+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Все юридические аспекты убийства, совершенного в состоянии аффекта и последствия

Статья 107. Убийство, совершенное в состоянии аффекта

Аффект (от лат. affectus – душевное волнение, страсть) — сильное эмоциональное переживания

Признаками привилегированного состава выступают: а) внезапно возникшее сильное душевное волнение (аффект), под влиянием которого осуществляется убийство; б) противоправное или аморальное поведение потерпевшего, вследствие которого возникает аффект у виновного.

Объект– жизнь человека.

Объективная сторона выражается в лишении жизни другого человека. Для наличия оконченного преступления необходимо установить деяние, направленное на лишение жизни, последствие — смерть другого человека и причинную связь между ними.

Убийство возможно как в форме действия, так и в форме бездействия.

Состав преступления

Субъект преступного посягательства — вменяемое лицо, достигшее 16 лет.

Субъективная сторона характеризуется прямым или косвенным и только внезапно возникшим умыслом.

Обязательный признак состава — аффектированное состояние лица в момент убийства.

Убийство, совершенное в состоянии аффекта (ст. 107 УК). Подобное убийство совершается в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения. Психическое состояние виновного определяется кратковременной, интенсивной эмоцией, связанной с инстинктивной и безусловно-рефлекторной деятельностью. Чаще всего для подобного вида убийства характерны эмоции гнева, ненависти и отчаяния. Состояние аффекта продолжается, как правило, небольшой промежуток времени, обычно несколько минут. Сильное душевное волнение возникает внезапно как реакция на непосредственный раздражитель.

Убийство в состоянии аффекта совершается непосредственно сразу после воздействия раздражающего фактора. Разрыв во времени здесь отсутствует или он незначительный (например, когда виновный не сразу осознал смысл происшедшего).

В качестве основания для аффекта в ст. 107 УК предусмотрены: насилие, издевательство или тяжкое оскорбление со стороны потерпевшего либо иные противоправные или аморальные действия (бездействие) потерпевшего, а равно длительная психотравмирующая ситуация, возникшая в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего. Насилие может быть как физическим (например, нанесение побоев), так и психическим (угрозы причинить вред здоровью, уничтожить имущество и т.д.). Издевательство может выражаться в унижении человеческого достоинства, глумлении над личностью. Тяжкое оскорбление — в грубом унижении чести и достоинства личности, выраженном, как правило, в неприличной форме.

Что касается критерия оценки степени унижения чести и достоинства, то здесь надо учитывать как объективные, так и субъективные факторы. Например, слово фашист» может вызвать разную реакцию у ветерана войны или у представителя молодого поколения, который является членом нацистской организации.

Аффект, в состоянии которого совершается убийство, может быть вызван не только неожиданным обстоятельством, предусмотренным законом, но и длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего.

Убийство в состоянии аффекта может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом.

В части 2 ст. 107 УК предусмотрено убийство в состоянии аффекта двух или более лиц.

Часть 2 ст. 107 УК предусматривает ответственность за квалифицированный вид убийства в состоянии сильного душевного волнения. Для квалификации действий виновного по ч. 2 ст. 107 УК как убийства двух и более лиц необходимо, чтобы эти убийства были совершены одновременно или хотя и в разное время, но промежуток времени между первым убийством и последующим был небольшим, а также, чтобы эти убийства были охвачены единым умыслом. Содеянное квалифицируется по ч. 2 ст. 107 УК независимо от того, какие мотивы обусловили первое и последующие убийства. Главным является то, что убийства были совершены в состоянии психофизиологического аффекта, который был вызван обстоятельствами, указанными в диспозиции статьи, со стороны каждого из потерпевших.

Убийство при превышении пределов необходимой обороны; убийство при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление. Характеристика элементов состава преступления.

Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. 108 УК).

Статья 108 УК устанавливает ответственность за два самостоя­тельных вида убийства. В ч. 1 ст. 108 УК речь идет об убийстве, совершенном при превышении пределов необходимой обороны.

Объект преступления жизнь человека.

Объективная сторо­на убийство, причинение смерти другому человеку при пре­вышении пределов необходимой обороны. Рассматриваемое преступное деяние может быть совершено только путем активных дей­ствий, так как представляет собой противодействие лицу, посяга­ющему на те или иные правоохраняемые интересы личности, об­щества или государства.

Для квалификации действий лица по ч. 1 ст. 108 УК необходи­мо устанавливать, что оно, действуя в состоянии необходимой обо­роны, явно превысило ее пределы, лишив нападающего жизни. Постановление Пленума Верховного Суда СССР «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходи­мую оборону от общественно опасных посягательств» от 16 августа 1984 г. разъясняет, что превышением пределов необходимой обо­роны признается лишь явное, очевидное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, когда посягающему без не­обходимости умышленно причиняется смерть либо тяжкий вред здоровью (мы анализируем ситуацию причинения смерти, т.е. убийства). Решая вопрос о наличии или отсутствии признаков пре­вышения пределов необходимой обороны, необходимо учитывать не только соответствие или несоответствие средств защиты и напа­дения, но и характер опасности, угрожавшей обороняющемуся, его силы и возможности по отражению посягательства, а также все иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотно­шение сил посягавшего и защищавшегося (количество посягав­ших и оборонявшихся, их возраст, физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства и т.д.). При этом следует делать также поправку на то, что в состоянии естественного волне­ния, возбуждения, вызванного посягательством, обороняющийся не всегда может точно взвесить характер опасности и избрать со­размерные средства защиты.

Субъективная сторона преступления характеризуется умыш­ленной виной. Умысел может быть как прямым, так и косвенным.

Причинение в состоянии необходимой обороны смерти нападаю­щему по неосторожности уголовно не наказуемо (ч. 3 ст. 37 УК).

Субъект физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Если убийство, совершенное при превышении пределов необхо­димой обороны, характеризует также наличие какого-либо из об­стоятельств, указанных в ч. 2 ст. 105 УК, содеянное надлежит квалифицировать в соответствии с ч. 1 ст. 108 УК.

Cостав преступления ч 1 ст. 108 УК.–

Рассматриваемое убийство следует отличать от убийства, совер­шенного в состоянии аффекта.

Разграничение проводится по объ­ективному и субъективному моментам. Объективный момент ха­рактеризуется тем, что при совершении убийства в состоянии аф­фекта применение насилия к виновному или совершение иных общественно опасных действий уже окончено, и это очевидно для него; убийство при превышении пределов необходимой обороны, как уже было сказано выше, возможно лишь в процессе нападе­ния. Кроме того, исходя из содержания ст. 107 УК, можно сделать вывод, что далеко не все названные в законе формы поведения потерпевшего могут дать основания для обороны (например, совер­шение аморальных действий). Субъективный момент связан с мо­тивацией поведения субъектов. Если при убийстве в состоянии аффекта превалирующим мотивом выступает месть за действия потерпевшего, вызвавшие аффектированное состояние, то при убийстве при превышении пределов необходимой обороны моти­вом выступает побуждение защитить охраняемые законом свои, иного лица, общественные либо государственные интересы.

Субъективные признаки убийства, совершенного в состоянии аффекта

Рубрика: Государство и право

Статья просмотрена: 98 раз

Библиографическое описание:

В представленной статье анализируется понятие и содержание аффекта. В рамках статьи рассмотрено, с каким умыслом могут совершаться преступления в состоянии аффекта.

Ключевые слова: убийство, состояние аффекта, прямой умысел, косвенный умысел, мотивы.

Некоторые современные авторы (например, И. Бикеев) придерживаются точки зрения, согласно которой, на настоящий момент в доктрине российского уголовного права понятие субъективной стороны преступления еще не выработано [1, c. 9].

Б. С. Волков указывает, что под субъективной стороной преступления следует понимать всю психическую деятельность, сопровождающую совершение преступления, в данной деятельности, по мнению автора, интеллектуальные, волевые и эмоциональные моменты рассматриваются в единстве и взаимообусловленности [2, c. 15]. На наш взгляд, психическая деятельность преступника, подлежащая оценке, не должна быть ограничена только сопровождением преступления, она, как представляется, относится также и к его предыстории.

По мнению А. И. Рарога, субъективная сторона преступления представляет собой психическую деятельность лица, которая непосредственно связана с совершением преступления [1, c. 10]. Иными словами, в состав субъективной стороны включаются переживания преступника, возникшие после совершения им правонарушения. По нашему мнению, субъективная сторона преступления должна подразумевать под собой всю имеющую значение для уголовного права психическую деятельность субъекта преступления, которая сопровождала, а также обуславливала совершение общественно опасного деяния.

В науке уголовного права в субъективную сторону преступления принято включать вину, мотивы, побуждающие человека к совершению такого рода деяний, цель преступления и эмоции. Преступлением общественно опасное действие или бездействие признается только в случае, если имело место определенное психологическое состояние лица к своему деянию, иначе говоря, при наличии вины в форме умысла или неосторожности.

Следует отметить, что при убийстве, совершенном в состоянии аффекта, субъективная сторона имеет определенные особенности, обусловленные природой этого преступления. Субъект в момент совершения преступления находится в особом эмоциональном состоянии — состоянии аффекта, который и рассматривается как конструктивный признак субъективной стороны ст. 107 УК РФ, а также подлежит обязательному доказыванию. Помимо этого, следует учитывать, что у виновного, находящегося в обозначенном эмоциональном состоянии, сфера сознания (интеллекта) сужается, при этом выражено затруднение волевого самоконтроля и критическая оценка возникшей ситуации. Данный факт сказывается на всех элементах субъективной стороны преступления, и она в свою очередь существует в некотором «усеченном» виде [3, c. 82]. Конечно же данное эмоциональное состояние отражается на процессе формирования и реализации преступного умысла. Ст. 107 УК РФ определяет форму вины для указанного преступления, это умысел. В некоторых источниках такой умысел называют аффектированным [4, c. 53]. Особенностью аффектированного умысла является его внезапность, он возникает в ответ на провокационные действия потерпевшего, реализация его происходит немедленно, стремительно, для самого виновного возникают непредвиденные последствия.

На вопрос о том, каким должен быть умысел в указанном преступлении, юридическая наука не дает однозначного ответа. Некоторые ученые придерживаются точки зрения, согласно которой убийство в состоянии аффекта может быть совершено и с прямым, и с косвенным умыслом [2, c. 17]. Согласно альтернативной точки зрения, преступления указанной категории могут быть совершены исключительно с косвенным умыслом. Обосновывают свою позицию приверженцы данной точки зрения тем, что при аффекте умысел возникает внезапно, человек в существенно мере теряет контроль над своим поведением. Следовательно, лицо, совершившее преступление в состоянии сильного душевного волнения, имеет умысел, направленный на причинение вреда личности, а это следует понимать, как то, что относительно последствий умысел виновного будет косвенным. Когда имеет место косвенный умысел, ответственность определяется по фактически наступившим последствиям [5, c. 79].

Интересна точка зрения М. И. Дубинина, которая полагает, что преступление, совершенное в состоянии аффекта, может иметь только прямой умысел (определенный или неопределенный). Автор, проанализировав преступления, совершенны в состоянии аффекта, пришла к выводу о том, что виновный в общем виде, но предвидит наступление общественно опасных последствий, которые выражаются в причинении физического вреда личности, а также он желает их наступления, так как эти последствия представляют собой целью его действий. Такие психические признаки являются характерными исключительно для прямого умысла [6, c. 24].

Это интересно:  Какие применяются меры принудительно воспитательного воздействия к несовершеннолетним?

На наш взгляд, наиболее аргументированы высказывания авторов, выступающих за то, что преступления в состоянии аффекта могут быть совершены как с прямым, так и с косвенным умыслом. Так как аффект внезапен и обладает высоким уровнем интенсивности, виновный может не в полной мере осознавать свои действия и не понимать до конца, какой ущерб здоровью и даже жизни потерпевшего он имеет намерение причинить. Однако перед совершением преступления виновный совершает активные действия (хватает бутылку, палку, камень, нож, топор, ружье), это свидетельствует о то том, что он вполне осознает общественную опасность своего деяния, но он не в состоянии предвидеть наступления тяжких последствий, виновный не отчетливо представляет степень их тяжести. В такой ситуации виновный, как правило, имеет неопределенное представление об объективных признаках преступления, совершаемого им, он не конкретизирует в сознании какие-либо определенные последствия, он желает, чтобы они наступили, но какие именно, он не знает. То есть в данном случае идет речь о разновидности прямого умысла — неопределенном (неконкретизированном) умысле. При таком умысле у субъекта присутствует осознание общественно опасного характера собственных действий, он понимает, что данными действиями причиняет вред жизни и здоровью потерпевшего и желает причинения этого вреда, однако какой именно вред он хочет причинить, он не представляет [4,c.55].

Свои особенности имеет совершение убийства в состоянии аффекта при прямом определенном умысле, т. е. когда виновный желает смерти потерпевшего. Такой случай характеризуется отчетливо выраженным желанием достигнуть преступной цели [2,c.31]. При этом у виновного совершенно ситуативно возникает желание причинения смерти потерпевшему. Также имеет значение тяжесть повода, спровоцировавшего аффект, характер личных взаимоотношений потерпевшего с виновным, обстановка преступления, психофизиологические качества личности последнего, так как именно этими факторами определяется виновного желание достичь преступной цели, в данном случае — смерти потерпевшего. Помимо этого, наличие прямого определенного умысла может подтверждаться способом совершения преступления, характером применяемых орудий при нанесении ударов, признанием виновного, свидетельскими показаниями и некоторыми объективными признаками (например, важностью пораженного органа).

О наличии прямого определенного умысла может говорить многое: признание самого виновного, способ совершения преступления, показания свидетелей, некоторые объективные признаки, такие как характер применяемых орудий при нанесении ударов, важность пораженного органа.

В случае, когда убийство в состоянии аффекта совершено с косвенным умыслом, виновный понимает, что своими действиями причиняет вред жизни и здоровью потерпевшего, однако он не предвидит характер последствий и даже сознательно допускает. Виновный в этом случае безразлично относится к последствиям. В его сознании в качестве желаемого результата выступает устремленность к самим действиям, которые в данный момент представляют значимость для субъекта. Целью действий в данном случае является «аффектированной разрядки», а не последствия [7, c. 56]. Это и является главной отличительной чертой косвенного умысла в сравнении с прямым неопределенным.

Таким образом, на возникновение и реализацию умысла аффект оказывает существенное влияние. У виновного возникает умысел на убийство, когда последний находится состоянии аффекта. Находясь в состоянии аффекта, виновный не может в это же время находиться в состоянии покоя, так как этому противоречит сама психологическая природа аффекта. Следовательно, умысел подлежит незамедлительной реализации, что исключает стадию приготовления. Несмотря на это со стороны виновного вполне возможно совершение разнообразных длящихся и сложных действий. Важно учитывать, что реализация умысла должна произойти в период, пока виновный прибывает в состоянии аффекта, как только состояние аффекта прекращается, умысел пропадает вместе с ним [8, c. 83–84].

Для того, чтобы правильно понимать субъективную сторону преступления и рассматривать ее всесторонне важно изучить не только умысел, но и мотив совершения убийства. Под мотивом следует понимать внутренние побуждения к достижению общественно опасного результата, по своей сути — это потребность, которая была трансформирована в побуждение. Если рассматривать мотив как психический акт, то необходимо заметить, что он состоит из волевого, осознанного и эмоционального. Разные категории преступлений предполагают разные уровни этих двух составляющих [9,c.9].

Рассматривая преступления, предусмотренные ст. 107 УК РФ, необходимо заметить, что мотив виновного в данном случае будет представлять собой сложное явление. Аффект здесь обуславливает специфическую характеристику мотива. В аффективном убийстве мотив будет обладать такими характеристиками как скоротечность, неустойчивость, ситуативность. Он является ответной реакцией виновного на провоцирующий повод, его возникновение внезапно.

В науке уголовного права дискуссионным является вопрос о характере мотива преступления, совершенного в состоянии аффекта. Некоторые авторы полагают, что мотивом подобных действий является месть [10, c. 77]. В соответствие с другой точкой зрения таким мотивом будет выступать обида [11, c. 71]. На наш взгляд, данное утверждение нельзя считать правильным, так как обида — это эмоция, не предполагающая активное самоутверждение, она ограниченна внутренними переживаниями лица, которому причинена обида. Указанное лицо, испытывая досаду, в одном случае может подавить в себе это чувство, а в другом — это же чувство перерастет в мотив мести. Обида — это «фоновая» эмоция, она не является сама по себе мотивом так, как не отражают интересы действующего лица. По мнению А. Б. Мельниченко, «убийство в состоянии сильного душевного волнения совершается не по мотиву гнева, а из мести в гневе» [12, c. 114].

Интересна точка зрения Л. А. Рогачевского, который утверждает, что главным побуждением деяний, совершенного в состоянии аффекта, является чувство возмездия [3, c. 84]. Согласно толкованию, предложенному в словаре С. И. Ожегова, возмездие — это «действие в оплату за причиненное зло» [13, c. 351], т. е. возмездие — синоним слова «месть».

В качестве мотива аффективного убийства также рассматривают ревность. Некоторые авторы придерживаются точки зрения, согласно которой убийство, совершенное из ревности, представляет собой частный вид проявления мести в преступлениях против жизни [12, c. 114]. Такие преступления, как правило, совершаются в результате внезапного обнаружения супружеской измены в крайней ее форме — интимной близости. В данном случае, один из супругов не знает об измене второго.

Необходимо отметить, что аффективные мотивы носят ситуативный характер, а также смягчающий вину в силу того, что аффект в мотивационной деятельности занимает доминирующее положение.

Человек, прибывая в состоянии аффекта, имеет возможность осознавать свои действия и оценивать собственное поведение, а также руководить им. Хотя внешне аффективные действия импульсивны и автоматизированы, они осуществляются на сознательно-волевой основе, в связи с чем, их следует отнести к разряду волевых поведенческих актов [14, c. 24]. Следовательно, состояние аффекта не исключает вменяемости лица, совершающего убийство. Указанное лицо осознает характер действий, которые совершает, и способно руководить ими. Таким образом, состояние физиологического аффекта необходимо отличать от патологического аффекта. Патологический аффект представляет собой значительное помрачение сознания, в связи с которым виновный лишается возможности осознавать свои действия и руководить ими, следовательно, в данном случае исключается возможность несения уголовной ответственности. Интересно заметить, что значительная часть осужденных за преступления в состоянии аффекта, не смотря на вменяемость, имеет какие-либо психические отклонения и страдает такими психологическими заболеваниями, как эпилепсия, психопатия, олигофрения, и т. д. Указанные заболевания являются причиной неправильного, неадекватного восприятия ситуация, как следствие этого — снижение уровня сознательной регуляции действия. Лица, страдающие такими заболеваниями, не способны в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими, что закреплено в ст. 22 УК РФ. Указанная статья устанавливает особый правовой институт — институт «ограниченной вменяемости». Установление и законодательная регламентация данного института расширяет возможности дифференциации и индивидуализации наказания лиц, которые страдают от психических аномалий.

О. Д. Ситковская справедливо отмечает, что оценивать аффект необходимо исходя из того, насколько сильно выражены симптомы аффекта, имеют ли место нарушения сознания, присутствует ли истощение и иные признаки, которые характеризуют качественное отличие патологического аффекта от физиологического, а не из того, у кого возникло аффективное состояние. [15, c. 12].

Таким образом, субъективная сторона убийства, совершенного в состоянии аффекта, так же, как и объективная, обладает определенными особенностями, так как аффект имеет влияние на все ее признаки. Как было сказано выше, в науке нет единого решения проблемы определения умысла в преступлениях указанного вида. Проанализировав существующие точки зрения, мы пришли к выводу о том, что убийство в состоянии аффекта может быть совершено как с прямым умыслом, так и косвенным.

Также воздействие аффективного состояния обусловлена специфика мотива в данном преступлении. Мотив в аффективном убийстве носит ситуативный характер, ему свойственны скоротечность и неустойчивость. В ходе данного исследования автор пришел к выводу о том, что два основных мотива аффективного убийства — это месть и ревность.

2. Тухбатуллин Р. Р. Субъект и субъективная сторона преступлений против жизни и здоровья, совершенных в состоянии аффекта // Российский следователь, 2014, № 8 –.

3. Рогачевский Л. А. Особенности субъективной стороны преступлений, совершаемых в состоянии аффекта // Правоведение. 1983. № 6.

4. Сысоева Т. В. Субъективные признаки убийства, совершенного в состоянии аффекта // Вестник ТюмГУ. Издательство Тюменского государственного университета. — 2013. -№ 3.

5. Ткаченко В. Н. Квалификация убийства и причинение тяжких последствий, совершенных в состоянии сильного душевного волнения. // Вопросы криминалистики. М., 1967. № 12.

6. Дубинина М. И. Уголовная ответственность за преступления, совершенные в состоянии сильного душевного волнения: Автореф. дис. канд. — М, 1998.

7. Шель Ю. А. Убийство в состоянии аффекта // Законность. 2015. N 2.

8. Гриценко Е. Е. О некоторых аспектах совершения убийств в состоянии аффекта // Проблемы юридической науки в условиях современного социально-экономического развития России: Материалы межрегиональной научно-практической конференции студентов, молодых ученых, аспирантов, преподавателей. — Ростов-на-Дону: РИНХ, 2010.

9. Бородин С. В. Значение субъективной стороны преступлений против жизни и здоровья для их юридической оценки // Актуальные проблемы уголовного права. М., 1998.

10. Ушакова А. К вопросу об убийстве в состоянии аффекта // Проблемы совершенствования Российского законодательства и становления гражданского общества в России. Материалы научно-теоретической конференции. — Екатеринбург: Изд-во Урал. ин-та коммерц. и права, 2005, Вып. 2.

11. Сидоров А. А. Аффект. Его уголовно-правовое и криминологическое значение. М., 2014.

12. Мельниченко А. Б. Мотивы преступлений, совершаемых в состоянии аффекта // Проблемы уголовно-правовой борьбы с преступностью. Труды Академии МВД. М, 1992.

13. Ожегов С. И. Словарь русского языка. М, 1989.

14. Марцев А. И. Общие вопросы учения о преступлениях. Омск, 2000.

15. Ситковская О. Д. Судебно-психологическая экспертиза аффекта. М., 1983.

Уголовное право. Особенная часть (главы I-X)

Убийство, совершенное в состоянии аффекта (ст. 107 УК РФ)

1. Убийство, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего, —

наказывается исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Это интересно:  Источники уголовно-процессуального права: понятие и виды

2. Убийство двух или более лиц, совершенное в состоянии аффекта, —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок.

В 1997 г. было зарегистрировано 598, в 1998 г. — 541, в 1999 г. — 552, в 2000 г. — 546, в 2001 г. — 588, в 2002 г. — 502, в 2003 г. — 476, в 2004 г. — 347, в 2005 г. — 268, в 2006 г. — 251, в 2007 г. — 183, в 2008 г. — 167 убийств, совершенных в состоянии аффекта.

В соответствии с ч. 1 ст. 107 УК РФ состав убийства при смягчающих обстоятельствах образует убийство, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно шинельной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего.

Основанием снижения размера наказания за такое убийство является то, что, во-первых, преступление в этом случае спровоцировано самим потерпевшим, его противоправным или аморальным поведением и, во-вторых, вызванное поведением потерпевшего сильное душевное волнение (аффект) существенно снижает возможность виновного осознавать свои действия и особенно руководить ими.

Аффектами в психологии называются сильные, быстро возникающие и бурно протекающие кратковременные эмоциональные состояния — аффекты отчаяния, ярости, ужаса и т.п. В состоянии аффекта происходит некоторое снижение способности лица осознавать содеянное им и руководить своими поступками. Однако при этом способность лица контролировать свои действия не утрачивается полностью (он является вменяемым), а лишь ослабляется, что и служит основанием уголовной ответственности.

Особенность объективной стороны данного вида убийства характеризуется тем, что состояние сильного душевного волнения (аффекта) вызвано следующими причинами:

  1. насилием со стороны потерпевшего (под насилием понимается как физическое насилие, например, побои, причинение вреда здоровью, так и психическое насилие, т.е. исходящая от потерпевшего угроза причинения вреда жизни и здоровью);
  2. издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего. Оскорбление — это в соответствии со ст. 130 УК РФ унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме. Степень тяжести такого оскорбления зависит от конкретных обстоятельств дела. Издевательство как повод возникновения аффекта отличается от тяжкого оскорбления тем, что оно лишено неприличной формы и осуществляется в «пристойном виде» (например, насмешки над физическими или психическими недостатками человека), хотя по существу может быть столь же оскорбительным;
  3. иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего (например, противоправные, хотя и уголовно ненаказуемые самоуправство, клевета и т.п.);
  4. длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего.

Первые три повода возникновения сильного душевного волнения нередко переплетаются, усиливая провоцирующее для формирования умысла на лишение жизни потерпевшего значение каждого из них.

Так, К. была осуждена за умышленное убийство с особой жестокостью (смерть потерпевшего наступила в результате причинения ему кухонным ножом и вилкой множественных колото-резаных ран лица, шеи, живота, рук и ног). Президиум ВС РФ переквалифицировал ее действия на ч. 1 ст. 107 УК РФ. К., не имея средств к существованию и возможности найти работу, приехала из провинции в г. Москву. Вместе со своей подругой с целью занятия проституцией сняла квартиру у Г., который забрал у нее паспорт, в обращении с ней был груб и жесток, подвергал частым побоям, против ее воли принуждал к действиям сексуального характера, постоянно угрожал убить ее, а также ее мать и сестру. Верховный Суд РФ, основываясь на заключении стационарной экспертизы, указал, что в результате агрессивного насилия, побоев, унижений и грубых оскорблений К. оказалась в состоянии эмоционального напряжения, которое в сочетании со свойственными ей личностными особенностями характеризовалось возникновением субъективных переживаний, чувства страха, тревоги, обиды, несправедливости, оскорбленного достоинства, а также физической боли. Острое ощущение страха и безысходности с большим нарастанием напряженности привело К. к не характерным для нее агрессивным действиям, понижению способности целостного осмысливания возможных последствий своих действий. Такая оценка поведения потерпевшего, эмоционального состояния виновной, мотивов ее действий и позволила ВС РФ квалифицировать совершенное преступление как убийство в состоянии аффекта.

В теории уголовного права и судебной практике всегда вызывала интерес проблема квалификации убийства супруга, совершенного другим супругом по причине того, что виновный оказывался свидетелем супружеской измены. Дореволюционное (до октября 1917 г.) российское уголовное законодательство не выделяло убийство в связи с прелюбодеянием супруга в состав убийства при смягчающих обстоятельствах, и судебная практика обычно квалифицировала такое преступление как убийство без отягчающих обстоятельств (отдельные случаи снисхождения в отношении суда присяжных к виновному и вынесения в отношении его мягкого приговора были результатом исключительно умелого построения защиты талантливыми представителями адвокатуры). Напротив, уголовное право ряда западноевропейских стран еще в XX в. рассматривало такое убийство как извинительное. Так, согласно ст. 324 УК Франции 1810 г. убийство мужем жены, а равно и ее любовника, если они были застигнуты на месте преступления в супружеском доме, считалось извинительным убийством.

В советской уголовно-правовой литературе такие убийства обычно не считались совершенными в состоянии аффекта, так как супружеская измена не признавалась унижением чести и достоинства другого супруга и не рассматривалась как оскорбление. По мнению сторонников подобных взглядов, понимание измены как оскорбления противоречило социалистическому правосознанию и было свойственно буржуазному праву и морали. Лишь немногие авторы все же признавали, что в отдельных случаях супружеская измена может считаться тяжким оскорблением (например, если измена происходит в присутствии другого супруга) и вызванное ею убийство является совершенным в состоянии аффекта. Судебная практика (примерно с 1960-х гг.) все же чаще всего придерживалась второй точки зрения. И дело здесь заключается не только в обстоятельствах супружеской неверности, но и в характере взаимоотношений супругов, главным образом в вытекающем из этих отношений субъективном восприятии факта измены (для одного это тяжкое оскорбление, для другого оскорбление, но не тяжкое, для третьего, например, настолько «продвинутого» в современной сексуальной морали, что тот признает групповой половой акт, в том числе и с участием супруга или супруги, — это не является ни изменой, ни оскорблением). Именно по данному пути идет современная судебная практика, дифференцируя оценку убийства, вызванного супружеской неверностью, в зависимости от конкретного отношения виновного к этому обстоятельству, в том числе и признавая такое убийство совершенным в состоянии аффекта.

Так, Е. был осужден по ч. 1 ст. 105 и ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство своей жены и покушение на убийство Г., совершенные при следующих обстоятельствах. Е., придя домой, увидел жену и Г., совершавших половой акт, и решил убить обоих. Он сходил на кухню, взял нож и, вернувшись в комнату, ударил им в грудь жену, причинив ей смерть, а затем нанес несколько ударов ножом Г., причинив тяжкий вред здоровью. Отвергая доводы Е. о том, что поведение потерпевших сильно взволновало его, что «у него помутился разум и он не помнит своих действий», суд указал, что его действия носили осмысленный и последовательный характер, что исключает состояние аффекта. Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ не согласилась с такой квалификацией действий Е. По ее мнению, в данном случае налицо внезапно возникшее сильное душевное волнение виновного, вызванное аморальным поведением потерпевших (очевидный факт супружеской измены) и вызвавшее убийство и покушение на убийство. Коллегия признала действия Е. совершенными в состоянии аффекта и квалифицировала их по ч. 1 ст. 107, ст. 30, ч. 2 ст. 107 УК РФ.

Если первые три ситуации (насилие, издевательство или тяжкое оскорбление со стороны потерпевшего, иные его противоправные или аморальные действия или бездействие) чаще всего предполагают совершение определенного (конкретного) действия потерпевшего, явившегося поводом к убийству последнего, то четвертая зафиксированная в УК РФ ситуация (длительная психотравмирующая ситуация) предполагает систематическое противоправное или аморальное поведение потерпевшего. В такой ситуации психическое напряжение у виновного накапливается постоянно, и когда чаша терпения переполняется, возникает сильное душевное волнение, которое и приводит к совершению убийства. Чаще всего это характерно для убийств, совершаемых на почве систематического противоправного или аморального поведения пьяницы-супруга в семье.

Так, С-a была осуждена судом по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство своего мужа С. В своей кассационной жалобе осужденная утверждала, что совершила преступление в состоянии аффекта. Ока ссылалась на то, что у нее с мужем за время совместной жизни по вине последнего сложились крайне неприязненные отношения. Он систематически пьянствовал и тратил заработную плату на приобретение спиртного, постоянно устраивал в доме скандалы и драки, плохо относился к детям, оскорблял и избивал их, довел до самоубийства сына. Несмотря на это. С. пыталась сохранить семью, поскольку у нее было семеро детей. Но однажды, узнав от старшей дочери о том, что 10 лет назад муж пытался ее изнасиловать, а 5 лет назад изнасиловал младшую дочь, она в состоянии потрясения схватила топор и нанесла мужу, лежавшему на кровати лицом к стене, несколько ударов по шее, причинив тому смерть, после чего попросила детей вызвать милицию.

Суд первой инстанции в обоснование квалификации действий С. по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ сослался на то, что она знала о неправомерном поведении мужа в отношении детей, поэтому сообщение об изнасиловании младшей дочери, совершенное мужем 5 лет назад, с учетом характера их взаимоотношений не могло послужить причиной внезапного возникновения у нее сильного душевного волнения. Однако Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ не согласилась с такой оценкой действий С., указав, что обстоятельства дела дают основание для вывода о том, что систематические противоправные и аморальные поступки потерпевшего обусловили длительную психотравмирующую ситуацию в семье, где постоянно накапливалась психическая напряженность во взаимоотношениях в результате поведения потерпевшего, и последнее известие о совершенном им изнасиловании младшей дочери переполнило чашу терпения С. и внезапно вызвало у нее сильное душевное волнение. Коллегия переквалифицировала действия С. на ч. 1 ст. 107 УК РФ.

Для того чтобы признать убийство совершенным в состоянии аффекта, необходимо установить, что сильное душевное волнение было внезапным к сильным . Внезапность аффекта свидетельствует о том, что указанные в уголовном законе поводы к убийству (различные варианты противоправного или аморального поведения потерпевшего) явились причиной формирования умысла виновного на совершение убийства. Умысел этот является не заранее обдуманным, так как он возникает внезапно и сразу же реализуется. Определенный промежуток времени между указанными поводами к убийству и формированием, реализацией умысла, напротив, свидетельствует о том, что за этот промежуток времени виновный мог взвесить и оценить свою будущую реакцию на поведение потерпевшего. В этом случае есть основания считать, что способность сознания и воли виновного была снижена по причине внезапного аффекта.

В судебной практике был следующий случай. М. был осужден за убийство при отягчающих обстоятельствах. После того как К. и К-ов во время ссоры нанесли ему побои, М. пошел к дому Д., находившемуся в 140 метрах от места ссоры, взял кол, догнал К. и К-ва и этим колом нанес потерпевшим удары в жизненно важные части тела, от которых К. на месте же скончался. Адвокат, не отрицая вины М., указал, что убийство было совершено в состоянии сильного душевного волнения, и просил переквалифицировать действия М. Вышестоящая судебная инстанция не согласилась с этим. В своем определении по данному делу она сослалась на показания М., что после ссоры он «пошел к дому Д., взял кол и стал догонять К. и К-ва. Кол нес под мышкой, так как кисти рук замерзли».

Это интересно:  Уголовная ответственность за заражение ВИЧ-инфекцией

С учетом этого следует сделать вывод, что убийство было совершено не немедленно в ответ на насилие и оскорбления, а после истечения определенного времени, когда состояние аффекта уже прошло, и нет оснований для применения статьи УК РСФСР об ответственности за убийство в состоянии аффекта.

Часть 2 ст. 107 УК РФ предусматривает квалифицированный состав данного преступления — убийство двух или более лиц в состоянии аффекта. В этом случае объективная сторона преступления совпадает с убийством двух и более лиц, предусмотренным п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Субъектом является лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Субъективная сторона характеризуется прямым или косвенным умыслом и, как отмечалось, особым эмоциональным состоянием субъекта — состоянием внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта).

Все юридические аспекты убийства, совершенного в состоянии аффекта и последствия

Убийство, совершенное в состоянии аффекта

В зависимости от типовой степени общественной опасности деяния и личности виновного в уголовном законе выделены специальные — «извинительные» — составы: совершенные в состоянии аффекта убийство. Дифференцирующими обстоятельствами при этом выступили»:

1) особое психофизиологическое состояние виновного — аффект;

2) отрицательное поведение жертвы — насилие, издевательство, тяжкое оскорбление, иные противоправные или аморальные действия (бездействие), а также длительная психотравмирующая ситуация [23, с. 62].

В науке и на практике данные обстоятельства рассматриваются неоднозначно и нуждаются в уточнениях. В частности, законодатель, отождествив в УК РФ 1996г. «внезапно возникшее сильное душевное волнение» и «аффект», не определив, считать ли последний юридическим или сугубо психологическим понятием. Рассмотрение «аффекта» только как правовой критерий нередко приводит к тому, что суды квалифицируют деяния по ст. 107 УК РФ, игнорируя необходимость судебно-психологической экспертизы. Психологический подход, напротив, позволяет признавать преступления аффектированными лишь при диагностике кратковременности аффекта, вызванного внезапным раздражителем. А это представляется недопустимым, поскольку ныне действующий УК РФ придал уголовно-правовое значение и кумулятивному аффекту, возникающему вследствие длительной психотравмирующей ситуации.

Правовому понятию «сильное душевное волнение» соответствует психологическое — физический аффект, под которым понимается приступ сильного нервного возбуждения (ярости, гнева, ужаса, отчаяния, страха) как одна из форм (кроме чувств и настроений) эмоциональной реакции человека на воздействия внешнего мира. Его отличает чрезмерная интенсивность внутренних психологических процессов и бурное внешнее проявление; кратковременность; безотчетность (она бывает большей или меньшей в зависимости от силы аффекта и выражается в снижении сознательного контроля за своими действиями); диффузный характер (аффект захватывает все жизненно важные проявления человека). Объем сознания при этом резко сужается, ограничиваясь небольшим количеством представлений и восприятий, тесно связанных с переживаемой эмоцией.

Никакой тип темперамента, никакие индивидуально-психологические свойства человека не исключают возможности возникновения аффекта. Вместе с тем любой человек в состоянии аффекта сохраняет в большой или меньшей степени возможность сознавать свои поступки, может овладеть своим поведением, усилием воли «взять себя в руки». Чем больше развиты у него волевые качества, тем с большим трудом возникает состояние аффекта и тем слабее он протекает. По этой причине физиологический аффект (в отличие от патологического, при котором происходит глубокое помрачение сознания) не исключает вменяемости, но признается обстоятельством, смягчающим ответственность.

Сильное душевное волнение (аффект) — объективная категория. Его наличие, продолжительность и сила могут быть установлены и зафиксированы по специфическим физиологическим и психологическим показателям [10, с. 43]

Внешне состояние аффекта по наблюдениям психиатров и психологов проявляется по-разному в зависимости от многих условий, в том числе индивидуальных особенностей психики человека. У одних сильный гнев, ужас, ярость проявляются в усиленной иннервации, учащение сердцебиения и расширении периферических сосудов. В результате человек приходит в состояние крайнего возбуждения, суетится, повышается голос до крика, багровеет, много и не к месту жестикулирует. В более редких случаях аффект может выражаться и прямо противоположно. Человек цепенеет, бледнеет, теряет дар речи и способность к движению.

По этим внешним признакам, замеченным очевидцами убийства либо свидетелями, которые видели виновного сразу после преступного акта, следователь может получить некоторые исходные данные о наличии и степени душевного волнения у субъекта в момент совершения убийства. Но глубокое и аргументированное заключение о наличии или отсутствии физиологического аффекта у конкретного лица дают только специалисты — психиатры и психологи. По каждому делу о таком убийстве целесообразно назначить комплексную психолого-психиатрическую экспертизу. На разрешение экспертов надо ставить вопросы, касающиеся душевного здоровья, вменяемости и психологических особенностей виновного. Главный из них — находился ли субъект в момент совершения убийства в состоянии физиологического аффекта. Отвечая на него, эксперты должны назвать критерии, которыми они руководствовались, делая вывод о наличии или отсутствии аффекта, и охарактеризовать методику диагностики. Утвердительно отвечая на вопрос о наличии аффекта, они обязаны определить и его временные границы (начало, окончание).

Заключение экспертов суд оценивает наряду с другими доказательствами по делу. В случае сомнения в правильности выводов суд может назначить повторную экспертизу с привлечением более квалифицированных специалистов [10, с. 44].

Для признания аффекта обстоятельством, смягчающим ответственность за убийство, необходимо, чтобы он возник внезапно как реакция на неправомерное поведение потерпевшего. Термин «внезапность» толкуется как «неожиданность», «нечаянность». Внезапность сильного душевного волнения следует понимать как возникновение его неожиданно для самого субъекта преступления, в условиях, которые он не предвидел и не готовил заранее. Состояние аффекта может возникнуть неожиданно на фоне нормальных до этого отношений с потерпевшим, но может явиться и результатом длительной неприязни между ними, если, однако, само убийство было спровоцировано насилием, издевательством, тяжким оскорблением, либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего.

Умысел на совершение убийства возникает в тот момент, когда субъект уже находится в состоянии аффекта. Следовательно, между внезапно возникшим сильным душевным волнением и совершенным в этом состоянии умышленным убийством не должно и не может быть разрыва во времени, так как аффект «изживает» себя путем совершения преступления.

В дальнейшем трактовка этих вопросов несколько изменилась. Внезапность аффекта стали толковать как отсутствие разрыва во времени между обстоятельствами, спровоцировавшими сильное душевное волнение, и последствиями — убийства. Произошло отождествление повода (неправомерного поведения потерпевшего) и состояние аффекта, что вряд ли можно считать правильным.

Думается, что между неправомерным поведением потерпевшего и возникновением сильного душевного волнения, которое затем обуславливает поведение субъекта преступления, может быть определенный разрыв во времени, в течение которого и формируется состояние аффекта.

Состояние сильного душевного волнения у многих лиц может возникнуть в результате самых разных обстоятельств. Однако уголовный закон признает его смягчающим обстоятельством только при наличии данных о неправомерном поведении потерпевшего, которое и вызвало состояние аффекта.

В диспозиции статьи дается перечень таких обстоятельств: насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего. Кроме того, таким обстоятельством может служить длительная психотравмирующая ситуация, возникшая в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего.

Помимо состояния аффекта законодатель при конструкции ст. 107 УК РФ в качестве привилегирующего признака предусмотрел отрицательное поведение жертвы [23, с. 63]. Провоцирующие действия потерпевшего должны, во-первых, свидетельствовать об извинительном характере возникшего аффекта, а во-вторых, быть способными вызвать такое состояние. Поэтому провоцирующее поведение жертвы следует отнести к факторам, вызывающим совершение преступления (как к более широкому, нежели причина или толчок, понятию).

Вызывает возражение указание в ст. 107 УК РФ на «систематичность» противоправного или аморального поведения потерпевшего, вызывающих у виновного состояние аффекта. Остается неясным, зачем законодатель устанавливает дополнительные ограничения, если состояние аффекта может быть вызвано даже одиночным противоправным или аморальным действием потерпевшего.

Для квалификации деяния, предусмотренного ст. 107 УК РФ, большое значение имеет анализ субъективной стороны. Некоторые авторы выделяют особый «аффектированный умысел», который возникает и реализуется в состоянии аффекта, носит на себе его отпечаток [24, с. 28]. Что же касается вида «аффектированного умысла», то в науке предполагается в каждом конкретном случае исходить из фактических обстоятельств дела и допускается, что аффектированное преступление может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом. В психологии же подчеркивается, что в состоянии аффекта действия человека носят целенаправленный характер, т.е. имеет смысл говорить лишь о прямом умысле в аффектированных преступлениях [17, с. 125] Аффектированный вид умысла является частым проявлением прямого умысла, точнее, он имеет признак прямого, неопределенного и не конкретизированного или альтернативного умысла. В состоянии аффекта виновный недостаточно ясно осознает значение своих действий, он предвидит возможность наступления последствий, хотя предвидение это носит общий характер. Однако этого вполне достаточно, чтобы говорить о наличии интеллектуальной стороны прямого умысла. Волевой момент умысла аффектированных преступлений заключается в остром желании причинить определенный вред, при этом виновный находит известное облегчение в самом факте отмщения за несправедливо причиненную обиду.

Субъект — общий, достигший возраста 16 лет на момент совершения преступления.

Преступление в состоянии аффекта может иметь следующие признаки:

1) как правило, для данного преступления характерно использование в процессе совершения преступления не специально приспособленных для нанесение телесных повреждений предметов, а случайно попавшихся под руку;

2) следует обратить внимание на то, что орудия и средства совершения преступлении виновным выбираются из тех, которые находятся «под рукой» или в непосредственной близости от места совершения преступления. В процессе аффектированных преступлений происходит изменение внешнего облика виновного лица, что может быть отражено в свидетельских показаниях;

3) для преступления в состоянии аффекта характерно нанесение множественности ударов и повреждений, что иногда дает повод для необоснованной квалификации действий виновного лица по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ;

В УК РФ 1996г., в ст. 107, впервые предусмотрен такой квалифицирующий признак, как убийство в состоянии аффекта двух и более лиц. В новейшей литературе глубина исследования этого вида квалифицированного убийства при смягчающих обстоятельствах не соответствует потребностям практики.

Статья написана по материалам сайтов: studopedia.ru, moluch.ru, isfic.info, studbooks.net.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector