Ст. 57 УПК РФ: права и обязанности эксперта в уголовном процессе

Новая редакция Ст. 57 УПК РФ

1. Эксперт — лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в порядке, установленном настоящим Кодексом, для производства судебной экспертизы и дачи заключения.

3. Эксперт вправе:

1) знакомиться с материалами уголовного дела, относящимися к предмету судебной экспертизы;

2) ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения, либо привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов;

3) участвовать с разрешения дознавателя, следователя и суда в процессуальных действиях и задавать вопросы, относящиеся к предмету судебной экспертизы;

4) давать заключение в пределах своей компетенции, в том числе по вопросам, хотя и не поставленным в постановлении о назначении судебной экспертизы, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования;

5) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права;

6) отказаться от дачи заключения по вопросам, выходящим за пределы специальных знаний, а также в случаях, если представленные ему материалы недостаточны для дачи заключения. Отказ от дачи заключения должен быть заявлен экспертом в письменном виде с изложением мотивов отказа.

4. Эксперт не вправе:

1) без ведома дознавателя, следователя и суда вести переговоры с участниками уголовного судопроизводства по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы;

2) самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования;

3) проводить без разрешения дознавателя, следователя, суда исследования, могущие повлечь полное или частичное уничтожение объектов либо изменение их внешнего вида или основных свойств;

4) давать заведомо ложное заключение;

5) разглашать данные предварительного расследования, ставшие известными ему в связи с участием в уголовном деле в качестве эксперта, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса;

6) уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя или в суд.

5. За дачу заведомо ложного заключения эксперт несет ответственность в соответствии со статьей 307 Уголовного кодекса Российской Федерации.

6. За разглашение данных предварительного расследования эксперт несет ответственность в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Комментарий к Статье 57 УПК РФ

1. В уголовном процессе термин эксперт» используется в узком, широком и предельно широких (употребленных в п. 2 ч. 3 к.с., ч. 3 ст. 199 УПК РФ) смыслах слова. В первых двух случаях лицо, обладающее специальными знаниями, становится экспертом с момента подписания следователем (дознавателем и др.), судом (судьей) постановления (определения) о назначении именно ему производства судебной экспертизы. А если в постановлении такая информация отсутствует, — с момента подписания руководителем экспертного учреждения распоряжения о поручении именно этому лицу производства назначенной следователем (дознавателем и др.), судом (судьей) судебной экспертизы и подготовки соответствующего заключения.

2. В том смысле, который заложен в понятие «эксперт» п. 2 ч. 3 к.с., ч. 3 ст. 199 УПК РФ, экспертом лицо становится с момента, когда у следователя (дознавателя и др.), суда (судьи) появляется необходимость в назначении (привлечении к участию в уже назначенной) судебной экспертизы, провести которую может лишь лицо, обладающее определенными специальными знаниями. Такая необходимость возникает до того, как лицо становится экспертом с позиции ч. 1 к.с. Такое представление об эксперте, бесспорно, не соответствует общетеоретическим воззрениям на субъекта (участника) правоотношений, в нашем случае — уголовно-процессуальных правоотношений.

3. Во-первых, таких «экспертов» (лиц, обладающих необходимыми специальными знаниями или же, напротив, не обладающих таковыми) будет множество. Вряд ли кто-то рискнет всех их именовать субъектами уголовного процесса. Во-вторых, пока лицу не поручено производство судебной экспертизы и подготовка соответствующего заключения, у него нет ни уголовно-процессуальных прав, ни соответственно уголовно-процессуальных обязанностей, без которых субъектом, а тем более участником уголовного процесса он быть не может.

4. Подводя итог, исходя из формулировок, использованных в действующем уголовно-процессуальном законодательстве, можно утверждать, что экспертом законодатель именует в определенной степени разные группы лиц. Между тем чаще всего под таковым понимается все же лицо, располагающее необходимыми по делу специальными знаниями, которому в предусмотренном УПК РФ порядке было поручено производство судебной экспертизы и подготовка соответствующего заключения.

5. Обычно эксперт обладает специальными познаниями в науке, технике, искусстве и (или) ремесле. Между тем формулировки, использованные в действующем УПК РФ, позволяют говорить, что в настоящее время в качестве эксперта может быть приглашено лицо, которое обладает знаниями, выходящими за пределы тех, которые принято считать общеизвестными для следователей (дознавателей и др.). Соответственно, если появилась необходимость провести исследование, к примеру, международно-правового института, вполне может быть назначена соответствующая судебная экспертиза.

7. При необходимости у эксперта может быть взято обязательство о явке. В случае неявки лица, приглашаемого в качестве эксперта, по вызову без уважительных причин, он может быть подвергнут приводу. Помимо того, неявка такого лица по вызову может иметь следствием наложение на эксперта денежного взыскания в размере до 2,5 тыс. руб. в порядке, установленном ст. 118 УПК РФ. К этому выводу приводит анализ ч. 2 ст. 111 УПК РФ, в которой закреплено право следователя (дознавателя и др.) и суда в случаях, предусмотренных УПК РФ, применять к эксперту такие меры процессуального принуждения, как обязательство о явке, привод и денежное взыскание.

8. В к.с. закреплены основные права и обязанности эксперта. Но тем не менее это не все права и обязанности данного участника уголовного судопроизводства. Анализ положений, касающихся правового статуса эксперта, закрепленных не только в к.с., но и в других статьях УПК РФ, позволяет сформулировать более полный перечень прав эксперта. Его следует дополнить, как минимум, следующими правами:

1) знать свои права и обязанности (ч. 1 ст. 11 УПК РФ), в том числе основания отвода;

2) делать заявления, давать заключение и показания на родном языке или языке, которым он владеет;

3) пользоваться услугами переводчика;

4) знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием;

5) требовать дополнения протоколов таких следственных действий и внесения в них уточнений;

6) делать подлежащие занесению в протокол следственного действия, в котором он принимал участие, заявления. Некоторые ученые конкретизируют, что эти заявления касаются «неправильного истолкования его заключения или показаний». Между тем это не только подобного рода заявления. Эксперт вправе участвовать не только в следственном действии, именуемом допрос эксперта. С разрешения следователя (дознавателя и др.) он может участвовать и в других следственных действиях. И в этом случае он не лишается права делать подлежащие занесению в протокол следственного действия заявления;

7) удостоверять правильность содержания данного протокола следственного действия;

8) при наличии к тому оснований заявить самоотвод (ч. 1 ст. 62 УПК РФ);

9) на возмещение понесенных расходов по явке;

10) на вознаграждение за выполнение своих обязанностей, кроме выполнения их в порядке служебного задания.

1) не принимать участие в производстве по делу, когда есть основания его отвода;

2) заявлять самоотвод;

3) давать объективное заключение по поставленным перед ним вопросам;

4) давать показания, когда он приглашен на допрос;

5) подчиняться распоряжениям председательствующего;

6) соблюдать порядок в судебном разбирательстве.

10. О значении понятия «процессуальное действие» см. комментарий к ст. 49 УПК РФ.

Другой комментарий к Ст. 57 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

1. Экспертом может быть назначено лицо, обладающее специальными знаниями, т.е. знаниями, не входящими в круг общеизвестных. Цель экспертного исследования — получение на основе специальных знаний нового знания, имеющего значение для выяснения обстоятельств дела.

2. Статус эксперта лицо приобретает в связи с назначением экспертизы по конкретному делу, если поручение провести исследование дано ему непосредственно следователем (судом) или руководителем экспертного учреждения. Порядок назначения и производства экспертизы установлен в главе 27 (см. комментарий). Правовое положение эксперта и порядок проведения экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении регламентируется наряду с нормами настоящего Кодекса также Федеральным законом от 31 мая 2001 г. «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (ред. от 5 февраля 2007 г.). Наряду с правами, перечисленными в ч. 3 комментируемой статьи, эксперт в соответствии с указанным Законом (ст. 17) имеет право ходатайствовать перед руководителем соответствующего судебно-экспертного учреждения о привлечении к производству экспертизы других лиц, если это необходимо для проведения исследования и дачи заключения; делать подлежащие занесению в протокол следственного действия и судебного заседания заявления по поводу неправильного истолкования его заключения или показаний.

3. Эксперт независим от должностных лиц и органов, производящих расследование по делу, а также суда. Не допускается воздействие на эксперта в целях получения заключения в пользу кого-либо из участников процесса со стороны суда, судей, органов дознания, дознавателей, следователей, прокуроров, а также со стороны каких-либо государственных и общественных организаций, должностных лиц и граждан.

4. К правам, перечисленным в ч. 3 комментируемой статьи, следует добавить право на вознаграждение за свой труд, если проведение экспертизы не относится к обязанности по службе; право пользоваться родным языком и в случае необходимости услугами переводчика (ч. 2 ст. 18 УПК РФ).

5. В ч. 4 комментируемой статьи сформулированы запреты, относящиеся к деятельности эксперта. К числу обязанностей эксперта следует отнести следующие: провести экспертное исследование по представленным ему материалам и дать объективное и обоснованное заключение; обеспечить сохранность представленных объектов исследований и материалов дела; являться по вызовам дознавателя, следователя, прокурора, судьи (суда) для участия в следственных действиях и судебном разбирательстве; дать показания, если он будет вызван для допроса. В случае если эксперту известны обстоятельства, препятствующие участию в производстве по делу (ст. 70 УПК РФ), то он обязан заявить самоотвод. Если в процессе экспертного исследования объект может изменить свои свойства или подвергнуться полному или частичному уничтожению, эксперт обязан проинформировать об этом должностное лицо или орган, назначившие экспертизу, и только после получения разрешения на такого рода исследования проводить их.

Эксперт не должен самостоятельно собирать материалы для исследования; разглашать сведения, ставшие ему известными в связи с производством экспертизы, если он был предупрежден об этом; разглашать сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную охраняемую законом тайну.

6. В обязанности эксперта не входит разрешение вопросов правового характера, поскольку это предмет профессиональной деятельности дознавателя, следователя, прокурора, судей.

Статья 57 УПК РФ. Эксперт

1. Эксперт — лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в порядке, установленном настоящим Кодексом, для производства судебной экспертизы и дачи заключения.

3. Эксперт вправе:

1) знакомиться с материалами уголовного дела, относящимися к предмету судебной экспертизы;

2) ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения, либо привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов;

3) участвовать с разрешения дознавателя, следователя и суда в процессуальных действиях и задавать вопросы, относящиеся к предмету судебной экспертизы;

4) давать заключение в пределах своей компетенции, в том числе по вопросам, хотя и не поставленным в постановлении о назначении судебной экспертизы, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования;

5) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права;

6) отказаться от дачи заключения по вопросам, выходящим за пределы специальных знаний, а также в случаях, если представленные ему материалы недостаточны для дачи заключения. Отказ от дачи заключения должен быть заявлен экспертом в письменном виде с изложением мотивов отказа.

4. Эксперт не вправе:

1) без ведома дознавателя, следователя и суда вести переговоры с участниками уголовного судопроизводства по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы;

2) самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования;

3) проводить без разрешения дознавателя, следователя, суда исследования, могущие повлечь полное или частичное уничтожение объектов либо изменение их внешнего вида или основных свойств;

4) давать заведомо ложное заключение;

5) разглашать данные предварительного расследования, ставшие известными ему в связи с участием в уголовном деле в качестве эксперта, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса;

6) уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя или в суд.

5. За дачу заведомо ложного заключения эксперт несет ответственность в соответствии со статьей 307 Уголовного кодекса Российской Федерации.

6. За разглашение данных предварительного расследования эксперт несет ответственность в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Это интересно:  Основания и виды освобождения от уголовной ответственности

Комментарии к ст. 57 УПК РФ

1. В уголовном процессе термин «эксперт» используется в узком, широком и предельно широком (употребленном в п. 2 ч. 3 коммент. ст., ч. 3 ст. 199 УПК) смыслах слова. В первых двух случаях лицо, обладающее специальными знаниями, становится экспертом с момента подписания следователем (дознавателем и др.), судом (судьей) постановления (определения) о назначении именно ему производства судебной экспертизы. А если в постановлении такая информация отсутствует — с момента подписания руководителем экспертного учреждения распоряжения о поручении именно этому лицу производства назначенной следователем (дознавателем и др.), судом (судьей) судебной экспертизы и подготовки соответствующего заключения.

2. В том смысле, который заложен в понятие «эксперт» п. 2 ч. 3 коммент. ст., ч. 3 ст. 199 УПК, экспертом лицо становится с момента, когда у следователя (дознавателя и др.), суда (судьи) появляется необходимость в назначении (привлечении к участию в уже назначенной) судебной экспертизы, провести которую может лишь лицо, обладающее определенными специальными знаниями. Такая необходимость возникает до того, как лицо становится экспертом с позиции ч. 1 коммент. ст. Такое представление об эксперте, бесспорно, не соответствует общетеоретическим воззрениям на субъекта (участника) правоотношений, в нашем случае — уголовно-процессуальных правоотношений.

3. Во-первых, таких «экспертов» (лиц, обладающих необходимыми специальными знаниями или же, напротив, не обладающих таковыми) будет множество. Вряд ли кто-то рискнет всех их именовать субъектами уголовного процесса. Во-вторых, пока лицу не поручены производство судебной экспертизы и подготовка соответствующего заключения, у него нет ни уголовно-процессуальных прав, ни, соответственно, уголовно-процессуальных обязанностей, без которых субъектом, а тем более участником уголовного процесса оно быть не может.

4. Подводя итог, исходя из формулировок, использованных в действующем уголовно-процессуальном законодательстве, можно утверждать, что экспертами законодатель именует в определенной степени разные группы лиц. Между тем чаще всего под таковым понимается все же лицо, располагающее необходимыми по делу специальными знаниями, которому в предусмотренном УПК порядке были поручены производство судебной экспертизы и подготовка соответствующего заключения.

5. Обычно эксперт обладает специальными познаниями в науке, технике, искусстве и (или) ремесле. Между тем формулировки, использованные в действующем УПК, позволяют говорить, что в настоящее время в качестве эксперта может быть приглашено лицо, которое обладает знаниями, выходящими за пределы тех, которые принято считать общеизвестными для следователей (дознавателей и др.). Соответственно, если появилась необходимость провести исследование, к примеру, международно-правового института, вполне может быть назначена соответствующая судебная экспертиза.

7. При необходимости у эксперта может быть взято обязательство о явке. В случае неявки лица, приглашаемого в качестве эксперта, по вызову без уважительных причин оно может быть подвергнуто приводу. Помимо того, неявка такого лица по вызову может иметь следствием наложение на эксперта денежного взыскания в размере до 2,5 тыс. руб. в порядке, установленном ст. 118 УПК. К этому выводу приводит анализ ч. 2 ст. 111 УПК, в которой закреплено право следователя (дознавателя и др.) и суда в случаях, предусмотренных УПК, применять к эксперту такие меры процессуального принуждения, как обязательство о явке, привод и денежное взыскание.

8. В коммент. ст. закреплены основные права и обязанности эксперта. Но тем не менее это не все права и обязанности данного участника уголовного судопроизводства. Анализ положений, касающихся правового статуса эксперта, закрепленных не только в коммент. ст., но и в других статьях УПК, позволяет сформулировать более полный перечень прав эксперта. Его следует дополнить как минимум следующими правами:

1) знать свои права и обязанности (ч. 1 ст. 11 УПК), в том числе основания отвода;

2) делать заявления, давать заключение и показания на родном языке или языке, которым он владеет;

3) пользоваться услугами переводчика;

4) знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием;

5) требовать дополнения протоколов таких следственных действий и внесения в них уточнений;

6) делать подлежащие занесению в протокол следственного действия, в котором он принимал участие, заявления. Некоторые ученые конкретизируют, что эти заявления касаются «неправильного истолкования его заключения или показаний». Между тем это не только подобного рода заявления. Эксперт вправе участвовать не только в следственном действии, именуемом допросом эксперта. С разрешения следователя (дознавателя и др.) он может участвовать и в других следственных действиях. И в этом случае он не лишается права делать подлежащие занесению в протокол следственного действия заявления;

7) удостоверять правильность содержания данного протокола следственного действия;

8) при наличии к тому оснований заявить самоотвод (ч. 1 ст. 62 УПК);

9) право на возмещение понесенных расходов по явке;

10) право на вознаграждение за выполнение своих обязанностей, кроме выполнения их в порядке служебного задания.

1) не принимать участия в производстве по делу, когда есть основания его отвода;

2) заявлять самоотвод;

3) давать объективное заключение по поставленным перед ним вопросам;

4) давать показания, когда он приглашен на допрос;

5) подчиняться распоряжениям председательствующего;

6) соблюдать порядок в судебном разбирательстве.

Более полный комментарий к настоящей статье см.: Рыжаков А.П. Эксперт в уголовном процессе России. Комментарий к ст. 57 УПК; Рыжаков А.П. Эксперт в уголовном процессе: Научно-практическое руководство. М.: Экзамен, 2007.

Ст. 57 УПК РФ: права и обязанности эксперта в уголовном процессе

Обязанности и ответственность эксперта в уголовном процессе

Основные обязанности эксперта могут быть сформулированы при анализе положений, закрепленных законодателем в ч. 4-6 ст. 57 УПК РФ. В ч. 4 ст. 57 УПК РФ законодатель закрепил запрет эксперту осуществлять определенного рода действия (бездействие).

Прежде всего, запрет касается переговоров с участниками уголовного судопроизводства по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы. Их нельзя осуществлять «без ведома» следователя (дознавателя и др.) или суда. «Без ведома», то есть когда об этом неизвестно должностному лицу (органу), в производстве которого находится уголовное дело. Если же следователю (дознавателю и др.) известно об имеющих место переговорах эксперта с участниками уголовного судопроизводства по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы, требования закона не нарушаются. В связи с этим нельзя согласиться с высказанным в одном из комментариев к УПК РФ мнением, что «эксперт не вправе связываться с участниками уголовного процесса» Епихин А.Ю. Иные участники уголовного судопроизводства//Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. [Текст] — М.: Юрайт-Издат, 2004. или что существует такой запрет Махов В.Н. Глава 10. Иные участники уголовного судопроизводства// Уголовный процесс: Учебник для юридических институтов. [Текст] — М.: Юстицинформ, 2005. Рассматриваемого безусловного запрета УПК РФ не содержит.

Законодатель не употребил термин «без разрешения». Он говорит — «без ведома». Данное обстоятельство означает, что у эксперта нет обязанности испрашивать у следователя (дознавателя и др.) или суда разрешение на осуществление подобного рода бесед. Достаточно того, что, прежде чем приступить к таковым, эксперт уведомил о предстоящих переговорах с участником уголовного судопроизводства должностное лицо, в производстве которого находится уголовное дело.

С иными участниками уголовного судопроизводства без уведомления переговоры не могут быть «по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы». Законодатель не разъясняет, о какой степени связи он ведет речь. Однако с учетом того, что в ряде случаев в ст. 57 УПК РФ употребляется понятие «предмет судебной экспертизы», а применительно к переговорам, в которых принимает участие эксперт, — о «вопросах, лишь каким-то образом связанных с производством судебной экспертизы», можно сделать вывод, что в п. 1 ч. 4 ст. 57 УПК РФ использовано понятие более широкое, чем «предмет судебной экспертизы».

Без ведома следователя (дознавателя и др.) и суда вести переговоры с участниками уголовного судопроизводства эксперт не вправе по любым вопросам, хоть каким-то образом связанным с производством назначенной ему для производства судебной экспертизы.

Согласно п. 2 ч. 4 ст. 57 УПК РФ эксперту также запрещается «самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования». Эксперт лишь может заявить ходатайство о предоставлении ему необходимых для дачи заключения материалов. Тем самым он требует от следователя (дознавателя и др.) осуществить собирание необходимых доказательств. Однако сам осуществить те же самые действия, направленные на собирание доказательств, эксперт не имеет права.

Эксперт не вправе самостоятельно производить следственные действия, за исключением судебной экспертизы, производство которой поручено ему. Эксперт также не имеет права производить какие-либо иные действия, направленные на собирание доказательств (получать объяснения, истребовать документы и т.п.). В процессе же производства судебной экспертизы эксперт, бесспорно, может «собирать материалы», сбор которых обусловлен методикой проведения назначенного ему исследования Махов В.Н. Глава 10. Иные участники уголовного судопроизводства// Уголовный процесс: Учебник для юридических институтов. [Текст] — М.: Юстицинформ, 2005. В ч. 4 ст. 202 УПК РФ законодатель прямо обращает внимание на то, что когда получение образцов для сравнительного исследования является частью судебной экспертизы, оно производится экспертом.

Законодатель запрещает эксперту собирать материалы для экспертного исследования. Он не ставит в зависимость возможность собирания экспертом материалов с наличием (отсутствием) на то разрешения следователя (дознавателя и др.).

Пункт 3 ч. 4 ст. 57 УПК РФ устанавливает также запрет применения экспертом определенных способов экспертного исследования. Без разрешения лица, назначившего производство судебной экспертизы, эксперт не вправе осуществлять ту часть экспертного исследования, которая может за собой повлечь полное или частичное уничтожение представленных ему на судебную экспертизу объектов либо изменение их внешнего вида или их основных свойств. Иначе говоря, эксперт вправе осуществить те действия, которые не могут иметь указанных последствий, а затем уведомить следователя (дознавателя и др.) о необходимости для получения объективного заключения проведения искомых исследований, выяснить разрешает ли следователь (дознаватель и др.) таковые осуществить и в каком объеме.

Формулировка рассматриваемого пункта ч. 4 ст. 57 УПК РФ прямо указывает на то, что для проведения экспертом исследований, которые могут повлечь уничтожение (изменение их внешнего вида или основных свойств) объектов, недостаточно одного уведомления об этом следователя (дознавателя и др.). Если эксперт не располагает письменным документом, в котором бы было закреплена дача следователем (дознавателем и др.) ему разрешения на проведение подобного рода исследования, он не только нарушает требования закона. Полученное в результате доказательство (заключение эксперта) может быть признано полученным с нарушением требований УПК РФ, а значит в соответствии со ст. 75 УПК РФ не имеющим юридической силы (недопустимым). Разрешение следователя (дознавателя и др.) данное эксперту должно найти письменное отражение в материалах уголовного дела. Оно может содержаться в постановлении о назначении судебной экспертизы или в отдельно составленном письменном документе. Форма такого документа законом не урегулирована. Главное, чтобы из него было ясно кто, кому и что именно разрешает сделать. Здесь должно быть отражено, разрешено полное или только частичное уничтожение объектов, любое или какое-то определенное изменение их внешнего вида. То же самое касается и разрешения изменять основные свойства представленного для производства судебной экспертизы объекта.

Для более полного уяснения положений, закрепленных в п. 3 ч. 4 ст. 57 УПК РФ, следует обратить внимание правоприменителя на то обстоятельство, что в ст. 9 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» дано понятие повреждения объекта исследования. Здесь указано, что повреждение объекта исследования — это изменение свойств и состояния объекта в результате применения физических, химических, биологических методов при проведении исследований. И хотя это определение сформулировано применительно к государственной судебно-экспертной деятельности, оно вполне может быть использовано и для разъяснения идей, заложенных законодателем в п. 3 ч. 4 ст. 57 УПК РФ.

Эксперт лично отвечает за полноту и объективность, научную обоснованность и достоверность выводов, выбранные и примененные им способы и методики производимого исследования. Эксперту не разрешается давать заведомо ложное заключение. Данный запрет закреплен не только в п. 4 ч. 4 ст. 57 УПК РФ. Он содержится также в ч. 5 той же статьи, ст. 307 УК РФ и ч. 5 ст. 164 УПК РФ.

Эксперт не вправе давать не просто не соответствующее действительности заключение. Он не вправе давать «заведомо» несоответствующее результатам проведенных им исследований заключение. Эксперт может нарушить данное требование или иначе, у него возникнет обязанность претерпеть последствия (ответственность) только путем совершения умышленного деяния.

В пункте 4 ч. 4 ст. 57 УПК РФ установлен запрет, касающийся заведомо ложного заключения. Между тем п. 224 ст. 1 Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» внесены изменения в ст. 307 УК РФ, исходя из содержания которых можно с уверенностью утверждать, что эксперт не вправе давать заведомо ложное не только заключение, но и показания.

Пункт 5 ч. 4 ст. 57 УПК РФ запрещает эксперту при наличии определенных условий разглашать данные предварительного расследования. Разглашение данных, о котором идет речь в анализируемой норме права, не может быть осуществлено ни в какой форме: ни устно, ни письменно, ни лично, ни посредством иного лица и т.п.

Это интересно:  Почему адвоката не пускают в СИЗО (следственный изолятор)? Нужно ли проходить досмотр?

Под данными предварительного расследования, ставшими известными ему в связи с участием в уголовном деле в качестве эксперта, понимаются три вида информации:

— данные о ходе предварительного расследования (порядке, субъектах, времени и др. производства процессуальных действий);

— сведения, содержащиеся в материалах, представленных для производства судебной экспертизы в процессуальных действиях, в которых он принимал участие;

— информация, которая ему стала известна в связи с проведенными им исследованиями.

Эксперт не вправе разглашать вышеуказанные сведения, если он был заранее об этом предупрежден. Положения п. 5 ч. 4 ст. 57 УПК РФ трудно иначе истолковать. Тем не менее, В.Н. Махов, в своих комментариях к ст. 57 УПК РФ нарушил букву закона и посчитал возможным опубликовать прямо противоположные содержанию п. 5 ч. 4 ст. 57 УПК РФ рекомендации. Он утверждает, что «эксперт не вправе разглашать сведения», указанные в п. 5 ч. 4 ст. 57 УПК РФ, «даже если он не был предупрежден об этом» заранее.

В пункте 5 ч. 4 ст. 57 УПК РФ четко закреплена обязанность эксперта не разглашать данные предварительного расследования, ставшие известными ему в связи с участием в уголовном деле в качестве эксперта, если он был об этом не просто предупрежден, а предупрежден заранее и, причем, в порядке, установленном ст. 161 УПК РФ. Соответственно, если процедура предупреждения эксперта не соответствовала правилам, закрепленным в указанной статье, эксперт будет считаться не предупрежденным о неразглашении данных предварительного расследования. Если процедура соблюдена, но предупреждение имело место после того, как эксперт разгласил сведения, последний также не может считаться лицом, нарушившим требования п. 5 ч. 4 ст. 57 УПК РФ.

Исходя из содержания ст. 161 УПК РФ процедура предупреждения эксперта о неразглашении данных предварительного расследования, ставших ему известными в связи с участием в уголовном деле в качестве эксперта, следующая. Следователь (дознаватель и др.) сначала устно предупреждает эксперта о недопустимости разглашения без его на то разрешения вышеуказанных сведений. Затем он же у эксперта об этом берет подписку с предупреждением об ответственности в соответствии со ст. 310 УК РФ, которая оформляется с соблюдением особой уголовно-процессуальной формы. Эта форма предусмотрена бланком, закрепленным в приложении 50 ст. 476 УПК РФ.

Эксперт не вправе уклоняться от вызова лица (органа), в производстве которого находится уголовное дело (п. 6 ч. 4 ст. 57 УПК РФ). Формы уклонения могут быть любыми. Уклонение может выражаться как в активных действиях, так и в бездействии.

В то же время уклонение может иметь место только в случае наличия у эксперта реальной возможности явиться к следователю (дознавателю и др.). Если вызов пришел несвоевременно или эксперт из-за болезни, нахождения в другом городе и др. не в состоянии своевременно прибыть к следователю (дознавателю и др.), экспертом не нарушается требование названного пункта ст. 57 УПК РФ.

Под явкой по вызовам понимается прибытие эксперта в назначенное следователем (дознавателем и др.) время и в указанное место.

Закрепленное в ч. 5 ст. 57 УПК РФ правило предъявляет к процедуре назначения и производства судебной экспертизы определенное требование. Прежде чем приступать к производству судебной экспертизы эксперт должен быть предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УПК РФ. Согласно данной статье УК РФ эксперт несет уголовную ответственность и за дачу заведомо ложных показаний.

В комментарии к УПК РФ, автором которого является А.Н. Гуев, указано, что эксперт может также привлекаться «к административной ответственности по ст. 17.9 КоАП» Гуев А.Н. Постатейный комментарий к уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. [Текст] — М.:Контракт; Норма-ИНФРА-М, 2003. Данная разновидность ответственности никоим образом не связана с уголовным процессом. Она всецело касается лишь дел об административных правонарушениях. По ст. 17.9 КоАП РФ к административной ответственности можно привлечь эксперта за заведомо ложное заключение при производстве по делу об административном правонарушении, но никак не по уголовному делу.

Исходя из содержания примечания к ст. 307 УК РФ эксперт освобождается от уголовной ответственности, если он добровольно в ходе дознания, предварительного следствия или судебного разбирательства до вынесения приговора суда или решения суда заявит о ложности данного им заключения. Данное правило касается судебного заседания, по которому в качестве доказательства выступает заключение эксперта, а не судебное заседание по обвинению самого эксперта.

В части 6 ст. 57 УПК РФ продублированы положения, касающиеся запрета, закрепленного в п. 5 ч. 4 ст. 57 УПК РФ. Между тем использованная законодателем формулировка несколько сжата, что может привести правоприменителя к не соответствующему закону мнению, что за разглашение данных предварительного расследования эксперт несет ответственность вне зависимости от условий, о которых речь идет в п. 5 ч. 4 ст. 57 УПК РФ. Но это не так. Ответственность по ст. 310 УК РФ эксперт может нести, только если он разгласил данные предварительного расследования, ставшие известными ему в связи с участием в уголовном деле в качестве эксперта, и он заранее об этом был предупрежден в порядке, установленном ст. 161 УПК РФ.

Итак, помимо прав у эксперта есть и обязанности. И это не только те, которые следуют из содержания ч. 4-6 ст. 57 УПК РФ. Дополнительно на эксперта возложены, по меньшей мере, еще шесть обязанностей:

— не принимать участие в производстве по делу, когда есть основания его отвода;

— давать объективное заключение по поставленным перед ним вопросам;

— давать показания, когда он приглашен на допрос;

— подчиняться распоряжениям председательствующего;

— соблюдать порядок в судебном разбирательстве.

Ст. 57 УПК РФ: права и обязанности эксперта в уголовном процессе

Права и обязанности эксперта

Одним из положительных положений УПК РФ (ст. 57) представляется причисление эксперта к участникам уголовного судопроизводства (в УПК РСФСР 1960 г. отдельной статьей статус эксперта не определялся). Выделяется 3 вида экспертов: государственный судебный эксперт; судебный эксперт, являющийся сотрудников негосударственного экспертного учреждения и «частный» эксперт; все эксперты обладают равными правами и несут предусмотренные законом обязанности, а также обязаны руководствоваться в своей деятельности принципами, изложенными в УПК РФ и законодательстве о судебной экспертизе, независимо от того государственные это эксперты или нет.

В соответствии с ч. 3 ст. 57 УПК РФ эксперт вправе:

1) знакомиться с материалами уголовного дела, относящимися к предмету судебной экспертизы;

2) ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения, либо привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов;

3) участвовать с разрешения дознавателя, следователя, прокурора и суда в процессуальных действиях и задавать вопросы, относящиеся к предмету судебной экспертизы;

4) давать заключение в пределах своей компетенции, в том числе по вопросам, хотя и не поставленным в постановлении о назначении судебной экспертизы, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования;

5) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права;

6) отказаться от дачи заключения по вопросам, выходящим за пределы специальных знаний, а также в случаях, если представленные ему материалы недостаточны для дачи заключения. Отказ от дачи заключения должен быть заявлен экспертом в письменном виде с изложением мотивов отказа.

Для решения экспертных задач эксперт должен располагать определенным объемом специальных знаний, который и составляет компетенцию судебного эксперта. Реальное владение этими знаниями, степень владения теорией и методиками экспертизы определяют компетентность судебного эксперта.

Согласно ч. 2 ст. 69 УПК РФ в случае обнаружения некомпетентности переводчика эксперт может заявить ему отвод.

Эксперт вправе в соответствии с ч. 1 ст. 119 УПК РФ заявить ходатайство о производстве процессуальных действий или принятии процессуальных решений для установления обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, обеспечения прав и законных интересов лица, заявившего ходатайство.

Частью 4 ст. 57 УПК РФ определено, что эксперт не вправе:

1) без ведома следователя и суда вести переговоры с участниками уголовного судопроизводства по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы;

2) самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования;

3) проводить без разрешения дознавателя, следователя, суда исследования, могущие повлечь полное или частичное уничтожение объектов либо изменение их внешнего вида или основных свойств;

4) давать заведомо ложное заключение;

5) разглашать данные предварительного расследования, ставшие известными ему в связи с участием в уголовном деле в качестве эксперта, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном ст. 161 УПК РФ.

6) уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя, прокурора или в суд.

Эксперт несет ответственность: за дачу заведомо ложного заключения — в соответствии со ст. 307 УК РФ (ч. 5 ст. 57 УПК РФ); за разглашение данных предварительного расследования — в соответствии со ст. 310 УК РФ (ч. 6 ст. 57 УПК РФ) Спектор Л.А. Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод как препятствие осуществление правосудия // Пробелы в Российском законодательстве. 2009. № 4. С. 284.. В соответствии с ч. 2 ст. 111 УПК РФ в случаях, предусмотренных УПК РФ, дознаватель, следователь, прокурор или суд вправе применить к эксперту следующие меры процессуального принуждения: 1) обязательство о явке; 2) привод; 3) денежное взыскание. Каждый эксперт несет личную ответственность за ту часть исследований, которую он провел, и за полученные им результаты. При формулировании же общих выводов имеет место своего рода условная ответственность эксперта: он отвечает за правильность вывода, в формулировании которого участвовал, при условии, что использованные им результаты исследований, проведенные другими экспертами, тоже верны.

Почти сорок лет тому назад М.В. Галкин высказал мысль, согласно которой экспертиза в процессе доказывания играет «троякую роль, будучи способом собирания, исследования и оценки доказательств» Цит. по: Лазарева В. Указ. статья. С. 21.. Это позволило некоторым исследователям, на основании изучения практики, прийти к выводу о том, что эксперт обладает правами собирания доказательств. М.Б. Вандер, например, считал, что поскольку микрообъекты «как показывает практика, часто обнаруживаются при производстве экспертиз, следует признать неправильными теоретические концепции, согласно которым эксперты не имеют права сами обнаруживать какие-либо объекты» Цит. по: Пашинский В.В. Оценка достоверности заключения эксперта // Судебная экспертиза. 2009. № 1. С. 5..

Рассматривая вопрос о статусе судебного эксперта, Р.С. Белкин писал, что речь идет о праве эксперта в некоторых случаях на собирание доказательств. «Выполняя задание следователя, эксперт производит осмотр представленных предметов и при обнаружении микрообъектов фиксирует этот факт в своем заключении. Обнаруженные микрообъекты, приобретающие значение вещественных доказательств, подвергаются дальнейшему экспертному исследованию для решения других вопросов экспертного задания. Таким образом, эксперт фактически собирает (обнаруживает, фиксирует, изымает) доказательства, на что по букве закона у него нет права. …На подобные действия эксперта, выходящие явно за пределы его компетенции, следователь и суд смотрят сквозь пальцы, игнорируя явное нарушение закона» Белкин Р.С. Указ. соч. С. 115..

В теоретическом плане показательна точка зрения профессора Н.Н. Егорова. Анализируя процессуальное положение эксперта, он считает неудачной позицию законодателя, согласно которой последний не вправе самостоятельно собирать материалы для предстоящего экспертного исследования и приходит к выводу о том, что «требуется законодательное разрешение эксперту собирать материалы для производства судебной экспертизы» Егоров Н.Н. Собирание вещественных доказательств экспертом // Материалы Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы уголовного судопроизводства: вопросы теории, законодательства, практики применения» (к 5-летию УПК РФ). М.: МГЮА, 2007. С. 225..

Следует, однако, сознавать, что наделение эксперта правом собирать доказательства должно неминуемо отразиться на его статусе. Он должен быть в таком случае переведен в группу участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения или со стороны защиты. Но в этом случае не будет основания говорить, что он лично, прямо или косвенно не заинтересован в исходе конкретного уголовного дела (ч. 2 ст. 61 УПК РФ).

Представляется, что именно для объективизации расследования процессуальный закон ввел такую форму использования специальных знаний, как привлечение специалиста.

Сравнивая две процессуальные фигуры — эксперта и специалиста — отметим, что к общим чертам специалиста и эксперта следует отнести то обстоятельство, что и специалист, и эксперт являются сведущими лицами, обладающими специальными знаниями в науке, технике, искусстве и ремесле, которые вовлекаются в процесс для оказания содействия правосудию.

Существенными отличиями эксперта и специалиста являются круг лиц, которые могут вовлекать в процесс указанные процессуальные фигуры; определение момента, когда лицо становится специалистом или экспертом; различный объем предоставленных УПК РФ прав и обязанностей, что ведет к различию в осуществлении ими своих функций; осуществление допроса эксперта и специалиста. Эксперт допрашивается лишь после составления им заключения и в связи с проведенной им экспертизой. Специалист же может допрашиваться вне зависимости, давал ли он ранее заключение или нет.

Это интересно:  Субъекты уголовного процесса: понятие и классификация

Можно выделить следующие принципы, которыми должен руководствоваться эксперт в своей деятельности: принцип законности; принцип уважения чести и достоинства личности; принцип неприкосновенности личности; принцип соблюдения и охраны прав и свобод человека и гражданина, прав юридического лица; право на обжалование действий и решений; принцип независимости эксперта; принцип объективности, всесторонности и полноты исследований, проводимых с использованием современных достижений науки и техники.

Рассматривая заключение и показания эксперта, нужно указать на самостоятельность этих двух видов доказательств. Обосновывается это тем, что несмотря на то, что показания эксперта могут возникнуть лишь только после проведения экспертизы и в связи с ней, закон не говорит о том, что показания эксперта являются частью заключения экспертизы, а выделяет их как самостоятельный вид доказательств. При этом заключение экспертизы и показания эксперта являются доказательствами, полученными в результате проведения разных следственных действий.

Значение показаний эксперта заключается в разъяснении или уточнении последним данного им экспертного заключения. Эксперт в своих показаниях может разъяснить отдельные положения заключения, термины, использованные при составлении заключения, что позволит правильно понять заключение и дать ему соответствующую оценку. В ходе допроса эксперту могут быть заданы дополнительные вопросы, не поставленные пред ним при назначении экспертизы. Указанные вопросы должны быть таковы, чтобы при ответе на них эксперту не надо было проводить дополнительные исследования, а можно ограничиться уже проведенными исследованиями.

Итак, судебный эксперт является самостоятельным, независимым субъектом уголовного процесса, обладающим специфическими процессуальными обязанностями и правами, отличающими его от иных субъектов процесса.

Статья 57 УПК РФ. Эксперт (действующая редакция)

1. Эксперт — лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в порядке, установленном настоящим Кодексом, для производства судебной экспертизы и дачи заключения.

3. Эксперт вправе:

1) знакомиться с материалами уголовного дела, относящимися к предмету судебной экспертизы;

2) ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения, либо привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов;

3) участвовать с разрешения дознавателя, следователя и суда в процессуальных действиях и задавать вопросы, относящиеся к предмету судебной экспертизы;

4) давать заключение в пределах своей компетенции, в том числе по вопросам, хотя и не поставленным в постановлении о назначении судебной экспертизы, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования;

5) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права;

6) отказаться от дачи заключения по вопросам, выходящим за пределы специальных знаний, а также в случаях, если представленные ему материалы недостаточны для дачи заключения. Отказ от дачи заключения должен быть заявлен экспертом в письменном виде с изложением мотивов отказа.

4. Эксперт не вправе:

1) без ведома дознавателя, следователя и суда вести переговоры с участниками уголовного судопроизводства по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы;

2) самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования;

3) проводить без разрешения дознавателя, следователя, суда исследования, могущие повлечь полное или частичное уничтожение объектов либо изменение их внешнего вида или основных свойств;

4) давать заведомо ложное заключение;

5) разглашать данные предварительного расследования, ставшие известными ему в связи с участием в уголовном деле в качестве эксперта, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса;

6) уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя или в суд.

5. За дачу заведомо ложного заключения эксперт несет ответственность в соответствии со статьей 307 Уголовного кодекса Российской Федерации.

6. За разглашение данных предварительного расследования эксперт несет ответственность в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 57 УПК РФ

1. Эксперт — не всякое лицо, обладающее специальными познаниями и привлеченное к участию в процессе. Кроме него таким условиям отвечает также специалист (см. ком. к ст. 58). В отличие от специалиста, эксперт привлекается к участию в процессе путем вынесения соответствующего процессуального акта: постановления дознавателем, следователем, судьей или определения суда. Кроме того, эксперт привлекается для выполнения самостоятельных экспертных исследований, т.е. проводит их вне рамок каких-либо других процессуальных действий, в то время как специалист участвует в процессуальных действиях, осуществляемых органом дознания, дознавателем, следователем или судом. Наконец, эксперт привлекается для дачи экспертного заключения — особого вида доказательств (о нем см. ком. к ст. 80), тогда как целью привлечения специалиста является содействие в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию (ч. 1 ст. 58).

2. Специальные познания, которыми должен обладать эксперт, — это познания в области науки, техники, промышленного производства, искусства или других специальных отраслей человеческой деятельности. Закон не требует, чтобы познания эксперта обязательно были профессиональными, за исключением случаев, когда экспертиза проводится в экспертном учреждении (см. о них пункт 28 ком. к ст. 5). Однако в любом случае они должны быть достаточно глубокими для проведения соответствующих исследований и дачи в заключении ответов на поставленные вопросы.

Суд, следователь, дознаватель может потребовать от эксперта подтверждения его квалификации (сертификата, квалификационного удостоверения о ведомственной аттестации на самостоятельное проведение экспертиз, диплома и т.д.) выяснить вопрос, соответствует ли сфера его деятельности, профессиональный опыт, научные труды той области специальных познаний, к которой относятся вопросы, подлежащие разрешению. Надо, однако, иметь в виду, что по смыслу ФЗ от 15.12.2002 «О техническом регулировании» сертификация экспертов не является обязательной и может проводиться лишь на добровольной основе.

Вместе с тем согласно ст. 13 ФЗ от 31.05.2001 N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» должность эксперта в государственных судебно-экспертных учреждениях может занимать гражданин Российской Федерации, имеющий высшее профессиональное образование и прошедший последующую подготовку по конкретной экспертной специальности в порядке, установленном нормативными правовыми актами соответствующих федеральных органов исполнительной власти. Определение уровня профессиональной подготовки экспертов и аттестация их на право самостоятельного производства судебной экспертизы осуществляются экспертно-квалификационными комиссиями в порядке, установленном нормативными правовыми актами соответствующих федеральных органов исполнительной власти. Уровень профессиональной подготовки экспертов подлежит пересмотру указанными комиссиями каждые пять лет.

Например, в соответствии с ч. 1 ст. 62 ФЗ от 21.11.2011 N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», вступившей в силу с 01.01.2012, судебно-медицинская и судебно-психиатрическая экспертизы проводятся в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу, лишь в медицинских организациях экспертами и только в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственной судебно-экспертной деятельности. Федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим организацию судебно-медицинских экспертиз, является Министерство здравоохранения и социального развития РФ (п. 1 Положения о нем, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 30.06.2004 N 321). Таким образом, следует прийти к выводу, что судебно-медицинской экспертизой могут заниматься только: а) эксперты государственных судебно-экспертных учреждений; б) имеющие высшее медицинское образование и прошедшие последующую подготовку по конкретной экспертной специальности в порядке, установленном нормативными правовыми актами Министерства здравоохранения и социального развития РФ; в) прошедшие аттестацию на право самостоятельного производства судебно-медицинской экспертизы. Однако следует отметить, что до сих пор каких-либо нормативных актов Министерства здравоохранения и социального развития РФ, которые бы конкретным образом регулировали подготовку по экспертным специальностям и аттестацию судебно-медицинских экспертов, опубликовано не было.

Отсюда следует вывод: если при проверке в ходе предварительного расследования или судебного разбирательства компетентности судебно-медицинского эксперта указанные сведения и подтверждающие их документы (дипломы, документы об аттестации и т.д.) не будут представлены, может встать вопрос о признании недопустимым в качестве судебного доказательства заключения, подготовленного таким экспертом.

4. Ознакомление эксперта с материалами уголовного дела, относящимися к предмету экспертизы, происходит в форме ознакомления эксперта с постановлением (определением) о назначении экспертизы, в котором обычно излагаются сведения об обстоятельствах события преступления, обстоятельствах и условиях получения объектов для экспертного исследования, дается необходимое описание самих объектов и иных материалов, предоставляемых в распоряжение экспертов. Кроме того, эксперт вправе знакомиться и с другими материалами дела, если они относятся к предмету экспертизы, а также ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов (объектов экспертного исследования, доказательств), необходимых для дачи заключения. Ознакомление эксперта с материалами дела может происходить также путем непосредственного участия эксперта с разрешения лиц, ведущих процесс, в проведении следственных и иных процессуальных действий, где он вправе задавать вопросы, относящиеся к предмету данной экспертизы. Иные процессуальные действия — это в данном случае такие действия, как получение образцов для сравнительного исследования (ст. 202), при котором, как представляется, при необходимости может участвовать не только специалист, но и эксперт, которому поручено проведение экспертизы; процессуальные действия в порядке судебного разбирательства, если эксперт явился к началу судебного заседания, и т.д.

5. Эксперт вправе давать заключение лишь в пределах своей компетенции (п. 4 ч. 3 данной статьи). Принято различать объективно-научный, или предметный, уровень компетенции эксперта, т.е. объем специальных знаний по определенному кругу вопросов (предмету экспертизы), которым в той или иной степени должен обладать любой специалист данного рода либо вида или подвида судебной экспертизы, а также субъективный уровень компетенции, под которым понимается степень владения конкретного эксперта теорией и методикой проведения экспертизы данного рода, вида или подвида. Субъективный уровень компетенции не всегда может в полном объеме и степени соответствовать предметному уровню компетенции данного эксперта. Это необходимо учитывать дознавателю, следователю, суду при поручении экспертизы конкретному эксперту, ибо закон не разрешает поручать производство экспертизы лицу, если вопросы, по которым он должен дать заключение, выходят за пределы его специальных познаний. Законом предусмотрено право эксперта давать заключение по вопросам, хотя и не поставленным в постановлении (определении) о назначении судебной экспертизы, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования (п. 4 ч. 3 ком. статьи). Предмет экспертизы того или иного рода определяется предметом соответствующей отрасли знаний, которая должна использоваться в экспертном исследовании (криминалистика, судебная медицина, судебная психиатрия и т.д.). Эксперт вправе отказаться от дачи заключения по вопросам, выходящим за пределы специальных знаний, а также в случаях, если представленные ему материалы недостаточны для дачи заключения. Отказ от дачи заключения должен быть заявлен экспертом в письменном виде с изложением мотивов отказа.

6. Эксперт наделен правом ходатайствовать о привлечении к производству экспертизы других экспертов (п. 2 ч. 3 данной статьи). Представляется, что речь идет не о тех случаях, когда предметный или субъективный уровень компетенции эксперта не соответствует предмету экспертизы или недостаточен для дачи квалифицированных ответов на поставленные вопросы, — тогда эксперт должен отказаться от дачи заключения, а о тех ситуациях, когда предстоит слишком большой объем исследований либо когда привлечение дополнительных экспертов, имеющих специальные познания по тому же предмету, позволит скорее и вернее выработать правильное заключение. Если же эксперт придет к выводу, что для дачи заключения необходимо проведение не однородной, а комплексной экспертизы (см. ком. к ст. 201), он должен не ходатайствовать о привлечении других экспертов (иной предметной компетенции) для проведения уже назначенной экспертизы, а, как было уже сказано, отказаться от дачи заключения, после чего назначается новая, комплексная, судебная экспертиза. Отказ от дачи заключения может иметь место по всем либо только по отдельным вопросам, которые выходят за пределы специальной компетенции эксперта (сужение предмета экспертизы).

7. Обязанности эксперта сформулированы в части 4 настоящей статьи в виде запретов на то, чего не вправе делать эксперт. Так, он не вправе без ведома следователя и суда вести переговоры с участниками уголовного судопроизводства по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы, а также самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования (п. п. 1, 2). Этот запрет связан с тем, что оценка доказательств в их совокупности и последующий отбор материалов уголовного дела, предназначенных для экспертного исследования, относятся лишь к компетенции дознавателя, следователя и суда. Поэтому эксперт не вправе исследовать и собирать материалы, не указанные в постановлении (определении) о назначении экспертизы и не предназначенные быть объектами исследования. Он не вправе уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя или в суд.

Статья написана по материалам сайтов: upkodeksrf.ru, rulaws.ru, studwood.ru, studbooks.net, www.zakonrf.info.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий