Святотатство, кощунство и богохульство — преступления опасные для общества

Что значит богохульство для православного христианина? Является ли это грехом, какое за него предполагается наказание и считается ли это кощунством?

Эти вопросы крайне важны для христианина, который заботится о своем духовном состоянии и стремится расти и познавать Господа, поэтому следует подробно изучить эти вопросы и ответы на них дать подробные.

Происхождение и значение слова

Что такое кощунство в православии? Данное слово известно всем и часто употребляется даже в шутливом разговоре, но что на самом деле оно означает? Наиболее близкими синонимами его являются слова «надругательство», «святотатство» и «богохульство». Различные словари трактуют кощунство по-разному:

  1. Википедия:
    • глумление по отношению к человеку, заключающееся в высмеивании его дорогих и важных вещей;
    • оскорбление религиозного чувства или святыни.
  2. Современный словарь:
    • оскорбление чувств верующих;
    • надругательство над дорогим и почитаемым предметом для кого-либо.
  3. Новый словарь:
    • оскорбление святыни для верующих.
    • поругание чего-либо почитаемого.
  4. Большая энциклопедия СССР:
    • издевательское отношение к предмету веры;
    • издевательство и насмешки над памятью людей, открытиями науки и искусства, человеческими подвигами, моралью и т. п.

    Толковый словарь русского языка

При правлении императорской семьи в России кощунство приравнивалось, точно также, как и богохульством, к преступлению против веры. Несмотря на то, что данные понятия могут достаточно широко объясняться.

Точные источники термина неизвестны, но существуют несколько теорий:

  1. от древнерусского «кощюны» с буквой «Ю» во втором слоге;
  2. от старославянского «кощун», что значит насмешка или грех;
  3. от латинского совмещение слов «sacer» или священный и «legere» или читать.

Рассмотрим отношение православной церкви к данному термину и Божьи повеления относительно кощунников.

Кощунство и богохульство в православии

Сегодня у слова «кощунство» достаточно много синонимов, но ранее, до 1917 года, все они имели конкретное значение. Например, «святотатство» употреблялось при описании страшных поступков варваров — ограбление могил и священных храмов, что нарушало всяческие законы морали.

А вот «татьба» — это воровство или преступление против церковной собственности. Отсюда и произошло «свято-татство», т. е. похищение святыни в 1653 году, когда слово стало означать в целом религиозное преступление точно так же, как и «богохульство».

«Кощунство» изначально определяло неуважительное отношение к церковным ритуалам и правилам христианства. Сегодня это все родственные выражения, которые говорят о нарушении морали и неуважительном отношения к вере.

Что такое кощунство в православии и как верующий человек должен реагировать на такое поведение? Существительное «кощунство» является и глаголом одновременно (кощунствовать), имеющие одинаковое значение — действие, оскорбляющее чувства религиозных людей.

Важно! Согласно Писанию, кощунник — это тот, кто является осквернителем и насмешником. Кощунник в православии — это человек, пренебрежительный и саркастически настроенный против предмета поклонения и почитания другого человека. Тот, кто «сеет» клевету, издевается и насмехается, не совершает должным образом обряды, установленные церковью или, не уважает Божье слово и повеления.

Также выделяют и кощунство над личностью — непочтительное отношение к служителям, причинение вреда, осквернение словами или действиями человека, служащего на ниве Божьей.

Такое кощунство может включать:

  • действие против целомудрия;
  • избиение священнослужителя;
  • привлечение служителей к ответственности по гражданским законам, а не по канонам.

Что значит богохульство для верующего? Для любого православного христианина Господь является Господом, Царем и Отцом. Он спас людей через Сына Своего Иисуса Христа и Его одного почитают. Когда кто-либо позволяет насмехаться над Ним, оскорбительно отзываться о Церкви и верующих все это причиняет боль христианину и, конечно, обиду.

Никто не хочет, чтобы оскорбляли и поносили родственников, семью, дорогих людей и вещи, но некоторые люди считают своим долгом унизить другого. Христианство — это религия любви, именно Христос заповедал людям «Любить ближнего своего как самого себя» и в этой заповеди нет исключения для богохульников и кощунников.

Совет! Любить следует всякого. Однако при этом не следует более сообщаться с такими людьми или слушать их. О них стоит просить Господа и молить об их спасении, но реагировать словесно или более того руками ни в коем случае нельзя!

Грех кощунства и богохульства

Церковь на протяжении всего своего существования многократно подвергалась оскорблениям и поношениям. Если в первые века людей, принявших Христа как своего Спасителя, убивали, распинали и умерщвляли любыми путями, то сегодня чувства их стараются унизить и оскорбить.

Как Господь реагирует на грех кощунства и есть ли наказание для таких людей — важный вопрос, но не менее важный и вопрос о том, как верующим следует реагировать на такие действия?

На последнем Архиерейском Соборе Церкви в 2011 году был разработан и принят программный документ, в котором содержится план действия в случае клеветы на Церковь и богохульства. Прежде всего, там описаны различия между конструктивной критики в адрес Церкви и ее оскорбления. В частности, объясняется, что именно считается богохульством — сознательная попытка унижения религиозных святынь, священных для православных верующих, выраженная словесно или конкретными действиями.

То есть если унижение направлено на конкретного священнослужителя как на человека, то это не считается богохульством, но если он подвергается насмешкам из-за веры, которую исповедает, то это уже грех богохульства, поскольку унижается Святой Дух, присутствующий в каждом верующем.

Важно! Следует также помнить, что Церковь — это организм и оскорбляя один его член, оскорбляют весь организм.

Наказание

Вина хулителя растет в зависимости от размеров святыни, которую он похулил. Например, поругание христианина менее греховно, нежели поругания Господа и более, нежели осквернение неживого предмета (икона, храм и пр.). Если человек, допустил в сердце своем насмешку над чем-либо священным и не раскаялся, то Страх Божий начинает покидать его, что приводит к усугублению греха, как написано в Писании «И как они не заботились иметь Бога в разуме, то предал их Бог превратному уму — делать непотребства» (Рим.1:28).

Публичное неуважение к любым предметам, связанных с православной верой, является богохульством и попадает под определение «оскорбление чувств верующих», независимо от того, что именно подвергается унижению (человек, икона, святыня и пр.). За такой поступок существует несколько наказаний:

  1. Божье наказание — если человек не раскаивается в своем поступке, то Господь допустит в его жизнь наказание за такой грех.
  2. Юридическое или государственное на основе поправки «За оскорбление чувств верующих».
  3. Наказание верующими, на основе законодательства о своих правах и свободах, которые предполагают защиту взглядов человека, в том числе и религиозных, от унижения.

Если во времена Моисея богохульников общество побивало камнями (книга Левит), то сегодня верующие могут использовать соответствующие меры для защиты, которые начинаются с отлучения от Церкви и заканчиваются требованиями о лишении свободы такого человека.

Следует помнить при этом и о том, что кощунник вредит не Богу, а самому себе, поскольку тем самым лишает себя вечности и подвергает душу страшному наказанию — лишения Божьей милости. Поэтому такой человек, прежде всего, нуждается в сожалении, но должен понести наказание.

Существует две крайности в отношения богохульства:

  1. Безразличие, которое рано или поздно приведет к принятию и повторению этих действий самим верующим;
  2. Человеконенавистничество, когда верующие готовы применять даже силу, чтобы наказать богохульника.

Это два неправильных пути, которые принесут лишь злобу и негодование, но не смогут исправить отношение.

Совет! В случае унижения, христианин должен брать пример с Христа — когда Его поносили, Он отвечал смиренно и кротко, но мудро, что ставило обидчиков в тупик.

Так и христианам, следует отвечать и отстаивать свою веру, но делать это кротко и мудро, чтобы обидчики не смогли найти в себе силы или ума для ответа.

Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Главные новости

13-15 октября состоялся Первосвятительский визит Святейшего Патриарха Кирилла в Республику Беларусь

Священный Синод Русской Православной Церкви признал невозможным дальнейшее пребывание в евхаристическом общении с Константинопольским Патриархатом

Святейший Патриарх Кирилл возглавил первое в истории заседание Священного Синода Русской Православной Церкви в Минске

Члены Священного Синода встретились с Президентом Республики Беларусь

Состоялась встреча Святейшего Патриарха Кирилла с Президентом Республики Беларусь А.Г. Лукашенко

Отношение Русской Православной Церкви к намеренному публичному богохульству и клевете в адрес Церкви

Документ принят 4 февраля 2011 года Архиерейским Собором Русской Православной Церкви.

Отношение Русской Православной Церкви к намеренному публичному богохульству и клевете в адрес Церкви*

Как подчеркивается в Основах учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека, свобода есть одно из проявлений образа Божия в человеческой природе (II.1). Однако неправильно употреблять эту свободу для противодействия Богу, создавшему человека (Быт. 1, 27) и Своим Промыслом управляющему миром (Деян. 17, 28). Она не должна использоваться для хулы на Бога, клеветы на Его Церковь и людей. Подобное противление Творцу разрушает установленный Им порядок мироздания, приводит ко многим бедствиям и страданиям в жизни творения.

1. Богохульство и клевета: церковный взгляд

В церковной традиции под богохульством понимается оскорбительное или непочтительное действие, слово или намерение в отношении Бога или святыни. О грехе богохульства упоминается в книгах Ветхого Завета (напр. Лев. 24, 15; Пс. 73, 18). О нем многократно говорится и в Новом Завете (напр. Мк. 7, 21-23; Ин. 10, 33; Откр. 13, 1). Святой апостол Павел говорит о богохульниках как о потерпевших кораблекрушение в вере (1 Тим. 1, 19), понимая под богохульством не только оскорбление Бога или Его святого имени, но и всякое отпадение от веры.

Будучи выражением стремления оскорбить или подвергнуть поруганию Творца, богохульство является одним из самых тяжких нравственных преступлений. Открытое и последовательное противостояние Создателю делает человека неспособным к покаянию, искажает богоподобное устроение человеческой личности. В тесной связи с богохульством находятся такие грехи как святотатство, кощунство и осквернение святыни.

Одна из форм богохульства ― это клевета на Церковь как Тело Христово, «столп и утверждение истины» (1 Тим. 3, 15). В то же время клевета, как заведомо ложные обвинения в не совершенных преступлениях или безнравственных поступках, есть грех против правды, разрушительный для Богом установленного вселенского порядка. В других случаях понятие клеветы, многократно встречающееся в текстах православной традиции, понимается как грех против ближнего (Рим. 1, 30; 2 Кор.12, 20; 2 Тим. 3, 3).

Необходимо отличать от клеветы критику негативных явлений в жизни земной Церкви, которые требуют их исправления и преодоления с точки зрения христианского учения.

Как и всякий грех, богохульство разрушает в человеке способность любить Бога, затемняя в нем образ Божий. «Подобно тому, как тот, кто считает солнце темным, не унижает этого светила, но представляет ясное доказательство своей слепоты, и как тот, кто называет мед горьким, ― не уменьшает его сладости, но обнаруживает болезнь свою, так точно и осуждающие дела Божии… Богохульство не унижает величия Божия… Кто богохульствует, тот наносит раны самому себе» (святитель Иоанн Златоуст, Беседа на псалом 110). Клеветник лишает себя радости любить другого человека. «Клеветник вредит тому, на кого клевещет, ибо языком своим уязвляет его, как мечом, и славу его, как пес зубами одежду, терзает… Вредит себе, ибо тяжко грешит. Вредит тем, которые слушают его, ибо дает им повод к клевете и осуждению, и так их к тому же беззаконному делу, в котором сам находится, приводит. И так же, как от одного зараженного человека многие люди телом заражаются и погибают, так от одного клеветника, источника клеветы, многие христианские души заражаются и погибают» (святитель Тихон Задонский, Сокровище духовное, от мира собираемое).

К богохульным словам и действиям нередко приводит низкий уровень религиозной культуры, отсутствие знаний о религиозной жизни, недостаток духовного опыта.

Особым случаем является намеренное богохульство или клевета как провокация, призванная опорочить христианское вероучение или принести вред Церкви Христовой. Несовершенства в жизни земной Церкви используются ее противниками для оправдания богохульных действий и клеветнических обвинений, которые становятся инструментами публичной кампании для пропаганды противоречащих христианской нравственности общественно значимых решений и для укоренения в массовом сознании антицерковных идей.

Это интересно:  Обстоятельства, исключающие участие в уголовном судопроизводстве: глава 9 УПК РФ

Но чаще всего богохульство и клевета используются как средство борьбы с религией, оправдываемое ссылками на свободу совести, слова или творчества.

2. Понятия богохульства и клеветы в светском праве

В законодательной системе обществ, где подавляющее большинство жителей принадлежит к одной религиозной традиции и высокая ценность религии очевидна, сформировались нормы, направленные на противодействие публичному распространению богохульства. Подобное законодательство, весьма распространенное в прошлом, продолжает существовать во многих странах мира с различными политическими системами. Применение подобных норм в правовой системе заслуживает положительной оценки и всяческой поддержки, если не приводит к дискриминации. В одной из новелл Юстиниана справедливо указывается: «Если не оставляются без наказания злословия против людей, то тем более заслуживают наказания те, которые злословят Бога» (Nov. LXXVII).

Однако в результате утверждения в ходе истории равноправия религиозных общин произошла или происходит трансформация законодательства о богохульстве. Теперь все чаще объектом правовой защиты становятся не сами религиозные представления, а права и законные интересы верующих, их достоинство и религиозные чувства. Подобная ситуация в современном праве обосновывается необходимостью обеспечения одинаковой правовой защиты представителям различных мировоззрений в условиях общества, состоящего из последователей различных религий и нерелигиозных людей, а также представлением о том, что гражданское право не может входить в дискуссии о религиозной истине, вторгаясь тем самым в сферу богословия.

Поскольку религия занимает важное место в частной и общественной жизни большинства людей, актуальным остается формирование законодательных норм, регулирующих выступления и действия в отношении религиозных убеждений групп верующих граждан со стороны тех, кто не разделяет верования данных групп. Так, актуальна реакция на случаи христианофобии, имеющей место в различных странах мира и проявляющейся в нетерпимости и ненависти к христианским ценностям, традициям и символам, которые большáя часть населения планеты определяет как неотъемлемую часть своего мировоззрения. Христианофобия проявляется также в унижении человеческого достоинства и оскорблении религиозных чувств христиан, в возбуждении религиозной вражды к ним и их дискриминации. Оскорбление религиозных чувств и унижение человеческого достоинства такой значительной социальной общности ― это реальная угроза гражданскому согласию.

Определенные тенденции развития национального и международного права позволяют говорить о том, что в мире постепенно формируется понимание необходимости защищать достоинство религиозных сообществ. Важно и далее поддерживать развитие норм международного права, а также соответствующего им национального законодательства, гарантирующего защиту от посягательств и издевательств в отношении убеждений, коллективно разделяемых гражданами, от оскорблений коллективных религиозных, а также национальных и расовых чувств, человеческого достоинства социальных групп.

Целый ряд положений международных документов о правах человека подтверждает необходимость рассматривать случаи богохульства, включая богохульные акции, как унижение человеческого достоинства (диффамацию) религиозной общины, сообщества индивидов, объединенных одной религиозной верой.** Достойны поддержки законодательные меры, усиливающие защиту религиозных символов, священных имен и понятий, а также мест богопочитания, как имеющих важнейшее значение для лиц, исповедующих религиозные убеждения.

В то же время защита религиозных понятий верующими не препятствует выражению иными людьми своих убеждений, а также дискуссиям между представителями различных религиозных и нерелигиозных мировоззрений. Под предлогом противодействия богохульству или диффамации религии не должны преследоваться люди, допускающие критику тех или иных религиозных мировоззрений. При этом необходимо следование принципам взаимоуважения, честности и корректности в межрелигиозных и мировоззренческих диалогах. Отношение к другим убеждениям не должно выражаться языком оскорблений и унижений, соединяться с подменой понятий, фальсификациями, призывами к применению насилия к людям, исповедующим иные взгляды.

Под клеветой в светском праве подразумевается распространение в устной и/или письменной форме, а также в виде изображения, сведений об одном или нескольких лицах, их действиях, в том числе высказываниях, или о присущих им качествах, а также иных сведений, которые являются заведомо ложными, при том, что распространивший их человек осознает несоответствие или возможность несоответствия действительности сообщаемых им сведений.

Клеветнические сведения порочат честь и унижают человеческое достоинство, позорят или подрывают репутацию, в том числе содержат ложные утверждения о нарушении тем или иным лицом действующего законодательства или моральных принципов, или совершении им социально осуждаемого поступка.

В случае публичной клеветы на Церковь Христову правовой защите должно подлежать достоинство Церкви, как неотделимое от совокупного, коллективного достоинства всех ее членов.

В Основах учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека подчеркивается: «Современное законодательство обычно защищает не только жизнь и имущество людей, но и символические ценности, такие как память умерших, места захоронения, памятники истории и культуры, государственные символы. Такая защита должна распространяться на веру и святыни, которые дороги для религиозных людей» (IV.5).

3. Противодействие богохульству и клевете

Лица, которые богохульствуют и клевещут на Бога и Церковь, причиняют великий, иногда непоправимый, вред самим себе, обрекая свои души на вечную муку. Кроме того, они соблазняют людей, колеблющихся в вере, вовлекая их в богохульство, в согласие с клеветой и распространение клеветы и хулы.

Пытаются они всеять семена смущения и в душах немощных из числа православных христиан, иногда колебля их веру в Бога и в Церковь, а иногда вызывая излишне резкую непродуманную реакцию на оскорбление их религиозных чувств.

Именно по этим причинам членам Православной Церкви, клирикам и мирянам, следует разумно и эффективно отвечать разными способами на богохульство и клевету в адрес Церкви и ее священноначалия, чтобы немощных защитить от соблазна, а самих согрешающих постараться остановить на путях греха и по возможности привести к покаянию.

3.1. Противодействие богохульству

Человек создан по образу и подобию Божию, но вследствие грехопадения он оказался слабым перед искушением любого греха, не исключая богохульства. А потому каждому человеку требуется помощь Божия в сочетании с его собственными усилиями, чтобы беречься от богохульства и противостоять развитию этого греха в уме и сердце. Назидание в Священном Писании и Предании, регулярное и осознанное участие в Святых Таинствах Церкви Христовой, молитва и доброделание содействуют личному духовному восхождению христианина и помогают надежно ограждаться от хульных мыслей, слов и действий против Бога и от оскорбительных поступков против ближнего.

К тем православным христианам, которые впали в грех богохульства, Церковь обращается со словом увещания, призывая к покаянию и уврачеванию последствий соделанного. Оценка деяния и его квалификация как богохульства, а также выбор способов реакции на них внутри Православной Церкви должны находиться в согласии с ее каноническими и нравственными нормами. Крайней мерой воздействия на богохульников является отлучение от церковного общения, поскольку вследствие своих действий они по собственной воле перестают быть членами Святой Церкви. Данное прещение призвано исправить и наставить на путь спасения согрешивших, «чтобы они научились не богохульствовать» (1 Тим. 1, 20). Решение об отлучении принимается компетентной церковной властью (Архиерейским Собором, Священным Синодом, епархиальным судом с последующим утверждением Патриархом Московским и всея Руси).

Случаи богохульства со стороны лиц, не относящихся к Церкви, требуют иного подхода. Христиане не могут быть безразличными и оставлять без ответа публичные проявления непочтения к Богу, святыням, основам христианского вероучения и церковным обрядам.

Самым приемлемым и действенным способом противодействия богохульству людей, не принадлежащих к Церкви, является личный пример праведной и богобоязненной жизни самих христиан, «дабы заграждать уста противников» (1 Тим. 6, 1; 1 Пет. 3, 1-2; Рим. 2, 24).

Реакция на несознательное богохульство должна содержать понятное разъяснение того, какие слова и действия, и почему, являются богохульством. Этот ответ может быть как публичным, так и личным. Его цель — приведение человека к осознанию недопустимости высказываний, могущих повредить его душе и оскорбить чувства верующих.

Вместе с тем, поспешное обвинение в богохульстве может привести к ложным суждениям. Грешит не только тот, кто хулит Бога, но и тот, кто ложно обвиняет кого-то в богохульстве. В случаях оскорбления Бога или святыни в публичном пространстве важно, чтобы уполномоченные Синодальные или епархиальные церковные органы давали квалифицированную оценку данному акту и определяли способы противодействия богохульству в конкретном случае. К таковым относятся:

  • попытка вступить с соответствующим СМИ, журналистом, политическим, общественным или религиозным деятелем в переговоры с целью примирения и проведения честной и открытой дискуссии: если не удается достигнуть понимания и примирения, необходимо прекратить сотрудничество с ними и рекомендовать членам Церкви не пользоваться данными СМИ;
  • публикация материалов, разъясняющих противоправность и социальную опасность унизившего человеческое достоинство и оскорбившего религиозные чувства верующих богохульного или иного кощунственного высказывания;
  • содействие мирянам в активном реагировании на богохульные акции с использованием информационных инструментов и иных допускаемых законом действий, таких как аргументированная критика, бойкот, пикетирование;
  • благословение мирян и их организаций на мирное гражданское противодействие богохульству как разновидности унижения человеческого достоинства верующих и оскорбления их религиозных чувств;
  • обращение с жалобой на автора богохульного или иного кощунственного материала, унизившего человеческое достоинство верующих и оскорбившего религиозные чувства, в саморегулируемые журналистские организации, в третейские организации;
  • обращение в установленном законом порядке к органам государственной власти для разрешения конфликта, а также для пресечения и наказания действий, направленных на осквернение религиозных символов и на оскорбление чувств верующих, если таковые носят противозаконный характер;
  • предание каноническим прещениям виновных в греховных деяниях, если они являются православными христианами.

В случае раскаяния в грехе публичного богохульства или клеветы может применяться практика публичного же покаяния в светских или церковных СМИ.

3.2. Противодействие клевете

В случае клеветы, имевшей место в среде православных христиан, как клириков, так и мирян, разбирательство должно осуществляться церковными средствами в согласии с духовным опытом Православной Церкви по созиданию отношений братской любви. Сам Господь Иисус Христос наставляет Своих учеников, как следует поступать в подобных случаях (Мф. 18, 15-22). Важный инструмент примирения и справедливости внутри православной общины ― основанное на каноническом праве церковное судопроизводство.

Когда в СМИ, в публичных выступлениях или действиях распространяется клевета на Церковь и ее представителей, способы реагирования определяются уполномоченными Синодальными или епархиальными учреждениями. Исходя из тяжести совершенного деяния, масштабов вызванного им общественного резонанса и с учетом порядка, определенного в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви, возможно осуществление следующих действий:

  • попытка вступить с соответствующим СМИ, журналистом, политическим, общественным или религиозным деятелем в переговоры с целью выяснения его позиции и проведения честной и открытой дискуссии: если не удается достигнуть понимания и примирения, необходимо прекратить сотрудничество с ними;
  • требование от редакции СМИ опровержения не соответствующих действительности и порочащих честь и достоинство Церкви и ее представителей сведений, которые были распространены в данном средстве массовой информации;
  • публикация материалов, опровергающих распространенные клеветнические сведения;
  • реализация верующим или православной организацией, в отношении которых в средстве массовой информации распространены сведения, не соответствующие действительности либо ущемляющие их права и законные интересы, своего установленного законом права на ответ (комментарий, реплику) в том же средстве массовой информации;
  • обращение с жалобой на автора клеветнического материала в саморегулируемые журналистские организации, в третейские организации;
  • подача физическим лицом в суд в рамках гражданского судопроизводства иска о защите чести и достоинства или подача православной организацией в суд в рамках гражданского судопроизводства иска о защите деловой репутации;
  • требование возбудить уголовное дело за клевету, оскорбление, а в случае распространения клеветнических сведений о неопределенном круге лиц по признаку отношения к православному христианству ― требование возбудить уголовное дело по факту возбуждения религиозной вражды и унижения человеческого достоинства по признаку отношения к религии, либо требование вынести предупреждение о недопустимости подобных действий;
  • предание каноническим прещениям виновных в клеветнических деяниях, если они являются православными христианами.

Противостояние случаям богохульства и клеветы в публичной сфере может осуществляться клириками и мирянами Русской Православной Церкви, как по благословению священноначалия, так и по собственной инициативе, при этом они должны руководствоваться священными канонами и официально принятыми церковными документами.

Церковь, вознося молитвы ко Господу, делает все возможное для того, чтобы страшный грех богохульства и клеветы не распространялся в жизни общества, не провоцировал гражданские нестроения и не отделял людей от Бога.

  • Первоначальный проект данного документа был составлен комиссией Межсоборного присутствия по вопросам информационной деятельности Церкви и отношений со СМИ в период с 29.01.2010 по 01.10.2010.
  • 16.12.2010 проект был рассмотрен и принят в первом чтении президиумом Межсоборного присутствия, после чего документ был направлен на отзыв в епархии и опубликован в сети Интернет для проведения общественной дискуссии.
  • Проект был переработан редакционной комиссией под председательством Патриарха в ее заседаниях 25-27.01.2011 с учетом комментариев и предложений, поступивших из епархий или выраженных в ходе общественной дискуссии.
  • Пленум Межсоборного присутствия, заседавший 28-29.01.2011 под председательством Патриарха, внес поправки в проект документа и постановил представить его на Священный Синод для последующего рассмотрения на Архиерейском Соборе.
  • Священный Синод в своем заседании от 31.01.2011 определил включить документ в повестку дня Архиерейского Собора.
  • 04.02.2011 Освященный Архиерейский Собор, внеся поправки, принял документ.
  • См., например, Итоговый документ обзорной конференции по выполнению Дурбанской декларации и программы действий по борьбе с расизмом, расовой дискриминацией, ксенофобией и связанной с ними нетерпимостью от 24 апреля 2009 года.
Это интересно:  Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления ст.150 УК РФ в 2018 году

Богохульство и кощунство с точки зрения права


Непосредственные объекты противоправных посягательств при совершении действий, направленных на оскорбление религиозных чувств верующих и на унижение их человеческого достоинства …

Многочисленные за последние 20 лет случаи выражения ненависти и нетерпимости к православному христианству, к Русской Православной Церкви и ее религиозным служителям, а также к православным верующим, оскорбительных и уничижительных издевательств над религиозными чувствами и достоинством личности православных верующих (добавим здесь, что и в отношении других конфессий подобного рода выступлений было за эти годы весьма немало), а с другой стороны — значительная сложность уголовных процессов в тех редких случаях, когда по подобным случаям возбуждались уголовные дела, — актуализирует необходимость продолжения исследований комплекса вопросов, связанных с гарантиями и механизмами охраны и защиты религиозных чувств и достоинства личности верующих в России. Тем более в условиях действия новой редакции статьи 148 Уголовного кодекса РФ.

Тема существенно зашлакована демагогической риторикой («а как вы будете это определять, устанавливать и подтверждать. », «а что такое религиозные чувства. » и т.д.), но это легко снимается простым обращением по аналогии к нормам Уголовного кодекса РФ по целому ряду других составов преступлений, которые (нормы) так же содержат в себе общие и содержательно размытые формулировки (например, статья о хулиганстве), но каждый раз суд рассматривает дело по существу и устанавливает, соответствовало ли оцениваемое деяние признакам того или иного состава преступления.

Но при всём этом, действительно, имеется ряд сложных проблемных вопросов интерпретации содержания ряда референтных понятий «оскорбление религиозных чувств верующих», «унижение человеческого достоинства по признаку отношения к религии» и др.

От четкого уяснения и исчерпывающе точной юридической интерпретации сути данных понятий, особенностей и пределов их правовой защиты зависит качество юридической квалификации деяний по такого рода делам, как результат — качество правоприменительной практики. Это не менее важно для понимания пределов, где заканчивается свобода самовыражения (мысли и слова, творчества) и где начинается охраняемая и защищаемая уголовным правом область.

Очевидно, что сама по себе только лишь критика той или иной религии и того или иного представляющего эту религию религиозного объединения не может автоматически квалифицироваться как возбуждение вражды, оскорбление религиозных чувств верующих или унижение их достоинства личности. Но тогда где грань?

С юридической точки зрения, объектом преступного посягательства «богохульников» и «кощунников» является отнюдь не Бог, в пику тому, как необоснованно пытаются представить защитники лиц, публично совершавших «богохульные» и «кощуннические» действия, апеллируя к тому, что это будто бы теологический вопрос, не подлежащий в силу этого судебному разбирательству.

В действительности, объектом преступного посягательства в такого рода ситуациях выступают люди (верующие), их права, свободы и законные интересы, их человеческое достоинство и религиозные чувства, а также связанные с необходимостью охраны и защиты достоинства личности верующих публичные интересы, в том числе в сфере общественной безопасности.

Специфика данного круга проблем, однако, состоит в том, что и указанные объекты подвергаются противоправному посягательству, выступают объектами такого посягательства опосредованно, не напрямую. И это, в том числе, существенно усложняет задачу судебным экспертам при проведении экспертиз по такого рода делам.

Именно поэтому следует обратиться к вопросу о том, что же именно (с правовой точки зрения) непосредственно является (признаётся, должно признаваться) объектом противоправного посягательства в экстремистских преступлениях рассматриваемой группы.

Анализ норм российского и зарубежного антиэкстремистского законодательства, а также судебной практики по таким нормам дает необходимые и достаточные основания для выделения следующих непосредственных объектов противоправных посягательств при совершении действий, направленных на оскорбление религиозных чувств верующих и на унижение их человеческого достоинства в связи с исповеданием ими религии (по религиозному признаку):

1) образы лиц (личностей), в отношении которых верующие осуществляют религиозное поклонение, религиозное почитание или особое религиозное уважение:

— лица, в отношении которых верующие осуществляют религиозное поклонение (Бог, образ Бога);

— лица, в отношении которых верующие осуществляют религиозное почитание (святые в христианстве и т.д.);

— лица, в отношении которых верующие выражают особое религиозное уважение и авторитет которых неотделимо связан с авторитетом религиозной организации (или даже религии) в целом (руководители религиозных организаций, особо авторитетные священнослужители, монахи и богословы, как ныне живущие, так и уже покойные);

— образ священнослужителя данной религии во время законного исполнения им своих служебных (религиозных) обязанностей, в том числе во время совершения богослужения, иного религиозного обряда или церемонии, либо указанный образ, взятый обобщенно;

2) другие религиозно почитаемые образы или образы, в отношении которых верующие осуществляют религиозное поклонение или религиозное почитание или в отношении которых верующие наиболее чувствительны:

— священная книга/писание (священные книги/писания) религии, широко употребимые и/или узнаваемые фрагменты текстов священных писаний;

— основные религиозные символы, представляющие высокую религиозную ценность для верующих;

— специфические лексические конструкции и слова, узнаваемо индигенно принадлежащие конкретной религии и/или представляющей ее религиозной организации, в том числе — названия религии и ее верующих, титулы ее религиозных служителей и т.д.;

— репутационный образ всей религии или конфессии в целом, а также собирательный репутационный образ ее верующих;

3) почитаемые верующими визуальные изображения и архитектурные объекты:

— статуи, барельефы и иные скульптурные объекты, изображающие основную и наиболее почитаемую религиозную символику или объекты (образы, в том числе личностей), в отношении которых верующие осуществляют религиозное поклонение или религиозное почитание или в отношении которых верующие наиболее чувствительны;

— визуальные изображения основной и наиболее почитаемой религиозной символики религии и/или представляющей ее религиозной организации;

— визуальные изображения (фотографии, картины, рисунки) и текстовые изображения личностей, в отношении которых верующие осуществляют религиозное поклонение, религиозное почитание или особое религиозное уважение;

4) почитаемые верующими материальные объекты религиозного назначения или материальные объекты, неотъемлемо связанные с религиозными обрядами и/или религиозными переживаниями верующих:

— непосредственно здания религиозного (культового) назначения, в том числе руинированные и/или временно не используемые под свои изначальные цели;

— внутреннее и внешнее убранство в целом зданий религиозного назначения, а равно отдельные элементы декора, содержащие религиозную символику;

— религиозно почитаемые места захоронений или места захоронения религиозно почитаемых или личностей, пользующихся особым высоким уважением верующих, иные места религиозного паломничества, участки земли, исторически непосредственно связанные с религиозными обрядами;

— предметы непосредственно богослужебного и иного религиозного назначения, в том числе богослужебные книги;

— специфические материалы или продукты, специально приготовляемые и используемые для богослужебных целей (святая вода, просфора в христианстве и т.д.);

— мощи святых в христианстве;

— материальная объективация священной или религиозно почитаемой книги — конкретный экземпляр такой книги типографского издания или ручной работы;

5) религиозный порядок (как форма и часть общественного порядка):

— общественный порядок в зданиях и помещениях религиозного назначения (как во время проведения религиозных обрядов и церемоний, так и вне таковых), определяемый внутренними нормативными (каноническими) установлениями религиозной организации, устанавливающими порядок поведения в культовом здании (православном храме), включая требования к одежде посетителей, их вербальному и невербальному поведению;

— общественный порядок, сопряженный с проведением религиозных обрядов и религиозных церемоний (как внутри зданий или помещений религиозного назначения, так и вне их пределов), в отношении которых верующие особо чувствительны (богослужение, исповедь), а любые попытки вмешательства в проведение которых или помещать проведению которых обоснованно оценивают как оскорбительные для своих религиозных чувств.

Следует ли нормативно закреплять весь этот развернутый перечень в референтных нормах законодательства? Едва ли.

Полагаем, имеющихся возможностей, представляемых статьями 148 (в ред. от 29.06.2013) и 282 Уголовного кодекса Российской Федерации достаточно для эффективной защиты религиозных чувств и достоинства личности верующих. Качество же правоприменительной практики в будущем по такого рода делам еще ждет своего исследования.

Тогда зачем следовало столь подробно прописывать этот перечень? По многим причинам. И чисто в академических целях — для более адекватного и точного понимания рассматриваемого круга вопросов. Но более всего — в помощь тем верующим (и их юридическим представителям), чьи религиозные чувства и достоинство личности могут оказаться в будущем подвергнуты преступным посягательствам.

Сведения об авторе:

Понкин Игорь Владиславович — доктор юридических наук, профессор, директор Института государственно-конфессиональных отношений и права, профессор факультета «МИГСУ» Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ

Понкин И.В. Богохульство и кощунство с точки зрения права. Непосредственные объекты противоправных посягательств при совершении действий, направленных на оскорбление религиозных чувств верующих и на унижение их человеческого достоинства // Юридическое религиоведение. – 2014. – № 2.

Новое в блогах

Приложения пользователя

Богохульство, кощунство, осквернение, святотатство. Алексей Муравьев — о терминах, которыми пытается сейчас оперировать власть при обсуждении злободневных вопросов, связанных с религией.

Вслед за историей Pussy Riot и разными акциями, вроде спиливания и сжигания крестов, в пространство публичного языка попали несколько архаических важных понятий, которые стали направо и налево использоваться для характеристики указанных акций. На самом деле, все эти понятия – внутрицерковные и не универсальные. Они не могут быть без оговорок использованы в общественном пространстве или преподноситься как сами собой разумеющиеся. Всякий, кто пользуется ими, должен, по идее, понимать, что совершает речевую манипуляцию. Эти понятия тесно связаны с нашим христианским прошлым.

Попытаемся разобраться. Начнем с «богохульства». Этим словом, в основе которого «хула», т. е. поношение, оскорбление вероучения, обозначается некое действие, вольное или невольное, которым некая истина вероучения искажается — либо ниспровергается, как правило, в угоду иной истине или иному пониманию этой истины. Греки называли это «власфимия», откуда, например, англ. blasphemy.

Большинство ересей в истории христианства считались «хулой». «Несторий похулил Богородицу», говорили в 5 в., это значит, что он учил о Богородице как-то необычно. Богохульниками были для иконоборцев почитатели икон, а для иконопочитателей – иконоборцы. Католики были для православных богохульниками, ибо учили о двойном исхождении Святого Духа — и от Отца (т.н.филиокве), и от Сына. Желая оскорбить старообрядцев, Дмитрий Туптало, епископ Ростовский, в ХVIII в. написал, что, складывая два пальца вместо трех при совершении крестного знамения, они показывают «демонское сидение».

Обвинения в богохульстве посылали в ответ и старообрядцы. Одним словом, без жестко установленной ортодоксии такое понятие есть очень частное, очень обусловленное конкретикой и связанное с вероучением. Можно ли совершить богохульство действием? С точки зрения внутрицерковной логики, наверное, можно. Император Константин в VIII в. повелел снять икону Христа с городских ворот в Константинополе – народ расценил это как богохульство, потому что за этим стояла вероучительная позиция – иконоборчество. Но вот когда Луначарский в диспутах с верующими говорил «Бога нет», то едва ли это можно было назвать богохульством. Извне церкви (в широком понимании, конечно) нельзя хулить Бога.

Интересно, что при отречении от мусульманства и принятии православной веры православная традиция требует громкого похуления Мухаммеда (надо назвать его «мерзким» и «лжепророком»), но Мухаммед – не Бог.

Это интересно:  Определение срока давности и срока погашения судимости для детей и подростков

Второе понятие — «кощунство». Оно происходит от старославянского «коштун, костить, костерить», т.е. насмехаться и поносить. Действия, произведенные для намеренной десакрализации святыни, для причинения ей ущерба или лишения ее сакрального статуса, рассматривались в древности как проявление сознательного неуважения или оскорбления.

В основе кощунства лежит идея культовой конкуренции. Один жрец может оскорбить бога, которому поклоняется другой, чтобы показать силу своего бога. Мусульмане сделали в Святой Софии мечеть – это кощунство? В принципе – да. Внутри церкви любое покушение со стороны общества на святыню с целью ее профанации или ниспровержения может рассматриваться как кощунство. Можно опять же вспомнить историю с миссионером РПЦ о. Даниилом Сысоевым, который не просто хулил Мухаммеда, но ругательски ругал его, пытаясь тем самым добиться перехода мусульман в РПЦ. Религиозная конкуренция налицо, хула и насмешки имели определенную цель.

Тут, впрочем, есть проблема.

При безоговорочном перенесении «кощунства» из внутрицерковной области в светскую возникает эффект размывания понятия. Советская власть вскрывала мощи святых, чтобы показать, что это просто «гнилые кости». Взрывали, жгли христианские церкви, в алтарях делали туалеты, в самих храмах – танцплощадки. Это была конкуренция, это было кощунство. Но и сама советская власть воздвигла свой алтарь, свою святыню — и покушение на нее рассматривала как «кощунство». Такими святынями были мавзолей Ленина, могилы вождей у кремлевской стены, вечный огонь, скульптура Родины-матери в Сталинграде, красный флаг, герб СССР… Человек, оскорблявший их, совершал «кощунственные действия», именно так и выражался советский суд, так писали газеты. Еще раз повторим: «кощунство» — это конкурентные религиозные действия на территории оппонента, включающие десакрализационную насмешку.

Понятие «осквернение» тоже очень архаичное и восходит к идее «скверны», т. е. внесения неподобающего в священное (или ограниченное правилами) пространство. В Библии четко сказано, что прикосновение к трупу – осквернение, грех (например, прелюбодеяние или воровство) – осквернение. Даже сексуальная сфера – в определенном смысле — включала осквернение, например, женщина в «критические дни» считалась «скверной» и не могла заходить в церковь; все, что касалось семенной жидкости, считалось скверным; роды были осквернением, женщине после родов по церковным канонам можно ходить в церковь, только после особой очистительной молитвы на 40-й день.

Физиологические отправления и даже мытье в бане содержали элемент скверны. Требование мыть руки после уборной имеет такую же природу, что и требование после бани облиться холодной водой на улице, — очищение от скверны. Для избавления от осквернения нужно «очищение», экспиация. Если в православный храм зашел мусульманин и стал там молиться – это осквернение. Священник, да и просто христианин, помолившийся с еретиками, – осквернился.

Возьмем хотя бы обычай кровной мести или упоминавшийся случай с миссионером Сысоевым, хулившим Мухаммеда и Аллаха, осквернившем святыню исламской веры. Очищение, экспиация, в радикальной религиозной парадигме как в случае кровной мести происходит только кровью. Достаточно почитать Ветхий Завет, историю со златым тельцом, за поклонение которому Моисей убил несколько сот человек».

Новый проект закона помимо неадекватного понятия «осквернение», взятого из описанного выше архаичного слоя языка, оперирует понятиями «оскорбление религиозных убеждений и чувств» и «унижение обрядов». Здесь проблема еще более глубокая. Оскорбление в современном гражданском праве присутствует. Так кодекс об административных правонарушениях, ст. 5.61 использует понятие «оскорбление», объясняя его как «унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме».

Иначе говоря, оскорбление – это только «в неприличной форме», здесь приведен чисто арбитрарный, неточный критерий того, что есть «оскорбление». Что такое «унижение обрядов» и вовсе неясно, так в православной традиции «крещение еретическое» считается «не крещением, но паки сквернением», что явнго попадает в категорию «унижения обряда» у еретиков (например, баптистов или католиков). Явно, что противоречий тут больше, чем ясности.

Итак, четыре первых понятия не могут без оговорок быть применены в светском пространстве и светском государстве. В дореволюционной России была государственная церковь, что делало отчасти возможным применение этих внутридоменных понятий в правовом и общественном поле. Да и то, в основном в отношении православных святынь, и до 1906 г., когда эти нормы стали исчезать из правового корпуса. Другие выражения (оскорбление, унижение) очень психологичны и расплывчаты.

Сейчас, в светском государстве, эти понятия (включая малопонятное и очень широкое «оскорбление чувств верующих» и «унижение обряда») обречены на то, чтобы стать игрушкой в руках судебной власти, ибо включают в себя гипертрофированный момент психологической субъективности, нередко полностью обессмысливающий их.

Новое богохульство

Богохульство, кощунство, осквернение, святотатство. Алексей Муравьев — о терминах, которыми пытается сейчас оперировать власть при обсуждении злободневных вопросов, связанных с религией.

Вслед за историей Pussy Riot и разными акциями, вроде спиливания и сжигания крестов, в пространство публичного языка попали несколько архаических важных понятий, которые стали направо и налево использоваться для характеристики указанных акций. На самом деле, все эти понятия – внутрицерковные и не универсальные. Они не могут быть без оговорок использованы в общественном пространстве или преподноситься как сами собой разумеющиеся. Всякий, кто пользуется ими, должен, по идее, понимать, что совершает речевую манипуляцию. Эти понятия тесно связаны с нашим христианским прошлым.

Попытаемся разобраться. Начнем с «богохульства». Этим словом, в основе которого «хула», т. е. поношение, оскорбление вероучения, обозначается некое действие, вольное или невольное, которым некая истина вероучения искажается — либо ниспровергается, как правило, в угоду иной истине или иному пониманию этой истины. Греки называли это «власфимия», откуда, например, англ. blasphemy.

Большинство ересей в истории христианства считались «хулой». «Несторий похулил Богородицу», говорили в 5 в., это значит, что он учил о Богородице как-то необычно. Богохульниками были для иконоборцев почитатели икон, а для иконопочитателей – иконоборцы. Католики были для православных богохульниками, ибо учили о двойном исхождении Святого Духа — и от Отца (т.н.филиокве), и от Сына. Желая оскорбить старообрядцев, Дмитрий Туптало, епископ Ростовский, в ХVIII в. написал, что, складывая два пальца вместо трех при совершении крестного знамения, они показывают «демонское сидение».

Обвинения в богохульстве посылали в ответ и старообрядцы. Одним словом, без жестко установленной ортодоксии такое понятие есть очень частное, очень обусловленное конкретикой и связанное с вероучением. Можно ли совершить богохульство действием? С точки зрения внутрицерковной логики, наверное, можно. Император Константин в VIII в. повелел снять икону Христа с городских ворот в Константинополе – народ расценил это как богохульство, потому что за этим стояла вероучительная позиция – иконоборчество. Но вот когда Луначарский в диспутах с верующими говорил «Бога нет», то едва ли это можно было назвать богохульством. Извне церкви (в широком понимании, конечно) нельзя хулить Бога.

Интересно, что при отречении от мусульманства и принятии православной веры православная традиция требует громкого похуления Мухаммеда (надо назвать его «мерзким» и «лжепророком»), но Мухаммед – не Бог.

Второе понятие — «кощунство». Оно происходит от старославянского «коштун, костить, костерить», т.е. насмехаться и поносить. Действия, произведенные для намеренной десакрализации святыни, для причинения ей ущерба или лишения ее сакрального статуса, рассматривались в древности как проявление сознательного неуважения или оскорбления.

В основе кощунства лежит идея культовой конкуренции. Один жрец может оскорбить бога, которому поклоняется другой, чтобы показать силу своего бога. Мусульмане сделали в Святой Софии мечеть – это кощунство? В принципе – да. Внутри церкви любое покушение со стороны общества на святыню с целью ее профанации или ниспровержения может рассматриваться как кощунство. Можно опять же вспомнить историю с миссионером РПЦ о. Даниилом Сысоевым, который не просто хулил Мухаммеда, но ругательски ругал его, пытаясь тем самым добиться перехода мусульман в РПЦ. Религиозная конкуренция налицо, хула и насмешки имели определенную цель.

Тут, впрочем, есть проблема.

При безоговорочном перенесении «кощунства» из внутрицерковной области в светскую возникает эффект размывания понятия. Советская власть вскрывала мощи святых, чтобы показать, что это просто «гнилые кости». Взрывали, жгли христианские церкви, в алтарях делали туалеты, в самих храмах – танцплощадки. Это была конкуренция, это было кощунство. Но и сама советская власть воздвигла свой алтарь, свою святыню — и покушение на нее рассматривала как «кощунство». Такими святынями были мавзолей Ленина, могилы вождей у кремлевской стены, вечный огонь, скульптура Родины-матери в Сталинграде, красный флаг, герб СССР… Человек, оскорблявший их, совершал «кощунственные действия», именно так и выражался советский суд, так писали газеты. Еще раз повторим: «кощунство» — это конкурентные религиозные действия на территории оппонента, включающие десакрализационную насмешку.

Понятие «осквернение» тоже очень архаичное и восходит к идее «скверны», т. е. внесения неподобающего в священное (или ограниченное правилами) пространство. В Библии четко сказано, что прикосновение к трупу – осквернение, грех (например, прелюбодеяние или воровство) – осквернение. Даже сексуальная сфера – в определенном смысле — включала осквернение, например, женщина в «критические дни» считалась «скверной» и не могла заходить в церковь; все, что касалось семенной жидкости, считалось скверным; роды были осквернением, женщине после родов по церковным канонам можно ходить в церковь, только после особой очистительной молитвы на 40-й день.

Физиологические отправления и даже мытье в бане содержали элемент скверны. Требование мыть руки после уборной имеет такую же природу, что и требование после бани облиться холодной водой на улице, — очищение от скверны. Для избавления от осквернения нужно «очищение», экспиация. Если в православный храм зашел мусульманин и стал там молиться – это осквернение. Священник, да и просто христианин, помолившийся с еретиками, – осквернился.

Возьмем хотя бы обычай кровной мести или упоминавшийся случай с миссионером Сысоевым, хулившим Мухаммеда и Аллаха, осквернившем святыню исламской веры. Очищение, экспиация, в радикальной религиозной парадигме как в случае кровной мести происходит только кровью. Достаточно почитать Ветхий Завет, историю со златым тельцом, за поклонение которому Моисей убил несколько сот человек».

Новый проект закона помимо неадекватного понятия «осквернение», взятого из описанного выше архаичного слоя языка, оперирует понятиями «оскорбление религиозных убеждений и чувств» и «унижение обрядов». Здесь проблема еще более глубокая. Оскорбление в современном гражданском праве присутствует. Так кодекс об административных правонарушениях, ст. 5.61 использует понятие «оскорбление», объясняя его как «унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме».

Иначе говоря, оскорбление – это только «в неприличной форме», здесь приведен чисто арбитрарный, неточный критерий того, что есть «оскорбление». Что такое «унижение обрядов» и вовсе неясно, так в православной традиции «крещение еретическое» считается «не крещением, но паки сквернением», что явнго попадает в категорию «унижения обряда» у еретиков (например, баптистов или католиков). Явно, что противоречий тут больше, чем ясности.

Итак, четыре первых понятия не могут без оговорок быть применены в светском пространстве и светском государстве. В дореволюционной России была государственная церковь, что делало отчасти возможным применение этих внутридоменных понятий в правовом и общественном поле. Да и то, в основном в отношении православных святынь, и до 1906 г., когда эти нормы стали исчезать из правового корпуса. Другие выражения (оскорбление, унижение) очень психологичны и расплывчаты.

Сейчас, в светском государстве, эти понятия (включая малопонятное и очень широкое «оскорбление чувств верующих» и «унижение обряда») обречены на то, чтобы стать игрушкой в руках судебной власти, ибо включают в себя гипертрофированный момент психологической субъективности, нередко полностью обессмысливающий их.

Статья написана по материалам сайтов: molitva-info.ru, www.patriarchia.ru, ruskline.ru, maxpark.com, polit.ru.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий