Уголовная ответственность за публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма

Объектомэтого преступления также является общественная безопасность.

Объективная сторона преступления характеризуется любым из двух альтернативно названных действий: а) публичные призывы к осуществлению террористической деятельности; б) публичное оправдание терроризма.

Призывы— это устное, письменное или осуществляемое в иной форме воздействие на сознание, волю и поведение людей с целью воодушевления их на осуществление какой-либо деятельности (в данном случае террористической). Публичность при этом предполагает аудиторию слушателей от нескольких человек до массового скопления людей, которые могут воспринимать (слышать, видеть, читать) предлагаемую информацию.

Под публичным оправданием терроризма понимается публичное заявление о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает общественную опасность своего деяния и желает выполнить публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма. Фактор публичности также должен охватываться сознанием субъекта.

Субъект преступления общий — вменяемое лицо, достигшее шестнадцати лет.

Квалифицирующим обстоятельством (ч. 2 ст. 205.2 УК РФ) является совершение преступления с использованием средств массовой информации.

54.Захват заложника.

Основной объект преступления– общественная безопасность.

Объективная стороназаключается в захвате или удержании лица в качестве заложника.

Захват заложника– это открытое либо тайное, с применением насилия или угрозы его применения либо без такового ограничение свободы его передвижения, которое сопровождается в последующем открытым сообщением об этом и выдвигаемых условиях его освобождения.

Удержание заложника– это насильственное осуществление контроля над его действиями и воспрепятствование выходу удерживаемого на свободу.

Субъективная сторонахарактеризуется прямым умыслом и наличием специальной цели – понуждение государства, организации или гражданина совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия как условия освобождения заложника;преступления, предусмотренного ч. 3 статьи,– двумя формами вины – прямой умысел в отношении совершаемого деяния и неосторожность в отношении смерти человека или иных тяжких последствий.

Субъект преступления– вменяемое физическое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

55.Бандитизм.

Объектом преступленияявляется общественная безопасность.

Объективная сторона– создание банды, руководство ей (ч. 1) и участие в банде или в совершаемых ею нападениях (ч. 2).

Под бандойследует понимать организованную устойчивую вооруженную группу из двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения нападений на граждан или организации. Банда может быть создана и для совершения одного, но требующего тщательной подготовки нападения.

От иных организованных группбанда отличается своей вооруженностью и своими преступными целями – совершение нападений на граждан и организации.

Об устойчивостибанды могут свидетельствовать такие признаки, как стабильность ее состава, тесная взаимосвязь между ее членами, согласованность их действий, постоянство форм и методов преступной деятельности, длительность ее существования и количество совершенных преступлений.

Обязательным признаком банды является ее вооруженность,предполагающая наличие у участников банды огнестрельного или холодного, в том числе метательного, оружия как заводского изготовления, так и самодельного, различных взрывныхустройств, а также газового и пневматического оружия. Использование участниками нападения непригодного к целевому применению оружия или его макетов не может рассматриваться в качестве признака их вооруженности. Банда признается вооруженной при наличии оружия хотя бы у одного из ее членов и осведомленности об этом других членов банды.

Под нападениемследует понимать действия, направленные на достижение преступного результата путем применения насилия над потерпевшим либо создания реальной угрозы его немедленного применения. Нападение вооруженной банды считается состоявшимся и в тех случаях, когда имевшееся у членов банды оружие не применялось.

Создание бандыпредполагает совершение любых действий, результатом которых стало образование организованной устойчивой вооруженной группы в целях нападения на граждан либо организации. Они могут выражаться в сговоре, приискании соучастников, финансировании, приобретении оружия и т. п. Создание вооруженной банды является оконченным составом преступления независимо от того, были ли совершены планировавшиеся ею преступления.

Под руководствомбандой понимается принятие решений, связанных как с планированием, материальным обеспечением и организацией преступной деятельности банды, так и с совершением ею конкретных нападений.

Участие в бандепредставляет собой не только непосредственное участие в совершаемых ею нападениях, но и выполнение членами банды иных активных действий, направленных на ее финансирование, обеспечение оружием, транспортом, подыскание объектов для нападения и т. п.

Субъективная сторонахарактеризуется прямым умыслом и целью – нападение на граждан или организации.

Субъектомданного преступления может быть лицо, достигшее 16-летнего возраста. Лица в возрасте от 14 до 16 лет, совершившие различные преступления в составе банды, подлежат ответственности лишь за те конкретные преступления, ответственность за которые предусмотрена с 14-летнего возраста.

56. Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем. Организация преступного сообщества (преступной организации) – ст. 208, 210 УК).

Организация преступного сообщества (преступной организации) (ст. 210 УК РФ).

Объект преступления — общественная безопасность.

Объективная сторона преступления характеризуется следующими действиями: а) создание преступного сообщества (преступной организации) для совершения тяжких или особо тяжких преступлений; б) руководство таким сообществом (организацией); в) руководство входящими в преступное сообщество структурными подразделениями; г) создание объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп в целях разработки планов и условий для совершения тяжких или особо тяжких преступлений.

Преступлениепризнается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено структурированной организованной группой или объединением организованных групп, действующих под единым руководством, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что создает преступное сообщество, руководит им либо участвует в нем, и желает этого. Обязательный признак создания преступного сообщества — цель совершения тяжких или особо тяжких преступлений.

Субъект преступления — лицо, достигшее 16-летнего возраста (организатор, руководитель либо участник преступного сообщества).

В ч. 2 ст. 210 УК РФ указан самостоятельный состав преступления — участие в преступном сообществе (преступной организации) либо в объединении организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп.

В ч. 3 ст. 210 УК РФ предусмотрена более строгая ответственность за создание преступного сообщества (преступной организации, руководство таким сообществом (организацией) или участие в нем, совершенные лицом с использованием своего служебного положения.

В примечании к ст. 210 УК РФ указан специальный случай деятельного раскаяния, предусматривающий освобождение от уголовной ответственности лица, которое добровольно прекратило участие в преступном сообществе (преступной организации) или входящем в него (нее) структурном подразделении либо объединении либо объединении организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп и активно способствовало раскрытию или пересечению этого преступления, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

57.Массовые беспорядки. Хулиганство (ст. 212, 213 УК).

Массовые беспорядки– это совершаемое большой группой людей (толпой) посягательство на общественную безопасность, сопровождающееся насилием над людьми, погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств, оказанием вооруженного сопротивления представителям власти.

Основным объектом преступленияявляется общественная безопасность, дополнительными объектами– общественный порядок, нормальная деятельность государственных и муниципальных органов и учреждений, коммерческих и некоммерческих организаций, права и охраняемые законом интересы отдельных граждан.

Объективная сторона состоит:

– в организации массовых беспорядков, сопровождавшихся насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а также оказанием вооруженного сопротивления представителю власти (ч.1 ст. 212 УК РФ);

– в участии в массовых беспорядках (ч. 2 ст. 212 УК РФ);

– в призывах к активному неподчинению законным требованиям представителей власти и к массовым беспорядкам, призывах к насилию над гражданами

(ч. 3 ст. 212 УК РФ).

Организация массовых беспорядков– деятельность, направленная на руководство толпой для совершения целенаправленных действий, на возбуждение у нее желания совершать погромы, поджоги, уничтожение имущества, применять огнестрельное оружие, взрывчатые вещества или взрывные устройства, оказывать вооруженное сопротивление представителю власти.

Под насилием следует пониматьнанесение побоев, ограничение свободы, причинение легкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевших и др.

Погромозначает разрушение жилых зданий, торговых, производственных объектов, средств транспорта, связи и коммуникаций, разрушение памятников и др.

Поджогиохватывают такие действия, которые приводят к возгоранию зданий, транспорта, нефтехранилищ, объектов торговли и др.

Уничтожение имущества– приведение его в полную негодность.

Под применением огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройствпонимается использование их для причинения вреда здоровью человека, уничтожения имущества, а также угроза использования этих предметов.

Под оказанием вооруженного сопротивления представителю власти понимаетсянепосредственное применение огнестрельного, холодного или иного оружия или угроза его применения к представителю власти в целях воспрепятствования восстановлению порядка, пресечению бесчинств толпы.

Участие в массовых беспорядках– это совершение хотя бы какого-то единичного действия, названного в ч.1 данной статьи.

Призывы к активному неподчинению законным требованиям представителей власти и к массовым беспорядкам, призывы к насилию над гражданами– открытые обращения к участникам беспорядков, направленные на возбуждение у них нежелания подчиняться законным требованиям представителей власти, желания участвовать в массовых беспорядках, осуществлять насилие над гражданами.

Субъективная сторона– прямой умысел.

Субъект преступления– общий.

132. Хулиганство. Вандализм

37.1.218.108 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

Содержание

Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма: проблемы квалификации Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Пинкевич Татьяна Валентиновна, Черных Евгения Евгеньевна

В статье рассмотрены проблемные вопросы криминализации пропаганды идеологии терроризма , противодействие которой требует сегодня совершенствования системы предупреждения; квалификации преступлений, предусмотренных статьей 205.2 УК РФ, а также содержание некоторых конструктивных признаков диспозиции данной нормы.

Это интересно:  Ст. 195 УПК РФ: назначение судебной экспертизы

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Пинкевич Татьяна Валентиновна, Черных Евгения Евгеньевна,

Public calls for terrorist activity or public justification of terrorism: problems of qualification

The problematic questions, connected to the criminalization of the ideology of terrorism promotion, counteraction which today requires improvement of the warning system, the qualification of the crimes provided art. 205.2 Criminal code of the Russian Federation, as well as the content of some structural characteristics of this rule provisions.

Текст научной работы на тему «Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма: проблемы квалификации»

Пинкевич Татьяна Валентиновна Pinkevich Tatyana Valentinovna

доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры уголовного и уголовно-исполнительного права

Нижегородская академия МВД России (603950, Нижний Новгород, Анкудиновское шоссе, 3) doctor of sciences (law), professor, professor of the сИа1г of сптта! and penal law

Nizhny Novgorod academy of the Ministry of internal affairs of Russia (3 Ankudinovskoye shosse, Nizhny

Черных Евгения Евгеньевна Chernyh Evgeniya Evgenevna

кандидат юридических наук, начальник кафедры уголовного и уголовно-исполнительного права Нижегородская академия МВД России (603950, Нижний Новгород, Анкудиновское шоссе, 3)

сandidate of sciences (law), the head of the chair of criminal and penal law

Nizhny Novgorod academy of the Ministry of internal affairs of Russia (3 Ankudinovskoye shosse, Nizhny

Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма: проблемы квалификации

Public calls for terrorist activity or public justification of terrorism:

problems of qualification

В статье рассмотрены проблемные вопросы криминализации пропаганды идеологии терроризма, противодействие которой требует сегодня совершенствования системы предупреждения; квалификации преступлений, предусмотренных статьей 205.2 УК РФ, а также содержание некоторых конструктивных признаков диспозиции данной нормы.

Ключевые слова: пропаганда, терроризм, террористическая деятельность, призывы, оправдание, публичность.

The problematic questions, connected to the criminalization of the ideology of terrorism promotion, counteraction which today requires improvement of the warning system, the qualification of the crimes provided art. 205.2 Criminal code of the Russian Federation, as well as the content of some structural characteristics of this rule provisions.

Keywords: promotion, terrorism, terrorist activity, calls, justification, publicity.

Одним из основных источников угроз общественной безопасности в Российской Федерации в настоящее время является терроризм, уровень которого, несмотря на принимаемые меры анти-террористического характера, остается высоким, а масштабы последствий террористических актов — значительными [1].

Общая опасность актов терроризма в сочетании с особыми методами и целями их совершения обусловливает следующие отличительные черты — публичность, гласность, пропагандистский характер. Чем больший общественный резонанс получает террористический акт, тем более устрашающее, парализующее воздействие он оказывает на население. Преднамеренное создание обстановки страха, подавленности, напряженности считается едва ли не самым важным признаком терроризма, посколь-

ку психологическое воздействие на людей рассматривается как конечное воздействие, а не побочный продукт терроризма. Эти факты подтверждаются результатами, полученными в ходе социолого-кри-минологического исследования управленческого ресурса образов террористической угрозы в групповом сознании [2, с. 9], проведенного Центром социальных, общественно-политических и криминологических исследований в Ставропольском крае. Так, почти половина из числа опрошенных граждан (возраст от 17 до 25 лет) боятся стать жертвой террористического акта, что существенно обусловливает характер и уровень их социальной активности (диаграмма 1).

При этом, по мнению 27% опрошенных, количество террористических угроз будет расти, 37% считают, что их количество останется на прежнем

Вестник Нижегородской академии МВД России, 2014, № 3 (27)

Пинкевич Т.В., Черных Е.Е. Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма: проблемы квалификации

Пинкевич Т.В., Черных Е.Е. Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма: проблемы квалификации

Опрос населения: испытываете ли Вы чувство страха из-за возможности стать жертвой террористического акта?

уровне, 32% опрошенных уверены, что в ближайшем будущем вероятность террористических угроз будет снижаться (диаграмма 2).

Таким образом, террористам во многом удалось достигнуть своих целей: обеспечить страх — значит обеспечить успешность своего управления через систему контролируемого хаоса.

Особую озабоченность на этом неблагополучном фоне вызывает распространяющаяся как снежный ком пропаганда идеологии терроризма, противодействие которой требует сегодня совершенствования системы предупреждения, включающей комплекс уголовно-правовых и криминологических мер, основой которых являются как конвенционные решения и заключенные с целью их реализации международные договоры и соглашения, так и отечественные законодательные акты.

Так, Конвенцией Совета Европы о предупреждении терроризма 2006 года странам-участникам было предложено криминализировать публичные

подстрекательства к совершению преступлений террористической направленности. Под ними в соответствии со статьей 5 документа понимается распространение или иное представление какого-либо обращения к общественности в целях побуждения к совершению преступления террористического характера, когда такое поведение независимо от того, пропагандирует оно или нет совершение таких преступлений, создает опасность реализации преступного намерения.

Действительно, насаждение и моральное оправдание идеологии террора, подготовка основ его распространения, формирование общественного мнения об оправдании террористов и терпимости к их деятельности и прочее, представляет реальную опасность для личности, общества и государства. Поэтому, основываясь на решении данной Конвенции и принятии ряда федеральных законов [3], законодатель дополнил Уголовный кодекс РФ статьей 205.2 («Публичные призывы к осуществлению

Оценка вероятности роста террористических угроз в месте Вашего проживания в ближайшем будущем (на протяжении ближайшего года)

террористической деятельности или публичное оправдание терроризма») [4].

В целом введение статьи, предусматривающей ответственность за содействие террористической деятельности и публичное оправдание терроризма, вполне целесообразно. Вместе с тем, в доктрине уголовного права имеются и иные мнения относительно указанного нововведения.

В то же время, по данным ГИАЦ МВД России, за 2006—2012 годы по указанной статье было зарегистрировано всего 37 преступлений. Это свидетельствует о том, что ее превентивный потенциал остается практически не реализованным, вследствие чего идеологи терроризма продолжают безнаказанно осуществлять свою деятельность, внося тем самым ощутимый вклад в продуцирование террористической активности [5, с. 56].

Низкая эффективность норм уголовного закона может зависеть от различных факторов, в том числе и от их технико-юридического совершенства, соблюдения требований общеправовых и уголовно-правовых критериев, например, конкретности, ясности, полноты и т. д.

Так, несмотря на внешнюю простоту изложения диспозиции статьи 205.2 УК РФ, при квалификации правоприменитель сталкивается с рядом проблем. Рассмотрим некоторые из них, тем более, что относительно содержания конструктивных признаков диспозиции данной нормы в доктрине уголовного права нет единого мнения [6, с. 62—63].

Объективная сторона деяния, предусмотренного статьей 205.2 УК РФ, представлена двумя альтернативными действиями: публичные призывы к осуществлению террористической деятельности и публичное оправдание терроризма. При этом используются две абсолютно разные по содержанию категории — «террористическая деятельность» и «терроризм».

Понятие «террористическая деятельность» охватывает совершение конкретных действий: террористического акта и любого преступления террористической направленности (ч. 1 примечания к ст. 205.1 УК РФ). Призывы к террористической деятельности — это обращение, направленное на возбуждение у части населения желания совершения определенных действий террористического характера. При этом следует иметь в виду, что законодатель рассматривает только публичный характер таких действий, то есть призывы должны осуществляться в общественном месте (на собраниях, митингах и пр.) и быть направлены на определенную группу лиц (не менее двух человек). Если призывы к осуществлению террористической деятельности направлены на одного человека, действия виновного следует квалифицировать как подстрекательство к осуществлению терроризма (ч. 4 ст. 33, ст. 205 УК РФ), содействие террористической деятельности (ч. 4 ст. 33 , ст. 205.1 УК РФ) или иные составы (ст. 206, 208, 277, 278, 279, 360 УК РФ). Обязательным условием привлечения к уголовной ответственности по статье 205.2 УК РФ являются призывы только к осуществлению террористической деятельности. При

этом формы воздействия могут быть различными (устное выражение идей, в письменной форме, аудио- и видеозаписи, могут использоваться предметы наглядной агитации и т. д.).

Публичное оправдание терроризма означает в соответствии с примечанием к статье 205.2 УК РФ публичное заявление о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании.

По мнению ряда авторов, криминализация «публичного оправдания терроризма» может породить ненужные политические спекуляции относительно реформы уголовного законодательства, возможности использования статьи 205.2 УК РФ в политических целях. Поэтому термин «терроризм» в статьях 205.1, 205.2 УК РФ необходимо заменить [7].

Нередко правоприменитель вкладывает разное правовое содержание в данные понятия. Это, в свою очередь, ведет к отсутствию единой правоприменительной практики.

Призывы как признак объективной стороны трактуются как обращение в целях возбуждения желания совершения определенных действий у части населения. Они не несут в себе конкретизации и практической направленности и не предполагают склонения конкретного лица или группы лиц к совершению конкретного террористического преступления. Этим публичные призывы к осуществлению террористической деятельности отличаются от подстрекательства к осуществлению терроризма и от содействия террористической деятельности.

Что же касается квалификации действий, связанных с публичным оправданием терроризма, то правоприменитель, прежде всего, сталкивается с проблемой определения содержательной стороны этих признаков. Так, например, термин «оправдание» по своей сути абсолютно не конкретен, и при его применении может трактоваться и как понимание причин определенного поведения, и как выражение конкретной поддержки такого поведения. Поэтому на практике достаточно сложно разграничить оправдание терроризма и действия, связанные с реализацией гражданами своего конституционного права на выражение собственного мнения. Именно поэтому вероятность произвольного толкования указанного признака вполне возможна, несмотря на то, что в примечании к статье 205.2 УК РФ дано легальное толкование публичного оправдания терроризма (под публичным оправданием терроризма понимается публичное заявление о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке).

В правоприменительной практике нередки случаи, когда при осуществлении пропаганды идеологии терроризма имеет место совместная преступная деятельность. Обобщенные материалы следственно-судебной практики показывают на то, что, как правило, авторство материалов, содержащих публичные призывы к террористической деятельности, принадлежат одному лицу, а само распространение осуществляется другим лицом. В этой связи, учитывая положения части 2 ста-

Вестник Нижегородской академии МВД России, 2014, № 3 (27)

Пинкевич Т.В., Черных Е.Е. Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма: проблемы квалификации

Пинкевич Т.В., Черных Е.Е. Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма: проблемы квалификации

тьи 33 УК РФ, исполнителем должно признаваться лицо, непосредственно выполняющее объективную сторону деяния, и действия лица, изготавливающего материалы пропаганды, необходимо квалифицировать как пособничество. Аналогичной позиции придерживается и ряд авторов [8].

Это интересно:  Какая ответственность за склонение к употреблению наркотических или психотропных веществ

В то же время указанная точка зрения умаляет значимость лица, непосредственно изготавливающего материалы, связанные с пропагандой идеологии терроризма. Поэтому приводим мнение З.А. Шибзухова, который считает неправильным публичное оправдание и пропаганду терроризма связывать лишь с распространением указанных сведений. Создание текста, содержащего террористическую пропаганду (мысленное либо с последующим изложением на каком-либо материальном носителе), утверждает автор, является первым этапом объективной стороны рассматриваемого преступления, тогда как распространение (воспроизведение) соответствующего текста — это второй этап ее (объективной стороны) выполнения [9, с. 184—187]. Таким образом, лицо, изготавливающее пропагандистские материалы, непосредственно выполняет объективную сторону деяния, предусмотренного статьей 205.2 УК РФ.

Следовательно, при квалификации действий виновных, направленные на изготовление пропагандистских материалов, содержащих публичные призывы к террористической деятельности или связанные с пропагандой идеологии терроризма, и их распространение, необходимо квалифицировать как соисполнительство. Подобной позиции поддерживается и следственно-судебная практика.

Наибольшие сложности при квалификации преступления, предусмотренного статьей 205.2 УК РФ, вызывает определение субъекта преступления, когда материалы, содержащие публичные призывы к террористической деятельности или связанные с пропагандой идеологии терроризма размещены неизвестным лицом в сети «Интернет». Оперативное определение субъекта в таком случае осложняется тем, что, во-первых, современные технологии беспроводного доступа в Интернет исключают возможность обнаружения указанного субъекта посредством контроля технических каналов связи. Во-вторых, многие русскоязычные ресурсы Сети (сайты, блоги, новостные ленты) размещены вне пределов РФ (хостинг за границей, доменное имя зарегистрировано на иностранца не через российскую систему регистрации доменных имен и т. п.).

Таким образом, уголовно-правовые меры противодействия пропаганде идеологии терроризма в настоящее время требуют пристального внимания как в части повышения их эффективности путем законодательных решений, так и в части поиска новых направлений предупредительной деятельности.

1. Концепция общественной безопасности в Российской Федерации (утв. Президентом РФ). 11Р1_: Ь|Нр://шшш. kremlin.ru/acts/19653

2. Управленческий ресурс образов террористической угрозы в групповом сознании полицейских и молодежи // Основные результаты комплексного социолого-кримино-логического исследования. Ставрополь, 2011.

3. О ратификации Конвенции Совета Европы о пред-

упреждении терроризма: федеральный закон от 20 апреля 2006 г. № 56-ФЗ. URL: http://base.consultant. ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc; base = LAW;n =59744; О противодействии терроризму: федеральный за-

4. О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма» и Федерального закона «О противодействии терроризму»: федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 153-Ф3 // Собрание законодательства РФ. 2006. № 31, ч. 1, ст. 3452.

5. Шибзухов 3. Уголовная ответственность за публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма. Тверь, 2011.

6. Российское уголовное право: курс лекций. Владивосток, 1999. Т. 1: Преступление.

7. КибальникА., Соломоненко И. Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма // Законность. 2007. № 2.

8. Уголовное право России. Особенная часть: учебник / под ред. И.Э. Звечаровского. М., 2010.

9. Шибзухов 3.А. Проблемы квалификации публичных призывов к осуществлению террористической деятельности или публичного оправдания терроризма, совершенных в соучастии // Общество и право. 2011. № 2.

1. Cancela public safety in the Russian Federation: the Decree. URL: http://www.kremlin.ru/acts/19653

2. Managerial resources of the terrorist threat images in the group consciousness of the police and youth // The main results of complex socio-criminological research. Stavropol, 2011.

3. ShibzuhovZ. Criminal responsibility for public calls for terrorist activity or public justification of terrorism. Tver, 2011.

5. On amendments to certain legislative acts of the Russian Federation in connection with adoption of the Federal law «On ratification of the Council of Europe Convention on the prevention of terrorism and the Federal law “On combating terrorism»: the federal law of July 27, 2006 № 153-FZ // Collection of laws of the Russian Federation. 2006. № 31, p. 1, art. 3452.

6. Russian criminal law: course of lectures. Vladivostok, 1999. Vol. 1: The Crime.

7. KibalnikA., Solomonenko I. Public calls for terrorist activity or public justification of terrorism // Legality. 2007. № 2.

Уголовная ответственность за публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма

Борисов С.В., старший преподаватель кафедры уголовного права Московского университета МВД России, кандидат юридических наук.

Преступление определено в ч. 1 ст. 205.2 УК РФ как публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма», т.е. диспозиция является простой и бланкетной, не раскрывающей признаки данного преступления, а отсылающей к Федеральному закону «О противодействии терроризму» .

См.: Федеральный закон от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ «О противодействии терроризму» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2006. N 11. Ст. 1146.

Данная статья введена в УК РФ Федеральным законом от 27 июля 2006 г. в связи с ратификацией Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма .

См.: Федеральный закон от 27 июля 2006 г. N 153-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма» и Федерального закона «О противодействии терроризму» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2006. N 31 (ч. I). Ст. 3452.

Состав данного преступления является формальным, преступление окончено в момент совершения действий, указанных в ч. 1 ст. 205.2 УК РФ.

Основным непосредственным объектом данного преступления следует признать общественные отношения, обеспечивающие основы общественной безопасности. Во многом именно по признакам объекта рассматриваемое деяние отличается от публичных призывов к осуществлению экстремистской деятельности, посягающих на общественные отношения, обеспечивающие основы конституционного строя и безопасность государства.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 205.2 УК РФ, состоит в активных действиях в виде публичных призывов к осуществлению террористической деятельности либо публичном оправдании терроризма.

Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности корреспондируют с понятием «публичное подстрекательство к совершению террористического преступления», раскрываемым в п. 1 ст. 5 Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма как «распространение или иное представление какого-либо обращения к общественности в целях побуждения к совершению террористического преступления, когда такое поведение, независимо от того, пропагандирует оно или нет непосредственно террористические преступления, создает опасность совершения одного или нескольких таких преступлений» .

Конвенция Совета Европы о предупреждении терроризма (Страсбург, 16 мая 2005 г.) ETS N 196 // Правовые основы деятельности органов внутренних дел: Сборник нормативных правовых актов: В 3 томах. Т. 1. М.: Москва, 2006.

Следовательно, российский законодатель, опираясь на отмеченное определение, вместо терминов «подстрекательство» и «террористическое преступление» ввел в УК РФ сходные, но не идентичные понятия — «призывы» и «террористическая деятельность», а вместо термина «пропагандирование» — «оправдание». Представляется, что именно к подстрекательству в основном относятся такие действия, указанные в ст. 205.1 УК РФ о содействии террористической деятельности, как склонение, вербовка или иное вовлечение в совершение преступления.

Полагаем, что под призывами в ст. 205.2 УК РФ следует понимать обращение виновного к широкому кругу лиц с помощью различных средств коммуникации (выступление на митинге, демонстрация плакатов или распространение листовок и т.д.), содержащее сведения, побуждающие данных людей к активным действиям террористического характера.

Считаем, что понятие «террористическая деятельность» в ст. 205.2 УК РФ имеет бланкетный характер, так как его содержание раскрывается в другом, не уголовном нормативном правовом акте — Федеральном законе «О противодействии терроризму», в п. 2 ст. 3 которого указано, что такая деятельность включает в себя: а) организацию, планирование, подготовку, финансирование и реализацию террористического акта; б) подстрекательство к террористическому акту; в) организацию незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации), организованной группы для реализации террористического акта, а равно участие в такой структуре; г) вербовку, вооружение, обучение и использование террористов; д) информационное или иное пособничество в планировании, подготовке или реализации террористического акта; е) пропаганду идей терроризма, распространение материалов или информации, призывающих к осуществлению террористической деятельности либо обосновывающих или оправдывающих необходимость осуществления такой деятельности.

Обязательным признаком объективной стороны рассматриваемого преступления является публичность совершаемых призывов, под которой следует понимать то, что данные действия происходят «прилюдно, при наличии публики, то есть при наличии не менее двух присутствующих человек» . Отметим, что некоторые авторы считают, что «количество людей, к которым обращены призывы, самостоятельного значения не имеет. Важно, чтобы имели место именно призывы. а не, например, беседа, обмен мнениями или обсуждение вопросов по поводу происходящих в обществе и государстве политических процессов» . Конечно же, особенности данного преступления предполагают гораздо более широкий круг лиц, выступающих адресатами призывов к террористической деятельности, но минимальный порог их количества, образующего публику и публичность, — два человека. Полагаем, что для целей квалификации необходимы четкие критерии, одним из которых и является формальное ограничение публичности указанным количественным критерием.

Ратинов А.Р., Кроз М.В., Ратинова Н.А. Ответственность за разжигание вражды и ненависти. Психолого-правовая характеристика / Под ред. А.Р. Ратинова. М.: Изд-во «Юрлитинформ», 2005. С. 45.
Кочои С.М. Расизм: уголовно-правовое противодействие: Монография. М.: ТК Велби, изд-во «Проспект», 2007. С. 44.

Публичность может заключаться и в том, что виновные в отсутствии посторонних изготавливают какие-либо плакаты, наносят надписи террористического толка на стены домов, осознавая, что они (надписи) позже становятся доступными и видимыми для широкого круга лиц.

Полагаем, что призывы к осуществлению террористической деятельности необходимо отличать от склонения и иного подстрекательства к конкретным преступлениям террористического характера. Такие призывы должны носить обобщенный характер, касаться террористической деятельности в целом, вообще, т.е. без подталкивания людей к определенному преступлению. В противном случае виновные должны привлекаться по ст. 205.1 УК РФ как содействующие террористической деятельности путем склонения, вовлечения либо вербовки других лиц, а также за подстрекательство к конкретному террористическому преступлению.

Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности являются оконченным преступлением с момента их осуществления независимо от того, поддастся ли кто-либо на эти призывы или нет.

Рассматриваемое деяние следует отличать от публичных призывов к осуществлению экстремистской деятельности: если в ст. 205.2 УК РФ речь идет только о террористической деятельности, то в ст. 280 этого УК — о более широком понятии экстремистской деятельности. Подчеркнем, что террористическая деятельность, равно как и терроризм, составляют часть экстремистской деятельности, что порождает вопрос о соотношении ст. 205.2 и ст. 280 УК РФ. Считаем, что данные уголовно-правовые нормы соотносятся как специальная и общая. При этом конкуренция должна разрешаться в пользу ст. 205.2 УК РФ, так как предусмотренные в ней действия являются одной из разновидностей экстремистской деятельности, ее санкции являются не менее строгими по сравнению с санкциями ст. 280 УК РФ (в ч. 1 ст. 205.2 УК РФ санкция даже более строгая, чем в ч. 1 ст. 280 этого УК), при этом не упрощается порядок расследования и рассмотрения уголовного дела. Следовательно, по ст. 280 УК РФ могут быть квалифицированы только призывы к тем проявлениям экстремистской деятельности, которые одновременно не относятся к террористической деятельности в ее уголовно-правовом понимании.

Это интересно:  Лишение права занимать определенные должности или заниматься деятельностью: УК РФ, штраф

В качестве альтернативного общественно опасного действия в ч. 1 ст. 205.2 УК РФ названо публичное оправдание терроризма. Данное деяние определено в примечании к ст. 205.2 УК РФ как «публичное заявление о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании». Преступление окончено уже при совершении указанных действий.

Термин «терроризм» выступает в качестве бланкетного признака, определяемого в Федеральном законе «О противодействии терроризму», где под ним понимается «идеология насилия и практика воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий».

Признак публичности нами рассмотрен ранее. Подчеркнем, что такое оправдание терроризма должно обладать общественной опасностью, т.е. объективной способностью причинять существенный вред охраняемым общественным отношениям либо ставить их под угрозу причинения такого вреда. Иное толкование уголовного закона может привести к необоснованному привлечению к ответственности лишь при наличии формального сходства тех или иных действий с рассматриваемым преступлением. Например, при защите диссертации либо в ходе конференции по истории России между учеными может возникнуть дискуссия по поводу оправданности «красного террора», что не превращает такой диспут в уголовно наказуемое деяние именно за счет отсутствия признака общественной опасности, а также вины. Со своей же стороны отметим, что не поддерживаем позицию законодателя, использовавшего в тексте ч. 1 ст. 205.2 УК РФ термин «оправдание» вместо термина «пропаганда», рекомендованного Конвенцией Совета Европы о предупреждении терроризма. Полагаем, что каждый человек имеет право на определенную точку зрения , в том числе на ее отстаивание в кругу других людей, а вот пропаганда той или иной позиции уже выходит за рамки обычного общения и в рассматриваемом случае может повлечь существенные последствия.

В ч. 1 ст. 13 Конституции Российской Федерации указано, что в России признается идеологическое многообразие.

Субъект преступления — общий, т.е. физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Субъективная сторона преступления выражается в прямом умысле. Цели и мотивы действий виновного имеют факультативное значение.

В ч. 2 ст. 205.2 УК РФ указан квалифицирующий признак: «те же деяния, совершенные с использованием средств массовой информации».

Использование таких средств предполагает опубликование, демонстрацию либо иное выражение в них (например, в радиопередаче) призывов к осуществлению террористической деятельности либо заявлений, оправдывающих идеологию и практику терроризма.

Таким образом, установление уголовной ответственности за публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, а также публичное оправдание терроризма в целом направлены на предупреждение более опасных преступлений террористического характера. При этом уголовно-правовая норма (ст. 205.2 УК РФ) о рассмотренных деяниях выступает в качестве специальной по отношению к ст. 280 УК РФ о публичных призывах к осуществлению экстремистской деятельности. Проведенный юридический анализ состава преступления, предусмотренного ст. 205.2 УК РФ, позволяет говорить о необходимости совершенствования данной нормы, в частности, о целесообразности замены словосочетания «оправдание терроризма» на словосочетание «пропаганда терроризма».

Об уголовной ответственности за публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма

Прокуратурой и правоохранительными органами области на постоянной основе проводится работа по выявлению, пресечению и раскрытию преступлений террористического характера и привлечению виновных лиц к уголовной ответственности.

Действующим законодательством определены правовые и организационные основы противодействия террористической деятельности, установлена ответственность за ее осуществление. Так, Уголовным кодексом РФ предусмотрены санкции за совершение деяний террористического характера. Например, статьей 205.2 УК РФ установлена уголовная ответственность за публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма.

Под публичными призывами к осуществлению террористической деятельности понимаются выраженные в любой форме (устной, письменной, с использованием технических средств, информационно-телекоммуникационных сетей) обращения к другим лицам с целью побудить их к осуществлению террористической деятельности.

Публичное оправдание терроризма выражается в публичном заявлении о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании. При этом под идеологией и практикой терроризма понимается идеология насилия и практика воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения и (или) иными формами противоправных, насильственных действий.

Вопрос о публичности призывов к осуществлению террористической деятельности или оправдания терроризма разрешается с учетом места, способа, обстановки и других обстоятельств (обращения к группе людей в общественных местах, на собраниях, митингах, демонстрациях, распространение листовок, вывешивание плакатов, размещение обращений в информационно-телекоммуникационных сетях общего пользования, включая сеть Интернет, например, на сайтах, форумах или в блогах, распространение обращений путем массовой рассылки электронных сообщений и т.п.).

Примером вышеуказанных противоправных действий могут служить факты неоднократного размещения на протяжении длительного времени студенткой Ростовского государственного экономического университета (РИНХ) Микаиловой А.В. на персональной Интернет-странице доступных неограниченному числу пользователей социальной сети «В контакте» информационных материалов, содержащих публичное оправдание террористических действий, заявлений о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании.

Так, установлено, что Микаилова А.В. создала электронную страницу в социальной сети «В контакте» под именем Алия Микаилова. После этого, являясь пользователем социальной сети «В контакте», она создала страницу открытой группы «АХЛИ СУННА ВАЛЬ-ДЖАМААТ». В период с 14.01.2012 по 04.04.2012 Микаилова А.В. неоднократно размещала на данных электронных страницах, доступных неограниченному числу пользователей социальной сети, печатные материалы и графические изображения, которые согласно заключению комплексного лингвистического и психологического исследования содержат темы публичного оправдания экстремистских или террористических действий, а также заявления о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании.

Таким образом, действия Микаиловой А.В. направлены на публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма, то есть в ее действиях усматриваются признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 205.2 УК РФ.

Диспозиция данной статьи предусматривает ответственность в виде штрафа в размере до пятисот тысяч рублей либо в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо лишением свободы на срок от двух до пяти лет.

По данному факту 18.06.2012 следователем Аксайского районного следственного отдела СУ СК России по Ростовской области возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 205.2 УК РФ.

Ход расследования уголовного дела взят прокуратурой области на контроль.

Принимаемые меры направлены на предотвращение такого негативного явления, как терроризм, а также формирование толерантного сознания и поведения населения, веротерпимости и миролюбия, что в свою очередь является профилактикой социальной напряженности в Ростовской области.

Статья 205.2 УК РФ. Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма

1. Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, публичное оправдание терроризма или пропаганда терроризма —

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей либо в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо лишением свободы на срок от двух до пяти лет.

2. Те же деяния, совершенные с использованием средств массовой информации либо электронных или информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет», —

наказываются штрафом в размере от трехсот тысяч до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от трех до пяти лет либо лишением свободы на срок от пяти до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет.

Примечание. Утратило силу с 20 июля 2016 года. — Федеральный закон от 06.07.2016 N 375-ФЗ.

Примечания. 1. В настоящей статье под публичным оправданием терроризма понимается публичное заявление о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании.

1.1. В настоящей статье под пропагандой терроризма понимается деятельность по распространению материалов и (или) информации, направленных на формирование у лица идеологии терроризма, убежденности в ее привлекательности либо представления о допустимости осуществления террористической деятельности.

Комментарии к ст. 205.2 УК РФ

1. Объективная сторона преступления характеризуется любым из двух альтернативно названных действий: а) публичные призывы к осуществлению террористической деятельности; б) публичным оправданием терроризма.

2. Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности означают призывы к совершению любого из преступлений террористического характера (ст. ст. 205, 206, 208, 211, 277, 278, 279 и 360 УК), высказанные публично, т.е. в присутствии значительного числа людей (например, на митинге, собрании, манифестации).

3. Под публичным оправданием терроризма в соответствии с примечанием к ст. 205.2 УК следует понимать публичное заявление виновного о том, что он считает идеологию и практику терроризма правильной и поэтому заслуживающей политической, финансовой, организационной и иной поддержки и подражания. Публичное оправдание терроризма можно рассматривать как скрытую форму призывов к осуществлению террористической деятельности.

4. Состав публичных призывов к осуществлению террористической деятельности является формальным, поэтому преступление следует считать оконченным с момента первого публичного высказывания, пропагандирующего идеологию терроризма либо призывающего к совершению любого из преступлений террористического характера.

5. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом, мотивы, как правило, политического и экстремистского характера, но на квалификацию преступления не влияют.

6. Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 16 лет.

7. Квалифицированный вид преступления характеризуется публичными призывами к осуществлению террористической деятельности или публичным оправданием терроризма с использованием средств массовой информации (телевидения, печати, радио, Интернета и т.п.).

Статья написана по материалам сайтов: studopedia.ru, cyberleninka.ru, wiselawyer.ru, www.prokuror-rostov.ru, rulaws.ru.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий