

наказывается лишением свободы на срок от трех до десяти лет.

Комментарии к ст. 305 УК РФ

1. Объектом преступления является принцип осуществления правосудия в строгом соответствии с законом. Факультативным объектом могут выступать интересы личности.

Предмет преступления — приговор, решение или иной судебный акт.

Под приговором следует понимать решение о невиновности или виновности подсудимого и о назначении ему наказания либо об освобождении его от наказания, вынесенное судом первой или апелляционной инстанции. Решение — это постановление суда (судьи) первой инстанции, которым гражданско-правовой спор разрешается по существу. Иной судебный акт — понятие собирательное, охватывающее определения и постановления суда, вердикт коллегии присяжных заседателей. Определением признается всякое, помимо приговора, решение, вынесенное судом первой инстанции при производстве по уголовному делу; всякое решение суда второй инстанции; решение, принятое вышестоящим судом, кроме президиумов судов, при пересмотре судебных приговоров, определений и постановлений, вступивших в законную силу. Постановление — решение, принятое президиумами судов при пересмотре судебных приговоров, определений и постановлений, вступивших в законную силу; всякое решение (кроме приговора и решения по гражданскому делу), принятое судьей единолично. Вердиктом именуется решение коллегии присяжных заседателей по поставленным перед ней вопросам, включая основной вопрос о виновности подсудимого.

2. Объективную сторону образует вынесение неправосудных приговора, решения или иного судебного акта.

Вынесение указанных процессуальных актов представляет собой постановление их судьями или судьей единолично. Преступление имеет место тогда, когда приговор, решение, определение или постановление являются неправосудными. Неправосудность определяется согласно нормам уголовно-процессуального, гражданского процессуального, арбитражного процессуального законодательства и характеризуется существенными нарушениями процессуального закона, неправильным применением материального закона, несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

3. Неправосудность приговора может выразиться в осуждении невиновного либо, наоборот, в оправдании виновного, в заведомо неверной квалификации содеянного, в назначении наказания, не соответствующего тяжести совершенного преступления и личности преступника (при этом не имеет значения, назначено чрезмерно суровое или необоснованно мягкое наказание), в искажении фактических обстоятельств дела и т.д.

Существенное нарушение уголовно-процессуального закона также влечет неправосудность приговора. Он считается во всяком случае незаконным, если: судом при наличии законных оснований уголовное дело не было прекращено; приговор вынесен незаконным составом суда; дело рассмотрено в отсутствие подсудимого в тех случаях, когда его присутствие обязательно; нарушено право на защиту и т.д. (ст. 381 УПК РФ).

По гражданским делам неправосудным должно считаться решение, по которому неосновательно отказано в удовлетворении обоснованного иска либо удовлетворен явно необоснованный иск, намеренно завышен или занижен размер ущерба, подлежащего возмещению, заведомо необоснованно истец восстановлен на работе или ему отказано в этом и т.п.

В одном акте иногда может сочетаться несколько признаков неправосудности, например неправильная квалификация содеянного и назначение явно несправедливого наказания, не соответствующего тяжести преступления и личности виновного. Но в чем бы ни выразилась неправосудность приговора, решения, определения и постановления, она всегда свидетельствует о том, что такой судебный акт не отражает объективной истины по делу.

4. Преступление имеет формальный состав, считается оконченным с момента вынесения приговора, решения или иного судебного акта и его подписания судьями (судьей). Вступление такого акта в законную силу, тем более его исполнение, значения для квалификации не имеет.

5. Субъективная сторона предполагает только прямой умысел, так как закон указывает на заведомую неправосудность судебных актов.

Заведомость как признак, характеризующий субъективную сторону рассматриваемого преступления, позволяет отграничивать преступление, предусмотренное ст. 305 УК, от иных должностных злоупотреблений судей, а также от дисциплинарных проступков. Если не установлена заведомость, то состав рассматриваемого преступления отсутствует. Судебный акт может быть признан неправосудным в силу различных обстоятельств, но ответственность наступает лишь в том случае, если судья желал этого. Если ошибка допущена в силу недостаточной квалификации судьи, небрежности или недобросовестности и т.п., то состав преступления отсутствует.

Мотивы и цели совершения рассматриваемого преступления в законе не указаны и не влияют на его квалификацию. В случае вынесения неправосудного судебного акта за взятку имеет место совокупность преступлений.

6. Субъектом преступления, согласно прямому указанию закона, могут быть только судьи. К их числу относятся судьи всех звеньев судебной системы страны (кроме Конституционного Суда РФ, конституционных (уставных) судов субъектов РФ), председатели судов, их заместители, а также присяжные и арбитражные заседатели, участвовавшие в составлении и подписании судебного акта.

7. В части 2 ст. 305 предусмотрены два квалифицирующих признака: а) вынесение заведомо незаконного приговора к лишению свободы; б) наступление тяжких последствий.

Для квалификации не имеют значения ни вид лишения свободы (на определенный срок или пожизненно), ни его срок. Достаточно самого факта необоснованного назначения наказания в виде лишения свободы заведомо незаконным приговором суда.

Законодатель не дает характеристики тяжких последствий, наступивших в результате вынесения заведомо неправосудных судебных актов, перечисленных в ч. 1 комментируемой статьи. Ими могут быть самоубийство незаконно осужденного, тяжелое, в том числе и психическое, заболевание, оправдание опасных преступников и т.п.

Ст. 305 УК РФ: вынесение заведомо неправосудного приговора

В начале июня 2015 года Квалификационная коллегия судей (ККС) Брянской области дала согласие на возбуждение дела в отношении мирового судьи из Комаричского района Александра Амелина. В ноябре 2013 года секретарь Амелина, приготовив для уничтожения коробку со старыми уголовными и административными делами, положила туда семь еще не рассмотренных дел: три уголовных и четыре административных — и все вместе сожгла. Судья в ужасе стал звонить в прокуратуру, следователям, полицейским и спешно восстанавливать уничтоженные материалы. По одному из уголовных дел приговор был вынесен уже через пять дней после огненного происшествия, еще через неделю — по второму, а к середине декабря 2013 года Амелин принял решения и по всем административным делам.

Но накануне новогодних праздников к судье пришла проверка, и выяснилось, что решения по этим делам он вынес с нарушениями: применил особый порядок, то есть не исследовал материалы. Амелина лишили полномочий. «Я изучал дела, это были не первые дни рассмотрений, некоторые откладывались из-за неявки. Я все про них знал, и основания для особого порядка были», — объяснял судья. Летом 2014 года ему даже поверили: дисциплинарное судебное присутствие отменило лишение полномочий, и Амелин вернулся к работе. Но через год — уже по представлению следствия — ККС Брянской области нашла обоснованным его уголовное преследование. На мирового судью было возбуждено уголовное дело по части 1 статьи 305 УК РФ.

Амелину грозит штраф до 300 тысяч рублей, либо до 4 лет принудительных работ, либо лишение свободы — до 4 лет. По второй части той же статьи предусмотрено наказание до 10 лет лишения свободы, но она применяется в случае, если судья приговорил невиновного к лишению свободы или причинил «иные тяжкие последствия» — например, взыскал из бюджета в пользу заявителя слишком большую сумму.

Два, ноль, ноль

Согласно статистике Судебного департамента РФ, приговоры по статье 305 выносятся крайне редко и почти никогда не бывают связаны с реальным лишением свободы.

В 2014 году за неправосудные решения судили двух человек: мирового судью судебного участка № 19 Фокинского района Брянска Андрея Филина и мирового судью судебного участка №5 Тобольска Руслана Фатхелбаянова.

Филин обвинялся в том, что в октябре 2009 года рассмотрел без участия сторон дело о самоуправстве и вынес решение о его прекращении — отсутствующие якобы примирились. При этом судья написал протокол заседания, в котором для правдоподобности приписал участникам какие-то речи и выступления, и сдал его в архив. За это Филин получил еще и обвинение в подлоге (статья 292 УК РФ), но наказание по этой статье не назначали из-за истечения сроков давности. За неправосудное решение мировой судья был оштрафован на 30 тысяч рублей.

34-летний Руслан Фатхелбаянов в марте 2011 рассмотрел без участия адвоката, прокурора и подсудимых два дела об оскорблении полицейских (статья 319 УК РФ). Он тоже сочинил и написал речи от имени всех участников слушаний, которых не было. Тюменский областной суд в июне 2014 года приговорил Фатхелбаянова к штрафу в размере 250 тысяч рублей.

В 2013 и 2012 годах приговоры по делам о незаконных судебных решениях не выносилось, в 2011 году были осуждены четыре человека (один оштрафован, другим назначены наказания, не связанные с лишением свободы или штрафами, либо они освобождены от наказания). В 2010 году суды вынесли шесть приговоров по статье 305 УК РФ: один штраф, четыре условных срока и одно освобождение от наказания.

Как судить судью

Чтобы возбудить уголовное дело в отношении судьи, необходимо получить согласие Квалификационной коллегии судей (ККС). Туда обращается руководитель следственного органа — председатель СКР Александр Бастрыкин. Если речь идет о мировом или федеральном судье, дать согласие на его уголовное преследование может квалифколлегия региона, где он работает. Если о председателе суда или судье Верховного суда — Высшая квалификационная коллегия судей (ВККС). Получив отказ в ККС, следователь может его обжаловать и также обратиться в ВККС.

«Квалификационная коллегия выражает согласие либо на возбуждение уголовного дела, либо, если дело уже возбуждено по факту преступления, на привлечение судьи к уголовной ответственности, а также на заключение под стражу. Если дело не возбуждено, но требуется провести следственное действие, связанное с нарушением неприкосновенности, — например, обыск, — также необходимо получить разрешение ККС. Если же дело возбуждено, то получать разрешение на каждое следственное действие уже не требуется, расследование идет в обычном порядке», — объясняет федеральный судья в отставке, заслуженный юрист России Сергей Пашин.

Под защитой Конституции

В 2004 году председатель гарнизонного военного суда Ростова-на-Дону Сергей Панченко принял решение в пользу военных пенсионеров, подавших в суд на военкомат за невыплату пенсий. В 2010 году уже сам Панченко предстал перед Высшей квалификационной коллегией судей: Следственный комитет просил согласие на возбуждение дела по статье 305 УК РФ в отношении судьи из-за того, что в результате его решения пенсионерам якобы переплатили 5 млн рублей. Коллегия согласие дала, но сам Панченко был категорически против и за год успел обжаловать начатую в отношении него доследственную проверку во всех инстанциях (все, включая Верховный суд, отказали). Тогда ростовский судья обратился в Конституционный суд.

18 октября 2011 года КС РФ огласил решение в пользу Панченко, в котором указал, что ни один судья в Российской Федерации не может подвергаться преследованию за судебное решение, которое вступило в законную силу и не было отменено.

«305 статья имеет особое значение среди всех уголовных составов, которые введены в УПК с целью уголовного преследования судьи. Заведомо неправосудное решение означает умысел судьи. Этот прямой умысел, и должен быть доказан. Но если ставится об этом вопрос, то очевидно, что должны быть и доказаны незаконность и неправосудность. Они же могут быть установлены только в предусмотренном порядке: кассацией, апелляцией и надзором. Никакой следователь, никто не может возбудить уголовное дело по этой статье при не отмененном судебном решении», — прокомментировал определение КС его председатель Валерий Зорькин.

Это интересно:  Всё про продажу алкоголя несовершеннолетним

Судья Панченко не стал фигурантом уголовного дела. А в 2013 году в Уголовно-процессуальный кодекс были внесены поправки, запрещающие судить судью за вступившее в силу решение.

Критики этой нормы указывают на то, что судить судей за неправосудные приговоры становится просто невозможно, а вопрос об уголовной ответственности судьи становится «внутрикорпоративным» делом, что не исключает злоупотреблений. По статистике Верховного суда за 2014 год, коллегия по уголовным делам рассмотрела кассационные и апелляционные жалобы в отношении 3307 человек (всего 2173 дела) и отменила приговоры в отношении 154 человек (в том числе в отношении 47 человек были отменены оправдательные приговоры) — то есть в отношении 4,7% осужденных.

«Конечно, неправосудных приговоров выносится много, но сначала их должна отменять вышестоящая судебная инстанция, Генпрокуратура должна добиваться их отмены в порядке надзора. Не надо забывать, что первичная задача — восстановить права гражданина, которые были нарушены неправосудным решением, отменить его и принять иное, а затем уже думать о наказании судей», — считает адвокат Владимир Жеребенков.

По мнению экс-судьи Пашина, невозможность привлекать к ответственности судей за неотмененные решения призвана защитить их от произвола судей-начальников — председателей судов и руководства вышестоящих судебных органов.

«Заявитель по делу в КС обжаловал не действия следственных органов, а именно дисциплинарное производство. И Конституционный суд, встав на его сторону, запретил подвергать судей дисциплинарному наказанию за решения, которые не нравятся их начальству. Допустим, судья отпустил арестованного, а он сбежал — и судью увольняют, лишают статуса. Но если это решение не было отменено апелляционной инстанцией, лишать статуса не за что. Запрет же на уголовное преследование за подобные решения следует из запрета на дисциплинарные взыскания такого рода», — объясняет юрист.

Прекращение и оправдание

Судья Ленинского районного суда Кемерово Андрей Юферов в 2002 году вынес 16 решений и определений по гражданским делам об акционерных обществах. Председательствующий не утруждал себя уведомлением ответчиков и даже не проверял, где они находятся — и выносил решения по делам, которые должны были быть переданы по подсудности в Москву, Санкт-Петербург или Братск. Как выяснилось в ходе следствия, решения Юферов тоже писал не сам — просто подписывал, что приносили. Он продолжал это делать даже тогда, когда дела акционерных обществ законодательно передали из судов общей юрисдикции арбитражным судам. В 2009 году судья Юферов предстал перед судом по части 1 статьи 305 УК РФ и даже получил два года лишения свободы — но был освобожден от наказания за истечением срока давности.

Если дело на судью возбудить и удается, до обвинительного приговора, судя по статистике, доходит далеко не всегда. В 2010 году в Новгородском областном суде слушалось дело судьи Татьяны Нестеровой, удостоверившей своими решениями проживание в городе Окуловка четверых иностранцев, которые там не жили. В 2011 году в Омске расследовалось дело экс-зампреда Первомайского районного суда Марины Макаровой, принимавшей решения по спорам о недвижимости без проведения заседаний. В 2015 году в Ленинский районный суд Кировской области было передано дело бывшего председателя Подосиновского районного суда Валентины Эсауловой, которую обвиняли в вынесении неправосудных постановлений по уголовным делам.

Обвинение всем этим судьям было предъявлено по части 1 статьи 305. Все они были освобождены от наказания, а в случае с судьей Макаровой дело прекратили еще на стадии следствия за истечением срока давности, который составляет шесть лет (по второй части статьи — 10 лет).

Судья Центрального районного суда Барнаула Татьяна Михайлова получила 2 года колонии-поселения за незаконный арест участка земли в Московской области и два решения о многомиллионных взысканиях (одно в пользу рейдеров, другое — в пользу подставного лица). Но в связи с истечением срока давности Михайлову от наказания освободили.

Судья Восточного районного суда Бийска Наталья Лямкина, незаконно признавшая право собственности на сельхозтехнику за своей знакомой и так же незаконно передавшая право на владение автомобилем другому жителю Бийска, в 2010 году предстала перед судом до истечения срока давности и даже была оштрафована на 200 тысяч рублей. От наказания ее освободили — в связи с амнистией к 100-летию Госдумы.

24 августа 2010 года следователь Вадим Вещиков прекратил уголовное дело по статье 305 УК РФ в отношении судьи Кузьминского районного суда Москвы Любови Румянцевой. Ее обвиняли в незаконном решении об освобождении из-под стражи бывшего совладельца Пермского моторного завода и Ступинской металлургической компании Андрея Хованова в 2004 году. Согласно материалам дела, Румянцева вынесла решение по делу в отсутствие прокурора и следователя — объявила, что он свободен, только самому Хованову и его адвокату, а также убедилась, чтобы конвой снял с него наручники. Выйдя из зала суда, предприниматель скрылся. Дело в отношении Румянцевой расследовали и почти довели до суда, но обвинительное заключение отказалась утвердить прокуратура: надзорное ведомство указало, что невыясненным остался мотив судьи. В итоге дело прекратили, все обвинения с бывшей судьи Румянцевой сняли.

«Даже в случае снятия обвинений возвращение в судейский корпус в таких случаях, как правило, невозможно. Румянцева сама не захотела восстанавливаться, после всей той грязи, что вылили на нее коллеги в процессе. Ушла, кажется, в адвокатуру», — рассказывает адвокат Жеребенков, представлявший интересы судьи Румянцевой на стадии следствия.

Судья Кировского района Новосибирска Ирина Глебова в марте 2011 года восстановила в родительских правах трижды судимого наркомана Евгения Глотова. У Глотова была двухлетняя дочь Ева, мать которой тоже страдала наркотической зависимостью и умерла; девочка находилась в детском доме. 28 апреля того же года, через месяц с небольшим после решения суда, Глотов кормил дочь и несколько раз ударил. От полученных травм ребенок умер, Глотову дали 19 лет колонии строгого режима, а на судью Глебову завели уголовное дело по части 2 статьи 305 УК РФ.

Восстановленный в правах родитель рассказал, что его дело судья рассмотрела за несколько минут и даже не выходила в совещательную комнату. По версии следователей, судья приняла положительное решение, не изучив как следует материалы, чтобы повысить свой показатель скорости рассмотрения гражданских дел (известно, что судьи получают нарекания от председателей судов за волокиту). В суде Глотов признался, что оговорил Глебову — в обмен следователи якобы обещали перевести его в другую камеру СИЗО (с сокамерниками у мужчины не сложились отношения), и рассказал, что дело слушалось около часа, заседание прошло с соблюдением процедуры.

В итоге Глебову, которой грозило до 10 лет колонии, оправдал Новосибирский областной суд. Он пришел к выводу, что судья приняла решение обоснованно (Глотов на несколько месяцев перестал принимать наркотики и даже устроился на работу), к тому же решение о восстановлении в правах не предполагало немедленной передачи ребенка отцу.

Когда садятся судьи

Даже в случае обвинительного приговора судье Глебовой, скорее всего, не грозило бы лишение свободы: прокурор требовал для нее пяти лет условно. Условный срок и штраф — наиболее распространенное наказание для судей по этой статье.

В 2009 году краснодарского судью Игоря Савицкого приговорили к 3,5 годам условно за незаконное признание права собственности на пять квартир, обманом отнятых у пенсионеров. Судья Анна Зайцева из Амурской области в 2009 году получила пять лет условно за 84 неправосудных решения о взыскании компенсаций с государства по чекам и облигациям. Федеральный судья из Екатеринбурга Василий Шешенин незаконно передал в частную собственность принадлежавший государству «Уральский подшипниковый завод» и получил за это в 2010 году четыре года условно. В том же 2010 году один к году условно приговорен был мировой судья из Тольятти Юрий Кротовских, который удовлетворил иск о праве собственности на земельный участок под автомастерской, хотя этот участок находился на неподсудной ему территории.

Бывшего председателя Воткинского городского суда в Удмуртии Валерия Иванова в 2010 году оштрафовали на 50 тысяч рублей за то, что он потерял материалы четырех уголовных дел. Чтобы это скрыть, Иванов вынес постановления о прекращении дел за смертью обвиняемых, которые не только не умерли, но и позднее привлекались к уголовной ответственности по другим уголовным делам.

Судью Кош-Агачского районного суда на Алтае Константина Байдушкина в 2009 году оштрафовали на более серьезную сумму — 300 тысяч рублей — за наложение ареста на земельный участок в Подмосковье, решение по которому было не в его подсудности.

К реальному лишению свободы судей приговаривают, но по этим делам статья 305 УК РФ идет не в качестве основного обвинения. Так, в ноябре 2009 года бывший зампред Ленинского районного суда Тюмени Алла Ильина получила пять лет колонии. Но основным обвинением, предъявленным Ильиной, было получение взятки, а вынесение неправосудного решения — дополнительным и менее тяжким.

В мае 2010 года 8,5 лет колонии строгого режима получил бывший мировой судья Ворошиловского района Волгограда Вячеслав Глейкин. Но помимо вынесения неправосудного решения он обвинялся в получении взятки, мошенничестве и нарушении порядка финансировании избирательной кампании (судья баллотировался в депутаты гордумы и растратил предвыборный фонд).

«Судью сложно привлечь к ответственности за заведомо неправосудное решение, потому что сложно доказать ту самую заведомость, умысел. Кроме того, в судейском корпусе принято сор из избы не выносить, наказывать своих на уровне дисциплинарном, просто увольнять. Например, после смерти в СИЗО Веры Трифоновой судья Ольга Макарова была лишена полномочий и уволена, но добиться ее уголовного преследования не удалось, хотя она принимала решение о продлении ареста тяжело больного человека и это ее решение привело к смерти. Но судьи считают, что лишить мантии, пенсии и прочих судейских привилегий — это уже достаточное наказание», — говорит адвокат Жеребенков.

«Конечно, этот корпоративный фактор нужно учитывать, но главная трудность — в сложности доказать мотив. Если судью поймали на взятке — это одна ситуация, но тогда и судят его за взятку, а статья 305 уже идет дополнительно. А если не за взятку — то зачем он выносил это неправосудное решение? Заведомо неправосудное, подчеркну. Он может заявить, что таково было его внутренне убеждение, которым он и руководствовался, согласно закону. И очень сложно доказать обратное», — поясняет Сергей Пашин.

Статья написана по материалам сайтов: ukodeksrf.ru, stykrf.ru, ukrf24.ru, rulaws.ru, zona.media.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий