+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления: объект, состав

Объект преступления — основной — совокупность обществен­ных отношений, направленных на обеспечение нормального пси­хофизического и морально-нравственного развития и воспитания несовершеннолетнего, становление его личности. В качестве фа­культативного объекта может выступать здоровье личности, когда вовлечение в совершение преступления сопряжено с применением насилия или угрозой его применения. Потерпевшими от преступ­ления являются лица, не достигшие совершеннолетия, т.е. 18-лет­него возраста, любого пола.

Объективная сторона состоит в вовлечении несовершеннолет­него в совершение преступления путем обещаний, обмана, угроз или иным способом. Таким образом, в ее содержание включено деяние и способы его совершения. Деяние образует вовлечение не­совершеннолетнего в совершение преступления. Вовлекать озна­чает побуждать, привлекать к участию в чем-нибудь. Таким обра­зом, вовлечение представляет собой действия лица, направленные на побуждение подростка к принятию решения об участии в совер­шении одного или ряда преступлений. Способами вовлечения в совершение преступления согласно диспозиции ч. 1 ст. 150 УК являются обещания, обман, угроза и иные способы.

Обещания — это обязательства виновного предоставить несо­вершеннолетнему какие-либо блага, выгоды за участие в соверше­нии преступления, например, вознаградить, оказать какую-либо услугу ему или его близким, простить долг, посодействовать в ре­шении каких-либо вопросов, оказать покровительство и т.д.

Обман представляет собой введение несовершеннолетнего в за­блуждение. Этот способ часто используется в отношении подрост­ков, которые нередко отличаются доверчивостью, не осведомлены должным образом во многих вопросах, легко поддаются чужому влиянию, авторитету. Обман может выражаться в сообщении не­совершеннолетнему каких-то ложных сведений (например, о том, что планируемое деяние перестало быть преступным; о том, что вещь, которую необходимо изъять, якобы принадлежит лицу, во­влекающему подростка в преступление, и т.д.) либо в умолчании об истине (например, о том, что действие, к совершению которого побуждают подростка, преступно).

Угрозы — оказание психического воздействия на несовершен­нолетнего, обещание ущемить какие-либо его интересы, интересы его близких, причинить им вред. По содержанию угрозы могут быть различными, за исключением обещания применить насилие, поскольку такая угроза выступает в качестве особо квалифициру­ющего признака (ч. 3 ст. 150 УК): это может быть угроза уничто­жить или повредить имущество подростка или его близких, ли­шить их жилья, работы, покровительства, шантаж и др. Реализа­ция угрозы не охватывается составом рассматриваемого преступ­ления и требует дополнительной квалификации при условии, если ее осуществление представляет собой преступное посягательство, например, по ст. 167 УК в случае умышленного уничтожения или повреждения чужого имущества, причинившего значительный ущерб потерпевшему; по ст. 129 УК при распространении клевет­нических измышлений и т.д.

Иной способ — любой способ воздействия на несовершенно­летнего, помимо рассмотренных и названных в ч. 3 ст. 150 УК, например, уговоры, предложение с уверением в безнаказанности в силу малолетства, злоупотребление доверием, разжигание в под­ростке низменных побуждений — зависти, корысти и т.д., месть, дача советов о способе, месте совершения преступления, о путях сокрытия следов и реализации добытого преступным путем, вос­певание преступной романтики и др.

Так, приговором Иркутского облсуда осужден Д. по ст. 210 УК РСФСР (ст. 150 УК РФ) и ч. 3 ст. 117 УК РСФСР (п. «б» ч. 2 ст. 131 УК РФ), а также несовершен­нолетние Г. и Н. — по ч. 3 ст. 117 УК РСФСР. В кассационных жалобах Д. и его адвокат просили исключить из приговора обвинение по ст. 210 УК, ссылаясь на то, что несовершеннолетних Г. и Н. он в совершение преступления не вовлекал. Судеб­ная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР приговор в этой части нашла правильным. Из обстоятельств дела видно, что Д., Г. и Н. познакомились возле театра с Ч. и предложили ей погулять по лесу. Во время прогулки Д. уговорил подростков изнасиловать Ч. Они завели ее в подвал дома и, применяя насилие, совершили с ней по очереди половые акты. Предложение и уговоры несовершенно­летнего участвовать в совершении преступления уже образуют состав преступле­ния, предусмотренный ст.210 УК РСФСР (ст. 150 УК РФ), указала Коллегия в своем определении.*

Для квалификации деяния по ст. 150 УК в случае вовлечения несовершеннолетнего в совершение конкретного преступления не имеет значения, побуждают несовершеннолетнего совершить пре­ступление самостоятельно либо совместно со взрослыми соучаст­никами. Виновный в обеих ситуациях несет ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления и за участие в конкретном преступлении в роли соисполнителя или иного .соучастника. Если подросток, вовлеченный в совершение преступления, не достиг возраста уголовной ответственности, то взрослое лицо, вовлекшее его, признается посредственным испол­нителем вне зависимости от его фактической роли в содеянном и несет ответственность по ст. 150 УК и соответствующей статье, предусматривающей ответственность за состоявшееся преступное посягательство.

Рассматриваемое преступление является оконченным в момент совершения действий, направленных на вовлечение несовершен­нолетнего в совершение преступления, и совершения подростком хотя бы приготовления к преступлению.

С субъективной стороны преступление характеризуется пря­мым умыслом. Виновный должен осознавать, что вовлекает в со­вершение преступления именно несовершеннолетнего.

Субъект — физическое вменяемое лицо, достигшее 18-летнего возраста.

Часть 2 ст. 150 УК называет квалифицированный вид данного преступления — совершение его родителем, педагогом или иным лицом, на которое законом возложена обязанность по воспитанию несовершеннолетнего, т.е. речь идет о специальном субъекте пре­ступления. Родители — мать, отец, усыновители. Педагоги — лица, занимающие соответствующую должность в образователь­ном или воспитательном учреждении (как государственном, так и негосударственном), на которых лежат обязанности по оказанию воспитательного воздействия на подростка, вовлекаемого в совер­шение преступления (например, классный руководитель в школе, воспитатель в интернате). К иным лицам следует отнести прием­ных родителей, опекунов, попечителей, отчима, мачеху. Перечис­ленные категории лиц авторитетны для подростков, несовершен­нолетние зависимы от них в той или иной степени, зачастую не в состоянии поступить вопреки воле этих лиц, поэтому указанным субъектам проще осуществить процесс вовлечения потерпевшего в совершение преступления.

Квалифицирует рассматриваемое деяние также один из спосо­бов вовлечения несовершеннолетнего в преступление, названный в ч. 3 ст. 150 УК, — применение насилия или угроза его примене­ния. Угроза насилием предполагает обещание оказать физическое воздействие на подростка в случае отказа его от совершения пре­ступления в виде нанесения побоев, причинения вреда его здоро­вью любой степени тяжести, истязания, лишения жизни, изнаси­лования, совершения насильственных действий сексуального ха­рактера. Насилие может выразиться в нанесении побоев, вреде здоровью и т.д. Составом рассматриваемого преступления охваты­вается нанесение побоев, причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью, истязание. Причинение тяжкого вреда здоровью, изнасилование, совершение насильственных действий сексуаль­ного характера, убийство несовершеннолетнего требуют дополни­тельной квалификации по соответствующей статье УК. Реализа­ция угрозы любого содержания выходит за рамки состава и требует самостоятельной квалификации.

Часть 4 ст. 150 УК устанавливает ответственность за рассмат­риваемое преступление, если оно связано с вовлечением несовер­шеннолетнего в преступную группу либо в совершение тяжкого или особо тяжкого преступления, признаки которых определены в ч.4 и 5 ст. 151 УК.

Уголовно-правовая характеристика вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления и антиобщественных действий (ст.150, 151УК РФ).

Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления (ст. 150 УК).

Непосредственным объектом данного преступления являются общественные отношения, связанные с обеспечением нормального физического развития, нравственного воспитания несовершеннолетнего.

Объективная сторона состава преступления по ч1. Ст 150 УК РФ состоит из следующих альтернативных действий: Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления путем обещаний, обмана, угроз или иным способом

Под вовлечением несовершеннолетнего в совершение преступления следует понимать разнообразные по характеру действия, побуждающие его участвовать в совершении одного или нескольких преступлений в качестве исполнителя или пособника.

Обещание как способ совершения рассматриваемого преступления означает принятие на себя обязательства сделать что-либо полезное материального или иного характера для несовершеннолетнего: передать определенные ценности, поделиться частью похищенного, заплатить за участие в совершении преступления, оплатить лечение родителей, не требовать возврата долга и т.д.

Обман — это создание ложного представления о ком-нибудь (например, о личности потерпевшего) или о чем-нибудь (например, об обстоятельствах, имеющих значение для подростка), введение в заблуждение несовершеннолетнего (например, сообщение о якобы правомерном характере предполагаемых действий), в результате чего несовершеннолетний побуждается к совершению преступления.

Угроза выражается в общественно опасном информационном воздействии на психику несовершеннолетнего, в его запугивании. Законодатель не раскрывает содержания угрозы.

Субъективная сторона: вины в форме умысла.

Субъект:вменяемое, достигшее 18 лет.

По конструкции объективной стороны: формальный. преступление, предусмотренное ст. 150 УК, следует считать оконченным с момента вовлечения лица, не достигшего 18 лет, в совершение преступления либо антиобщественных действий независимо от того, совершил ли он какое-либо из указанных противоправных действий.

КВАЛИФИЦИРУЮЩИЕ ПРИЗНАКИ: ч.2.ч.3

Часть 2 ст. 150 УК предусматривает то же деяние, совершенное родителем, педагогом либо иным лицом, обязанным воспитывать несовершеннолетнего, что делает преступление более опасным. ТО ЕСТЬ СУБЪЕКТ ЗДЕСЬ СПЕЦИАЛЬНЫЙ.

Другим квалифицирующим признаком закон (ч. 3 ст. 150 УК) считает деяния, предусмотренные ч. ч. 1 и 2 статьи, совершенные с применением насилия или с угрозой его применения (физическое воздействие).

Физическое насилие как способ вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления характеризуется нанесением побоев, причинением легкого или средней тяжести вреда здоровью. При причинении тяжкого вреда здоровью действия виновного образуют совокупность преступлений, предусмотренных ст. ст. 111 и 150 УК. Психическое воздействие на подростка характеризуется угрозой причинения вреда здоровью различной степени тяжести, убийства.

ОСОБО КВАЛИФИЦИРОВАННЫЙ СОСТАВ в ч.4.

Деяния, предусмотренные частями первой, второй или третьей настоящей статьи, связанные с вовлечением несовершеннолетнего в преступную группу либо в совершение тяжкого или особо тяжкого преступления, а также в совершение преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, —

Вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий (ст. 151 УК)

Непосредственным объектом данного преступления также являются общественные отношения, связанные с обеспечением необходимых условий нормального физического и правильного нравственного формирования личности ребенка, подростка.

Объективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется совершением следующих действий:

1. Вовлечение несовершеннолетнего в систематическое употребление спиртных напитков. Оно представляет собой действия взрослого, направленные на такое вовлечение, независимо от того, совершил ли подросток под влиянием алкоголя преступление или другие антиобщественные действия, наступили для него какие-либо последствия или нет. Преступление следует считать оконченным с момента, когда подросток поддался вовлекающим действиям, т.е. пристрастился к спиртному; состав преступления является формальным. 2. Вовлечение несовершеннолетнего в немедицинское систематическое употребление одурманивающих веществ, под которыми имеются в виду лекарственные препараты (димедрол, эфедрин, триоксазин и др.) и химические вещества хозяйственно-бытового назначения, в частности фосфорорганические соединения, растворители, пестициды и токсические веществ. Их употребление пагубно влияет на эмоционально-нервную и психическую сферу человека как наихудший заменитель (суррогат) наркотиков.

3. К третьему действию анализируемого преступления закон относит вовлечение несовершеннолетнего в занятие бродяжничеством или попрошайничеством, которое представляет собой действия взрослого, направленные на приобщение несовершеннолетнего к бродяжничеству, кочевому, бездомному образу жизни или к систематическому выпрашиванию у посторонних лиц денег, продуктов, одежды, спиртного, сигарет и т.д. Эти действия, как показывает практика, совершаются в целях паразитического существования взрослого за счет средств, добываемых несовершеннолетним.

С субъективной стороны преступление-вина в ФОРМЕ УМЫСЛА.

Субъектом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 151 УК, может быть любое вменяемое лицо, достигшее возраста 18 лет.

Квалифицированным видом данного преступления является вовлечение несовершеннолетнего в антиобщественное поведение, совершенное родителем, педагогом или иным лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего (ч. 2 ст. 151 УК).

Особо квалифицированный состав данного преступления характеризуется вовлечением несовершеннолетнего в антиобщественное поведение с применением насилия или угрозой его применения. Причем в понятие насилия и угрозы его применения вкладывается тот же смысл, что и в ч. 3 ст. 150 УК, о чем уже говорилось выше.

Это интересно:  Формы и понятие вины в уголовном праве: ст 24 УК РФ

Согласно примечанию к ст. 151 УК уголовной ответственности не подлежит родитель, который в занятие бродяжничеством вовлек своего родного ребенка в силу безвыходного положения, которое возникло вследствие тяжелых жизненных обстоятельств, вызванных утратой источника средств существования или отсутствием места жительства, и когда бродяжничество для обоих стало единственным способом поддержания жизни. В действиях такого родителя состав преступления отсутствует.

71. Уголовно-правовая характеристика злостного уклонения от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей (ст.157 УК РФ).

Непосредственным объектом преступления,предусмотренного ч. 1 ст. 157 УК РФ, являются интересы семьи; в первом случае — материальные условия существования несовершеннолетних или совершеннолетних, но нетрудоспособных детей, по отношению к которым виновное лицо является родителем; во втором случае — материальные условия существования нетрудоспособных родителей указанного лица. В качестве дополнительного объекта выступают отношения по реализации судебного акта

Объективная сторона в основном выражается в бездействии, т.е. виновный не выполняет возложенных на него обязанностей, но иногда это может выражаться в определенных активных действиях (ложное сообщение судебному исполнителю места своей работы, частая смена мест работы, сокрытие натурального дохода и т.д.).

Уклонение от содержания детей или родителей заключается в категорическом отказе выполнять постановление судьи о взыскании алиментов или в активных действиях, свидетельствующих о таком уклонении.

Под злостностью понимается систематическое уклонение от уплаты алиментов, т.е. повторение указанных действий (бездействия) после предупреждения, сделанного судебным приставом-исполнителем.

субъектами преступлений могут быть родители и дети, указанные в свидетельстве о рождении ребенка. Кроме того, уголовной ответственности могут подлежать и лица, в законном порядке усыновившие ребенка, а также усыновленные лица.

По ч. 2к уголовной ответственности могут привлекаться только совершеннолетние трудоспособные дети или усыновленные.

Состав преступления-формальный.

30.2. Преступления, направленные на воспрепятствование нормальному морально-нравственному, психическому, физическому развитию несовершеннолетних лиц. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления: понятие, состав и виды

Преступления, направленные на воспрепятствование нормальному морально-нравственному, психическому, физическому развитию несовершеннолетних лиц, рассмотрим на примере вовлечения несовершеннолетнего лица в совершение преступления.

Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления — это предусмотренное ст. 150 УК умышленное активное общественно опасное поведение, которое посягает на морально-нравственное развитие ребенка и способно причинить вред его свободе, физической неприкосновенности, здоровью.

Общественная опасность преступления заключается в подрыве морально-нравственного развития несовершеннолетнего лица.

В общем массиве регистрируемой преступности и наказуемости в России вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления занимает малую часть. Так, в числе всех осужденных в России лиц доля осужденных по ст. 150 УК составляла: в 1997 г. — 0,31%; в 1998 г. — 0,33%; в 1999 г. — 0,34%; в 2000 г. — 0,33%; в 2001 г. — 0,26%; в 2002 г. —

0,22%; в 2003 г. — 0,2%; в 2004 г. — 0,21%; в 2005 г. — 0,22%; в 2006 г. — 0,2%; в 2007 г. — 0,18%; в 2008 г. — 0,22%; в 2009 г. — 0,2%; в 2010 г. — 0,21%; в 2011 г. — 0,19%.

Основной объект преступного посягательства — морально-нравственное развитие несовершеннолетнего лица. Факультативные объекты — свобода, физическая неприкосновенность подростка, его здоровье.

Объективная сторона составов преступления выражается деянием в форме действия, заключающегося в вовлечении несовершеннолетнего в совершение преступления хотя бы одним из способов: а) обещанием (например, заверением в безнаказанности, подкупом, обещанием оказать содействие в реализации похищенного имущества); б) обманом (в частности, выдав преступное деяние за правомерное); в) угрозой (запугиванием); г) иным способом (например, уговором, лестью, возбуждением чувства мести, зависти, других низменных побуждений, советами о месте и способе совершения преступления, сокрытии следов).

По законодательной конструкции основной (см. ч. 1) и квалифицированный (см. ч. 2) составы преступления являются формальными. Ранее правоприменители принимали решения об окончании преступления (составами) в момент склонения несовершеннолетнего к совершению преступного деяния независимо от того, осуществил ли подросток какое-либо из этих деяний, а также независимо от наступления материального общественно опасного последствия. Именно на этот момент окончания преступления указывал Пленум Верховного Суда РФ в абз. 2 п. 8 утратившего силу постановления от 14.02.2000 № 7 О судебной практике но делам о преступлениях несовершеннолетних». В абз. 4 п. 42 заменившего его постановления от 01.02.2011 № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» (далее — постановление Пленума Верховного Суда РФ от 01.02.2011 № 1), Пленум Верховного Суда РФ занял несколько иную позицию, указав на то, что преступления, ответственность за которые предусмотрена ст. 150 и 151 УК, являются оконченными с момента совершения несовершеннолетним преступления, приготовления к преступлению, покушения на преступление или после совершения хотя бы одного из антиобщественных действий, предусмотренных ч. 1 ст. 151 УК (систематическое употребление спиртных напитков, одурманивающих веществ, занятие бродяжничеством или попрошайничеством). Остается догадываться, на какие последствия, предусмотренные диспозициями названных норм, указывает Пленум Верховного Суда в этом же пункте названного постановления.

Особо квалифицированные составы преступления, закрепленные в ч. 3 и 4 ст. 150 УК, — формально-материальные (подробнее см. 30.1).

Поведение взрослого лица по подстрекательству подростка к совершению преступления [при наличии признаков состава указанного преступления] должны квалифицироваться по ст. 150 УК, а также по закону, предусматривающему ответственность за соучастие (в виде подстрекательства) в совершении конкретного преступления (см. абз. 6 п. 42 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 01.02.2011 № 1). Например, если взрослый уговаривал подростка совершить кражу с проникновением в жилище, передал ему отмычки и прочие руководства к действию, то противоправное поведение взрослого следует квалифицировать по ч. 4 ст. 150, как минимум, п. «а» ч. 3 ст. 158 и ч. 4 ст. 33 УК. Если же подросток отказался от участия в совершении преступления (или совершеннолетний виновный не возбудил у него такого желания), то действия вовлекающего его совершеннолетнего лица необходимо квалифицировать как покушение на преступление (по соответствующей части ст. 150 и ч. 3 ст. 30 УК).

Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления, сопряженное с причинением вреда его здоровью, должно быть квалифицировано но совокупности ст. 150 и 111 УК, если подростку причинен тяжкий вред здоровью, либо по совокупности ст. 150 и 117 УК, если ему причинены физические или психические страдания путем систематического нанесения побоев, иными насильственными действиями.

Побои, умышленное причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего охватываются ч. 3, 4 ст. 150 УК и дополнительной квалификации не требуют.

Субъект преступного посягательства — физическое вменяемое лицо, достигшее к моменту его совершения 18-летнего возраста.

Вовлечение в преступление лица, не подлежащего уголовной ответственности в силу возраста, и совершение этого преступления с использованием данного лица не создаст соучастия. Здесь совершеннолетнее лицо, вовлекшее подростка в совершение данного преступления, вследствие ч. 2 ст. 33 УК привлекается к уголовной ответственности как исполнитель преступления путем посредственного причинения вреда (см. абз. 1 п. 9 утратившего силу постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14.02.2000 № 7).

Субъективная сторона составов преступления характеризуется виной в форме умысла. Правоприменителю необходимо установить, что взрослый осознавал то, что своими действиями он вовлекал несовершеннолетнего в совершение преступления. Если взрослый не знал (не предполагал) о несовершеннолетии лица, вовлекаемого им в совершение преступления, он не может быть привлечен к ответственности по ст. 150 УК (см. абз. 2 п. 42 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 01.02.2011 № 1).

Цели преступного посягательства на квалификацию деяния как преступления не влияют. Однако мотивы преступного поведения могут повлиять на квалификацию содеянного по ч. 4, если несовершеннолетнее лицо вовлекалось в совершение преступления по мотиву политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо но мотиву ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Квалифицирующий признак (см. ч. 2 ст. 150 УК) находит выражение в специальном субъекте преступного посягательства, к которому относятся родитель, педагог либо иное лицо, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего.

Особо квалифицирующие признаки закреплены в ч. 3 и 4 ст. 150 УК.

Применение насилия (см. ч. 3) означает выкручивание рук, побои, применение наручников, нанесение легкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего и т.д. Угроза применения насилия означает такое психическое воздействие на потерпевшего, при котором проявилась реальная возможность осуществления виновным лицом физического насилия.

Особо квалифицирующие признаки, закрепленные в ч. 4 ст. 150 УК: вовлечение несовершеннолетнего лица в преступление, сопряженное с привлечением его в преступную группу (см. ст. 35 УК); вовлечение подростка в совершение тяжкого или особо тяжкого преступления (см. ч. 4, 5 ст. 15 УК), вовлечение несовершеннолетнего в преступление, совершенное по мотиву политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотиву ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы (см. п. «е» ч. 1 ст. 63 УК).

Практически по тем же правилам осуществляется квалификация деяния как вовлечения несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий (см. ст. 151 УК). Отметим имеющиеся различия.

— объективная сторона состава преступления выражается в вовлечении несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий (способы при этом для квалификации деяния как преступления значения не имеют). При вовлечении несовершеннолетнего в систематическое употребление таких одурманивающих веществ, как наркотические средства или психотропные вещества (их аналоги), содеянное надлежит квалифицировать как минимум по п. «а» ч. 3 ст. 230 УК;

— преступление окончено (составом) после совершения подростком хотя бы одного из антиобщественных действий: систематического употребления спиртных напитков, одурманивающих веществ, занятия бродяжничеством или попрошайничеством (см. абз. 4 п. 42 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 01.02.2011 № 1);

— возраст субъекта преступного посягательства в диспозиции нормы, отраженной в ст. 151 УК, до недавнего времени не был определен, поэтому молено было предположить, что ответственность за данное преступление должна наступать по общему правилу: по достижении виновным лицом 16-летнего возраста. Однако сложившаяся судебная практика указывала на 18-летний возраст виновного (Федеральным законом от 08.12.2003 № 162-ФЗ в диспозицию нормы введено указание на достижение лицом 18-летнего возраста как условие привлечения сто к уголовной ответственности по ст. 151 УК);

— примечание к статье не позволяет привлечь к уголовной ответственности родителя, вовлекающего в занятие бродяжничеством, если таковое вызвано стечением тяжелых жизненных обстоятельств (вследствие утраты источника средств существования, отсутствия места жительства).

Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления и ответственность по УК РФ

Подростки — лица, чья психика еще не успела до конца сформироваться. Они находятся в стадии эмоционального и физического становления, им свойственен поиск авторитетов. Именно поэтому на несовершеннолетних очень легко воздействовать, особенно взрослым людям.

Не всегда влияние со стороны окружающих носит положительный характер. Воспользовавшись уязвимостью подростка, злоумышленники могут вовлечь его в совершение опасных, антиобщественных поступков, а также в совершение преступлений.

Состав преступления

Ответственность за вовлечение в преступление несовершеннолетнего предусмотрена статьей 150 Уголовного кодекса. Под вовлечением в контексте данной нормы необходимо понимать совершение различных действий, которые призваны побудить подростка совершить уголовно наказуемое деяние.

Скачать для просмотра и печати:

Объект, потерпевший

Побуждение подростков к совершению преступлений посягает на общественные отношения по охране семьи, а также по обеспечению нормального развития ребенка, защиты его от негативного воздействия.

Судебная практика идет по пути назначения подросткам более мягкого наказания, чем виновным старшего возраста. Все рекомендации прописаны в отдельном Постановлении Пленума Верховного Суда (ППВС) от 1.02.2011 № 1. Согласно нему, судебный процесс должен нести максимальный воспитательный характер, учитывать особенности воспитания и образа жизни ребенка.

Объективная сторона. Способы вовлечения

Объективная сторона — вовлечение лица, не достигшего совершеннолетия, в совершение преступления человеком, которому уже исполнилось 18 лет.

Способ вовлечения может быть любым и не имеет значения для квалификации по данной статье, но законодатель все равно перечисляет возможные варианты, среди которых:

Обещания могут касаться материальных вещей (денег, ценностей), оказания услуг, пособничества в делах, решения каких-либо проблем, защиты от окружающих. Также виновный может уговорить ребенка, расписывая ему перспективы роста в криминальных кругах.

Обман заключается в сообщении любых сведений, не соответствующих действительности: о ненаказуемости деяния, которое потерпевший должен совершить, о сроке и размерах наказания за него, о других обстоятельствах.

Это интересно:  Чем отличается тюрьма строгого режима от общего режима?

Под угрозами следует понимать заверение в том, что виновный повредит имущество ребенка, раскроет его секреты, разгласит данные о семье, поспособствует отчислению из учебного заведения и т.д.

Иные способы могут быть выражены в подкупе, уговорах, возбуждении ненависти к какому-либо человеку или группе людей.

Важно! Для квалификации не имеет значения не только способ вовлечения, но и роль, которую должен выполнять в совершении запланированного преступного деяния ребенок.

Особенности субъективной стороны. Виды субъектов

Таким образом, лицо, повлиявшее на возникновение у подростка желания совершить то или иное правонарушение, но не осознававшее данный факт и не стремящееся к этому, к ответственности по ст. 150 не привлекается.

Статья содержит 4 части. Первая предусматривает наличие общего субъекта (лица, достигшего возраста 18 лет). А для квалификации по второй части субъект нужен специальный, а именно лицо, которое наделено обязанностью воспитывать подростка: родитель, опекун, учитель и др.

Третья и четвертая части, в свою очередь, допускают возможность совершения деяния как общим, так и специальным субъектом.

Важно! Лицо, склоняющее другого человека к преступной деятельности, но не знающее о том, что тот является несовершеннолетним, несет ответственность только за подстрекательство к соответствующему преступлению.

Уголовно-правовая характеристика

Момент окончания преступления

До 2011 года ученые вели дискуссии на тему того, в какой момент преступление, предусмотренное ст. 150, можно считать оконченным.

В остальных случаях действия виновного по ст. 150 лица необходимо квалифицировать по соответствующей части ст. 30 УК РФ.

Отграничение от смежных преступлений

В науке принято проводить разграничение состава ст. 150 с другими смежными уголовно наказуемыми деяниями.

Наиболее близки к данной норме составы, объектом которых являются отношения по сохранности семьи, а также обеспечению нормального взросления подростков, а именно:

  • ст. 151 (вовлечение несовершеннолетних в совершение антиобщественных действий);
  • ст. 151.1 (продажа в розницу несовершеннолетним алкогольной продукции);
  • ст. 151.2 (вовлечение несовершеннолетних в совершение действий, опасных для их жизни).

У ст. 150 и 151 имеется схожий объект, субъект и субъективная сторона. Разграничение можно провести по объективной стороне: в первом случае осуществляется склонение ребенка к совершению уголовно наказуемых действий, во втором — к употреблению алкогольных напитков, одурманивающих веществ, а также к попрошайничеству и бродяжничеству. Перечень является закрытым, никакие преступные деяния в него не входят.

Между ст. 150 и 151.1 существенное различие состоит в том, что в первом случае фигурирует понятие потерпевшего, во второй же статье подразумевается, что подросток сам становится инициатором приобретения алкогольной продукции.

Ст. 151.2 является общей для предыдущих трех. Она подразумевает ответственность за вовлечение ребенка в совершение опасных для его жизни действий, если они не являются преступными и не попадают в категорию антиобщественных. Объективная сторона в части способов и субъект при этом схожи с аналогичными элементами состава ст. 150.

Скачать для просмотра и печати:

Особенности квалификации деяния

Человек, вовлекший подростка в преступную деятельность, может нести ответственность по-разному. Это зависит от его дальнейших действий, а также от возраста потерпевшего. Рассмотрим несколько ситуаций.

Взрослый человек склоняет к преступлению подростка, которому уже исполнилось 16 лет, но сам в совершении наказуемого деяния никакого участия не принимает.

Здесь действия виновного будут квалифицироваться по совокупности: по ст. 150, а также как подстрекательство к совершению уголовно наказуемого правонарушения (со ссылкой на ст. 33).

Виновный не только вовлек несовершеннолетнего в преступное деяние, но и сам играл в его совершении активную роль.

В такой ситуации субъект будет нести ответственность по ст. 150, а также другой статье УК (в зависимости от совершенного преступления) как непосредственный соисполнитель.

Лицо втянуло в преступную деятельность ребенка, не достигшего возраста уголовной ответственности или невменяемого подростка.

Виновный понесет наказание по ст. 150, а также по другой соответствующей статье, как единственный исполнитель.

Человек вовлекал подростка в преступление, получил согласие. Но несовершеннолетний вышел за рамки договоренности и совершил не одно, а несколько деяний.

Лицо, подлежащее ответственности по ст. 150, будет отвечать только за те действия потерпевшего, которые охватывались умыслом вовлекавшего.

Внимание: сам факт наличия вовлечения, однако, не освобождает и несовершеннолетнего, достигшего возраста ответственности, от наказания за совершенные им деяния в рамках санкции конкретной статьи.

Квалифицированные виды преступления. Наказание

Данная статья содержит в себе три квалифицированных вида основного преступления:

  • совершение деяния лицом, имеющим обязанность по воспитанию подростка (ч.2);
  • вовлечение, сопряженное с угрозой насилием или с непосредственным его применением (ч.3);
  • склонение к совершению преступлений, относящихся к категории тяжких и особо тяжких, к участию в организованной группе, а также к совершению преступлений по экстремистским мотивам (ч.4).

Санкции каждой части можно увидеть в таблице.

О некоторых проблемах квалификации вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления

Рубрика: Государство и право

Статья просмотрена: 3050 раз

Библиографическое описание:

В статье рассматриваются некоторые проблемы квалификации вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления на основе анализа действующего уголовного законодательства, материалов судебно-правовых актов и правоприменительной практики, научных подходов и авторского понимания.

Ключевые слова: проблемы, квалификация, вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления, анализ, материалы, подходы

Вопросам анализа криминологической и уголовно-правовой характеристики преступности несовершеннолетних и преступлений, совершаемых в отношении несовершеннолетних, в том числе причин и условий совершения преступлений несовершеннолетними, причин и условий, способствующих вовлечению несовершеннолетних в преступления и иную антиобщественную деятельность, привлечения к уголовной ответственности и квалификации за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления [8] посвящено немало публикаций. Такое положение не лишает автора высказать свое мнение о некоторых проблемах квалификации вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления.

В Уголовном кодексе Российской Федерации [13] (далее — УК РФ) указанные общественно опасные деяния, предусматриваются в ст. 150 «Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления» и ст. 151 «Вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий». При этом предметом данного исследования будут некоторые проблемы субъективной стороны при квалификации вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления.

Согласно ст. 150 УК РФ предусматривается ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления путем обещаний, обмана, угроз или иным способом, совершенное лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста [13]. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления, как и все общественно опасные деяния, предусмотренные УК РФ, характеризуются юридически значимыми свойствами и элементами состава преступления. Как известно в составе преступления принято выделять четыре элемента, каждый из которых образует группу признаков состава, характеризующих: 1) объект преступного посягательства; 2) объективную сторону; 3) субъективную сторону; 4) субъект преступного посягательства.

Правоприменительная практика показывает, что при квалификации указанного преступления наиболее часто возникают проблемы установления уголовной ответственности за данное преступление при определении его субъективной стороны. Как указывается в научной литературе, субъективную сторону вовлечения несовершеннолетнего в преступление образуют: вина в форме умысла, мотив и цель [1].

Общепризнано, что при определении содержания субъективной стороны состава преступления и характеризующих ее признаков (вина, мотив, цель, эмоциональное состояние) необходимо исходить из того, что она отражается в преступных действиях виновного.

Прежде всего, необходимо установить, что понимается под термином «вовлечением несовершеннолетнего в совершение преступления»?

В абз. 3 п. 42 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 01.02.2011 № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» (далее — постановление Пленума Верховного Суда РФ от 01.02.2011 № 1), указывается, что «Под вовлечением несовершеннолетнего в совершение преступления … следует понимать действия взрослого лица, направленные на возбуждение желания совершить преступление …. Действия взрослого лица могут выражаться как в форме обещаний, обмана и угроз, так и в форме предложения совершить преступление …, разжигания чувства зависти, мести и иных действий» [6].

Автор солидарен с научным подходом, что понятие «вовлечение» характеризует побуждение, стремление привлечь к участию, т. е. активные действия, направленные на то, чтобы другое лицо совместно с вовлекающим либо самостоятельно участвовало в совершении преступления. Тем самым, вовлекающее лицо действует с прямым умыслом.

При прямом умысле должно быть установлено, что лицо предвидело возможность или неизбежность совершения несовершеннолетним преступления или иного антиобщественного действия и желало наступления этих последствий. При косвенном умысле — что лицо предвидело возможность совершения несовершеннолетним преступления или иного антиобщественного действия, не желало, но сознательно допускает наступление этих последствий либо относится к ним безразлично [11, с. 162].

В отечественной науке уголовного права относительно вида умысла при совершении преступления, предусмотренного ст. 150 УК РФ, выделяются два научных подхода. Ученые, придерживающиеся первого подхода считают, что вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления возможно только с прямым умыслом [10, с. 46], а ученые,придерживающиеся второго подхода полагают, что не исключается возможность его совершения с косвенным умыслом [9, с. 97].

Автор этих строк, не вдаваясь в научную дискуссию, разделяет научный подход, что вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления, характеризуется прямым умыслом и это вытекает из содержания самого термина «вовлечение», который означает совершение взрослым лицом активных действий, направленных на достижение определенной цели.

В диспозициях ч. 1–3 ст. 150 УК РФ мотив не является признаком основного и квалифицированных составов преступлений, однако установление мотива имеет обязательное значение для особо квалифицированного состава, определяемого по ч. 4 ст. 150 УК РФ. В ч. 4 ст. 150 УК РФ указывается, что деяния, предусмотренные частями первой, второй или третьей настоящей статьи, связанные с вовлечением несовершеннолетнего в преступную группу либо в совершение тяжкого либо особо тяжкого преступления, а также в совершение преступления по мотивам политической, идеологической, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы [13].

Поэтому закономерен вопрос: что в данном случае характеризуют мотивы политической, идеологической, национальной или религиозной ненависти или вражды, мотивы ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы — действия вовлекающего лица или преступное поведение несовершеннолетнего, в которое его вовлекает виновный?

Согласно п. 43. постановления Пленума Верховного Суда РФ от 01.02.2011 № 1, предусматривается, что «По делам в отношении обвиняемых в вовлечении несовершеннолетнего в совершение преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы необходимо устанавливать и отражать …, в чем конкретно выразились преступные действия таких лиц, подтверждающие их виновность в совершении деяний, которые предусмотрены ч. 4 ст. 150 УК РФ» [6].

Автор разделяет научный подход, что для квалификации по ч. 4 ст. 150 УК РФ следует установить, что вовлечение взрослым лицом по указанным мотивам в преступление должно сопровождается действиями, возбуждающими у несовершеннолетнего ненависть либо вражду. Указанные мотивы, которыми руководствуется взрослое лицо либо найдет отражение в квалификации действий совершеннолетнего как организатора, подстрекателя или соисполнителя преступления экстремистской направленности, либо будет признано обстоятельством, отягчающим наказание. Следовательно, квалификация по ч. 4 ст. 150 УК РФ будет иметь место только в случае, если взрослое лицо не просто вовлекло несовершеннолетнего в совершение преступления, но определенным образом формировало экстремистский мотив, которым несовершеннолетний руководствовался при совершении преступления — политический, идеологический, расовый, национальный или религиозный вражды или ненависти либо ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы [3, с. 99]. Исходя из этого вовлечение несовершеннолетнего в преступление приобретает особо общественную опасность для общества и государства.

Участие в совершении преступления взрослого и несовершеннолетнего не образует состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 150 УК РФ, а предложение совершить нападение, высказанное со стороны осужденного, свидетельствует лишь о совершении преступления в составе группы лиц по предварительному сговору.

Таким образом, одной из проблем практического плана является и та, что под вовлечением несовершеннолетнего в совершение преступления следственные органы и суд иногда понимают сам факт совершения преступного деяния несовершеннолетним вместе с взрослым лицом.

Это неверно с различных точек зрения (с теоретической и с практической), т. к. само по себе совместное участие в совершении преступления еще не есть вовлечение. Одно лишь совместное выполнение действий не является вовлечением по смыслу закона.

Это интересно:  Помощь адвокатов и юристов по всей России

Кроме того, иногда в судебном заседании обстоятельства вовлечения детально не исследуются — зачастую устанавливается, что взрослый предложил совершить преступление, а несовершеннолетний согласился участвовать в его совершении, но не выясняется, было ли оказано активное психическое или физическое воздействие.

Наконец, грубой ошибкой при квалификации является отсутствие указания на то, в чем конкретно выразились действия взрослого лица, вовлекающего несовершеннолетнего в совершение преступного деяния, в случае, когда органы расследования и суд ограничиваются перечислением всех способов, указанных в диспозиции ст. 150 УК РФ, не раскрывая способ вовлечения несовершеннолетнего и в чем конкретно он выразился.

Автор разделяет научный подход, что вывод о наличии признаков ст. 150 УК РФ маловероятен, если не будет четко установлено: когда, где и при каких обстоятельствах имело место предложение совершить преступление. Виновные давали показания о том, что избиение потерпевшего началось одновременно всеми обвиняемыми по делу в связи с неприязненными отношениями к потерпевшему.

Также особое значение имеет положение о том, что если взрослый не знал о несовершеннолетии вовлекаемого в преступление лица, то он не может быть привлечен к уголовной ответственности по ст. 150 УК РФ. Другими словами, при изучении этого признака следует помнить, что вина есть психическое отношение к деянию, совершаемому определенным способом в конкретный период времени в отношении конкретного лица, или к наступившим последствиям.

Тем самым осознание общественно опасного характера совершаемого деяния означает четкое понимание виновным не только конкретной стороны совершаемых действий, но и того, что оно совершается в отношении несовершеннолетнего. Для привлечения к ответственности по ст. 150 УК РФ следует установить характер осознания виновным возраста вовлекаемого несовершеннолетнего, который может выражаться:

1) в определенном осознании возраста вовлекаемого;

2) осознании предположительном, когда виновный в самых общих чертах осознает возрастные характеристики вовлекаемого (например, лицо считает возможным наличие несовершеннолетнего возраста вовлекаемого и не исключает этого).

Это, однако, абсолютно не свидетельствует о том, что в последнем случае речь идет о косвенном умысле либо неосторожности в виде легкомыслия. В материалах судебной практики отмечалась возможность предположительного осознания возраста вовлекаемого. Так, в п. 8 ранее действовавшего постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14.02.2000 № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних», предусматривалось, что «Если взрослый не знал о несовершеннолетии лица, вовлеченного им в совершение преступления, он не может привлекаться к ответственности по статье 150 УК РФ» [5].

Достаточно точным и исключающим двусмысленное толкование является положение, сформулированное в абз. 2 п. 42 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 01.02.2011 № 1, согласно которому необходимо устанавливать, осознавал ли взрослый, что своими действиями вовлекает несовершеннолетнего в совершение преступления, при этом, если взрослый не осознавал этого, то он не может привлекаться к ответственности по ст. 150 УК РФ [6].

Встречаются ситуации, когда виновный на судебном заседании не отрицает совместного участия с подростками в совершении преступлений и даже подтверждает факты вовлечения с его стороны, но утверждает, что не знал о возрасте вовлекаемых подростков, полагая, что они уже являются совершеннолетними.

В то же время подобную позицию взрослого виновного можно рассматривать, как стремление уйти от ответственности, т. к. анализ показаний несовершеннолетних может свидетельствовать об осведомленности относительно их возраста.

Таким образом, признаки состава преступления, определяемого ст. 150 УК РФ, отсутствуют, если нет достаточных данных, указывающих на осознание взрослого лица:

1) возраста несовершеннолетнего;

2) самого факта действий по вовлечению несовершеннолетнего в совершение преступления.

Исходя из того, что основными доказательствами осведомленности взрослого о возрасте несовершеннолетних являются, в первую очередь, показания вовлеченных несовершеннолетних и показания обвиняемого, именно из этих источников устанавливается сам факт вовлечения, его способ и осведомленность взрослого о возрасте подростка. При этом показания совершеннолетнего лица могут, напротив, указывать на отсутствие осознания возраста несовершеннолетнего.

Согласно мнениям практических работников, проблемы, возникающие при выявлении и расследовании данного вида преступлений, возможны в случаях, когда:

1) преступление совершается незапланированно;

2) со стороны взрослого нет четких активных умышленных действий по вовлечению несовершеннолетнего в совершение преступления;

3) взрослый и несовершеннолетний знакомятся при совершении преступления либо непосредственно перед его совершением.

Исходя из этого, возникает сложность в определении способа вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления и доказывания умысла взрослого из-за отсутствия свидетелей отношений между взрослым и несовершеннолетним. В связи с этим высказываются даже предложения со стороны ряда практических работников обязательно фиксировать в показаниях лица, вовлекающего подростка, фразу «…он осознавал, что вовлекает несовершеннолетнего в совершение преступления…», при этом никакие косвенные доказательства вины во внимание не принимаются, обвинительное заключение, в свою очередь, прокурором часто не утверждается [7, с. 6].

По мнению автора, очевидна ошибочность данной позиции с точки зрения материального права, т. к. даже при отсутствии признательных показаний виновного о вовлечении несовершеннолетнего в совершение преступления, отсутствии зафиксированной в процессуальных документах фразы «…он осознавал, что вовлекает несовершеннолетнего в совершение преступления…», умысел на вовлечение может быть установлен, если в материалах уголовного дела зафиксированы иные данные, свидетельствующие о возможном понимании виновным (хотя бы в общих чертах) несовершеннолетнего возраста вовлекаемого. И как верно подчеркивается А. Морозовым, «ссылка на отсутствие «стопроцентного» знания о возрасте не всегда выглядит убедительно, не служит целям охраны прав и законных интересов несовершеннолетних» [4, с. 57].

Вместе с тем для вменения состава преступления, определяемого ст. 150 УК РФ следует установить, что осознанием взрослого лица охватывался не только возраст несовершеннолетнего, но и то, что совершаемые им, взрослым, действия имеют характер вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления. Если же инициатива в совместном совершении преступления принадлежала несовершеннолетнему, то ни согласие взрослого совершить преступление, ни факт его участия в совместно совершенном преступлении нельзя квалифицировать по ст. 150 УК РФ.

Приведем пример из судебной практики. Д. обвинялся в том, что, будучи лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, и достоверно зная о том, что К. является несовершеннолетним, вовлек последнего в совершение преступления, предложив ему совершить совместно с ним хищение зерна из склада, расположенного на территории зернотока, пообещав впоследствии поделить деньги, вырученные от реализации похищенного. Однако суд, оправдывая Д. по ст. 150 УК РФ, указал, что, несмотря на полное признание Д. своей вины в совершении преступлений (он на предварительном следствии в своих показаниях сообщил, что К. знает с детства, осведомлен о том, что тот младше его на год), при решении вопроса об осознании подсудимым несовершеннолетнего возраста К. также следовало учесть, что 1) Д. не знал и никогда не сообщал ни следствию, ни суду точной даты рождения К., но при этом преступление, в которое якобы он вовлек несовершеннолетнего, было совершено за три месяца до наступления совершеннолетия последнего; 2) характер отношений между Д. и К. не имел признаков возрастного неравенства, то есть никто из них не доминировал над другим как старший по возрасту и не имел более высокий авторитет как более опытный человек; 3) тот факт, что Д. возбудил у К. материальный интерес к совершению преступления путем обещания поделить полученные преступным путем деньги от продажи похищенного зерна, опровергается тем, что сбытом похищенного занимался именно К., который и поделился деньгами с достигшим совершеннолетия Д.

Судом было подчеркнуто, что сам по себе факт совместного с несовершеннолетним участия взрослого лица в совершении преступления не образует состава преступления, предусмотренного ст. 150 УК РФ [2].

Следовательно, требуется тщательный анализ обстоятельств дела, признание определенных материалов в качестве относимых и допустимых доказательств по делу, необходимо выяснять то, на чем основываются утверждения отдельных лиц о том, что взрослое лицо знает о возрасте несовершеннолетнего.

При этом, если лицо не знало и по обстоятельствам дела не могло знать о несовершеннолетии вовлекаемого, то в таких случаях его действия нельзя квалифицировать по ст. 150 УК РФ.

По мнению автора, при квалификации по ст. 150 УК РФ в случае вовлечения несовершеннолетнего в совершение конкретного преступления не имеет значения, побуждают несовершеннолетнего совершить преступление самостоятельно либо совместно с взрослыми соучастниками. Виновный в обеих ситуациях несет ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления и за участие в конкретном преступлении в роли соисполнителя или иного соучастника. Если несовершеннолетний, не достиг уголовно-правового возраста, то совершеннолетний, вовлекший его, признается посредственным исполнителем вне зависимости от его фактической роли в совершенном деянии и несет ответственность по определенной части ст. 150 УК РФ и другим конкретным статьям (статье), предусматривающим ответственность за совершенные преступные деяния.

В абз. 4 п. 42 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 01.02.2011 № 1, предусматривается, что преступление по ст. 150 УК РФ является оконченными с момента совершения несовершеннолетним преступления, приготовления к преступлению, покушения на преступление, если последствия, предусмотренные диспозицией названной нормы, не наступили по не зависящим от виновных обстоятельствам, то его действия могут быть квалифицированы по ч. 3 ст. 30 УК РФ и по ст. 150 УК РФ [6]. Тем самым указанное преступное деяние является оконченным в момент совершения действий, направленных на вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления, и совершения несовершеннолетним приготовления к преступлению или покушения на преступление.

В абз. 4 п. 42 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 01.02.2011 № 1 указываются слова «… если последствия, предусмотренные диспозицией названной нормы …» [6], тем самым предлагается считать состав преступления, предусмотренного ст. 150 УК РФ, материальным, что вызывает необходимость устанавливать предвидение лицом наступления последствий в виде совершения несовершеннолетним преступления и отношение виновного лица к этим последствиям.

Следует отметить, что в отечественной науке уголовного права в части конструкции объективной стороны состав преступления по ст. 150 УК РФ определяется как формальный, т. е. преступление является оконченным с момента вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления независимо от того, совершил ли он какое-либо преступление или нет [11, с. 513].

Автор разделяет научный подход, что необходимо исходить из разъяснения постановления Пленума Верховного Суда РФ от 01.02.2011 № 1 в части конструкции состава преступления, предусмотренного по ст. 150 УК РФ.

В абз. 5–6 п. 42 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 01.02.2011 № 1, указывается, что «В случае совершения преступления несовершеннолетним, не подлежащим уголовной ответственности, лицо, вовлекшее его в совершение преступления, в силу ч. 2 ст. 33 УК РФ несет уголовную ответственность за содеянное как исполнитель путем посредственного причинения. Действия взрослого лица по подстрекательству несовершеннолетнего к совершению преступления при наличии признаков состава указанного преступления должны квалифицироваться по ст. 150 УК РФ, а также по закону, предусматривающему ответственность за соучастие (в виде подстрекательства) в совершении конкретного преступления» [6].

По мнению автора, дознавателю, следователю и судье необходимо тщательно анализировать указанные вопросы в силу того, что постановление Пленума Верховного Суда РФ от 01.02.2011 № 1 существенным образом изменило устоявшиеся практические подходы по квалификации составов преступлений, определяемых по ст. 150 УК РФ.

Таким образом, данное исследование может пониматься как анализ действующих норм УК РФ, материалов судебно-правовых актов и правоприменительной практики, позволяющих дознавателю, следователю и судье правильно квалифицировать общественно опасные деяния взрослого лица о вовлечении несовершеннолетнего в совершение преступления, и как совокупность отдельных рекомендаций, связанных с недопущением принятия процессуального решения в ходе предварительного расследования, а судом вынесения несправедливого решения по делам указанной категории.

Статья написана по материалам сайтов: www.bibliotekar.ru, lektsia.com, studme.org, pravonarushenie.com, moluch.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector